Уродцы

Действующие лица:
Саша – мужчина 30-ти лет.
Юля – Жена Саши, около тридцати лет.
Андрей – квартирант Саши и Юли. Студент.
Геннадий Иванович – начальник на работе у Юли.
Матильда – странная девушка.
Миша – водитель. Коллега по работе Саши. Около 50-ти лет.
Игорь – инкассатор. Коллега по работе Саши. Примерно 25-ти лет.

1

Квартира. Юля и Андрей.
Юля: – Вам нравится ваша комната?
(короткая пауза)
Андрей: – Да. Может на «ты»?
Юля: – Хорошо.
Андрей: – Я могу заплатить сразу на год вперёд.
Юля: – Не спеши жить, мальчик. (улыбается) Ты куришь?
Андрей: – Нет. Я работаю фельдшером… в деревне. И ещё акушером…
Юля: – Да ты что?.. Это можно в некоторых вопросах у тебя проконсультироваться? (улыбается)
Андрей: (смущается) – Я не думаю…
Юля: – А я бы подумала…
Андрей: – Я…
Юля: (перебивает) – Твоя полочка в холодильнике нижняя. Я её освободила. Хлеб мы не едим. Так что это твои заботы. Порядок любим. Пылесос в коридоре в шкафу…
Андрей: – Понятно.
Юля: – Не перебивай. После десяти никаких друзей и подруг. Ключи я тебе дам, пожалуй.
Андрей: – Как скажешь.
Юля: – С моим мужем не бухать. А то выгоню обоих.
Андрей: – Я не пью.
Юля: – Ну тогда ты значит образцовый квартирант.
(пауза)
Андрей: – Я поеду на вокзал. Билеты куплю. Вещи завтра перенесу.
Юля: – У меня есть машина, могу помочь с переездом.
Андрей: – Я справлюсь.
Юля: – Как хочешь.
Андрей: – Тогда – до завтра. (выходит. Сталкивается с возвратившимся с работы Сашей. Здороваются. Саша закрывает за Андреем дверь, потом раздевшись, проходит в комнату)
Саша: – И зачем нам квартирант?
Юля: – Я хочу сапожки на зиму. Ты купишь мне сапожки на зиму?
Саша: – Куплю. Что я не могу купить сапожки на зиму?
Юля: – Эти сапожки на зиму стоят двести долларов США.
Саша: – И как это тебя угораздило высмотреть такие сапожки на зиму?
Юля: – Это хорошие сапожки на зиму. Я их хочу и они у меня будут.
Саша: – Судя по ценнику – это просто превосходные должно быть сапожки на зиму. И скорее всего они в добавок ко всему невероятно изумительные.
Юля: – Ты прав, дорогой. Мне повезло! Я нашла себе чудесные сапожки на зиму. Они потрясающе мои!
Саша: – У меня нет никаких сомнений. Ты всегда отличалась тонким чутьём и вкусом. И то, что эти сапожки на зиму стоят двести долларов США только подтверждают все мои догадки. Я представляю, как сногсшибательно ты будешь в них выглядеть за печатной машинкой в приёмной своего шефа Геннадия Ивановича.
Юля: – А я почти уверена, что этот самый Геннадий Иванович несомненно обратит внимание на меня, когда на мне будут сапожки за двести долларов США.
Саша: – Я в некотором замешательстве. Ты хочешь сказать, что до сих пор Геннадий Иванович, твой босс и просто человек обаятельный и деловой, никогда ранее не обращал внимания на такого ценного работника, как ты?
Юля: – Ты слишком прямолинейно всё воспринимаешь. Дело совершенно не в этом…
Саша: – Ну как можно не обращать на тебя внимание? Я не понимаю. Что же за черствяк это самый Геннадий Иванович! Неужели нужно обязательно иметь сапожки на зиму за двести долларов США, дабы подчеркнуть собственную индивидуальность? Это омерзительно.
Юля: – Ты не смеешь так отзываться о Геннадии Ивановиче. Он отличный предприниматель, человек обаятельный и добрый.
Саша: – Не буду спорить с тобой. Я лишь хотел приоткрыть некоторые вещи относительно нас.
Юля: – Тогда при чём тут сапожки на зиму, хоть они за двести долларов США?
Саша: – И действительно… не при чём.
(пауза)
Юля: – К тому же я хочу и тебе кое-что прикупить.
Саша: – И что же?
Юля: – Отличную фирменную маечку на лето за пятьдесят баксов.
Саша: – Ты так добра…
Юля: – Я увидела её на манекене, когда возвращалась с работы, и подумала, что эта маечка за пятьдесят баксов будет прилично смотреться на твоём теле.
Саша: – Как хорошо, что у меня есть такая очаровательная и заботливая жена. Расскажи подробнее про маечку.
Юля: – Это маечка такого горчичного цвета. Тут такой мысик (всё показывает на себе) и рукавчики такие… с голубенькой такой тесёмочкой, типа… Вот тут лэйбочка пришита, а тут две такие строчки…
Саша: – Я могу себе это представить. Здорово. Как я уже хочу эту маечку за пятьдесят баксов!
Юля: – Снимать её надо только через голову. На всякий случай. Это чтобы мысик не потянуть. Делается это вот так. (не расстёгивая пуговиц снимает через голову блузку. Остаётся в юбке и лифчике) Понятно?
Саша: – Вполне наглядно.
(пауза. Юля и Саша не мигая смотрят в глаза друг другу)
Юля: – Не сиди как истукан…
(Саша медленно обнажает грудь Юли, устраивается клубочком у неё на коленях и начинает как младенец посасывать сосок.)
Юля: (по матерински гладит Сашу по голове) – Мой маленький… Сашка мой… Мальчик… Спи моя радость усни… В доме погасли огни… Рыбки уснули в пруду… Птички заснули в саду…
(Саша засыпает)

