Среди шедевров…

Среди шедевров…
(Краткий обзор конкурсного лонг-листа)

Первые и самые кровопролитные баталии отгремели. Теперь у всех есть возможность не просто бегло просматривать произведения, сотню за сотней, прикидывая шансы своего скромного творения на выживание, но вдумчиво знакомиться с хорошим, отмечая для себя лучшее. Тут уже нет места откровенной «перловке», ученическим ляпам, затасканным рифмам «любовь-кровь» или «тоска-строка». Можно наслаждаться поэзией. Той, которая нравится. Ибо предпочтения и вкусы у каждого разные. Благо, что в представленных работах разнообразия хоть отбавляй… Отбавило жюри, составившее короткий лист, а я просто постараюсь помочь читателю не потеряться в этом разнообразии.
Начну с того, что сгруппирую стихи по неким умозрительным и достаточно случайным направлениям.

1. Стихопесни. Безусловные плюсы этого вида поэзии – аллитерационная насыщенность, стройный звукоряд, строгий ритм, часто – эмоциональность и личностное отношение, реже – философское. Рифмы (в большинстве случаев) точные. Даже слегка простоватые. Вообще, песни достаточно просты и традиционны по форме. Не отношу это к недостаткам, так как перед автором стоит конкретная задача – связать текст и мелодию. Сложные конструкции для этого не годятся. Недостатки – неизбежное для песни использование повторов и рефрена, возможность, а в некоторых случаях – необходимость, штампов и «знакомых» тропов. Размер тоже подчинён мелодике – гекзаметр не выпоешь под гитарку… Прочная связь текста и мелодики приводит к тому, что в печатном варианте смысл теряется.

«Слушай» Евгений Какузин
«СИНИЦА И ЗИМА» Николай Хлебников (X-nick)
«…время пущено…» Баталина Дарья
«Песня невидимых граждан» Наталья Максимова
«Песня крыс» Рыжий
«Хулутно, плят!» Алексей Остудин
«На Новой Зеландии» Владимир О. Сергеев
«Платочек» Стеклянная галка
«ТАБУН» Сергей Ворошилов
«Про фею» kuruhuru
НИ ОДНО ИЗ ЭТИХ СТИХОТВОРЕНИЙ НЕ ВКЛЮЧЕНО В ШОРТ –ЛИСТ!
2. Стихи-картины. Главная проблема этого вида стихов состоит в их вторичности. В данном случае автором творения безусловно следует признать художника, написавшего полотно. Он уже высказал в красках всё, что хотел дать миру. Остальное – уже восприятие восприятия, пересказ, изложение, переосмысление шедевра. По сути – критика. Поэт рассказывает нам о том, что по его мнению хотел рассказать персонаж картины, который поведал это художнику, а художник передал когда-то поэту, запечатлев на холсте. Кстати, обратите внимание: стихов, посвящённых музыкальным произведениям, значительно меньше! Ведь выразить в словах музыку значительно сложнее, чем передать видимый образ… Собственно, плюсы этих произведений обусловлены критериями, присущими живописи: яркость, цветовая насыщенность, образность, символизм. Отсюда – живая развёрнутая метафоричность, аллегории, внимание к деталям, синтез, строгая композиционная структура. Трехстопные медлительные размеры, вычурные неточные рифмы. Минусы обусловлены также «живописными» критериями: статичность, излишняя описательность, вязкость повествования, «красивость» в ущерб логике и смыслу, перегруженность авторской труднодоступной символикой. Но главное – жёсткая привязка к первоисточнику, неизбежная вторичность текста. По этой причине сюда же вошли работы, посвящённые музыкальным произведениям. В них, в отличие от стихов-картин, больше звуков. В эту же категорию позволил себе включить пейзажные зарисовки. Основное отличие этих работ от описания картин – автор сам ищет натуру, более независим в выборе художественного инструментария, то есть избавлен от вторичности произведения. Однако плюсы и минусы, присущие этим стихам, достаточно схожи. Безусловно, у пейзажных стихотворений огромное преимущество – движение, живость, действие. Живописание словами – прекрасный талант! Однако, литература – не живопись, поэтому словестные картины нередко портит излишняя детализация описания. Вот работы этой категории:
«Холст. Масло. Кровь (из цикла “Альбом Ван Гога”)» Анна Ладошкина
«МУЗЫКА XVII ВЕКА» Полтева Ксения
«Зацвёл багульник» Надежда Колноузенко
«Кариатида» Элла Крылова
«Кафедральные витражи (Кёнигсберг)» Сешат
«КАПРИЧЧО» Андрей Глухов
«К портрету (автор – художник Рафаэль Багаутдинов)» Николай Иванович

