Человеческое сердце

Пушистые снежинки падали на его добродушное лицо и не таяли там, весело искрясь на ярком морозном солнце. Снеговичок ловил снежинки лапками, осторожно, боясь обидеть даже самую маленькую, рассматривал их причудливые формы, говорил что-то каждой тихо-тихо, и нежно укладывал в белый мягкий сугроб. Вокруг Снеговичка вырастали красивые барханы, большие и задумчивые. Они переливались всеми цветами радуги, когда ленивая звезда позволяла себе отпустить на землю поиграть несколько лучиков, и Снеговичок радовался вместе с ними прекрасному дню. А потом Солнце укладывалось спать, прячась за горизонт, и вокруг опять царила спокойная величественная ночь. Снеговичок очень любил свой сад, мрачные неразговорчивые деревья, которые, как рассказывал его друг ворон, становятся весной зелеными и приветливыми, эти белые сугробы, неподвижные и спокойные, любил даже глупых сереньких птичек, которые всегда суетливы и легкомысленны… И мечтал дожить до весны, когда все вокруг становится зеленым, деревья покрываются мягкими нежными листочками, а снежные валуны плачут, горюя о прошедшей зиме, и бегут по земле маленькими шустрыми ручейками.
– Как будет хорошо нам здесь всем, когда наступит весна, правда? – спрашивал он с надеждой у старого мудрого ворона, но тот почему-то мрачнел при упоминании о весне, и в черных глазах его, глядящих на Снеговичка, сквозила грусть.
Дни шли за днями, они были очень похожими друг на друга, серыми и снежными, но Снеговичок нисколько не грустил. Он играл с белыми снежинками, болтал по случаю с маленькими птичками, которые усаживались у него прямо на длинном носу, а долгими вечерами, затаив дыхание, слушал рассказы ворона о весне, о цветах, о людях…
– А кто такие, эти люди? – спрашивал тогда Снеговичок своего друга, и затихал в предвкушении прекрасной сказки, потому что где-то в глубине души не очень верил в существование людей.
– Люди? – переспрашивал ворон и поднимал клюв к небу. – Понимаешь, они очень похожи на тебя, у них есть голова, есть руки, даже нос есть, правда, не такой длинный… Но при этом у людей есть то, чего у тебя нет, и, к счастью, не будет никогда…
– А что это? – нетерпеливо перебивал ворона Снеговичок, и замирал от любопытства.
– Сердце. Простое человеческое сердце, – ворон переминался с лапки на лапку от мороза, и смотрел на своего друга снисходительно.
– А зачем оно? – спрашивал тогда Снеговичок у ворона, и на этом обычно разговор заканчивался, потому что, откровенно говоря, ворон и сам не очень представлял, зачем на свете существует человеческое сердце.
Однажды солнечным зимним утром Снеговичок вдруг услышал странный звук, как будто тысячи маленьких птичек подняли страшно громкую стрекотню. Звук все приближался, нарастая, переходя в непрерывный гул, когда Снеговичок увидел странных существ, приближающихся по спящему саду к нему. Он уже вспомнил о людях, сказками о которых развлекал его ворон, но еще не мог поверить своим глазам.
– Смотрите, смотрите! – прокричала милая девушка с розовыми от мороза щечками, подбегая к застывшему от ужаса Снеговичку, и стряхивая снег с замерших варежек.
– Осторожно, ваше высочество! – беспокоились люди, хлопоча вокруг принцессы не хуже всполошенных птиц. – Не снимайте варежек, вы простудитесь!
– Ах, оставьте! – недовольно морщила носик принцесса и хлопала Снеговичка по бокам. – Какой славный! Интересно, откуда он здесь?
Веселый звонкий голос показался Снеговичку таким приятным, таким нежным, что он, наконец, осмелился поднять свои глаза-угольки на принцессу, и улыбнулся ей так приветливо, как только мог.
– Он живой, живой! – закричала принцесса радостно и захлопала в ладоши от восторга. Перепуганные придворные подбежали к Снеговичку, и принялись настороженно рассматривать его, боясь, как бы это странное существо не нанесло вред их сокровищу. Но Снеговичок уже не видел этих людей, их мрачные лица. Он восторженно рассматривал необыкновенную девушку, и душа его сладостно замирала от чувства неизведанного, непознанного, которое, словно яркое зимнее солнышко, осветило Снеговичка своими ясными искристыми лучами.
– Как тебя зовут? – спросила принцесса у замершего Снеговичка, и осторожно, очень нежно прикоснулась варежками к его носу.
– Снеговичок, – представился наш знакомый очень галантно, несмотря на то, что не имел опыта придворного этикета.
– Ах, какая прелесть, он разговаривает! – опять захлопала в ладоши принцесса, но сразу стала серьезной, сделала книксен и торжественно представилась:
– Принцесса Лея.
– Ух, ты! – сказал Снеговичок не совсем по этикету, но очень искренне, потом шаркнул лапкой по снегу, и опустил голову в безмолвном восторге.
– А мне сегодня мама подарила новое платье! – похвасталась принцесса перед своим новым другом. – Розовое, с золотыми вышивками.
– Не может быть! – поразился Снеговичок. – Ведь розовое платье – это так красиво!
– Ах, какой ты милый! – не удержалась принцесса опять. – И такой галантный! – нисколько не подозревая Снеговичка в том, что он и понятия не имеет, что такое платье.
Но Снеговичку, несмотря на то, что он действительно плохо разбирался в платьях, казалось, что такой прекрасной принцессе просто не могут подарить что-нибудь некрасивое, поэтому восторгался вполне искренне. А Лея и Снеговичок еще очень долго болтали друг с другом о самых интереснейших вещах, заставляя придворных мерзнуть на холоде, и только под вечер расстались они, усталые и счастливые, договорившись встретиться на следующий день.