2

Инкассаторская машина. За руль садится Миша, в бронежилете поверх зелёной формы. Рядом садится Игорь, одет также. На заднее сиденье устраивается Саша. Зажигание, мотор заводится… Поехали…
Игорь: – Сегодня передавали плюс двадцать два.
Саша: – Пинцет ваще… Осень…
Миша: – Так хорошо ведь…
Игорь: – Кому как…
(короткая пауза)
Миша: (не отвлекаясь от дороги снимает через голову бронежилет) – Шурик на его возьми… (передаёт Саше)
Саша: – И водил, по ходу, стали дрючить. (принимает броник и кладёт рядом на сиденье вместе с «обрезанным Калашниковым»)
Игорь: – И это ради пяти точек ехать в такие дали…
Миша: – Так мы куда сначала?
Игорь: – Сначала в Головной, получим зарплату для кирпичей… И сдадим валюту.
Миша: – Каких кирпичей?
Игорь: – Для кирпичного завода! Миша, не тормози.
Миша: – Ясно. Много мест?
Игорь: – Ну судя по сумме мехов на шесть.
Саша: – Разомнёмся…
(короткая пауза. Периодично слышны переговоры людей по радиостанции)
Игорь: (вылупившись в окно) – Миша сигнал! Смотри какая!
(Миша сигналит)
Игорь: – Вот это мамка…
Миша: – Как дети…
Саша: – Это в твоём вкусе, Игорёша?
Игорь: – Вполне.
Миша: (к Игорю) – Да у тебя особо не привередливая натурка…
Игорь: – Да ты гонишь, Мишка. Ты хочешь сказать, что я свой хрен на помойке нашёл?
Миша: – Нет. Ну я может не правильно выразился.
Саша: – Что скорее всего. Потому что я тоже так понял.
Миша: – Я хотел сказать, что тебе, Игорь, многие нравятся.
Игорь: – Правильно. И я думаю, что это здорово.
Саша: – А мне прут плотненькие. Это чтоб было на чём повиснуть.
Миша: – У меня жена такая.
Игорь: – Фотка есть?
Миша: – Нет.
Игорь: – У меня плохое зрение. Это обстоятельство как-то странно мне подходит. Да, я не привередлив в женщинах, так как я смутно вижу их недостатки. Но зато это не мешает их любить и говорить им что они любимы. А это почти правда. У меня полноватые губы, попа как-то смешно свисает небольшим рюкзачком, у меня приятный голос… Общение происходит как во сне. Всё слегка размазано, это хорошо. Это придаёт ситуации некую романтическую нереальность.
(пауза)
Миша: – Мне пятьдесят лет. Я всегда боялся возраста. Сначала тридцать, тридцать пять… В сорок я ещё утешал себя тем, что молод душой… В сорок пять я осознал для себя несколько печальных вещей и смирился. В жизни я отстал, и перестал понимать своих детей. Они стали даже раздражать меня. К пятидесяти я познакомился с импотенцией, но признаться, я принял это достаточно спокойно. Всё равно лучше жить воспоминаньями. Плохое можно не вспоминать… Раньше я получал машину. Доводил её сам в гараже до ума, подкручивал, протирал и перебирал её. Постоянно возился с запцацками и ремонтами. Это были советские машины, и это было в порядке вещей…
Саша: – Мы тогда жили бедно. Я был подростком, и всегда хотелось есть. Но я ни о чём не думал, я просто так жил. И жилось мне весело. А когда хотелось перекусить, то я отрезал кругляш варёной колбаски, перерезал его на две части и жарил. Потом делал бутерброд из чёрного хлеба с жареной колбасой и выходил во двор играть. А до женщин мне было как-то всегда наплевать. Даже в армию меня было некому провести, ну… то есть подружки у меня не было.
Игорь: – Неее братан. Вот тут-то я конечно же оторвался. Девственность потерял в пятнадцать. Меня отодрала одна сука на дне рождения старшей сестры. И после того случая я пошёл по рукам (смеётся).
У сеструхи было ещё две классные подруги. Короче говоря, когда они прогуливали школу, то всегда приходили к нам домой. Сеструха в спальне кувыркалась с физруком, а я выполнял роль раба. Девочки сидели в креслах, а я им по очереди вылизывал их розовенькие писечки. У нас у всех была одна общая тайна.
Миша: – Проходили времена, автопарк тоже видоизменялся. Машины стали меньше пребывать на ремонте, и на них было всё приятнее работать. Знаете, я всю жизнь не считал это работой. (смотрит на коллег) Это как… ну не знаю… Это степень свободы определённая. (короткая пауза) И теперь я немного боюсь всё потерять. С возрастом. Я за рулём отличной машины, она покорна мне. Дорога ровная, светит солнышко, скорость и мягкий ход. Я не хочу когда-нибудь всё это потерять.
Саша: – А семья?
Миша: – А при чём тут семья? Мы разве разговариваем о семьях?
Игорь: – Человек я не семейный совсем. Мне даже одна подруга так и сказала. Я трахал её раком, а она жрала сухую колбасу в это время. И вдруг она говорит: «А ты знаешь, Игорёк, тебе совсем противопоказаны семейные дела.» А я продолжаю её драть… и она заточила почти пол палки колбасы в итоге.
Саша: – Семья… ну не знаю. По ходу я ещё не нагулялся. Хотя и женат…
Миша: – Не понял?..
Саша: – Я отношусь к этому философически.
Игорь: – А ещё одна очень любила сосать. Бешенная какая-то, по хорошему бешенная. Казалось, она могла мозги через член высосать, и больше её ничего не нужно было. Не так давно я случайно встретил её в городе. Как её звали… Света?.. не помню… не важно… У неё теперь муж полковник и трое детей. Она до сих пор хорошенькая и ей по-прежнему нравится сосать.
Саша: – Оральный секс хорош когда он взаимный. В позе «69». Миша, тебе нравится доставлять бабе оральное удовольствие?
Миша: – Что?
Игорь: – Тебе нравится подлизывать?
(короткая пауза)
Миша: – Да вы что… Жене? Нет конечно. Это противно как-то. Ну ещё проститутке какой… Но жене! Нет.
Игорь: – Миша, ну ты даёшь! Родной жене отказываешь…
Саша: – Прикол!
Миша: – Я не буду… это самое… делать родной жене. Она рожала моих детей!
Саша: – Проехали тему.
Игорь: – У нас в институте был один хлопчик, у него спросили что-то про минет. Он долго думал, а потом сказал: «Не представляю, как это, мочеиспускательный канал брать в рот». Это из той же оперы. Если чувак смотрит на свой член только как на мочеиспускательный канал, то…
Миша: – Люди разные. Не вам судить.
Игорь: – Да, действительно, замяли это…
(пауза)