В эту же категорию позволил себе включить пейзажные зарисовки. Основное отличие этих работ от описания картин – автор сам ищет натуру, более независим в выборе художественного инструментария, то есть избавлен от вторичности произведения. Однако плюсы и минусы, присущие этим стихам, достаточно схожи. Безусловно, у пейзажных стихотворений огромное преимущество – движение, живость, действие. Живописание словами – прекрасный талант! Однако, литература – не живопись, поэтому словесные картины нередко портит излишняя детализация описания.

«Февраль» Сергей Красиков
«Зимовье губы ШирильдЫ» Александр Мельник
«Между средой и четвергом» Брятов Александр
«Тело красного кирпича» Григорий Беркович
«День выдался» Лада Миллер
«Ребенок в парке» Андрей Баранов
«Холодное лето» Лариса Вировец

3. Стихи о греках. Не о тех, кто «сунул руку в реку». О древних. Очень условное название темы, тем не менее знаковое. Понятно, что всё в этом мире неизменно: чувства, мысли, слова. Зачем повторять эпос, когда можно сделать гиперссылку «Одиссей», «Стикс», «Минерва», «Зевес»? Собственно, возникает другой вопрос – зачем мне, читателю, знать о том, как Вы переживаете за Эдипа или понимаете Телемаха? Получается анекдотическая ситуация: «Нееет! Мама – это я!» Автор как бы навязывает читателю СВОЕГО литературного героя, свой литературный образ, надевает бутафорские доспехи и с картонным мечом пытается прорваться в современность со сонмом одряхлевших образов, на которых построена не менее дряхлая парадигма европейского классического искусства. Клянусь Вам, конфликт Осириса и Сета не менее остр, Гильгамеш стоит Геркулеса, а человеческие жертвы ацтеков столь же примечательны, как гектакомба. Увы, в этом отношении авторы, век за веком отсылающие нас к архетипам одной из тысяч древних культур, подобны американцам, сделавшим культ из 200-летней весьма неказистой истории разномастных, не слишком приглядных поселенцев и отрицающих существование всего окружающего. Впрочем, это частное мнение, не претендующее на всеобщее признание. К плюсам данного вида стихов можно отнести энциклопедическую составляющую, филигранную работу со словом (чтобы по крайней мере – не хуже Гомера), систему символов и аллюзий, вязь смыслов, вечные темы и сюжеты, вплетённые в современность. Минусы – тяжёлый слог, менторский тон (зачастую), и вечно – вторичность текстов. Вот образцы, отобранные жюри:

«Возвращение на Итаку» Геннадий Ермошин
«ФЕДРА» Рита Бальмина
«Возвращение» Михаил Дынкин
«Монолог» Борис Борукаев
«Воды Стикса, Коцита и Леты…» Владимир Плющиков

В этой же категории – отсылы к другим, более поздним авторам и героям.

