Мой любимый темный, темный город.

Ведь не всегда ты рождаешься там, где хочешь жить. Иногда, даже диву даешься: и как там вообще люди живут, там и день то провести, что из жизни выкинуть, а всю жизнь….
Проспекты, желтые фонари, сопки, сопки и залив. Порт, а в порту краны, краны и корабли, бывает, стоит такой красавец весь в иллюминации, глаз не оторвать. И скалы на том берегу залива. Алеша – высокий, мощный, стоит на страже порта и если близко подойти и посмотреть снизу вверх, аж дрожь пронимает и наполняет чувство гордости и печали. Он стоит тихий молчаливый, он все снесет и выдержит и только б жила память, память о том, что было и чему не надо повторяться. Северное Сияние только зимой и сполохи на все небо: зеленые, розовые, синие и холод, холод. Снег такой белый пушистый, снег – он добрый, когда Северное Сияние, значит, на следующий день будет очень холодно, а когда снег – тепло. Ты идешь: темно, свет фонарей, кружатся снежинки и там где-то в тепле тебя ждут домой. Куда бы потом не уедешь, этот снег, темнота и дом, где тепло и комната, где две стены желтые и две зеленые и красный абажур на лампе, все это будет с тобой всегда везде. И только расстояние, то, что измеряется тысячами километрами, оно не даст попасть обратно. А раз, уехав насовсем, даже если потом вернуться – не надолго в гости, вернешься совсем другой, все будет иначе. Но пока ты здесь и идешь, просто идешь в гости, туда, где ждут друзья, это надо ценить это надо постараться запомнить на всю жизнь. Чтобы потом на старости лет мечтать вернуться и знать что назад дороги нет.
Мой любимый темный, темный город ты будешь стоять здесь всегда, хочется верить, что будут расти микрорайоны, будут рождаться дети и, наконец, построят аквапарк и большой стенд для скалолазания, а во дворах загорятся все фонари и будет светло как в годы моего детства, и деревья станут совсем большие. Есть такой фильм «Когда деревья были большими», у меня все наоборот: мы росли вмести, саженцы посадили, когда построили дом и мы сразу въехали. Поэтому во времена моего детства они были маленькие, а сейчас уже почти до третьего этажа. Конечно по сравнению с югом, той же платановой аллеей в Сочи, не сравнить. А мы и не будем – родина, она у каждого своя, у меня такая.
Мой любимый темный, темный город, однажды тебя чуть не стерли с лица земли, но люди решили, что ты им нужен. Ты даришь им свое тепло, встречаешь после долгой разлуки, и память о тебе живет во многих сердцах согретых тобою долгими зимними вечерами. И только жаль, что так надолго ты погружаешься во тьму. Я знаю, ты не виноват, в таких краях вообще не живет больше нигде так много людей, потому что люди они любят солнце, такие вот странные существа. Летом с тобой хорошо, ты забираешь всю темноту и отдаешь весь свет ночного солнца, так Полярным днем ты извиняешься за Полярную ночь.
Там, около берегов течет теплое течение, нам тепло даже теплее чем всем остальным и воздух такой влажный и так легко дышать даже, если мороз под сорок градусов. Как хорошо, что где-то там решили, что будет такое течение – отличное решение – пять баллов!
Мороз – это вечный холод, холод в сердцах, холод в душе. Нет, мороз он просто мороз, когда холодно и минус двадцать градусов вспоминаешь, как благодатное время. И почему-то болит сердце, так как магнитные бури и из дома лишний раз лучше не выходить. Ну, а если надо так всё, ничего не попишешь. А сердце такая вещь, что дома не оставишь, так что приходиться брать с собой. Ничего болит, значит есть. А уедешь, грусть, тоска, сердце штука такая спокойно не сидится, дай поболеть.
Мой любимый темный, темный город, я люблю тебя, я прощаюсь с тобой, ты навсегда останешься в моем сердце, а оно останется с тобой. Когда настанет время, и я вернусь, прими меня, прости нашу разлуку, ведь на свете тысячи и миллионы тысяч городов, но ни одному из них я так не нужна как тебе и ни один из них так не нужен мне. Мы созданы друг для друга, и, я знаю, ты всегда будешь ждать меня. Спасибо тебе за это, спасибо что ты есть. До встречи, Мурманск!

Алеша – памятник солдатам стоящий у мемориала «Защитникам советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

0 Comments

  1. mihail_lezinskiy

    Есть и в моей жизни “мурманская страница” … Был я в нём давным-давно , в своём голодном-холодном детстве , не до красот мне было , но то что вы написали , изобилует штампованными фразами , типа :

    ” чуть ли не стёрли с лица земли ” или “ты навсегда останешься в моем сердце “…

    Так пишут по заказу газеты , а не по заказу души , вот поэтому я вам не верю …

  2. gulya_aleksandrovna

    Спасибо, Идан. Спасибо…
    Красивый, добрый и человечный текст. Мне не важно, для чего он или для кого он. Важно то, что вашими словами во мне проснулось понимание красоты и величия северных городов. Вы сумели это сделать. Мурманск, я обязательно приеду с тобой знакомиться. И построят люди аквапарк и большой стенд для скалолазанья. И будут рождаться дети, а микрорайоны расти.
    Удачи, Идан и еще раз спасибо.