3

На сцену выбегает Матильда: то ли танцует, то ли просто бесится.
Матильда: – Я родилась в этом городе весной! Мама умерла! Папы, скорее всего тоже нет! Но! Вас ведь это совершенно не интересует! Вас интересует, что я здесь делаю! Может быть, ещё вас интересует как меня зовут! Отвечу на второй вопрос! (далее с ненавистью чеканит каждое слово) Меня зовут Матильда! (далее истерично) Хватит!
Матильда: – Вам не смешно? Почему? Это очень прикольно. Матильда. Мама родила меня весной и отдала богу душу, тут же. А у папы оказалось неплохое чувство юмора. Он назвал меня Матильдой, отдал в приют и просто слинял. Вы знаете каково это? Да ладно… не буду вас грузить. Зачем это? Я расскажу лучше, что я здесь делаю.
(небольшая пауза)
Матильда: (к залу шёпотом) – Я играю.
(Матильда по сцене разбрасывает осенние листья.)
Матильда: – Была осень. Октябрь. Светило солнышко и дул слабый тёплый ветерок. Я ждала его в парке. Я знала что он придёт. Ах да! Я забыла вас предупредить – я знаю всё. Нет не так – Я ЗНАЮ ВСЁ!
(короткая пауза)
Матильда: – Вот к примеру сейчас, я знаю, что 94,2% зала совершенно не понимают меня. Ладно, объясню.
(короткая пауза)
Матильда: – «Машина Времени» была закончена Уэллсом 18 марта 1896 года, на год позже, чем принято считать. Атлантиды не существовало, впрочем, как и Александра Македонского. Солнечная система образована искусственно. Панацея от СПИДа никогда не будет открыта, зато через два года три месяца и семнадцать дней будет выведен новый сильнейший синтетический наркотик. Утверждение, что сфера Шварцшильда является сингулярной поверхностью лишь для удалённого наблюдателя совершенно не верно. Энгельс интересовался проблемой «тепловой смерти» Вселенной на протяжении всей своей жизни. Допустимая энергетическая ценность безалкогольных напитков равна тридцати двум килокалориям на сотню кубических сантиметров объёма. Вагинизм – судорожное сокращение мышц преддверия влагалища и промежности, затрудняющее половое сношение либо гинекологическое исследование. Белладонна, или красавка – смертельно ядовита; народные названия – бешеная вишня, безумная ягода, сонная вишня, чертова ягода, пьяный куст. За последние семь секунд на Земле утонуло 85 человек. На 300 грамм анчоуса пряного посола – 200 грамм сливочного масла и одно яблоко. 418 умножить на 95 равно 39710. Глава 24 Первой книги Моисея Бытие начинается словами : «Раб Авраама привёл из города Нахора Ревекку…». Разница между массой скоплений галактик, определённой из наблюдений и полученной теоретически, так называемый фотометрический парадокс масс, разрешает проблему скрытой массы Вселенной, общее количество которой составляет 97,317% массы всей Метагалактики. Через 5 лет средняя температура на планете поднимется на 2,34 градуса по Цельсию. При закладке центрального городского парка было посажено 1012 деревьев. Чёрно-белые фотографические бумаги общего назначения не сенсибилизированы. Через четыре дня в мировой медицинской практике будет зарегистрирован первый случай летального исхода человека от крысиной лихорадки.
(пауза. Матильда стоит с закрытыми глазами, часто дышит. Вытянутой рукой показывает в сторону где стоит Саша, который тихонечко появился во время речи Матильды)
Матильда и Саша: (говорят одновременно) – Девушка, у вас хорошая память.
(пауза. Саша подходит к девушке, разглядывает её)
Саша: – Так сколько там градусов выше нуля ожидается в будущем?
Матильда: (холодным тоном) – 2, 34.
(пауза)
Саша: – Вы меня простите, пожалуйста. У меня нет никакого опыта в уличных знакомствах.
(пауза)
Саша: – А тут просто потрясающая ситуация. Вагинизм… Библия и белладонна… Про лихорадку… как-то вроде не очень убедительно…
Матильда: – Матильда.
(пауза)
Саша: – А это что, простите?
Матильда: – Так меня зовут. Это моё имя. А крысиная лихорадка – вещь очень убедительная, особенно для родственников умершего.
(пауза)
Саша: – Простите. Меня зовут Саша.
Матильда: – Я знаю.
(пауза)
Саша: – Вот чёрт… Я не знаю, как с вами разговаривать…
Матильда и Саша: (говорят одновременно) – Может быть у вас какие-нибудь проблемы?
Матиьда: (без паузы) – Никаких проблем нет. А у вас, Александр?
(пауза)
Саша: – А вы разве не знаете? (короткая пауза) Ой, простите… Извините…
Матильда: – Переходим на «ты».
Саша: – Хорошо. Как угодно. Только не называй меня Александром. Уши режет. Меня так никто не зовёт. Просто Саша. Хорошо?
(пауза)
Саша: – Ладно, Матильда, я пойду. Мне идти надо…
Матильда: – Останься. Прошу тебя.
(короткая пауза)
Саша: – И что я буду… что мы будем делать?
Матильда: – Расскажешь что-нибудь.
Саша: – Что, например?
Матильда: – Что пожелаешь.
Саша: – А зачем?
(пауза)
Саша: – Пойду я… Извини, как-нибудь в другой раз… (хочет уйти)
Матильда: – Думаешь это здорово?
(пауза)
Саша: – Что?
Матильда: – Знать всё! Ты находишь это забавным?
Саша: (решительно) – Знаешь что, давай поступим следующим образом: я провожу тебя… куда там тебе нужно… мы попрощаемся, с улыбками на лицах… и…
Матильда: (перебивает) – Что «и»?
Саша: – И всё на этом.
Матильда: – У тебя определённо нет опыта в знакомствах с девушками.
Саша: – Короче так!..
Матильда: – Что ты теряешь? Ответь мне.
(пауза)
Саша: (немного раздражён) – Да пошла ты! (решительно разворачивается)
Матильда: – Стой!
Саша: – Ты ненормальная!
Матильда: – Да стой же ты! У нас будет девочка. Тёмненькая, с твоими глазками. Мы назовём её Даша… Дашенька. Когда она улыбается – у неё вот тут (показывает на щеках) появляются очаровательные ямочки. Вот тут (показывает на шее) есть маленькая родинка, ты очень любишь её целовать…
Саша: (перебивает) – Кому рассказать – не поверят…
Матильда: – Волосы до плеч, мягкие… Пахнут детским шампунем…
Саша: (перебивает) – Ладно! Перекурим ещё пять минут. Ты в одном права – я действительно ничего не теряю. Да и будет что вспомнить… Хех… Таких (внимательно смотрит на Матильду) интересных девушек не каждый день встретишь. Только я не пойму: кто кого тут клеит?
Матильда: – Я устала… Если бы ты только знал это…
Саша: – Ты работаешь?
Матильда: – Да. Тебе это очень интересно?
Саша: – Ну я ведь должен знать о матери моего ребёнка. Хех…
Матильда: – Дворник.
Саша: – Что?
Матильда: – Облагораживание города.
Саша: – Но медкомиссия ведь есть перед устройством на…
Матильда: – Да хватит уже!
Саша: – Сори… сори. Можно с тобой откровенно?
Матильда: – Конечно…
Саша: – Мне кажется… да, ты очень устала. Это даже в глаза бросается, мягко выражаясь. Тебе точно необходимо отдохнуть. Поэтому я предлагаю себя в… проводники… нет. Как это правильно… в провожатые… Не важно. Короче говоря: куда мы идём?
Матильда: – К тебе домой.
Саша: (наигранно) – Вот здорово! Круто! Ёу!
Матильда: – Я тебе нравлюсь?
(пауза)
Саша: – Нет.
Матильда: – Я красивая?
Саша: – Да. А для облагораживания города – даже слишком. Ну, в смысле…
Матильда: – Почему я тебе не нравлюсь?
Саша: – Погоди, ты же всё знаешь, зачем лишние вопросы?
Матильда: – Я знаю все не постоянно.
Саша: – Как это?
Матильда: – Только тогда, когда у меня бывают… вспышки.
Саша: – Классно. Ёу! Ладно, всё, мне пора. Пока! (собирается уйти)
(Матильда тихонечко всхлипывает)
Саша: – Вот ё моё! (стремительно подходит к девушке) Вы что думаете, этими соплями всегда можно добиться желаемого результата?
Матильда: (всхлипывая) – Есть ещё запасной вариант…
Саша: – Да ты что! Правда? Очень интересно? Стопроцентный?
Матильда: – Почти.
Саша: – И какой же?
Матильда: – Вот… (обнажает грудь)
Саша: – Да ё моё! (суетливо поправляет одежду Матильды) Да спрячь ты! Что ж ты делаешь?
Матильда: (чуть улыбаясь) – Безотказно, правда?
(короткая пауза)
Саша: (садится на пол, закуривает) – Ты… очень странная.
(короткая пауза)
Матильда: – У меня красивая грудь?
Саша: (затягиваясь) – Пойдёт… то есть – красивая. Ну да, короче…
Матильда: (кокетливо) – Я знаю…
Саша: – Вспышка, что ли?
Матильда: – Нет, что ты. Если бы была вспышка… ты бы сразу заметил.
(короткая пауза)
Саша: – Ты чё, тогда буянишь?
Матильда: – Не то что бы… Но это должно быть весело со стороны.
Саша: (затягиваясь) – Да уж… Покажешь?
Матильда: – Вспышку? Ты же видел.
Саша: – Ах, ну да. Ясно…
(пауза)
Саша: – Ты и вправду очень красивая. Честно.
Матильда: – И ты тоже.
Саша: – Да ладно тебе… (выкидывает окурок) Ты действительно работаешь?.. ну…
Матильда: – Дворником. (берёт метлу, накидывает оранжевый жилет и начинает сметать со сцены осенние листья)
Саша: – Да ладно… Перестань. Я просто спросил.
Матильда: – Тебе стыдно? (продолжает мести)
Саша: – Да. Почему-то…
Матильда: – А прочему?
Саша: – Ну ты такая красивая… с метлой. Ты работаешь тут… Такая нежная… (короткая пауза) Перестань! (хватается за метлу. Не даёт девушке мести) Пожалуйста, перестань мести. (короткая пауза. Смотрят друг другу в глаза) И сними этот дурацкий… халатик.
Матильда: – Это жилет.
Саша: (раздражённо) – Ну жилет! Сними сказал! (отходит. Короткая пауза) Извини…
Матильда: (снимает жилет) – Хорошо.
Саша: – Подожди…
Матильда: – Что такое?
Саша: – Ну всё это как-то не так должно происходить. Понимаешь? Опыта у меня конечно не много…
Матильда: (подходит к Саше, обнимает его) – Мягко говоря…
Саша: – Да. Мягко говоря – практически нет. Но, я чувствую, что так всё красиво начиналось…
Матильда: – Мой телефон. (протягивает Саше листок)
Саша: (принимает) – Ладно. Только я не пойму, что мы с тобой делать будем…
(пауза)
Матильда: – Ты позвонишь.
(короткая пауза)
Саша: – Пока. (уходит)
(Матильда подметает сцену)