«ДУРНАЯ ПРИМЕТА» Андрей Репнин
«История» ari
«на валетика» Анна Линдберг

И , безусловно, под номером третьим выступают библейские пересказы (благо, отсеянные в большинстве на первом этапе)

«*** (Он говорил: все веруют…)» Наталия Шиндина
«Выбор Иакова» AShSA
«”Или, Или! лама савахфани?”» Виталий Гайдачук
5 СТИХОВ – В ШОРТЕ!!! Почти половина из этого раздела. Такое ощущение, что стоит «нажать» на кнопочку органчика кодовыми сюжетами и героями – и конкурс выигран…

4. Добрались до лирики. Начнём с туманного раздела «О СЕБЕ – ПОЭТЕ!». Общими чертами, присущими произведениям раздела, будут: личные переживания, самообнажение, наличие лирического героя, максимум эмоций, громкие обращения, разговоры «за жизнь», «по душам». Из несомненных плюсов отмечу яркую эмоциональность, нестандартные, оригинальные метафоры, образы, обычно – безупречная работа с рифмой, «длинностопные» безупречные размеры, обязательное ярко выраженное отношение, присутствие автора, как следствие – сопереживание ему.
Минусы: такое ощущение, что подсматриваешь в замочную скважину… Впрочем, это сравнение устарело. Смотришь программу «За стеклом». Общение со такими стихами напоминает секс по телефону: мнимые переживания вместо реальных. С другой стороны – не это ли цель искусства?))) Самокопание – нелёгкий труд. Но часто – бесполезный для окружающих. Такие произведения требуют внимательнейшего, многократного прочтения, сличения собственных переживаний с предложенным шаблоном. Многие образы и ассоциации настолько личные, что расшифровке просто не поддаются. Порой, логика панически отступает перед эмоциями. Так рождаются перлы… К несчастью, поддаться чувству легко. Тогда разум пропускает любые перлы как откровения. Иногда автор намеренно строит лабиринты личностных образов с тем, чтобы придать простым, в общем-то, чувствам многозначительность и особость. Ещё один недостаток, присущий многим – обилие местоимений. Если для автора за «ты», «он», «я» кроются знакомые черты, для читателя местоимение так и остаётся безликим пятном…
Кстати, здесь же размещаю произведения, в которых автор пытается рассказать о том, как он писал стихи в среду о том, как в воскресение писал стихи…
Итак:

«Утренник» alter ego
«Достигая тишины и темноты… Вир Вариус
«Официант, подайте Коктебель» Елена Громова
«Вакансии» Gabby
«***» glorien
«Странный город» Светлана Зайцева
«Ты говори со мною, говори…» Лада Пузыревская
«НЕ СВЯТО МЕСТО» Наталья Малинина
«-фогель-« Ника Алифанова
«Не торгуюсь с октябрём…» Геннадий Антонов
«Колыбельная типа:)» Елена Бондаренко
«Грёзы о волнорезе» Елена Кабардина
«Осенний мыслеворот (триптих)» Евгения Костюкова
«Ностальгия по…» Соколова Лена (Евгеньна)

5. «Посвящения». Достаточно прикладной вид поэзии. И маме на день рождения, и городу на юбилей, и на смерть поэта… С одной стороны. С другой – наиболее емкий по сути и подходу, наиболее разнообразный по взаимосвязям и подходам. Выбирая объект посвящения, автор ставит себе планку: техническую, духовную, моральную. Поэт должен соответствовать, быть по крайней мере достойным ГОВОРИТЬ о предмете. И если этого равенства удаётся достичь, то поэту удаётся раскрыть не только общие характеристики объекта, не только личное отношение к тому, кому/чему посвящено стихотворение, но слиться с объектом, показать себя через объект, объект через себя. Если же автор изначально подчинён, зависим, признаёт свою ничтожность по сравнению с посвящением – он будет непременно раздавлен «Медным всадником» образа. И его произведение тоже.
Об общих плюсах говорить трудно. Прежде всего, наверное, это эмоциональная раскрепощенность, некий внутренний диалог, а следовательно – лиричность образов и метафор, насыщенность стиха. Второй момент – достаточно жесткая внутренняя структура текста. Все параллели, отсылы, аллюзии, ассоциации так или иначе связаны единой сверхидеей, в самом простом случае – признаками объекта. Таким образом от читателя требуется лишь проявить некий интерес к посвящению – и нет загадок! Бережное обращение со словом, точность эпитетов – тоже признак посвящения. Минусы? Главный – опасность скатиться на протоптанную дорожку штампов в отношении объекта. Другая крайность – намеренное усложнение развёрнутых метафор. В случае, когда объект посвящения – поэт, многие не избегают соблазна обильных внутренних цитат, что придаёт произведению налёт вторичности.

