ТРИ ДАМЫ И БУТЫЛКА ВОДКИ

К вопросу о Вечных ценностях
Одноактная пьеса абсурда
Действующие лица:
Бутылка водки ”Главспирттрест” (БВ)
Первая дама (1я)
Вторая дама (2я)
Третья дама (3я)
Официант
Вечность

Место действия:
”Петрович”. Какое – то Государство. Какая – то Столица. На каких –то Прудах.
Время действия: PostСовок в разгаре.

Cцена:
На сцене в центре ресторанный столик на четверых. Вокруг в приглушенном свете на невидимых нитях развешаны на разных уровнях атрибуты из интерьера ”Петровича”. (В дальнейшем усиления света используются в моменты напряжения диалога гостей и прочих действующих лиц.)
За столом лицом к залу (во главе стола) сидит БВ.
Официант слева от стола. Делает свою работу: протирает полотенцем и расставляет на столе приборы. Когда все сделано он просто бесконечно продолжает переставлять и перекладывать их, пока не приходят гости.

БВ (обращаясь к официанту, грустно): Кого ждем?
Голос из-за сцены (слева): На сколько?
Официант (поворачиваясь на голос): На восемь.
Голос из-за сцены: Сколько?
Официант: Трое.
БВ (грустно): Ну, поня-ятно.
Вечность: Тяжело?
БВ (радостно): Здравствуй, родная! Где ты была?!
Вечность: Глупо.
БВ: Прости, прости. Ты всегда здесь. Прости.
Вечность(смиренно): Ничего.
БВ: А помнишь…
Вечность: Не начинай.
БВ: Хорошо, хорошо. Прости еще раз.

Слышны женские голоса и голос ”голоса за сценой”. Неразборчиво, но понятно, что менеджер встречает гостей.

БВ: ( вздыхая) Идут.
Вечность: (равнодушно) Проходят.

Слева на сцену выходят три женщины. Официант делает несколько шагов им навстречу.
(некоторый сумбур, связанный с размещением дам за столиком, суетой официанта (который, тем не менее, исполнен достоинства. Наконец, дамы рассаживаются. Они бальзаковского возраста (в трактовке Бальзака). За столом сидят четверо. Три дамы и бутылка водки. Вечность сидит в тёмном углу сцены, освещение падает на неё только в момент её реплик и ремарок. Дамы не замечают БВ, Вечность и их реплик.

1я: (лучезарно улыбается, оглядывая подруг. Очевидно, что она является неформальным лидером этой «группировки». Об этом говорит её деловой костюм, несмотря на строгость, исполненный мягкой женственности, голос с командными нотками, видимая абсолютная уверенность в себе. Она весьма сексапильна). Ну, вот девчонки мы, наконец, можем спокойно посидеть втроем, поболтать, выпить в сугубо женской компании, не заботясь о производимом на мужчин впечатлении, не говоря о работе, не комплексуя по-поводу внешности, одежды и мужчин. Будем говорить о природе, о погоде, об искусстве и литературе и о прочих вечных ценностях и никакой прозы жизни!
БВ (здесь, как и в дальнейшем, бормочет себе под… горлышко): Да уж. Тебя и в гробу будет беспокоить производимое на мужчин впечатление. Смотри, не перебери с… вечными ценностями. А то опять будешь плясать… на развалинах часовни, как в прошлый раз и кидаться на мужчин, не тревожась о… производимом впечатлении.
Вечность (из угла): Прошу не трепать моё имя всуе…
БВ (раздражённо): Не мешай работать.
2я: ( милая девушка в трикотажной кофточке и не соответствующем бальзаковскому (в трактовке Бальзака) возрасту, пластмассовом браслете) Да-да, дорогая! Ты права! Ты как всегда права! Для того ли мы собираемся изредка втроём, чтобы говорить о надоевшей бытовухе и о набивших оскомину мужчинах. Будем пить исключительно за искусство!
БВ: Ага… А ты, особенно, из любви к искусству. Та, хоть вешается, но мужчинам нравится. А ты ж, просто remake ”Кошмара на улице Вязов” в переводе Гоблина. Ментальность подростка в теле дородной девицы. Только зря изводишь меня…
3я: (широкоспинная фря в пиджаке а-ля завуч очень средней школы города Задрипанска): Девочки! Как я рада вас видеть! Вечера наших встреч для меня – единственный повод порадоваться, возвыситься и просветлиться!
БВ: (иронично) Хе-хе-хе… в остальные вечера ты радуешься, возвышаешься и просветляешься без повода! Результаты на лице.
Вечность (обращаясь к БВ): Господи, какая ты стала мерзопакостно – ехидная. Я помню, какая нежная, трепетная, чувствительная и ранимая ты была.
БВ: Поишачь в этом бизнесе с моё, не такой станешь.
Вечность: Смею напомнить тебе, что я в этом бизнесе вечно.
БВ (ерничая): Ладно-ладно. У тебя квалификация бесспорно выше. А у меня болезнь роста.

