КОЗЕЛ В РЕЙТУЗАХ

Кто видел когда-нибудь трехголовое земное существо? Не в кино, не на картинках, не во сне, а на яву? Нет! Тогда слушайте.

В редакции радио телерадиокомпании «Саратов» я давно занимаюсь экологическими проблемами. Тема, сами понимаете, очень актуальная. Предположим, в одном садике воспитательница вывела детей на Новый год в снежки поиграть. Ребятишки как выбежали на площадку, смотрят и не верят от счастья чудесам. Снег-то красный! В роли Деда Мороза оказался главный инженер аккумуляторного завода, который допустил аварию, с вредными выбросами в атмосферу.

Другое чудо произошло возле военного аэродрома. Здесь рядом с Волгой образовалось озеро не озеро, болото не болото, а так черт те что. Однако два заезжих рыбака решили и тут счастье попытать. Закинули снасти, сидят час, другой. Откупорили бутылку, дернули по маленькой, закурили. Бородатый возьми да и брось спичку с берега в воду. Вы не поверите, но озерцо в этом котловане полыхнуло синим пламенем. Пожарные еле затушили. Оказалось, что у военных, толи емкость с горючим где-то рядом прохудилось, толи они сами сюда керосин и всякую гадость сливали. Подобными сенсациями никого не удивишь. Привыкли. Но у меня последняя сенсация оказалась сногсшибательной.

Мой земляк дед Филимон, когда приезжал в гости, то по пьяному делу проболтался, что у его соседки бабки Марьи корова Вечерка отелила двух телят. Одного нормального, а другого – трехголового. По его словам «вылитый Змей-Горыныч, только огнем не фыркает, но глазищи, как тракторные фары». Возможно ли такое чудо? А почему бы и нет? Как вспоминает дед Филимон после взрыва на Чернобыльской АЭС и грибных дождей над Орловкой, селяне собирали в садах и огородах необычные урожаи. Яблоки по размеру, как дыни, дыни, как тыквы! Короче, заинтриговал меня дед и через пару недель я рванул туда в командировку.

В кабинет директора совхоза «Жемчужный» вошла секретарша и тревожным голосом запричитала: «Иван Иванович, получена телефонограмма из района, сегодня наше хозяйство посетит Президент, примерно через час».

– Какой Президент? – заерзал в коженом кресле директор, – страны, фермерской ассоциации или нашего овощеводческого объединения?

– Я не знаю,- ответила секретарша и удалилась.

Иван Иванович вцепился в меня, как муравей цепляется в щепку, набычился. Мне показалось, что у него от напряжения вены на шее лопнут. «Признайся Евгений, ты все знал про визит Президента? Я думаю, ты не урода этого ищешь, а его встречать приехал?» Своими вопросами директор поставил меня в тупик, будто я не журналист, занимающийся экологическими расследованиями, а шпион или террорист. Тут на столе у директора затренькал сотовый телефон. Иван Иванович нажал нужную кнопку и услышал знакомый голос, судя по всему, участкового: «В Орловке трехголовых телят нету, тут и одноголовых-то днем с огнем не сыскать, ферму еще года два назад всю по кирпичику растащили. Воровство кругом и пьянство. Я здесь заодно профилактические мероприятия по предупреждению самогоноварения провел».

– Молодец, Николай, – рявкнул в трубку Иван Иванович, – а теперь получи еще одну вводную, в Орловке должен быть порядок, как в Москве на Красной площади, ни пьяны, ни драных! К нам сегодня едет Президент!

– Разыгрываете, Иван Иванович, – забулькало в трубке, – я Гоголя еще в школе читал, там это Фамусов, ревизор.

– Мне не до шуток, Коля – выпалил Иван Иванович, – ты там поспрашивай бабулек, они от телевизора не отходят, все знают.

– А чего спрашивать, – закашляло в трубке, – тут возле школы уже целый митинг. Я как увидел, чуть с ума не сошел!

– Ты чего мелешь, Николай! – пробасил директор, – какой митинг?

– Докладываю, – зашипело в трубке, – кто-то на пустыре, между магазином и школой на веревку посадил козу. Теперь здесь толпятся зеваки, пятиклассники урок сорвали, какой-то художник на мотоцикле ехал, мать его за ногу, тормознул, глазеет, малевать ее , наверное , будет. Коза-героиня!

– А чего в ней диковинного-то?- попытался выяснить суть дела директор.

– Цирк, Иван Иванович!- захихикало в трубке, – она же в рейтузах женских, у нее шляпа на голове. Дурдом!

– Немедленно, слышишь Васечкин, немедленно выясни чья, – завопил директор, – и постарайся побыстрее убрать ее к чертовой бабушке , иначе нам с тобой крышка Николай. Понимаешь, это провокация. Сам посуди, президент поедет в школу к детям, а тут такой разврат. Коза в рейтузах! Засмеют нас с тобой.

– Убрать ее не могу, – отрапортовал участковый,- у нее три козленка, бодается стерва. По моим данным, это коза деда Филимона. Догадываетесь к чему клоню, он же политик, член какой-то подпольной партии.

– Рейтузы у козы какого цвета? – полушепотом произнес директор.

– Синие Иван Иванович, – ответила трубка.

– Жми к деду Филимону, пробурчал директор, – синий – их цвет.

Иван Иванович вышел из-за стола и пригласил меня в дорогу. В Орловке жила бабка Маня, у которой по моим агентурным данным, на дворе жила-была корова Вечерка. Короче, мы сели в новенький джип и помчались по кочкам и ухабам.

