Продолжение первого задания от Надежды Шляховой

Продолжение ПЕРВОГО ЗАДАНИЯ, маленьки подсказки, первые споры (Надежда Шляхова)

Итак, наши занятия начались. Уже выдано первое задание и слушатели его выполняют по мере сил и наличествующего времени.
А тем временем руководитель семинара Мастер-класса готовится поведать его участникам страшную тайну.
Все знают, что невозможно научить человека БЫТЬ ПОЭТОМ. Писать стихи научить можно – если называть стихами опыты умелой версификации – разнообразие ритмов, богатство рифм, грамотность, начитанность. И очень часто поэтам хочется в первую очередь помощи опытного редактора – выбрать лучшее, выбросить лишнее, почистить от штампов. Прошлась умелая рука и стихотворение заиграло. А следующее уже по научению Мастера можешь и сам довести до ума.
Так вот правка опытного редактора у нас если и будет, то на самых последних занятиях. Потому что мы хотим сделать невозможное – мы хотим раздвинуть горизонты вашего мировоззрения.
На втором занятии курсов целительства нам открывали руки. Учитель показал упражнение: нужно было размахивать расслабленными руками вперед и назад, приговаривая при этом протяжным утробным голосом: «Эн-е-е-рги-и-и-я-а». По моему, самое главное и самое трудное в этом упражнении было – переступить через собственные понятия важности и собственного достоинства и на глазах у других, как дурак, махать руками и призывать энергию. Все остальное уже пошло, как по маслу.
Приблизительно такими упражнениями мы с вами и будем заниматься. По себе знаю – самое страшное для рождающегося стихотворения – это накатанная дорожка штампа. Появился яркий образ, метафора, а мы с вами его пристраиваем к готовому каркасу чужого, навязанного нам мнения о жизни. И весна – теплая, ясная. И любовь – верная, горячая. Я уж не говорю о плакучих березах и бурливых реках.
Помимо штампов описательных, которые все мы знаем и уже научились избегать, существуют более глубокие, труднее осознаваемые штампы общих социальных оценок. И сами знаете, что стихотворение становится событием, когда автору удается опрокинуть ширму устоявшегося мнения и увидеть за ним реальность.
Ну вот, например, давайте возьмем два стихотворения об отвергнутой любви –
они известны вам со школьной скамьи: А.С. Пушкин «Я вас любил» и М.Ю. Лермонтов «У врат обители святой».
Ситуация в стихах описана, в принципе, одна и та же: поэт любил женщину, а она его отвергла.
Пушкин, любя «безмолвно, безнадежно», самой своей любовью добавляет музыку гармонии в окружающий мир. Он никого не обвиняет, наоборот, боится, что его безответное чувство может встревожить и опечалить любимую. Он желает ей счастья и такой же любви от ее избранника…
И понятнее становится его последняя дуэль – ведь не как разъяренный собственник пошел поэт стреляться с Дантесом! Нет, он защищал честь своей жены, глупенькой любимой Натали от грязной чудовищной сплетни. В его мире – мире Поэта – по-другому поступить было невозможно. В его мире жили прекрасные женщины, которых надо было беречь от грубых мужских чувств и поступков, в нем жили верные друзья, и конечно, дураки и негодяи, которых надо было учить острым словом и меткой пулей. Что не мешало Александру Сергеевичу в письме к друзьям достаточно цинично сообщить, что там было у него с Анной Петровной Керн. На то и гений – умел абстрагироваться. Правда, все же от главного – не сумел.
В стихах Лермонтова ситуация гораздо драматичней. Ведь как любил! Как нищий «чуть живой от глада, жажды и страданья» А она! Камень нищему в руку!! Все пылкие думы – в раздрызг!
Совершенно другая модель мироздания – в центре не пушкинская любовь, а нарождающаяся обида романтического Эго.. Он, «гонимый миром странник» еще может пылать любовью, но где та, что могла бы быть достойна таких возвышенных чувств?
Вот так друзья мои, Поэт создает модель мироздания. Свою. Пусть из тех же самых кубиков-слов и архетипов, но со своими ценностями и отношениями. Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения – как бы Вы написали об этом? А как бы написал ваш сосед, милиционер Петров, в стихах или в протоколе?
И не бойтесь почувствовать себя неумехой, смешным, не таким, как все.
Мне очень понравился разбор стихотворения Леонида Раева автором March95.
Рецензентка сумела не просто вчитаться в стихотворение. Помните, у Марины Ивановны : «Так влюбливаются в любовь, впадываются в пропасть…» Она словно перенеслась в ту, позднюю весну, словно вместе с героями пережила их обреченную любовь и вышла из этого путешествия обновленной. Это дар. И этому мы с вами тоже должны научиться.
А мне показалось, что стихотворение похоже на диалог, в котором спрятаны реплики второго «Я», того, которое до сих пор помнит, плачет и винит. Не зря же идет этот рефрен «Не виню ее, не виню». «Я» внешнее уговаривает себя – и весна поздняя, и любовь ненастоящая – гормональная вспышка, и вообще, брат, посмотри со стороны, купился, как подросток, смешно ведь… Но через уговоры прорываются взрывы, хрипы, всхлипы, и бесполезно говорить «Всему этому грош цена», если бывший скептик, циник и парвеню все равно звенит прощальной капелью «Не виню тебя, не виню», прощальной надеждой, не забытым счастьем…
Может быть именно это двухголосие делает стихотворение сильным и щемящим?