Дамы поднимают гранённую тару, наполненную услужливым официантом.

1-я: (мило) Девочки! За нас!

Звон. Дамы ловко опрокидывают рюмашки, залихватски трясут головами, жмурясь и принюхиваясь, что, по-видимому, является для них определённым ритуалом а-ля Кастанеда, при употреблении «напитка силы». Официант с лицом, на котором не дёргается ни один мускул, разливает жидкость из запотевшего графина по тарам.

Официант: Что будем заказывать?
1-я: Ах, как обычно… Картошечку, селёдочку, салат «Оливье». Где ещё всем этим я могу насладиться?
3-я (бурчит под нос): Ко мне домой приходи. Насладиться картошечкой.
1-я: (продолжает, не замечая ремарки подруги): картофель – это крахмал! Это убийственно для фигуры. Но здесь… м-м-м-м… сама атмосфера! Я и водку – то больше не пью нигде.
БВ (саркастично): Расскажешь кому другому.
1-я: Предпочитаю смаковать дорогой коньяк
БВ: Ага. Рассказывал он мне, как ты его смакуешь. Стаканами, не принюхиваясь. Прямо на рабочем месте.
2-я (сходу слегка захмелев): Девочки! Ну, давайте же пить и говорить о вечном! О звёздах и галактиках!

Дамы легко хлопают ещё по рюмашке, повторив ритуал. Официант, принесший заказ, вновь наливает по полной.

3-я (навеселе с оттенками злобной грусти): Давайте, давайте говорить о вечном. О вечном муже – мудаке, о вечной нехватке денег, о вечной склоке со свекровью и с матерью. О вечном желании жить красиво!
Вечность (в тоне 3-й дамы): О вечном желании ныть, о вечном нежелании жить и вечном желании потреблять и завидовать. Я иногда думаю, что зависть – моя ровесница.
БВ: А я думаю, она старше тебя.
2-я: Ну, не всё так плохо ( наливает и хлопает сто грамм самостоятельно, не дожидаясь приглашения соратниц). Всё гораздо хуже. У тебя мудак – муж, хотя бы есть. А я? Мне надоел этот вечный поиск. Эти мужики, норовящие найти себе удобную любовницу, ненапрягающую лишними личными вопросами. Или козлы – отморозки – калеки – уроды, ищущие себе прислугу – повариху. Да такую, чтоб ещё и зарабатывала больше их. А в койке – вообще полные ноли.
1-я: Девочки. Не всё так плохо.
2-я и 3-я (хором): У тебя!
2-я: У тебя муж замечательный. Носит тебя на руках в прямом и переносном смысле. Ты красивая и образованная. Талантливая. У тебя работа доходная. Ещё и нравится тебе.
3-я: (с всенародной яростью, вскипающей волной): Скажи, скажи, ну чем, чем ты лучше нас?!
БВ: (ехидненько) да вот этим всем она и лучше. Кроме того, милые дамы забыли, что пьёте за её счёт и по её приглашению.
Вечность: Вечно учу баб с бабами не дружить. Не могут. Так и надо им языки почесать и до драки упиться.
БВ: И не говори. Дружить с мужчинами надо. Как там… этот… Лопе… Ну, де Вега… «Графини пусть маркизов ищут! Любовь предпочитает равных!» А дружба – мужчин. Уж мне ли не знать! Я же – дама. Впрочем, как и ты.
Вечность: Что не мешает нам дружить.
БВ (извиняющимся тоном): Приятельствовать.
Вечность: Ну, если ты настаиваешь на подобной формулировке…
БВ: Настаиваю! Наш союз неравен! Я более востребована. Ты тут тоже за мой счёт сидишь!
Вечность: У-у-у-у…. Пошла вода в кубрик. Да ты, мать, набралась!
БВ: Не надо! Я свою меру знаю!

За столом у дам ссора с переходом на личности. Приглушенные вопли а-ля «Сама дура!» и «Ты кто такая?!», грозящие плавно перейти в вырывание волос и размазывания макияжа по лицу подруг друг другом и пьяными слезами. Поднят ряд актуальных вечных тем: «У тебя ноги кривые», «У тебя папа – слесарь – сантехник», «Ты на передок слаба, дешёвая давалка», «Что ты в своей жизни, кроме «Колобка» прочитала, лимита поганая» etc. Подруги предаются ностальгическим воспоминаниям на вечные темы: «Сколько я для тебя сделала!», «Если бы не я, ходить тебе до сих пор с голой жопой!», «Всё твоему мужу расскажу!», «Он, вообще, на мне должен был жениться!», «Если пятый муж бьёт тебя по морде, – может быть дело не в муже, а в морде?!», «Знаем – знаем, из чего ты свою карьеру высосала. Вернее, из кого!» И прочие вечные, не теряющие актуальности, темы, объединяющие дам в сплочённые дружеские союзы.