4

Спальня. Юля и Андрей. По середине сцены стоит кровать. Полумрак.
Юля: – Сейчас самое время договориться об оплате комнаты.
Андрей: (суетится по карманам) – Да… Вот за год получается…
Юля: – Ты сейчас шутишь?
Андрей: (продолжает суетиться) – Получается ровно…
Юля: (неожиданно прижимает Андрея к себе. Пытается поцеловать, тот слабо сопротивляется)
Андрей: – Юлия… это…
Юля: – Молчи дурак…
(возятся оба на кровати. В стороны летят предметы одежды)
Андрей: – Ты просто…
Юля: – Заткнись…
Андрей: – Хорошо… (сверху налегает на Юлю, та тихонечко начинает постанывать. В левом углу сцены стоят женские зимние сапожки примерно за двести долларов США)
Юля: – Сообразительный мальчик…
Андрей: – О Юлия!..
(является Геннадий Иванович. Он в костюме супермена и в маске, с бенгальскими огнями в руках)
ГИ: – Ба! Юлия Викторовна! Так вы не только мне готовите чудесный кофе! (порхает вокруг кровати)
Юля: – Геннадий Иванович, это просто квартирант!
Андрей: – Что ты там говоришь? (на секунду приходит в замешательство, оглядывается, потом продолжает своё дело. Юля с ужасом наблюдает за порхающим суперменом.)
ГИ: – Браво, детка! Вам гарантированна прибавка к зарплате. И что там ещё говорят в таких случаях…
Юля: (в сексуальном трансе) – И отпуск в августе…
ГИ: – Ну разумеется, и отпуск в августе!
Андрей: (не отвлекаясь от дела) – Что?
Юля: – Ничего…
ГИ: – А это и есть твой квартирант?
(Является Саша в костюме чебурашки, порхает вместе с ГИ)
Саша: – Знакомьтесь, Геннадий Иванович. Его зовут Андрюша.
ГИ: – Удалец…
Саша: – Да уж! Старательный малый. Студент…
ГИ: – Далеко пойдёт…
Юля: – Прекратите!
Андрей: – Что прекратить? (останавливается)
Юля: – Это я так… (садится на кровати) Что-то устала я
Андрей: (обнимает Юлю) – Моя ты девочка…
ГИ: – Правильно, пожалей её… Она так страдает…
Саша: – Со мной… А я даже не в состоянии жене любимой сапожки к зиме купить за двести долларов США.
ГИ: – Это вы про что, любезный?
Саша: – Да я про сапожки… Вон они (показывает на сапоги в углу).
ГИ: – Ах эти! (смеётся) Эти я ей подарил. Ваша супруга, батенька, была очень настойчивой…
Саша: – Это на неё очень похоже.
Андрей: (к Юле) – Может я пойду к себе?
Юля: – Да…
(Андрей забирает свои вещи и выходит. Юля остаётся сидеть на кровати)
ГИ: – Парня зачем-то прогнала…
Саша: (к Юле) – А ты знаешь, дорогуша, что мужчина должен доделать начатое? Это вредно для организма.
Юля: – Убирайтесь все!
(Является Матильда. Порхает в костюме дворника)
Матильда: – Прекратите! Оставьте его в покое!
Саша: – Это Матильда. Знакомьтесь друзья.
Юля: – Кто это?
Матильда: – Вы же взрослые люди…
ГИ: – Она вроде как сумасшедшая. Я угадал?
Саша: – Что-то вроде того.
Юля: – Кто это?!!
Саша: – Долго объяснять…
ГИ: – По ней сразу видно.
Матильда: – У меня была вспышка, и поэтому я теперь тут…
Саша: – А я завтра хотел тебе позвонить…
ГИ: – Вы знакомы?
Юля: – КТО ЭТО?!!
Саша: (к Юле) – Да не ори ты! Это сумасшедшая Матильда. Она добрая.
ГИ: – Замечательно…
Юля: – Саша, ты с ней спишь?
Саша: – А это тебе зачем?
ГИ: – Ну она недурна собой…
Юля: – Отвечай!
ГИ: – Боже, как интересно!..
Матильда: – Я не сумасшедшая!
Саша: – Нет не сплю… Но хотелось бы…
ГИ: – Замечательно! (жмёт руку Саше)
Юля: – И давно вы?
(является Миша в костюме огромного цыпленка. Молча присоединяется к порхающим)
Саша: – Привет, Миша.
Юля: – А этот что тут делает?
Саша: – Это по работе.
ГИ: – Геннадий. (жмёт руку Мише)
Миша: – Очень приятно. Миша (жмёт руку ГИ)
Юля: – Чё те надо тут, Миша?!
Миша: – Да я так… Не обращайте на меня внимания… (порхает)
Юля: – А не пошёл бы ты!
ГИ: – Нервничает Юленька…
Матильда: – Это жестоко…
Саша: – Жизнь такая…
Миша: – Я немножко…
Юля: – Пошли все вон! (одеялом гоняет порхающих по спальне) Все вон! И эту сумасшедшую забирайте!
ГИ: – Сколько страсти необузданной!.. (уклоняется от одеяла)
Саша: – Этого у неё не занимать!
Миша: – Интересно наблюдать со стороны… (уклоняется)
Матильда: – Я не сумасшедшая!
Юля: – Сволочи! (уже и подушки в ход пошли…)
ГИ: – А сколько грации!
Саша: – Темперамент сплошной!
Миша: – Не зря я сюда запорхнул!..
ГИ: – Поток страсти!
Саша: – Лавина!
Миша: – Позавидовать можно!
Юля: – Уродцы!
ГИ: – И работник незаменимый!
Саша: – Могу себе представить!
Миша: – Любовный треугольник!
ГИ: – Да тут квадратом пахнет!
Матильда: – Вы ничего не понимаете!
Юля: – Вон!
(в спальне появляется Андрей. Порхающие исчезают. Юля стоит с подушкой в руках)
Андрей: – Я всё же деньги оставлю тут… (подходит к Юле)
Юля: – Не надо… (садится на кровать)
Андрей: (подсаживается) – Я мужу передам…
(короткая пауза)
Юля: (тихо) – Не надо…
(в комнату осторожно заглядывает Саша. Его не замечают. Он прикрывает дверь, оставляя Андрея и Юлю одних. Отходит к углу сцены и начинает мочиться в сапожки стоимостью примерно двести долларов США)

5

В инкассаторской машине.
Игорь: – У нас в институте был один хлопчик, у него спросили что-то про минет. Он долго думал, а потом сказал: «Не представляю, как это, мочеиспускательный канал брать в рот». Это из той же оперы. Если чувак смотрит на свой член только как на мочеиспускательный канал, то…
Миша: – Люди разные. Не вам судить.
Игорь: – Да, действительно, замяли это…
(пауза)
Саша: – А если вам жена изменяет, а вам всё равно, это как объяснить?
(пауза)
Игорь: – Значит ты рогоносец. Чё тут объяснять. Ты встрял с этим делом?
Саша: – Давно уже.
Миша: – Значит любви не было.
Саша: – А кто знает, что такое любовь?
Игорь: – Ты серьёзно спрашиваешь?
Саша: – Вполне.
Игорь: – Ну не знаю…
Миша: – Это когда люди уважают друг друга…
Саша: (перебивает) – Это так и называется – уважение друг к другу. А я спрашиваю про любовь!
Игорь: – Я – пас…
Миша: – А ты вот слушай и не перебивай… Это взаимное уважение друг к другу, ответственность. Необходимость быть рядом и взаимопонимание…
Саша: (перебивает) – Миша! Проснись! Ты про что вообще говоришь!
Игорь: – Только не переходить на личности, пацаны!
Миша: – Ну я уже прожил кое-чего…
Саша: – Мы не понимаем друг друга.
Игорь: – А чё ты паришься, Шура?
Саша: – Хочу кое-что выяснить. Для себя…
Игорь: – Ты не парься. Разве в этом дело?
Саша: – А в чём вообще дело?
(короткая пауза)
Миша: – Я с женой прожил…
Саша: (перебивает) – Миша, я тебя умоляю!
Игорь: – Давайте сменим пластинку.
(пауза. Слышны только переговоры по радиостанции)
Саша: – У меня есть для вас кое-что. Сюрприз. (достаёт металлическую пластину) Вот.
Игорь: – Что это?
Саша: – Здесь я выгравировал такую надпись: «Потомкам! Очень надеюсь, что Вами уже изобретена
Машина Времени и вы сможете вернуться за мной 10 октября 2005 года в __ часов __ минут для обмена полезной для всех информацией»
(короткая пауза)
Игорь: – И что это?
Саша: – Я закапываю это в то место, где буду ожидать контакта и жду гостей. Они появляются, я потом конкретно укажу время (достаёт зубило и молоток), и забирают меня от сюда к чёртовой матери!
Миша: – Ты это серьёзно? Дай посмотреть.
Саша: – Серьёзно, как никогда . (протягивает пластину водителю) Смотри.
Игорь: – Да, Сашка, ты даёшь… (ухмыляется)
Саша: – Идея просто гениальная, не правда ли? (доволен собой)
Миша: (возвращает пластину) – Глупости какие-то…
Игорь: (перехватывает пластину) – Дай мне…
Саша: (к Игорю) – И ты так считаешь?
(короткая пауза)
Игорь: (возвращает пластину) – Ну не знаю…
(пауза)
Саша: – И никто не узнает… Разберусь сам… Миша, тормозни тут, пойду отолью.
(Машина останавливается. Саша из ТТ выстрелом в голову убивает водителя и рядом с ним сидящего инкассатора. Пистолет прячет в свою кобуру. Тишина. Слышны только переговоры по радиостанции.)
Саша: – Уродцы…
(Саша с помощью зубила и молотка что-то чеканит на своей пластине, периодично поглядывая на часы. Потом берёт её и выходит из машины. Закапывает её в землю у обочины. Возвращается в машину)
Саша: – Приходите, девки в клуб… Сегодня в клубе будут танцы. (берёт рацию) База ответь ноль-третьему!
По рации: – Ноль-третий базе!
Саша: – Код тридцать! Код тридцать!
По рации: – Ноль-третий повтори информацию!
Саша: – Вооружённое нападение, вашу мать! Засекайте местонахождение и давайте безопасность в подкрепление! Я пока держусь!
По рации: – Саша! Ноль-третий! Держись, сынок, мы тебя засекли. Не выключай рацию!
Саша: – Понял, база! Остаюсь на связи. (Саша вешает рацию на место. Откидывается, смотрит на часы. Срывает пломбу у одной из сумок, вытаскивает баксы. Любуется и улыбается… Прячет их потом обратно в сумку. Тихий стук по крыше машины.)
Саша: – Вот и всё… Как всё просто… (выходит из машины)
(Стоит Матильда. Пауза. Саша недоумённо смотрит на девушку.)
Саша: – А ты как тут оказалась?
Матильда: – Я нашла твоё письмо…
Саша: – Какое письмо?
(Матильда протягивает Саше ржавую металлическую пластину)
Саша: – Так это ты?
Матильда: – Я.
(короткая пауза)
Саша: – Мы исчезнем?
Матильда: – Конечно…
Саша: (прячет сумку с валютой за пазуху) – Я готов. Что нужно делать?
Матильда: – Закрыть глаза…
(Саша закрывает глаза. Матильда подходит к Саше, прижимается к нему всем телом, потом аккуратно достаёт из кобуры Саши ТТ… )
Саша: (не открывая глаз) – Что ты делаешь?
Матильда: – Исчезаю… вместе с тобой.
(Матильда целует в губы Сашу, приставляет дуло пистолета к с своей голове так, чтобы траектория пули проходила и через голову Саши… Слышны переговоры по радиостанции и отдалённый вой сирен. Выстрел.)