«Май, семнадцать, Пастернак.» Ольга Кириллова
«Труба и колос» Ольга Афиногенова
«СТАНСЫ (“Мне не стать сопричастным…”)» Андрей Бореев
«ВРЕМЯ, НАЗАД!» Имануил Глейзер
«ЗЕРКАЛА» Эльвира Юрасова
«Колдунья» Светлана Осеева
«Доктор, вернитесь…» Леонид Марголис
«Марлен Дитрих» Владимир Лавров
«зимнее письмо наташе-2» Кукурме
«Другу (Л.Б., погибшему 26 декабря 2005 г.)» Инна Ярославцева
«Мир Сталкера» Коркин Владимир
«Герр Фогель» N.Reber

Особый подраздел – посвящения городам, морям, странам:

«”Ну не казнись, не растравляй…”» Пахомова Ольга
«АРМЕНИЯ» black
«Мертвое море» Евгений Уран
«Агасфер» Г.Нейман

6. Повествования. Эпос в некотором роде. Описание ярких событий, моментов, переживаний. В некоторых случаях в основе – личное, в некоторых – историческое. Главная особенность этого раздела – автор выступает в роли рассказчика, становится глазами, ушами, руками читателя. Но имеется безусловное отличие от лирики, где главенствует эмоция. Здесь эмоция также присутствует. Но она не искусственно создана автором, а органически возникает как отношение к описываемым событиям, является признаком, а не основой. Основа же – сюжет, мысль, образ, который живёт своей, органичной жизнью, а поэт лишь подбирает верные слова для его описания. Плюсы – живой, ёмкий язык, достаточно простой, но выверенный ритм, строгая логика повествования, композиционная завершенность, эмоциональная наполненность. Минусы – излишнее увлечение разговорными элементами, приёмами, иногда – подчёркнутая отстранённость автора, несколько сухая подача факта – сам, мол, за себя расскажет. И отсюда – скромная работа с тропами. Впрочем, многое зависит в этой категории от выбора сюжета. К сожалению, жюри опустило планочку до подобного: «Отколь мне было то прознать…» Хорошо, что не «откедова», вельми, так сказать, понеже…
Посмотрим, кто попал сюда:

«Зонт» Lucy-in-the-Sky
«МИНДАЛЬНЫЕ ШЕРШНИ» Есения Провалинская
«Памяти Рауля Валленберга» Андрей Моисеев
«Эвакуация» Майк Этельзон
«Считалочка» Светлана Власенко
«Плотники» Камень
«Ночь на Ивана Купала» Андрей Федосеев (Жан-Поль Прутков)
«10 мая – рваный чирик» terekh

В этой же категории – рассказы от имени братьев наших меньших. Вживание в образ…

«Небо, бескрайнее небо…» Елечка
«У жилой ноги человека» Avigeja

7. Детские стихи.

«МЯЧ В УГЛУ» Семён Островский

8. Действительно, стихотворение, которое не подходит ни под какие рамки:

«ЛЕТИТ И НЕ ПАДАЕТ СНЕГ» Михаил Сопин

9. Всё остальное… Никогда не считал поэзией откровенную бредопись, поданную под соусом эксперимента и новаторства. Всё это новаторство настолько обветшало, что неловко бы и показывать. А то, что всегда будут люди, стремящиеся выдать за «прорыв!»:
рейсовый крейсер
со скрежетом режет
скрижали
в пустыне без сна и либидо
в беде на биде раскалённом
астратой увенчаный
компас кастрата
дворец пионера
блик клааса костра
полуистёрт…
– не сомневаюсь!
Выводы по ознакомлению со списком шорт-листа? Увольте меня от них! Жюри сделало ход. Ставка – на маститых и академичных. И даже темные псевдонимы не скрыли лица классиков сетевой литературы. Похвалим друг дружку – знакомые всё лица… Готовьте планочки, господа мэтры!