Как прекрасно, как весело проводили они с принцессой время в заснеженном саду! Лея рассказывала Снеговичку о придворных дамах в смешных громоздких нарядах и расфранченных кавалерах в завитых париках, о великолепных балах и величественных королевских залах. Снеговичок, затаив дыхание, слушал рассказы принцессы, уносившие его в прекрасный неизведанный мир, и его родной заснеженный сад уже не чудился ему таким красивым, как это казалось ему когда-то.
Каждое утро Снеговичок, вытянув свой длинный нос, с надеждой выглядывал принцессу сквозь черные ветви спящих деревьев, ужасно страшась, что однажды она не придет. В этих тревожных томительных ожиданиях он с удивлением обнаружил, что слева в его груди что-то больно покалывает, сладко и вместе с тем тревожно. Но принцесса приходила в назначенное время, боль в груди на время утихала, и опять весь день они проводили вместе, не обращая внимания на неумолимый бег времени, и не замечая ничего вокруг.
Так наступил последний день зимы. Однажды утром, проснувшись раньше обычного, Снеговичок вдруг ощутил непонятный жар в груди, и ему стало очень страшно и тоскливо. Он кое-как обтерся снегом, привел в порядок свой длинный нос, и стал с нетерпением ждать принцессу, обещавшую сегодня придти пораньше. И когда в назначенный час принцесса не пришла, боль в груди стала еще сильней. Где-то вдалеке он слышал едва различимые звуки, доносящиеся из расцвеченного огнями дворца, звуки прекрасные и таинственные.
– Что там? – спрашивал он тогда тревожно у маленьких птичек, расположившихся на спящих деревьях. – Что там происходит, во дворце?
– Как, ты не знаешь? – удивленно спрашивали птички у Снеговичка. – Сегодня во дворце большой бал.
– Бал? – зачарованно спрашивал тогда Снеговичек у глупеньких птичек. – Мне принцесса много рассказывала о балах.
– Да, бал, грандиозный бал! – продолжали щебетать маленькие птички. – Сегодня наш король выдает замуж свою дочь, прекрасную принцессу Лею!