Но в общем-то, дело не моих оценках. Дело в ваших шагах…

0 Comments

  1. yuliya_chij

    Надежда, извините, видимо я не совсем верно поняяла задание. Второй план надо рассматривать во всех работах слушателей мастер-класса? Или только в одном? Буду признательна за разъяснения.

  2. dmitriy_rodionov

    “Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения”
    Надеюсь, что верно понял задание и “выбранное” – это стихотворение первого задания. а отразить и пофантазировать надо как раз на тему “второго плана”?
    Что же, попробуем!
    На тему “Никита Брагин Радуйся…”

    Клён плачет листьями резными
    о том, что осень умирает.
    А губы шепчут, шепчут имя…
    А души ищут, ищут рая…

    И первый снег, к земле приникнув,
    её теплом распят навечно.
    Слезою солнечного лика
    Горят коричневые свечи…

    И не избегнуть, не воскреснуть,
    Не возвратиться в осень снова…
    Снег скроет города и веси
    Своим Божественным Покровом…

    С уважением,

  3. nadejda_kogan

    Дима, фантазия получилась отличная! Теперь посмотрим, что скажет автор? И, кстати, самому-то что-то новое в этой попытке открылось? Мне вообще показалось, что это целиком – твое и очень хорошее – ТВОЕ))!

  4. yuliya_chij

    Разбора Брагина не нашла, зато прочла разбор “эротической” лирики Натальи Радуги:)
    Надежда, если я отпущу свою фантазию на вольные хлеба, то боюсь, что добрых отношений с теми авторами, которых “отфантазирую” уже не будет никогда…
    Постараюсь, конечно, сделать… НО, если результат меня саму ввергнет в ужас – на всеобщее обозрение вряд ли смогу выставить…

  5. March95

    “Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения – как бы Вы написали об этом? А как бы написал … милиционер Петров?”
    Пробую фантазировать:

    Опять – наряд, потом – обвал,
    И вой сирен, и бой за нрав –
    Злодей лежит. «Копыто» – прочь!
    Отдел уходит снова в ночь.

    Жена ушла, сейчас – назло.
    Со мной ей точно – не свезло.
    Зато в «норе» напарник есть!
    Он мне и друг, он мне и честь.

    Но замерев, вдруг, на ходу,
    Себя на мысли я ловлю:
    «Нет, не виню. Я – не виню».

    Агент звонит – сольёт притон.
    Так начат день, в виске – трезвон.
    Полковник – бес (ту стрелку сдал).
    Вторые сутки я не спал.

    Внедряюсь и вхожу в кураж.
    Сказали – истинный типаж:
    Трясучка рук. И жжет глаза.
    Но… сучка дозу продала.

    И пусть в кармане ни гроша,
    И мой напарник – мне жена,
    Но замерев, вдруг, на ходу,
    Себя на мысли я ловлю:

    «Нет, не виню. Я – не виню.
    Я просто искренне люблю…
    Свою работу.»

    Вот такая фантазия получилась на тему жестокой любви.

  6. March95

    Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения – как бы Вы написали об этом? А как бы написал … милиционер Петров?”
    Пробую фантазировать:

    Свидетель врёт-«терпила» прав!
    И вой сирен, и бой за нрав –
    Злодей лежит. «Копыто» – прочь!
    Отдел уходит снова в ночь.

    Жена ушла, сейчас – назло.
    Со мной ей точно – не свезло.
    В «норе» зато напарник есть-
    Он мне и друг, он мне и честь.

    Но замерев, вдруг, на ходу,
    Себя на мысли я ловлю:
    «Нет, не виню. Я – не виню».

    Агент звонит – сольёт притон.
    Так начат день, в виске – трезвон.
    Полковник – бес (ту стрелку сдал).
    Вторые сутки я не спал.