С уважением,
Дмитрий Родионов

0 Comments

  1. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Ага.
    Интересная классификация.
    В смысле – впоне понятна и приемлема.
    Непонятно только Ваше, Дмитрий недоумение, Дмитрий, что поэты больше уделяют внимания греческой мифологии и библейским сюжетам христианства, чем, скажем, мифологии ацтеков или прочих там индусов и шумеров.
    Так и хочется Вас спросить: “А в какие времена было иначе?” Это просто потому, что Европейская культура выросла именно на античной и христианкой прочве – и не более.
    А в целом – интересная статья, показывающая, что работа над конкурсом идёт дотошно и непрерывно.

    Искренне,
    Хэ-ник.

  2. dmitriy_rodionov

    Я так и знал, уважаемый Николай, что отношение к “грекам” вызовет некое неприятие. Но я хотел донести свою позицию – писать по мотивам Гомера ничуть не лучше, чем перессказывать своими словами четверостишия Агнии Барто. Лучше всё равно не получится. Пост-модерн вырос как раз из академизма, только это другая полярность. Можно воспеть Ахилла, можно посмеяться над ним, но это будет только ПЕРЕСКАЗ! Кому придёт в голову повторно излагать своими словами “Войну и мир”? Почему если я пишу об Одиссее – это самостоятельное произведение, а о, к примеру, Василии Тёркине – плагиат? Чем образ греческой реки Леты лучше сотен тысяч других метафор, посвящённых памяти? Поймите, что сегодня это уже превратилось в поэтическую латынь…
    С уважением,
    Дмитрий

  3. andrey_boreev

    Здравствуйте, Дмитрий!
    С большим интересом прочел вашу статью. Спасибо.
    И захотелось поучаствовать в начинающемся разговоре.

    В вашей статье, Дмитрий, довольно часто используется слово «вторичность». Особенно по отношению к стихам, которые Вы классифицировали как «стихи-картины», «стихи о греках» и «посвящения». Отчасти Вы правы, но только лишь отчасти, поскольку лично я так и не понял, Ге, по-вашему, проходит та грань, которая отделяет вторичность от интертекстуальности.

    Возьмем для примера стихотворение Геннадия Ермошина «Возвращение на Итаку». Согласно вашей логике (точнее, логике вашей статьи), это стихотворение не что иное, как мастерский пересказ гомеровского сюжета, причем непонятно для чего предложенный читателю, в то время когда можно взять и перечитать того же Гомера. Так? Я же, к примеру, в этом стихотворении вижу не мифологического Одиссея, каким он представляется Геннадию Ермошину; я вижу современного (именно – современного) лирического героя, его мироощущение, мировосприятие… Читая «Возвращение на Итаку», я погружаюсь все-таки не в Античный мир, а в авторский художественный мир, который оказывается сопряжен не только с мифологическим далеком, но и с мои, читательским, внутреннем миром. Да, конечно, выразить себя, донести свое миропереживание до читателя, встретиться с ним автору помогает в данном случае «мифологическая перспектива», те культурно-смысловые пласты, которые в этом мифе заложены вот уже много-много веков. И что? Разве это вторичность? На мой взгляд, вторичность, это когда действительно имеет место пересказ. А разве здесь пересказ? Стихотворение Ермошина, по-моему, вовсе даже не об Одиссее, а о человеке вообще, для которого мифологема пути, возвращения домой экзистенциально значима, актуальна. Так мне кажется.

    Вообще все современное искусство сплошь интертекстуально, как, впрочем, и сто, и двести, и триста… лет назад. И это вполне закономерно. Никакой образ не может родиться из ничего. Поэтому формально можно углядеть вторичность буквально в любом произведении. И, к примеру, заявить, что Вячеслав Иванов в таком случае – весь вторичен (я говорю, конечно, о поэзии), многие и многие стихи Мандельштама, Волошина, Цветаевой… да что там – Пушкина-самого-нашего-всего также вторичны, поскольку в этих стихах немало культурно-мифологических образов, аллюзий, символов и т.д. А почему, как Вы думаете, Дмитрий? Зачем, например, чтобы выразить свое понимание поэзии и поэта, Пушкину потребовался миф о чудесном спасении Ариона? Разве не мог наш гений все сказать «своими словами»?

