Так мы и жили.

У Юли Беломлинской есть книга «Бедная девушка», где рассказывается о нелегкой судьбе представительниц прекрасного пола в богемной и научно-технической среде славного града Питера, я же хочу рассказать вам о жизни провинциальных барышень. По-моему кто как не я имеет на это достаточно оснований. Это рассказ о простых девушках, потому как на свете их гораздо больше, чем всех остальных вместе взятых. Итак…

Лена.

Лена плохо училась в школе, родители простые пролетарии, (из очень простых, так что дальше некуда) пустили ее воспитание на самотек. Одевалась она во что придется, вкус с детства прививать было некому, так что со всеми выходящими. Она любит всяких животных и прочих змееобразных и водоплавающих. Поэтому дома у нее постоянно жили всякие собаки, кошки, рыбки, змеи, крысы, хомячки, попугайчики и прочая живность. Конечно, не все сразу, а по очереди. Она неплохо рисует и делает различные поделки, но в художественную школу ее не отдали по причине выше указанной. В классе относилась скорее к аутсайдерам, но нас там таких было предостаточно, а остальное большинство было просто тем большинством, что надо принимать в расчет. Но из них, по-моему, в люди так никто и не вышел, и нам с ними было не интересно и не по пути, так бывает, нам досталось учиться в эпоху школьных реформ и экспериментов. Поэтому нас часто расформировывали, группировали по таким, например принципам как отличники, хорошисты, троечники, двоечники и еще один класс: совсем съехавших. Стоит ли упоминать, что я с Леной училась в троечном классе. Думаю если бы наш «В» класс так и оставили после третьего класса мы были б довольно дружны, хотя с другой стороны познакомиться с параллельными соучениками было тоже полезно.
Значит, Лена училась посредственно, прогуливала слегка, вообще так лишь бы дотянуть до одиннадцатого класса. И дотянули, почему бы нет – человек то хороший. Очень часто целыми днями пропадала у Эли в гостях, видно свой дом привлекал ее меньше. После школы она поступила в институт, тот, что заочно-платно-халявный. Проучилась там полгода, накопила кучу хвостов и бросила, объяснив тем, что денег на оплату нет. Хотя, по-моему, мнению просто, потому что надоело, но это только мое личное мнение и Лена вполне может его оспорить. Потом была работа нянечкой в доме ребенка, где вставать надо было в шесть утра, и идти ухаживать за брошенными детьми, нелегкое это занятие. Потом работа продавцом в ларьке. В промежутках были поиски и встречи любимого человека, которые увенчались успехом, т. е. конечный результат был достигнут. Хотя, на мой взгляд, поспешно и не качественно, но опять же не мне судить. Родители мужа переехали жить на юг, куда то в станицу, при этом, продав квартиру, так что молодые последовали вместе с ними. Эти пять лет, оставили тяжелый след в жизни нашей героини, но было и хорошее, например, рождение Лешки. Мальчик вышел славный тихий любознательный, во что дальше вырастет сложно сказать, так воспитание идет по установленному сценарию, но все может быть. Вернувшись, домой Лена, была счастлива как никогда и удручает лишь тот факт, что не все у них гладко и как хотелось бы. Но уже все ничего не попишешь надо жить. Работает она продавцом в магазине и так потихоньку течет время и утекает, куда то в заоблачную даль.

Наташа.

Мы подружились в классе шестом, точно не помню. Отличительное чертой было то, что нам всегда было весело на уроках особенно ближе к последнему. Наверное, одинаковое чувство юмора. Уроки редко меняли местами, поэтому на утренней литературе и русском мы сидели тихо. Просто я сова и просыпалась окончательно лишь к 10 часам утра – это уже был третий урок. А последние алгебра с геометрией получали все сполна. Простите нас Лариса Анатольевна….
С Наташей мы были во многом похожи, и может, поэтому после 9 класса, когда она пошла, учиться в училище не стали дружить дальше. Жизнь как калейдоскоп событий – сегодня одни, завтра другие. Год назад мы встретились у меня дома. Странно до сих пор живя в одном дворе, мы совсем отдалились. Встреча – это утвердила. Наташа живет все тем же 9 классом, именно тогда был пик ее жизни. Самая красивая девочка в классе так и осталась в прошлом. Встречи с одноклассниками, которые помнят её такой. Словно и не было прошедших десяти лет. Мы расстались с обещанием позвонить друг другу, но так и не звоним. То прошлое не было моей удачей, так сложной подростковой действительностью.