Официант: Дамы! Я прошу меня извинить, но я просто обязан призвать вас к благонедоразумию! Вам явно нужен психиатр. Или психолог. Или, на худой конец, профессиональный коммуникатор. Но, боюсь, что худые концы этих Петровичей в настоящий момент заняты другими дамами. Посему могу предложить вам исключительно БВ. Она тоже Петровна. И, соответственно, способна исполнить функцию временно отсутствующих концов вышеуказанных Петровичей.
Возникает пауза секунд на тридцать. Все молчат. Дамы с миролюбиво-туповатым выражением лиц неотрывно смотрят на официанта.
1-я (миролюбиво): А и правда, девочки. Чего это мы, вдруг?!
2-я (миролюбиво – приторно): Чего не бывает между близкими людьми. Господи, что в первый раз, что ль?!
3-я (приторно настолько, что миролюбивость выпадает в осадок и кристаллизуется): Ближе вас, девочки, у меня никого нет!
Официант (тоном врача – психотерапевта): Тем более, что БВ Петровне не очень хорошо. Бледная какая-то.
БВ (кричит): Я умираю!
3я: Добьем Ее что ли, девочки?
БВ: Меня никто не слышит. Я как опорожненный сосуд!
1я: Ну, не оставлять же…
2я: А может…
3я: Нет, нет. Что ты. Время. И домой уже надо…
1я: А что время – рано же еще! И что значит на-адо?!
БВ (бурча): Надо – это когда очень надо, а все остальное не надо. Я гений! Дарю афоризм всему человечеству. По вопросу авторских прав обращаться к Главспирттрест Петровичу.
1я (продолжая): Ты забыла, что нам сегодня и торопиться-то особенно не к чему. В смысле незачем. Ну, я в смысле… В-общем, вы поняли.
3я: Так вы все-таки хотите еще?
2я: А осилим?
БВ (менторским тоном): Не о силе речь, а о смысле.
1я: Девочки, я вас не узнаю! В кои-то веки! И не осилим какую-то смешную бутылочку огненной воды!
БВ: «Какую-то!» (передразнивая). Не какую – то, а «великую и могучую…». Не будь меня, как не впасть в отчаяние при виде того, что творится дома! Вы думаете, Иван Сергеевич о русском языке писал? Хрен маме! Испражняться на него он хотел, прости Господи его, гражданина Франции русского писателя Тургенева. Он же ж Сергеевич! ЩА, спою. Я ужо «в нужной кондиции». (Напевает на мотив «Беловежской пущи»: «Нерушимый союз, неруши-и-имый сою-ю-ю-юз! Волка час, волка ча-а-а-с и цена подеше-е-е-вле!») Х-м. Чёй-то я? А! Я ж сегодня Петровна. Я в имидже. (Далее с великосовковым шовинизмом). Какую страну просрали, зубры говённые! (Сама себе, опомнившись) Стоять! На работе не пить! Хоть на меня никто и не обращает внимание.
Вечность: У-у-у-у-у…. Вечные вопросы революционно – едущей мозгами (неважно на какой свет и в чьей стране) русской интеллигенции. Х-м… Бабёнки – то, хоть, о житие – бытие. Они про час волка не знают. Они все из Зажопинсков родом. Их, в отличие о тебя, в Московский театр кукол в детстве не водили. Вечно тратишь интеллект не на то. Вечные вопросы – они простые. Мужья, мудаки, деньги etc…
БВ: ( в пьяном отчаянии) Тебе хорошо!
Вечность: (миролюбиво) Да, ладно… Каждый проституирует как может…
3я (жалобно): Но ведь одну уже осилили…
1я(сюсюкая): Но она ведь такая маленькая, посмотри.
БВ(с пьяной ухмылкой): Сами вы маленькие… Пигалицы дешёвые!
3я: Ну, с другой стороны, конечно…
Далее реплики 1й и 2й дамы звучат почти одновременно.
1я: Разливай остатки.
2я: Официант!!!
Появляется официант. БВ подает со стула, скрываясь от зрителей за столом. Официант подходит к столу, неся новую бутылку. БВ поднимается и усаживается на свое место.
БВ (трезво, спокойно, уверенно, без иронии и сарказма): Я буду жить вечно!
Вечность: (трезво, спокойно, уверенно, без иронии и сарказма): Любовь. Дружба. Дамы. Водка. Петровичи и Петровны. Есть в мире вечные ценности, подруга.

Занавес

0 Comments

  1. mihail_lezinskiy

    ” БВ (трезво, спокойно, уверенно, без иронии и сарказма): Я буду жить вечно!
    Вечность: (трезво, спокойно, уверенно, без иронии и сарказма): Любовь. Дружба. Дамы. Водка. Петровичи и Петровны. Есть в мире вечные ценности, подруга.”

    Вот за это и , ик…ик…ыпьем и комне , со своими стихами , присоединяется Машенька Карандина из града Севастополя :

    Ах, эта скорость злого века…
    А я талант хочу иметь:
    В обличье видеть человека,
    Согреть его и не сгореть…
    Судьба осядет, вновь, на донце,
    Войдя в чужую колею.
    И с вами, горькие пропойцы,
    Из одного стакана пью.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.