  3. gulya_aleksandrovna

    Различные мнения не повод отмалчиваться (это я в укор не вам, а сторонникам позиции “если мнения разные, то бесполезно разговаривать”). Если есть желание, можно обсудить тему поиска точек соприкосновения между самыми разными менниями и вероятностью существования “абсолютных мнений”.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мой любимый темный, темный город.

Ведь не всегда ты рождаешься там, где хочешь жить. Иногда, даже диву даешься: и как там вообще люди живут, там и день то провести, что из жизни выкинуть, а всю жизнь….
Проспекты, желтые фонари, сопки, сопки и залив. Порт, а в порту краны, краны и корабли, бывает, стоит такой красавец весь в иллюминации, глаз не оторвать. И скалы на том берегу залива. Алеша – высокий, мощный, стоит на страже порта и если близко подойти и посмотреть снизу вверх, аж дрожь пронимает и наполняет чувство гордости и печали. Он стоит тихий молчаливый, он все снесет и выдержит и только б жила память, память о том, что было и чему не надо повторяться. Северное Сияние только зимой и сполохи на все небо: зеленые, розовые, синие и холод, холод. Снег такой белый пушистый, снег – он добрый, когда Северное Сияние, значит, на следующий день будет очень холодно, а когда снег – тепло. Ты идешь: темно, свет фонарей, кружатся снежинки и там где-то в тепле тебя ждут домой. Куда бы потом не уедешь, этот снег, темнота и дом, где тепло и комната, где две стены желтые и две зеленые и красный абажур на лампе, все это будет с тобой всегда везде. И только расстояние, то, что измеряется тысячами километрами, оно не даст попасть обратно. А раз, уехав насовсем, даже если потом вернуться – не надолго в гости, вернешься совсем другой, все будет иначе. Но пока ты здесь и идешь, просто идешь в гости, туда, где ждут друзья, это надо ценить это надо постараться запомнить на всю жизнь. Чтобы потом на старости лет мечтать вернуться и знать что назад дороги нет.
Мой любимый темный, темный город ты будешь стоять здесь всегда, хочется верить, что будут расти микрорайоны, будут рождаться дети и, наконец, построят аквапарк и большой стенд для скалолазания, а во дворах загорятся все фонари и будет светло как в годы моего детства, и деревья станут совсем большие. Есть такой фильм «Когда деревья были большими», у меня все наоборот: мы росли вмести, саженцы посадили, когда построили дом и мы сразу въехали. Поэтому во времена моего детства они были маленькие, а сейчас уже почти до третьего этажа. Конечно по сравнению с югом, той же платановой аллеей в Сочи, не сравнить. А мы и не будем – родина, она у каждого своя, у меня такая.
Мой любимый темный, темный город, однажды тебя чуть не стерли с лица земли, но люди решили, что ты им нужен. Ты даришь им свое тепло, встречаешь после долгой разлуки, и память о тебе живет во многих сердцах согретых тобою долгими зимними вечерами. И только жаль, что так надолго ты погружаешься во тьму. Я знаю, ты не виноват, в таких краях вообще не живет больше нигде так много людей, потому что люди они любят солнце, такие вот странные существа. Летом с тобой хорошо, ты забираешь всю темноту и отдаешь весь свет ночного солнца, так Полярным днем ты извиняешься за Полярную ночь.
Там, около берегов течет теплое течение, нам тепло даже теплее чем всем остальным и воздух такой влажный и так легко дышать даже, если мороз под сорок градусов. Как хорошо, что где-то там решили, что будет такое течение – отличное решение – пять баллов!
Мороз – это вечный холод, холод в сердцах, холод в душе. Нет, мороз он просто мороз, когда холодно и минус двадцать градусов вспоминаешь, как благодатное время. И почему-то болит сердце, так как магнитные бури и из дома лишний раз лучше не выходить. Ну, а если надо так всё, ничего не попишешь. А сердце такая вещь, что дома не оставишь, так что приходиться брать с собой. Ничего болит, значит есть. А уедешь, грусть, тоска сердце штука такая спокойно не сидится, дай поболеть.
Мой любимый темный, темный город, я люблю тебя, я прощаюсь с тобой, ты навсегда останешься в моем сердце, а оно останется с тобой. Когда настанет время, и я вернусь, прими меня, прости нашу разлуку, ведь на свете тысячи и миллионы тысяч городов, но ни одному из них я так не нужна как тебе и ни один из них так не нужен мне. Мы созданы друг для друга, и, я знаю, ты всегда будешь ждать меня. Спасибо тебе за это, спасибо что ты есть. До встречи, Мурманск!

Алеша – памятник солдатам стоящий у мемориала «Защитникам советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.