    Мне думается, Дмитрий, что одно из имманентных свойств культуры – постоянное осмысление и переосмысление самой себя. Таким образом она и развивается. Ведь Гомер сочинял не для того, чтобы его один раз услышали-прочитали и… забыли. Да это и невозможно. Гениальность таких творений несет в себе такую архетипическую мощь, что будет развертываться в истории еще долгое-долгое время. А может быть, и всегда.
    Вся наша жизнь погружена в мифы, так или иначе. Поскольку мы хоть и потеряли мифологическое восприятие мира, но не абсолютно. В каждом слове, особенно слове художественном, всегда живет дориторический пласт. И иногда поэтам удается его эксплицировать.

    С уважением,
    Андрей Бореев

  4. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Спасибо, Андрей.
    В принципе, я о том же, – просто времени нет такое вот написать. На работе сижу… 🙂
    Но я был уверен, что такой комментарий обязательно появится.
    И вот он появился – от Вас!

    Искренне,
    Хэ-ник.

  5. Neber

    прочёл с интересом. классификация оригинальная.
    вот только моё творение занесено не в ту группу. герр фогель – персонаж вымышленный, если хотите собирательный. так что, скорее это в – “О СЕБЕ – ПОЭТЕ!» :))

  6. imanuil_gleyzer

    Дима! Где ты видел кровопролитные баталии? Ведь то, что происходило в твоих умо(з)рительных обзорах, в них и осталось, ничего особенного не спровоцировав. Ни рингов, ни забегов – кроме как в твоём воображении – не случилось. Отсев в оба листа состоялся по другой схеме, по другим критериям, – почти предсказуемо…
    Вот и эта твоя классификация более чем условна и не шибко отражает реальный пафос творчества по той же причине: ты ищешь плюсы и минусы ДЕДУКТИВНО, НАВЯЗЧИВО, классифицируешь по внешним признакам, пытаешься обобщать без индивидуального подхода к творческой личности, по одной “наличке”, что, по определению, не может не исказить реальную картину.
    По-моему, куда интересней было бы по результатам отсева, задаться вопросом: чем был обусловлен авторский выбор? Почему именно эти стихи представляют автора на конкурсе “Поэзия”? Такой подход приблизил бы нас к одной из целей конкурса – выявлению доминирующих тенденций в современной поэзии.

  7. korkin_vladimir

    Дима, интересная классификация, но на мой взгляд несколько не точная 🙂
    Вот уж куда никак не ожидал попасть, так это в посвящения. Пожалуй все-таки категория поэзии подобного рода лежит в области некоего
    заимствования раскрученного и узнаваемого персонажа или образа и дальше автор либо делает сюжет в направлении ” а что было если бы” , или же идет по пути совоплощения своего литгероя с этим упомянутым выше заимствованием. Вообще-то, наверное такую поэзию правильней было бы назвать ассоциативной. И в свою очередь она тоже делится на подкатегории. Например, – сюжетные переработки, философское развитие образов и персонажей, или же вовсе – верификация существующего уже с позиций современного развития поэтических приемов и языка поэзии и т.д.
    Я это не в упрек, а к тому что жанровое разнообразие в современной поэзии настолько пестро, что как ни раскладывай по корзинкам, все равно не расортируешь 🙂

  8. piituh

    Д. Родионову

    … в поэтическую латынь, говорите? Не могу согласиться. Это – культура философии и искусства, а не мертвый язык … если хотите, некие архетипы …
    … заодно уж замечу, что при всей улыбчивой задиристости Вашей классификации она не учитывает одной мелочи – таланта … можно так пересказать историю Ахилла, что это будет вполне самостоятельным произведением … можно растить хороший текст от ствола истории Ахилла… можно пропустить себя через фильтр Ахилла и посмотреть – что останется … а можно косноязычить, пседофилософствовать и наворачивать красотизмы, чего на любом сайте, подобном этому – как грязи … разные вещи … и различие не в факте обращения или необращения к “грекам”, а в том, что это за обращение …
    … надо быть настолько САМИМ СОБОЙ, чтобы не раствориться без остатка в тексте, от которого идешь, пишучи свой … как Мандельштам не растворяется в Данте и Гомере …
    … в поэзии, IMHO, одна мера – талантливость … прочее – все эти “пейзажная … любовная … философская …” – от лукавого сиюминутности, полагающего, что пуп мироздания – там, где он сейчас стоит …