    Внедряюсь. Я вхожу в кураж.
    Сказали – истинный типаж:
    Трясучка рук. И жжет глаза.
    Но… сучка дозу продала.

    И пусть в кармане ни гроша,
    Дрожит злодей, едва дыша.
    И замерев, вдруг, на ходу,
    Себя на мысли я ловлю:

    «Нет, не виню. Я – не виню.
    Я просто искренне люблю…
    Свою работу.»

    Вот такая фантазия получилась на тему жестокой любви.

  7. dmitriy_rodionov

    Собственно, к этому и идём, как мне показалось, уважаемая Надежда! Ведь это не роли меняются, а МЫ меняем роли. То есть, если милиционер, то всё ровно – Я-милиционер, а не некий субъект мира идей)))
    По поводу новизны – в этой перекличке, имхо, для меня суть поэзии. Стихотворение может быть идеально по исполнению и форме, но без созвучия оно так и останется предметом интерьера. Искусством вещи и образы делает зритель, слушатель, читатель. У Никиты стихотворение более светлое, прозрачное, молитвенное. Моё – в некоторой мере скептическое, замкнутое, сомневающееся, пессимистическое… И каждое последующее прочтение и восприятие будет приносить новые отражения, новые блики, новое раскрытие темы, заданной Никитой.
    Но это – субъективно, как и большинство оценок мира искусства.
    Рад, что Вм понравилось!
    С уважением,

  8. March95

    “Друзья, очень бы хотелось, чтобы все слушатели семинара принимали участие в анализе стихов всех авторов. Сейчас в темах “Произведения слушателей Мастер-Класса” в виде рецензий на стихи Никиты Брагина “Концерт” и “Радуйся”, а так же рецензией на стихи Людмилы Владимировой “Одинокий” размещены анализы творчества этих поэтом. Кроме того даны задания по этим стихам. Вы тоже можете попробовать свои силы, выполнив эти задания.”

    Рискну сюда же поместить следующее выполненное задание –
    стихотворение от лица киномеханика из стихотворения Людмилы “Сжимает виски”:

    Седеющий ангел сжимает бобину,
    И ленту заправив, несмело включает
    Убогий проектор – уж на половину
    Прокручена лента, а слов не хватает…

    Проекции дней отлетающих крутит,
    седеющий ангел, как киномеханик –
    А память виски всё никак не отпустит,
    И тихо он шепчет, усталый посланник:

    Тебя возвращаю под своды каштанов,
    На старую площадь, где жили надежды.
    Пойми, в этой жизни себя не поранив,
    Не сможешь потом воспарить безмятежно.

    Для счастья устать в этой жизни придётся.
    Безвременья ветер, забвения ветер
    Покоем души лишь потом обернётся,
    И опыт прозрачен вдруг станет и светел.

    Ведь мы забываем не то, что не помним,
    Но то, что простили – с тем можем расстаться,
    Не быть по колено затопленным прошлым.
    Но вновь улыбаться.

    Поэтому вновь возвращаю под своды
    Каштанов тебя, где жила ты надеждой,
    Когда ты была молода и свободы
    Хватало на то, чтоб любить безудержно.

    Учись у себя – той далёкой, той дальней,
    Которая верила в счастье и нежность.
    И Лета не станет тогда отрешенной,
    Но Лета подарит тебе безмятежность.

  9. mariya_datsenko_sudarushka_

    В первом задании я говорила о стихотворении Людмилы Владимировой “Одинокий”. Вот оно:

    Одинокий

    Ветер шалый гонит листья
    вдоль Серебряного Бора,
    навалилось небо низко
    на усталый старый город.
    Залетая в окна, в двери,
    в такт шагам прощально-гулким,
    звук трубы печальной веет
    по пустынным переулкам.
    Над Останкинскою башней
    тает голос саксофона,
    ритму звуков – выше, дальше –
    вторит город полусонно:

    Были мысли наши близки,
    разобщенность стала горькой;
    у тебя святой Франциско,
    у меня святой Георгий.
    Может, ты у океана
    на песке рисуешь влажном,
    создавая филигранно
    силуэт многоэтажный,
    где фонтаны на Поклонной,
    Новодевичьего башни,
    где струится Малой Бронной
    долгий путь на Патриаршьи…
    Знак судьбы твой – иноходца,
    инородца-пилигрима.
    Времени стрела сорвется:
    жизни – мимо, смерти – мимо.
    Суть разлуки – невозможность
    от невстречи отвертеться.
    Возвратись, презрев таможни,
    отыщи прощенья средства.
    Как отец, забытый сыном,
    я приму тебя безмолвно,
    расставанье станет мнимым,
    а дыханье мое полно.
    И не будет больше «страшно».
    Нет. Не будет больше «больно»

    Я мудрей тебя, я старше, –
    Повторял он монотонно…

    Город смолк. Мерцая в небе
    Посылал сигналы спутник:
    Он вернется, – ты поверь мне –
    Одинокий, бесприютный…

    И предвижу замечания преподавателей и слушателей, вроде: “Помилуйте, но ведь вы о людях, и опять на набившую оскомину тему, и традиционными словами”…:-).