На следующий день наступила долгожданная весна. Снеговичок задумчиво стоял посреди сада, еще темного, но уже предвкушавшего скорый рассвет, и тихо плакал. Рядом с ним на скрюченных ветках старого вяза сидел его друг ворон. Он не утешал Снеговичка, не говорил ему глупые ненужные слова, потому что прекрасно понимал, что это бессмысленно.
– Но почему, почему она меня забыла? – спрашивал Снеговичок шепотом и тихо всхлипывал.
– Таково человеческое сердце, – отвечал ему ворон неопределенно, с жалостью глядя на своего друга.
– Человеческое сердце…, – повторял про себя Снеговичок грустно и растерянно.

Внезапно первый луч солнца, пробившейся из-за горизонта, осветил спящий сад, проскользнул сквозь ветви черных деревьев, потревожил маленьких птичек, ютящихся в большом дупле старого дуба и осветил лицо плачущего Снеговичка.
– Это весна, – сказал ворон торжественно и грустно.
– Весна? – удивленно спросил Снеговичок.
Внезапно в груди его, пробужденный шаловливым лучиком, запылал жар, он разрастался, становясь все сильнее и сильнее, растапливая снежную душу Снеговичка, пылая и плача маленькими капельками. Снеговичку вдруг стало нестерпимо жарко, он неимоверным усилием воли повернулся на своих маленьких лапках, чтобы в последний раз взглянуть в сторону дворца, в котором жила его прекрасная принцесса Лея, неуклюже упал в искрящийся снежный сугроб и подняться, увы, больше не смог…

Весенний королевский сад буйствовал зеленью и распустившимися цветами. Деревья проснулись, расправили свои затекшие ветви и покрылись молодыми зелеными листочками. В воздухе, пропитанном весной, резвились радостные птички, щебеча и озорничая. На ветвях старого вяза сидел большой черный ворон. Сейчас он глядел на пришедшую в сад молодую девушку, которая грустно сидела на том месте, где когда-то давно, зимой, она так любила разговаривать со Снеговичком, поверять ему свои радости и горести. Принцесса Лея посидела еще немножко, тяжело вздохнула и вдруг произнесла так тихо, что ворон сумел расслышать лишь с большим трудом:
– У него было такое сердце…
Ворон с удивлением посмотрел вслед уходящей принцессе, и внезапно в его огромных черных глазах мелькнула догадка.
– Как же я сразу не догадался, – пробормотал ворон себе под нос, – как же я сразу не понял, что у него в груди бьется настоящее…
Дальше он стал бормотать уж и вовсе неразборчиво, так что о ком шла речь, и о чем догадался ворон, глупые снующие птички так и не смогли узнать никогда…

Принцесса Лея никогда больше не приходила в тот сад. Вскоре вслед за мужем она уехала в далекое королевство, где лишь изредка вспоминала о той волшебной зиме, когда она познакомилась со Снеговичком, у которого в груди билось настоящее человеческое сердце…

0 Comments

  1. tatyana_demidovich

    Хороший рассказ, правда, кое-где есть стилистические ошибки …
    “Снеговичок очень любил свой сад, мрачные неразговорчивые деревья, которые, как рассказывал его друг ворон, становятся весной зелеными и приветливыми, эти белые сугробы, неподвижные и спокойные, любил даже глупых сереньких птичек, которые всегда суетливы и легкомысленны.” Мне кажется, это предложение стоит разбить… Деткам тяжело читать столь “навороченные” предложения..
    Но это сугубо мое мнение, поэтому не обижайтесь. В целом, сказка оставила у меня очень приятное впечателние..
    С теплом, Татьяна

  2. kseniya_vostochnaya

    А по-моему замечательно! Ваша сказка меня тронула до глубины души. Последний раз я была так впечатлена от сказки Андерсена “Русалочка”.
    Стиль замечательный! Создается впечатление нежности и красоты.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.