Занавес.

Декабрь 2005.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Уродцы

Действующие лица:
Саша – мужчина 30-ти лет.
Юля – Жена Саши, около тридцати лет.
Андрей – квартирант Саши и Юли. Студент.
Геннадий Иванович – начальник на работе у Юли.
Матильда – странная девушка.
Миша – водитель. Коллега по работе Саши. Около 50-ти лет.
Игорь – инкассатор. Коллега по работе Саши. Примерно 25-ти лет.

1

Квартира. Юля и Андрей.
Юля: – Вам нравится ваша комната?
(короткая пауза)
Андрей: – Да. Может на «ты»?
Юля: – Хорошо.
Андрей: – Я могу заплатить сразу на год вперёд.
Юля: – Не спеши жить, мальчик. (улыбается) Ты куришь?
Андрей: – Нет. Я работаю фельдшером… в деревне. И ещё акушером…
Юля: – Да ты что?.. Это можно в некоторых вопросах у тебя проконсультироваться? (улыбается)
Андрей: (смущается) – Я не думаю…
Юля: – А я бы подумала…
Андрей: – Я…
Юля: (перебивает) – Твоя полочка в холодильнике нижняя. Я её освободила. Хлеб мы не едим. Так что это твои заботы. Порядок любим. Пылесос в коридоре в шкафу…
Андрей: – Понятно.
Юля: – Не перебивай. После десяти никаких друзей и подруг. Ключи я тебе дам, пожалуй.
Андрей: – Как скажешь.
Юля: – С моим мужем не бухать. А то выгоню обоих.
Андрей: – Я не пью.
Юля: – Ну тогда ты значит образцовый квартирант.
(пауза)
Андрей: – Я поеду на вокзал. Билеты куплю. Вещи завтра перенесу.
Юля: – У меня есть машина, могу помочь с переездом.
Андрей: – Я справлюсь.
Юля: – Как хочешь.
Андрей: – Тогда – до завтра. (выходит. Сталкивается с возвратившимся с работы Сашей. Здороваются. Саша закрывает за Андреем дверь, потом раздевшись, проходит в комнату)
Саша: – И зачем нам квартирант?
Юля: – Я хочу сапожки на зиму. Ты купишь мне сапожки на зиму?
Саша: – Куплю. Что я не могу купить сапожки на зиму?
Юля: – Эти сапожки на зиму стоят двести долларов США.
Саша: – И как это тебя угораздило высмотреть такие сапожки на зиму?
Юля: – Это хорошие сапожки на зиму. Я их хочу и они у меня будут.
Саша: – Судя по ценнику – это просто превосходные должно быть сапожки на зиму. И скорее всего они в добавок ко всему невероятно изумительные.
Юля: – Ты прав, дорогой. Мне повезло! Я нашла себе чудесные сапожки на зиму. Они потрясающе мои!
Саша: – У меня нет никаких сомнений. Ты всегда отличалась тонким чутьём и вкусом. И то, что эти сапожки на зиму стоят двести долларов США только подтверждают все мои догадки. Я представляю, как сногсшибательно ты будешь в них выглядеть за печатной машинкой в приёмной своего шефа Геннадия Ивановича.
Юля: – А я почти уверена, что этот самый Геннадий Иванович несомненно обратит внимание на меня, когда на мне будут сапожки за двести долларов США.
Саша: – Я в некотором замешательстве. Ты хочешь сказать, что до сих пор Геннадий Иванович, твой босс и просто человек обаятельный и деловой, никогда ранее не обращал внимания на такого ценного работника, как ты?
Юля: – Ты слишком прямолинейно всё воспринимаешь. Дело совершенно не в этом…
Саша: – Ну как можно не обращать на тебя внимание? Я не понимаю. Что же за черствяк это самый Геннадий Иванович! Неужели нужно обязательно иметь сапожки на зиму за двести долларов США, дабы подчеркнуть собственную индивидуальность? Это омерзительно.
Юля: – Ты не смеешь так отзываться о Геннадии Ивановиче. Он отличный предприниматель, человек обаятельный и добрый.
Саша: – Не буду спорить с тобой. Я лишь хотел приоткрыть некоторые вещи относительно нас.
Юля: – Тогда при чём тут сапожки на зиму, хоть они за двести долларов США?
Саша: – И действительно… не при чём.
(пауза)
Юля: – К тому же я хочу и тебе кое-что прикупить.
Саша: – И что же?
Юля: – Отличную фирменную маечку на лето за пятьдесят баксов.
Саша: – Ты так добра…
Юля: – Я увидела её на манекене, когда возвращалась с работы, и подумала, что эта маечка за пятьдесят баксов будет прилично смотреться на твоём теле.
Саша: – Как хорошо, что у меня есть такая очаровательная и заботливая жена. Расскажи подробнее про маечку.
Юля: – Это маечка такого горчичного цвета. Тут такой мысик (всё показывает на себе) и рукавчики такие… с голубенькой такой тесёмочкой, типа… Вот тут лэйбочка пришита, а тут две такие строчки…
Саша: – Я могу себе это представить. Здорово. Как я уже хочу эту маечку за пятьдесят баксов!
Юля: – Снимать её надо только через голову. На всякий случай. Это чтобы мысик не потянуть. Делается это вот так. (не расстёгивая пуговиц снимает через голову блузку. Остаётся в юбке и лифчике) Понятно?
Саша: – Вполне наглядно.
(пауза. Юля и Саша не мигая смотрят в глаза друг другу)
Юля: – Не сиди как истукан…
(Саша медленно обнажает грудь Юли, устраивается клубочком у неё на коленях и начинает как младенец посасывать сосок.)
Юля: (по матерински гладит Сашу по голове) – Мой маленький… Сашка мой… Мальчик… Спи моя радость усни… В доме погасли огни… Рыбки уснули в пруду… Птички заснули в саду…
(Саша засыпает)