    Ну что ж… Вот такой экспромт родила попытка пофантазировать на тему “Одинокого”:

    Города похожи на людей.
    Есть у них свой облик и манеры,
    Есть характер, даже есть карьера, –
    Города похожи на людей.

    Города похожи на людей,
    Можно много приводить примеров.
    Есть скромняги, есть без чувства меры…
    Города похожи на людей.

    Города похожи на людей.
    Любим и родные, и чужие,
    Деревянные и золотые,
    Города: похожи на людей.

    Города похожи на людей.
    Принимаем или отвергаем,
    Только никогда не забываем:
    Города похожи на людей.

    Города похожи на людей.
    Выбираем не умом, а сердцем,
    Тянемся, как к матери младенцы,
    К городам, похожим на людей.

    К городам, похожим на людей,
    Где мы родились и повзрослели.
    Нас находки ждали и потери
    В городах, похожих на людей.

    Города похожи на людей,
    И над ними ангелы витают,
    Их покой и судьбы охраняют.
    Города похожи на людей.

    Города похожи на людей.
    И о них, бывает, забывают,
    На кусок жирнее их меняют…
    Города бросают, как людей.

    Города похожи на людей, –
    Через много лет их вспоминают,
    И потерю в сердце ощущают
    Городов, похожих на людей.

    Мы с тобою в разных городах.
    И к тому ж, разделены таможней.
    Жребий не из легких. Но, возможно…

    … Города похожи на людей.

    Не знаю, выполнила ли задание. Если нет, готова попробую новое:-)

  10. Irena_light

    Добрый день:)
    Хочу немного пофантазировать на тему стихотворения Людмилы Владимировой “Сжимает виски”. Вот оно:

    Сжимает виски
    Сжимает виски
    все сильнее сжимает
    проклятая память тебя не отпустит
    и киномеханик
    на простынь экрана
    проекцию дней отлетающих крутит
    всё крутит
    кино твоей жизни
    всё крутит
    тебя возвращает под своды каштанов
    на старую площадь
    где были надежды
    наивности нежность
    но смяты
    под натиском встречного ветра
    безвременья ветра
    забвения ветра
    покоя
    и Лета
    течет отрешенно
    сквозь зал полутемный
    безлюдный
    уже по колено затопленный прошлым
    где старый механик
    кино твоей жизни
    всё крутит

    Но скоро бобина его опустеет
    и память
    расколет сознанье
    сжимая запястье
    и пульс
    до его
    остановки
    мгновенной

    Моя небольшая фантазия:

    Пусть киномеханик по имени «память»
    Прошедшего ленту по-прежнему крутит
    И нас возвращает в далекую заводь
    Где мысли казались незыблемой сутью,
    Где строки цвели, словно свечи каштанов
    И склоны Днепра вдхновеньем искрились
    А горечь безврЕменья градом хлестала
    По лицам и душам, по судьбам и крыльям.
    Не смятые ветром, в своих лабиринтах
    Мы создали судьбы по воле желаний..
    А время летит кинолентою длинной,
    Фиксируя новые воспоминанья..

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Продолжение первого задания от Надежды Шляховой

Продолжение ПЕРВОГО ЗАДАНИЯ, маленьки подсказки, первые споры (Надежда Шляхова)