– Коза в рейтузах! – Иван Иванович философски поднял вверх указательный палец- полное безобразие!

– Почему? – возразил я, – даже очень эстетично.

– Для вас интеллигентов, может быть, – зачастил директор, – ты заметил, мужики сейчас юбки одевают, а бабы – брюки. Все перевернулось вверх дном, бардак, да если еще козы будут гулять рейтузах – это гибель.

– Да ладно вам, – не унимался я,- наоборот по культуре приближаемся к европейским странам, животных начали одевать: собак, коз. Следовательно благосостояние народа растет.

Иван Иванович понял, что прикалываюсь и не стал отвечать на мои уколы, махнул рукой. Хозяйство он принял недавно, по этому порядка еще не навел. Пока мы ехали в новеньком автомобиле Иван Иванович сетовал на неурожай, высокие цены на дизтопливо, на слабую исполнительскую дисциплину, пьянство и разврат.

На пустыре между школой и магазином стоял, судя по вооружению, участковый Васечкин. У него на плече болталась двухстволка. Лоб милиционера кто-то смазал йодом. Возле его ног лежал какой-то мужик. Рядом с ними на веревке коза в синих рейтузах и козлята.

– Это она тебя так уделала? – выскочив из машины спросил директор.

– не она, а он! – Васечкин легонько пнул в бок мужика, – дурья башка, чуть из ружья меня не пристрелил и во всем она виновата.

Раненый участковый рассказал директору как неожиданно нагрянул к деду Филимону, но он все равно отказался от рогатой скотины. У него в хозяйстве из живности одни куры. Оказывается, синий цвет он терпеть не может, его любимый красный, цвет крови и революции. Правда, когда речь зашла про женское белье на козе, да еще синего цвета, то дед Филимон чистосердечно признался, что видел подобный фасон у соседки.

– Не на самой соседке, – уточнил участковый как бы защищая моральные устои пенсионера и политика, – а на бельевой веревке. Тогда мы с дедом пошли к Козловым. Хозяйки не было, а хозяин уже неделю отмечал толи вьетнамскую пасху, толи китайский Новый год. Дед разбудил горемыку и ляпнул ему с дуру это, мол, твоей козой у школы пацаны шалят. Ну, а Фролов мужик ревнивый. Он как поцапается со своей половиной, так ее тоже козой называет. Этот пьяный Ателло схватил двухстволку и начал палить во все четыре стороны. Я естественно, задержал хулигана. Правда и сам пострадал!

Участковый потрогал рану на лице и еще раз легонько пнул Фролова. Ревнивец открыл глаза, откашлялся и показывая пальцем в сторону козы, сказал: « Ее не знаю, а трусы Нюркины».

Началось новое расследование. Жену Фролова звали Катей. А вот Нюрок в деревне было много, однако для редких любовных утех Фролову они не подходили по возрасту. Помог, как всегда, дед Филимон, пробираясь через дебри склероза он вспомнил, что за рекой Переплюйкой в местечке называемом Лягущевка живет одинокая Нюра. Баба в соку. С ней-то, видимо, Фролов и крутил шашни. Женщина, она видная и лубвиобильная. Может быть, коза и ее. Эта самая Нюрка, по словам деда Филимона, увлекалась знахарством и колдовством. Как она сама выражалась по научному – экстросенсорикой. Могла снять сглаз, вернуть мужа в семью, вылечить какие-то болячки. Кому-то помогала, кому-то не очень, но деньги или подарки брала всегда.

Пока директор и участковый обсуждали план действий, дед Филимон сбегал за внуком Витькой, который приковылял с фотоаппаратом «паларойд». Решили так-если коза не Нюркина, то она, как экстрасенс, по фотографии рогатой красавице, определит хозяйку.

К экстрасенсу мы с дедом Филимоном не пошли. Можно сказать, что детективная история завершилась, какой там интерес! Мой тайный политик повел меня к бабке Мане, у которой была на дворе корова Вечерка…Словом, вы все знаете.

Пришли, бабушка Маня в печали, у нее, оказывается, коза с козлятами пропала. Она ее на веревке держала возле сарая. В полдень вышла из дома глядит, а козы нет.

– Соседка, а хочешь мы тебе найдем пропажу, нашелся дед Филимон, – но при условии, что ты нам четушечку-то нацедишь.- она, твоя ненаглядная на пустыре между школой и магазином.

– Бабуля,- обратился я к старушке, – а зачем вы на нее рейтузы то натянули?

– Так у нее трое козлят малых,- ответила бабка,- они ее замучили сосут и сосут, Милка уже с ног начала валиться, тут я и надумала, закрыть ей вымя, пока она пасется.

– А к тебе участковый разве не приходил? – удивился дед Филимон.

– Я его как увидела с дороги, так сразу и заперла дверь, – ответила бабка,- грех говорить, но я тогда самогонку гнала.

К моему разочарованию трехголового теленка у нее тоже не было. Оказалось, что это выдумки деда Филимона. Он угощая меня дарами сада и огорода, как бы извиняясь, напевал « Хорошо, что я тогда нашелся с теленком-то, а иначе еще бы лет сто не приехал к нам погостить. Правильно?»

Недавно от деда получил длинное письмо, где он подробно описывал деревенское житье. Фролов не пьет, участковый гоняет самогонщиков, Нюрка переехала, лечит горожан, соседка ухаживает за Милкой и ее сынками. Теперь дед во время просмотра телевизора не ругается матом, а всего лишь ласково говорить в отношении какого- нибудь не правильного политика или депутата: «Козел!» и добавляет – «в рейтузах!». Это значит молока от него не жди!

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.