2

Инкассаторская машина. За руль садится Миша, в бронежилете поверх зелёной формы. Рядом садится Игорь, одет также. На заднее сиденье устраивается Саша. Зажигание, мотор заводится… Поехали…
Игорь: – Сегодня передавали плюс двадцать два.
Саша: – Пинцет ваще… Осень…
Миша: – Так хорошо ведь…
Игорь: – Кому как…
(короткая пауза)
Миша: (не отвлекаясь от дороги снимает через голову бронежилет) – Шурик на его возьми… (передаёт Саше)
Саша: – И водил, по ходу, стали дрючить. (принимает броник и кладёт рядом на сиденье вместе с «обрезанным Калашниковым»)
Игорь: – И это ради пяти точек ехать в такие дали…
Миша: – Так мы куда сначала?
Игорь: – Сначала в Головной, получим зарплату для кирпичей… И сдадим валюту.
Миша: – Каких кирпичей?
Игорь: – Для кирпичного завода! Миша, не тормози.
Миша: – Ясно. Много мест?
Игорь: – Ну судя по сумме мехов на шесть.
Саша: – Разомнёмся…
(короткая пауза. Периодично слышны переговоры людей по радиостанции)
Игорь: (вылупившись в окно) – Миша сигнал! Смотри какая!
(Миша сигналит)
Игорь: – Вот это мамка…
Миша: – Как дети…
Саша: – Это в твоём вкусе, Игорёша?
Игорь: – Вполне.
Миша: (к Игорю) – Да у тебя особо не привередливая натурка…
Игорь: – Да ты гонишь, Мишка. Ты хочешь сказать, что я свой хрен на помойке нашёл?
Миша: – Нет. Ну я может не правильно выразился.
Саша: – Что скорее всего. Потому что я тоже так понял.
Миша: – Я хотел сказать, что тебе, Игорь, многие нравятся.
Игорь: – Правильно. И я думаю, что это здорово.
Саша: – А мне прут плотненькие. Это чтоб было на чём повиснуть.
Миша: – У меня жена такая.
Игорь: – Фотка есть?
Миша: – Нет.
Игорь: – У меня плохое зрение. Это обстоятельство как-то странно мне подходит. Да, я не привередлив в женщинах, так как я смутно вижу их недостатки. Но зато это не мешает их любить и говорить им что они любимы. А это почти правда. У меня полноватые губы, попа как-то смешно свисает небольшим рюкзачком, у меня приятный голос… Общение происходит как во сне. Всё слегка размазано, это хорошо. Это придаёт ситуации некую романтическую нереальность.
(пауза)
Миша: – Мне пятьдесят лет. Я всегда боялся возраста. Сначала тридцать, тридцать пять… В сорок я ещё утешал себя тем, что молод душой… В сорок пять я осознал для себя несколько печальных вещей и смирился. В жизни я отстал, и перестал понимать своих детей. Они стали даже раздражать меня. К пятидесяти я познакомился с импотенцией, но признаться, я принял это достаточно спокойно. Всё равно лучше жить воспоминаньями. Плохое можно не вспоминать… Раньше я получал машину. Доводил её сам в гараже до ума, подкручивал, протирал и перебирал её. Постоянно возился с запцацками и ремонтами. Это были советские машины, и это было в порядке вещей…
Саша: – Мы тогда жили бедно. Я был подростком, и всегда хотелось есть. Но я ни о чём не думал, я просто так жил. И жилось мне весело. А когда хотелось перекусить, то я отрезал кругляш варёной колбаски, перерезал его на две части и жарил. Потом делал бутерброд из чёрного хлеба с жареной колбасой и выходил во двор играть. А до женщин мне было как-то всегда наплевать. Даже в армию меня было некому провести, ну… то есть подружки у меня не было.
Игорь: – Неее братан. Вот тут-то я конечно же оторвался. Девственность потерял в пятнадцать. Меня отодрала одна сука на дне рождения старшей сестры. И после того случая я пошёл по рукам (смеётся).
У сеструхи было ещё две классные подруги. Короче говоря, когда они прогуливали школу, то всегда приходили к нам домой. Сеструха в спальне кувыркалась с физруком, а я выполнял роль раба. Девочки сидели в креслах, а я им по очереди вылизывал их розовенькие писечки. У нас у всех была одна общая тайна.
Миша: – Проходили времена, автопарк тоже видоизменялся. Машины стали меньше пребывать на ремонте, и на них было всё приятнее работать. Знаете, я всю жизнь не считал это работой. (смотрит на коллег) Это как… ну не знаю… Это степень свободы определённая. (короткая пауза) И теперь я немного боюсь всё потерять. С возрастом. Я за рулём отличной машины, она покорна мне. Дорога ровная, светит солнышко, скорость и мягкий ход. Я не хочу когда-нибудь всё это потерять.
Саша: – А семья?
Миша: – А при чём тут семья? Мы разве разговариваем о семьях?
Игорь: – Человек я не семейный совсем. Мне даже одна подруга так и сказала. Я трахал её раком, а она жрала сухую колбасу в это время. И вдруг она говорит: «А ты знаешь, Игорёк, тебе совсем противопоказаны семейные дела.» А я продолжаю её драть… и она заточила почти пол палки колбасы в итоге.
Саша: – Семья… ну не знаю. По ходу я ещё не нагулялся. Хотя и женат…
Миша: – Не понял?..
Саша: – Я отношусь к этому философически.
Игорь: – А ещё одна очень любила сосать. Бешенная какая-то, по хорошему бешенная. Казалось, она могла мозги через член высосать, и больше её ничего не нужно было. Не так давно я случайно встретил её в городе. Как её звали… Света?.. не помню… не важно… У неё теперь муж полковник и трое детей. Она до сих пор хорошенькая и ей по-прежнему нравится сосать.
Саша: – Оральный секс хорош когда он взаимный. В позе «69». Миша, тебе нравится доставлять бабе оральное удовольствие?
Миша: – Что?
Игорь: – Тебе нравится подлизывать?
(короткая пауза)
Миша: – Да вы что… Жене? Нет конечно. Это противно как-то. Ну ещё проститутке какой… Но жене! Нет.
Игорь: – Миша, ну ты даёшь! Родной жене отказываешь…
Саша: – Прикол!
Миша: – Я не буду… это самое… делать родной жене. Она рожала моих детей!
Саша: – Проехали тему.
Игорь: – У нас в институте был один хлопчик, у него спросили что-то про минет. Он долго думал, а потом сказал: «Не представляю, как это, мочеиспускательный канал брать в рот». Это из той же оперы. Если чувак смотрит на свой член только как на мочеиспускательный канал, то…
Миша: – Люди разные. Не вам судить.
Игорь: – Да, действительно, замяли это…
(пауза)