  9. vitaliy_gaydachuk

    Дима, а почему ты решил, что мой стиш написан на библейский мотив? ничего подобного! я сделал в стихотворении много противоречивых ссылок вне эпох и конкретных исторических (библейских) событий, но это лишь для того, чтобы запутать следствие колобкам”.:). впрочем , я не пытаюсь тебя убеждать в каких-то достоинствах стиха, говорю лишь об ошибке в классификации в даном случае.

  10. Neber

    да. вот и другие о том же. Как я уже заметил, классификация оригинальная, но она – по формальному признаку. Очевидно. что текст с атрибутами др. греческих мифов чаще всего всё же не о др. Греции. Даже посвящение может служить лишь формой для рассказа о чём-то другом…

  11. dmitriy_rodionov

    Уважаемый Андрей!
    В немалой степени согласен с Вами – сегодня чрезвычайно сложно создать произведение, которое полностью было бы лишено связей, параллелей, синонимичности с предшествующими культурными пластами. Да и вряд ли такое творение было бы интересно, читаемо и понято – метафорический язык поэзии берёт за основу как раз подобие, параллелизм, сходство предметов и явлений. С другой стороны, как мы называем метафоры, многократно используемые, ставшие обыденными даже в разговорной речи? Ведь это же штамп!
    “Штамп
    языковой и литературный, выразительные средства языка и литературы, которые стереотипно воспроизводятся в текстах и воспринимаются как признаки “клишированности” мысли, мнимые “стилистические красоты”. Наборы модных словечек, словосочетаний и фраз, тем и сюжетов, шаблонных образов, инерция приёмов “готовой художественности” влияют на всех, пользующихся языком… Угрозу Ш. таят в себе многочисленные “писательские экскурсии” в страну детства, серийные обращения к образам розы и соловья в тюркоязычной поэзии, рифмы типа “моя – не тая”. Некритическое отношение к Ш. мешает проявлению творческой индивидуальности, делая писателя и любого говорящего жертвой “инерции стиля”…”
    Конечно, значительно проще взять стандартное клише и осовременить его стилистически и семантически. Заявив: “Я – Одиссей (Телемах, Менелай, Джордано Бруно и пр.)!”, автор решает глобальную задачу. Вместе с архетипом он втаскивает в свой текст клубок ассоциаций, аллюзий, образов, сопутствующих ему, избавляется от всяческих прологов, завязок, коллизий – сразу к кульминации. Вы приводите конкретное произведение конкретного автора и заявляете, что в его конкретном случае произведение состоялось вовсе не благодаря Гомеру, что автор (будь то Пушкин или Ермошин) вполне самостоятелен. И я с Вами не спорю. Но моя задача – обобщить произведения, вывести общую составляющую. В данном случае – успеха у жюри, ибо более 40 % “интертекстуальных” произведений попали в шорт-лист, среди которых и такие, в которых именно этот приёмчик сработал, Гомер (либо Бродский) подтянул.
    Теперь, собственно, о греках. Конечно, русская литература выросла на европейских корнях. Тяга к этим корням объяснима. Особенно в 19 веке. Но не пора ли перестать мешать французский с нижегородским? Не кажется ли Вам, Андрей, что разумное 200 лет назад обращение к классическим образцам сегодня вызывает комический эффект? Геракл с Одиссеем годятся скорее для американского мультика, чем для разговора о вечном.
    Впрочем, конечно – имхо. Вероятнее всего, что вскоре появится гениальная поэма о рыцаре печального образа, новый роман о мушкетёрах с лазерными рапирами поразит мир не хуже Гарри Поттера, песни грузинского ансамбля “Иверия” про аргонавтов станут новым артефактом (миф о золотом руне забудут, а песни переживут века!), на полках магазинов в фаворе будет автор, переложивший “Двенадцать” на матерный лад, а Блок станет вовсе никому не интересен.
    Кстати, Именно Александр Сергеевич одним из первых поэтов России понял, что переводы Аппулея – не путь развития русского стиха. Он пошёл другим путём…
    “Вот бегает дворовый мальчик,
    в салазки жучку посадив…”
    С уважением,
    Дмитрий Родионов
    P.S. Прошу прощения за вынужденное молчание…