Итак, наши занятия начались. Уже выдано первое задание и слушатели его выполняют по мере сил и наличествующего времени.
А тем временем руководитель семинара Мастер-класса готовится поведать его участникам страшную тайну.
Все знают, что невозможно научить человека БЫТЬ ПОЭТОМ. Писать стихи научить можно – если называть стихами опыты умелой версификации – разнообразие ритмов, богатство рифм, грамотность, начитанность. И очень часто поэтам хочется в первую очередь помощи опытного редактора – выбрать лучшее, выбросить лишнее, почистить от штампов. Прошлась умелая рука и стихотворение заиграло. А следующее уже по научению Мастера можешь и сам довести до ума.
Так вот правка опытного редактора у нас если и будет, то на самых последних занятиях. Потому что мы хотим сделать невозможное – мы хотим раздвинуть горизонты вашего мировоззрения.
На втором занятии курсов целительства нам открывали руки. Учитель показал упражнение: нужно было размахивать расслабленными руками вперед и назад, приговаривая при этом протяжным утробным голосом: «Эн-е-е-рги-и-и-я-а». По моему, самое главное и самое трудное в этом упражнении было – переступить через собственные понятия важности и собственного достоинства и на глазах у других, как дурак, махать руками и призывать энергию. Все остальное уже пошло, как по маслу.
Приблизительно такими упражнениями мы с вами и будем заниматься. По себе знаю – самое страшное для рождающегося стихотворения – это накатанная дорожка штампа. Появился яркий образ, метафора, а мы с вами его пристраиваем к готовому каркасу чужого, навязанного нам мнения о жизни. И весна – теплая, ясная. И любовь – верная, горячая. Я уж не говорю о плакучих березах и бурливых реках.
Помимо штампов описательных, которые все мы знаем и уже научились избегать, существуют более глубокие, труднее осознаваемые штампы общих социальных оценок. И сами знаете, что стихотворение становится событием, когда автору удается опрокинуть ширму устоявшегося мнения и увидеть за ним реальность.
Ну вот, например, давайте возьмем два стихотворения об отвергнутой любви –
они известны вам со школьной скамьи: А.С. Пушкин «Я вас любил» и М.Ю. Лермонтов «У врат обители святой».
Ситуация в стихах описана, в принципе, одна и та же: поэт любил женщину, а она его отвергла.
Пушкин, любя «безмолвно, безнадежно», самой своей любовью добавляет музыку гармонии в окружающий мир. Он никого не обвиняет, наоборот, боится, что его безответное чувство может встревожить и опечалить любимую. Он желает ей счастья и такой же любви от ее избранника…
И понятнее становится его последняя дуэль – ведь не как разъяренный собственник пошел поэт стреляться с Дантесом! Нет, он защищал честь своей жены, глупенькой любимой Натали от грязной чудовищной сплетни. В его мире – мире Поэта – по-другому поступить было невозможно. В его мире жили прекрасные женщины, которых надо было беречь от грубых мужских чувств и поступков, в нем жили верные друзья, и конечно, дураки и негодяи, которых надо было учить острым словом и меткой пулей. Что не мешало Александру Сергеевичу в письме к друзьям достаточно цинично сообщить, что там было у него с Анной Петровной Керн. На то и гений – умел абстрагироваться. Правда, все же от главного – не сумел.
В стихах Лермонтова ситуация гораздо драматичней. Ведь как любил! Как нищий «чуть живой от глада, жажды и страданья» А она! Камень нищему в руку!! Все пылкие думы – в раздрызг!
Совершенно другая модель мироздания – в центре не пушкинская любовь, а нарождающаяся обида романтического Эго.. Он, «гонимый миром странник» еще может пылать любовью, но где та, что могла бы быть достойна таких возвышенных чувств?
Вот так друзья мои, Поэт создает модель мироздания. Свою. Пусть из тех же самых кубиков-слов и архетипов, но со своими ценностями и отношениями. Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения – как бы Вы написали об этом? А как бы написал ваш сосед, милиционер Петров, в стихах или в протоколе?
И не бойтесь почувствовать себя неумехой, смешным, не таким, как все.
Мне очень понравился разбор стихотворения Леонида Раева автором March95.
Рецензентка сумела не просто вчитаться в стихотворение. Помните, у Марины Ивановны : «Так влюбливаются в любовь, впадываются в пропасть…» Она словно перенеслась в ту, позднюю весну, словно вместе с героями пережила их обреченную любовь и вышла из этого путешествия обновленной. Это дар. И этому мы с вами тоже должны научиться.
А мне показалось, что стихотворение похоже на диалог, в котором спрятаны реплики второго «Я», того, которое до сих пор помнит, плачет и винит. Не зря же идет этот рефрен «Не виню ее, не виню». «Я» внешнее уговаривает себя – и весна поздняя, и любовь ненастоящая – гормональная вспышка, и вообще, брат, посмотри со стороны, купился, как подросток, смешно ведь… Но через уговоры прорываются взрывы, хрипы, всхлипы, и бесполезно говорить «Всему этому грош цена», если бывший скептик, циник и парвеню все равно звенит прощальной капелью «Не виню тебя, не виню», прощальной надеждой, не забытым счастьем…
Может быть именно это двухголосие делает стихотворение сильным и щемящим?

Но в общем-то, дело не моих оценках. Дело в ваших шагах…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.