3

На сцену выбегает Матильда: то ли танцует, то ли просто бесится.
Матильда: – Я родилась в этом городе весной! Мама умерла! Папы, скорее всего тоже нет! Но! Вас ведь это совершенно не интересует! Вас интересует, что я здесь делаю! Может быть, ещё вас интересует как меня зовут! Отвечу на второй вопрос! (далее с ненавистью чеканит каждое слово) Меня зовут Матильда! (далее истерично) Хватит!
Матильда: – Вам не смешно? Почему? Это очень прикольно. Матильда. Мама родила меня весной и отдала богу душу, тут же. А у папы оказалось неплохое чувство юмора. Он назвал меня Матильдой, отдал в приют и просто слинял. Вы знаете каково это? Да ладно… не буду вас грузить. Зачем это? Я расскажу лучше, что я здесь делаю.
(небольшая пауза)
Матильда: (к залу шёпотом) – Я играю.
(Матильда по сцене разбрасывает осенние листья.)
Матильда: – Была осень. Октябрь. Светило солнышко и дул слабый тёплый ветерок. Я ждала его в парке. Я знала что он придёт. Ах да! Я забыла вас предупредить – я знаю всё. Нет не так – Я ЗНАЮ ВСЁ!
(короткая пауза)
Матильда: – Вот к примеру сейчас, я знаю, что 94,2% зала совершенно не понимают меня. Ладно, объясню.
(короткая пауза)
Матильда: – «Машина Времени» была закончена Уэллсом 18 марта 1896 года, на год позже, чем принято считать. Атлантиды не существовало, впрочем, как и Александра Македонского. Солнечная система образована искусственно. Панацея от СПИДа никогда не будет открыта, зато через два года три месяца и семнадцать дней будет выведен новый сильнейший синтетический наркотик. Утверждение, что сфера Шварцшильда является сингулярной поверхностью лишь для удалённого наблюдателя совершенно не верно. Энгельс интересовался проблемой «тепловой смерти» Вселенной на протяжении всей своей жизни. Допустимая энергетическая ценность безалкогольных напитков равна тридцати двум килокалориям на сотню кубических сантиметров объёма. Вагинизм – судорожное сокращение мышц преддверия влагалища и промежности, затрудняющее половое сношение либо гинекологическое исследование. Белладонна, или красавка – смертельно ядовита; народные названия – бешеная вишня, безумная ягода, сонная вишня, чертова ягода, пьяный куст. За последние семь секунд на Земле утонуло 85 человек. На 300 грамм анчоуса пряного посола – 200 грамм сливочного масла и одно яблоко. 418 умножить на 95 равно 39710. Глава 24 Первой книги Моисея Бытие начинается словами : «Раб Авраама привёл из города Нахора Ревекку…». Разница между массой скоплений галактик, определённой из наблюдений и полученной теоретически, так называемый фотометрический парадокс масс, разрешает проблему скрытой массы Вселенной, общее количество которой составляет 97,317% массы всей Метагалактики. Через 5 лет средняя температура на планете поднимется на 2,34 градуса по Цельсию. При закладке центрального городского парка было посажено 1012 деревьев. Чёрно-белые фотографические бумаги общего назначения не сенсибилизированы. Через четыре дня в мировой медицинской практике будет зарегистрирован первый случай летального исхода человека от крысиной лихорадки.
(пауза. Матильда стоит с закрытыми глазами, часто дышит. Вытянутой рукой показывает в сторону где стоит Саша, который тихонечко появился во время речи Матильды)
Матильда и Саша: (говорят одновременно) – Девушка, у вас хорошая память.
(пауза. Саша подходит к девушке, разглядывает её)
Саша: – Так сколько там градусов выше нуля ожидается в будущем?
Матильда: (холодным тоном) – 2, 34.
(пауза)
Саша: – Вы меня простите, пожалуйста. У меня нет никакого опыта в уличных знакомствах.
(пауза)
Саша: – А тут просто потрясающая ситуация. Вагинизм… Библия и белладонна… Про лихорадку… как-то вроде не очень убедительно…
Матильда: – Матильда.
(пауза)
Саша: – А это что, простите?
Матильда: – Так меня зовут. Это моё имя. А крысиная лихорадка – вещь очень убедительная, особенно для родственников умершего.
(пауза)
Саша: – Простите. Меня зовут Саша.
Матильда: – Я знаю.
(пауза)
Саша: – Вот чёрт… Я не знаю, как с вами разговаривать…
Матильда и Саша: (говорят одновременно) – Может быть у вас какие-нибудь проблемы?
Матиьда: (без паузы) – Никаких проблем нет. А у вас, Александр?
(пауза)
Саша: – А вы разве не знаете? (короткая пауза) Ой, простите… Извините…
Матильда: – Переходим на «ты».
Саша: – Хорошо. Как угодно. Только не называй меня Александром. Уши режет. Меня так никто не зовёт. Просто Саша. Хорошо?
(пауза)
Саша: – Ладно, Матильда, я пойду. Мне идти надо…
Матильда: – Останься. Прошу тебя.
(короткая пауза)
Саша: – И что я буду… что мы будем делать?
Матильда: – Расскажешь что-нибудь.
Саша: – Что, например?
Матильда: – Что пожелаешь.
Саша: – А зачем?
(пауза)
Саша: – Пойду я… Извини, как-нибудь в другой раз… (хочет уйти)
Матильда: – Думаешь это здорово?
(пауза)
Саша: – Что?
Матильда: – Знать всё! Ты находишь это забавным?
Саша: (решительно) – Знаешь что, давай поступим следующим образом: я провожу тебя… куда там тебе нужно… мы попрощаемся, с улыбками на лицах… и…
Матильда: (перебивает) – Что «и»?
Саша: – И всё на этом.
Матильда: – У тебя определённо нет опыта в знакомствах с девушками.
Саша: – Короче так!..
Матильда: – Что ты теряешь? Ответь мне.
(пауза)
Саша: (немного раздражён) – Да пошла ты! (решительно разворачивается)
Матильда: – Стой!
Саша: – Ты ненормальная!
Матильда: – Да стой же ты! У нас будет девочка. Тёмненькая, с твоими глазками. Мы назовём её Даша… Дашенька. Когда она улыбается – у неё вот тут (показывает на щеках) появляются очаровательные ямочки. Вот тут (показывает на шее) есть маленькая родинка, ты очень любишь её целовать…
Саша: (перебивает) – Кому рассказать – не поверят…
Матильда: – Волосы до плеч, мягкие… Пахнут детским шампунем…
Саша: (перебивает) – Ладно! Перекурим ещё пять минут. Ты в одном права – я действительно ничего не теряю. Да и будет что вспомнить… Хех… Таких (внимательно смотрит на Матильду) интересных девушек не каждый день встретишь. Только я не пойму: кто кого тут клеит?
Матильда: – Я устала… Если бы ты только знал это…
Саша: – Ты работаешь?
Матильда: – Да. Тебе это очень интересно?
Саша: – Ну я ведь должен знать о матери моего ребёнка. Хех…
Матильда: – Дворник.
Саша: – Что?
Матильда: – Облагораживание города.
Саша: – Но медкомиссия ведь есть перед устройством на…
Матильда: – Да хватит уже!
Саша: – Сори… сори. Можно с тобой откровенно?
Матильда: – Конечно…
Саша: – Мне кажется… да, ты очень устала. Это даже в глаза бросается, мягко выражаясь. Тебе точно необходимо отдохнуть. Поэтому я предлагаю себя в… проводники… нет. Как это правильно… в провожатые… Не важно. Короче говоря: куда мы идём?
Матильда: – К тебе домой.
Саша: (наигранно) – Вот здорово! Круто! Ёу!
Матильда: – Я тебе нравлюсь?
(пауза)
Саша: – Нет.
Матильда: – Я красивая?
Саша: – Да. А для облагораживания города – даже слишком. Ну, в смысле…
Матильда: – Почему я тебе не нравлюсь?
Саша: – Погоди, ты же всё знаешь, зачем лишние вопросы?
Матильда: – Я знаю все не постоянно.
Саша: – Как это?
Матильда: – Только тогда, когда у меня бывают… вспышки.
Саша: – Классно. Ёу! Ладно, всё, мне пора. Пока! (собирается уйти)
(Матильда тихонечко всхлипывает)
Саша: – Вот ё моё! (стремительно подходит к девушке) Вы что думаете, этими соплями всегда можно добиться желаемого результата?
Матильда: (всхлипывая) – Есть ещё запасной вариант…
Саша: – Да ты что! Правда? Очень интересно? Стопроцентный?
Матильда: – Почти.
Саша: – И какой же?
Матильда: – Вот… (обнажает грудь)
Саша: – Да ё моё! (суетливо поправляет одежду Матильды) Да спрячь ты! Что ж ты делаешь?
Матильда: (чуть улыбаясь) – Безотказно, правда?
(короткая пауза)
Саша: (садится на пол, закуривает) – Ты… очень странная.
(короткая пауза)
Матильда: – У меня красивая грудь?
Саша: (затягиваясь) – Пойдёт… то есть – красивая. Ну да, короче…
Матильда: (кокетливо) – Я знаю…
Саша: – Вспышка, что ли?
Матильда: – Нет, что ты. Если бы была вспышка… ты бы сразу заметил.
(короткая пауза)
Саша: – Ты чё, тогда буянишь?
Матильда: – Не то что бы… Но это должно быть весело со стороны.
Саша: (затягиваясь) – Да уж… Покажешь?
Матильда: – Вспышку? Ты же видел.
Саша: – Ах, ну да. Ясно…
(пауза)
Саша: – Ты и вправду очень красивая. Честно.
Матильда: – И ты тоже.
Саша: – Да ладно тебе… (выкидывает окурок) Ты действительно работаешь?.. ну…
Матильда: – Дворником. (берёт метлу, накидывает оранжевый жилет и начинает сметать со сцены осенние листья)
Саша: – Да ладно… Перестань. Я просто спросил.
Матильда: – Тебе стыдно? (продолжает мести)
Саша: – Да. Почему-то…
Матильда: – А прочему?
Саша: – Ну ты такая красивая… с метлой. Ты работаешь тут… Такая нежная… (короткая пауза) Перестань! (хватается за метлу. Не даёт девушке мести) Пожалуйста, перестань мести. (короткая пауза. Смотрят друг другу в глаза) И сними этот дурацкий… халатик.
Матильда: – Это жилет.
Саша: (раздражённо) – Ну жилет! Сними сказал! (отходит. Короткая пауза) Извини…
Матильда: (снимает жилет) – Хорошо.
Саша: – Подожди…
Матильда: – Что такое?
Саша: – Ну всё это как-то не так должно происходить. Понимаешь? Опыта у меня конечно не много…
Матильда: (подходит к Саше, обнимает его) – Мягко говоря…
Саша: – Да. Мягко говоря – практически нет. Но, я чувствую, что так всё красиво начиналось…
Матильда: – Мой телефон. (протягивает Саше листок)
Саша: (принимает) – Ладно. Только я не пойму, что мы с тобой делать будем…
(пауза)
Матильда: – Ты позвонишь.
(короткая пауза)
Саша: – Пока. (уходит)
(Матильда подметает сцену)