  12. dmitriy_rodionov

    Ещё раз прошу у рецензентов прощения за вынужденное молчание…
    А кто бы возражал, уважаемые! Ваш критерий “талантливость” был бы просто суперским, если бы не одно “НО”… Он далеко не у всех присутствует. Поэтому у одного и ветхозаветные страдания превращаются в Поэзию, у остальных же это просто приём, позволяющий написать нечто “такое же как…”
    Вот о чём речь.
    С другой стороны, все те, кто послал на конкурс менее академичные работы, оказались раздавлены бряцанием доспехов…
    С уважением,
    Дмитрий

  13. dmitriy_rodionov

    Уважаемый Им!
    А вот тут я вовсе не согласен с тобой! Дело как раз в том, что авторы отбирают произведения на конкурс, ИСХОДЯ ИЗ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ЖЮРИ! Поэтому ряд литературных жанров не представлен вовсе, ряд – одним-двумя произведениями. Шорт-лист как раз показал для меня общую тенденцию. То, что отсеяны некоторые талантливые работы – как раз следствие общего течения. Не только данного конкурса: такая тенденция есть и на Рифме, и на других сайтах. Я не пертендую на истину – только обозначил это течение. В этом отношении интересен был бунт “Полутонов” на Стихире (достаточно традиционный, правда).
    С уважением,
    Дмитрий

  14. dmitriy_rodionov

    Я о том же, Геннадий! Что талантливо – то многозначно изначально. Будь то обращивание мускулами мастадонта или некий эксперимент. Поэтому когда мне пытаются доказать, произведение, допустим, Геннадия Ермошина – оригинально и многозначно, то я и не собираюсь спорить. Другое дело, что вслед за ним идут чередой “многие из”, которым как раз этой многозначности и не хватает…
    С уважением,
    Дмитрий

  15. dmitriy_rodionov

    Уважаемый Владимир!
    Имхо, но что плохого в том, что я всё-таки разложил?))) Да, стричь под одну гребёнку, конечно, не стоит… Но посмотрите: фактически, я утверждаю, что есть птицы, есть животные, есть рыбы, земноводные, обладающие некими (иногда весьма общими!) едиными чертами… Вы же говорите, что таких черт быть не может, ибо курица не летает, крокодил откладывает яйца, а дельфин – не рыба…
    И авторы тоже: “А моя зверушка ещё и летает!”
    Задача же, на самом деле, ещё проще – отличить живого соловья от поделки…
    С уважением,
    Дмитрий

  16. dmitriy_rodionov

    И на том спасибо! Я же говорю, дело не в теме, не в многозначности мифических и современных образов, а в шаблоне. Что проще: рассказать о любви своими словами или взять штамп и пойти по пути Максима Галкина: “люблю, как 1. Ромео Джульетту 2. Тристан Изольду 3. Одиссей Пенелопу 4 Отелло Дезедемону?”
    Звонок другу?)))))
    С уважением,
    Дмитрий

  17. dmitriy_rodionov

    Уважаемый, ВЫ ЧИТАТЬ УМЕЕТЕ??? Рубрика лирической поэзии: «О СЕБЕ – ПОЭТЕ!»!
    ДАЛЕЕ:
    “Кстати, ЗДЕСЬ ЖЕ размещаю произведения, в которых автор пытается рассказать о том, как он писал стихи в среду о том, как в воскресение писал стихи…”

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.