4

Спальня. Юля и Андрей. По середине сцены стоит кровать. Полумрак.
Юля: – Сейчас самое время договориться об оплате комнаты.
Андрей: (суетится по карманам) – Да… Вот за год получается…
Юля: – Ты сейчас шутишь?
Андрей: (продолжает суетиться) – Получается ровно…
Юля: (неожиданно прижимает Андрея к себе. Пытается поцеловать, тот слабо сопротивляется)
Андрей: – Юлия… это…
Юля: – Молчи дурак…
(возятся оба на кровати. В стороны летят предметы одежды)
Андрей: – Ты просто…
Юля: – Заткнись…
Андрей: – Хорошо… (сверху налегает на Юлю, та тихонечко начинает постанывать. В левом углу сцены стоят женские зимние сапожки примерно за двести долларов США)
Юля: – Сообразительный мальчик…
Андрей: – О Юлия!..
(является Геннадий Иванович. Он в костюме супермена и в маске, с бенгальскими огнями в руках)
ГИ: – Ба! Юлия Викторовна! Так вы не только мне готовите чудесный кофе! (порхает вокруг кровати)
Юля: – Геннадий Иванович, это просто квартирант!
Андрей: – Что ты там говоришь? (на секунду приходит в замешательство, оглядывается, потом продолжает своё дело. Юля с ужасом наблюдает за порхающим суперменом.)
ГИ: – Браво, детка! Вам гарантированна прибавка к зарплате. И что там ещё говорят в таких случаях…
Юля: (в сексуальном трансе) – И отпуск в августе…
ГИ: – Ну разумеется, и отпуск в августе!
Андрей: (не отвлекаясь от дела) – Что?
Юля: – Ничего…
ГИ: – А это и есть твой квартирант?
(Является Саша в костюме чебурашки, порхает вместе с ГИ)
Саша: – Знакомьтесь, Геннадий Иванович. Его зовут Андрюша.
ГИ: – Удалец…
Саша: – Да уж! Старательный малый. Студент…
ГИ: – Далеко пойдёт…
Юля: – Прекратите!
Андрей: – Что прекратить? (останавливается)
Юля: – Это я так… (садится на кровати) Что-то устала я
Андрей: (обнимает Юлю) – Моя ты девочка…
ГИ: – Правильно, пожалей её… Она так страдает…
Саша: – Со мной… А я даже не в состоянии жене любимой сапожки к зиме купить за двести долларов США.
ГИ: – Это вы про что, любезный?
Саша: – Да я про сапожки… Вон они (показывает на сапоги в углу).
ГИ: – Ах эти! (смеётся) Эти я ей подарил. Ваша супруга, батенька, была очень настойчивой…
Саша: – Это на неё очень похоже.
Андрей: (к Юле) – Может я пойду к себе?
Юля: – Да…
(Андрей забирает свои вещи и выходит. Юля остаётся сидеть на кровати)
ГИ: – Парня зачем-то прогнала…
Саша: (к Юле) – А ты знаешь, дорогуша, что мужчина должен доделать начатое? Это вредно для организма.
Юля: – Убирайтесь все!
(Является Матильда. Порхает в костюме дворника)
Матильда: – Прекратите! Оставьте его в покое!
Саша: – Это Матильда. Знакомьтесь друзья.
Юля: – Кто это?
Матильда: – Вы же взрослые люди…
ГИ: – Она вроде как сумасшедшая. Я угадал?
Саша: – Что-то вроде того.
Юля: – Кто это?!!
Саша: – Долго объяснять…
ГИ: – По ней сразу видно.
Матильда: – У меня была вспышка, и поэтому я теперь тут…
Саша: – А я завтра хотел тебе позвонить…
ГИ: – Вы знакомы?
Юля: – КТО ЭТО?!!
Саша: (к Юле) – Да не ори ты! Это сумасшедшая Матильда. Она добрая.
ГИ: – Замечательно…
Юля: – Саша, ты с ней спишь?
Саша: – А это тебе зачем?
ГИ: – Ну она недурна собой…
Юля: – Отвечай!
ГИ: – Боже, как интересно!..
Матильда: – Я не сумасшедшая!
Саша: – Нет не сплю… Но хотелось бы…
ГИ: – Замечательно! (жмёт руку Саше)
Юля: – И давно вы?
(является Миша в костюме огромного цыпленка. Молча присоединяется к порхающим)
Саша: – Привет, Миша.
Юля: – А этот что тут делает?
Саша: – Это по работе.
ГИ: – Геннадий. (жмёт руку Мише)
Миша: – Очень приятно. Миша (жмёт руку ГИ)
Юля: – Чё те надо тут, Миша?!
Миша: – Да я так… Не обращайте на меня внимания… (порхает)
Юля: – А не пошёл бы ты!
ГИ: – Нервничает Юленька…
Матильда: – Это жестоко…
Саша: – Жизнь такая…
Миша: – Я немножко…
Юля: – Пошли все вон! (одеялом гоняет порхающих по спальне) Все вон! И эту сумасшедшую забирайте!
ГИ: – Сколько страсти необузданной!.. (уклоняется от одеяла)
Саша: – Этого у неё не занимать!
Миша: – Интересно наблюдать со стороны… (уклоняется)
Матильда: – Я не сумасшедшая!
Юля: – Сволочи! (уже и подушки в ход пошли…)
ГИ: – А сколько грации!
Саша: – Темперамент сплошной!
Миша: – Не зря я сюда запорхнул!..
ГИ: – Поток страсти!
Саша: – Лавина!
Миша: – Позавидовать можно!
Юля: – Уродцы!
ГИ: – И работник незаменимый!
Саша: – Могу себе представить!
Миша: – Любовный треугольник!
ГИ: – Да тут квадратом пахнет!
Матильда: – Вы ничего не понимаете!
Юля: – Вон!
(в спальне появляется Андрей. Порхающие исчезают. Юля стоит с подушкой в руках)
Андрей: – Я всё же деньги оставлю тут… (подходит к Юле)
Юля: – Не надо… (садится на кровать)
Андрей: (подсаживается) – Я мужу передам…
(короткая пауза)
Юля: (тихо) – Не надо…
(в комнату осторожно заглядывает Саша. Его не замечают. Он прикрывает дверь, оставляя Андрея и Юлю одних. Отходит к углу сцены и начинает мочиться в сапожки стоимостью примерно двести долларов США)

5

В инкассаторской машине.
Игорь: – У нас в институте был один хлопчик, у него спросили что-то про минет. О%

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.