Маша.

Приехала Маша с мужем и дочкой. Она все также спокойна и молчалива. Дочка Катя тихий ребенок, приятный застенчивый. Муж уже неплохо освоил русский, есть, о чем поговорить. А то я так даже на инглиш изъясняюсь с трудом, с очень большим трудом…
Посидели, повспоминали. Многие общие знакомые разъехались кто куда: Англия, Бельгия, Италия, Питер, Москва, Беларусь. А я осталась, на том же самом месте, так что из окна видна школа, а до детского сада рукой подать.
Катя что-то болтает, еще не понять что и на каком языке. У них дом, причем свой, машина и все остальное, что необходимо молодой семье для осуществления процесса жизнедеятельности. У меня своя отдельная комната и компьютер – целое состояние.
Уходя, одеваясь, в коридоре вспомнила: Маша очень медлительная с детства, когда мы заходили за ней гулять, было несколько стадий ее ожидания: на первой мы стояли и болтали; на второй – расстегивали пальто и торопили Машу; нА-третьей – мы садились на корточки и ворчали «что так долго». Маша в это время ходила туда суда – собиралась. И, наконец, на четвертой стадии мы уже просто разваливались в маленьком коридорчике на полу и уже ничего не говорили, а безропотно ждали, правда, иногда нас пробивало на истерический смех. Так просто одеваясь, вспомнилось. Прошло много лет Маша живет в одной маленькой Европейской стране, а я все также хожу по тем же улицам – улицам детства и давно чувствую, что выросла из них. А тогда у меня была шапка из кролика с бубонами, и мы смеялись, катались, играли, росли и вот выросли.

Ольга.

Мы учились с ней до четвертого класса. Как-то во втором она сказала:
– Папу переведут через год служить в другое место. Он у нее был военный.
– Год, это еще так много. Ответила я.
Он пролетел давным-давно, совершенно не заметно восемнадцать лет назад…. Как-то мы играли в скалолазов: хватались за торчащий из земли трос и с его помощью поднимались на небольшой холм. Смешно. Тогда я и не могла представить, что стану им. Может, все что захочешь, сбывается только не сразу к тому времени, когда это происходит, ты уже забываешь, что хотела этого.
Ольга знала, чего хотела и была «живая», надеюсь, и сейчас такой осталась. Мы любили слушать у неё дома грампластинки, вместе пели и танцевали, нам очень нравилась одна песня у Высоцкого про сказку, там были такие слова: начиналось «страшно, а ж жуть» и заканчивалось «и не страшно ни чуть». Наверное, так и в жизни отважных людей смотреть в лицо опасности и идти напролом туда вперед к заветной цели, когда окружающие отговаривают и советуют жить как все и не рыпаться.
Мы переписывались, но не долго. Молодость она не ценит прошлого, ведь будущее еще такое большое и практически все впереди.

Олеся.

Стоит над горою Олеся, Олеся, Олеся,
В Болгарии русский солдат.
Так мы над ней шутили просто из известной песни о памятнике русским воинам – Алёши, поменяли имя.
Она, правда, наполовину украинка, по папе и на половину белоруска, по маме. Такая гарна дивчина на советском заполярье. Мама приехала по молодости в Мурманск с конкретной целью: выйти замуж за моряка, они по тогдашним меркам неплохо зарабатывали, и это ей удалось. Олеся обожала индийское кино. Помню, затащила меня на фильм с Митхуном Чакраборти в главной роли. Реакция у нас была диаметрально противоположной: когда в пику кульминации сюжета она ревела, я смеялась до слез. Хотя в принципе результат одинаковый: слезы. Потом появились первые видики и у нее дома устраивались целые кинопросмотры. Обычно собиралась довольно приличная толпа желающих лицезреть и приобщаться к прекрасному. Олеся сама эти фильмы знала уже наизусть, и ей нравилось, когда я их комментировала, правда люди, преклоняющиеся перед творчеством индийских кинематографистов, ругали меня, так как весь трагический настрой я сбивала своими шутками.
Олеся поступила в торговый техникум после одиннадцатого класса, как и я только отделения у нас были разные: у нее коммерсанты, у меня менеджмент. Какая разница так и не пойму. Правда я попала на платное, а эта проныра с кучей шпор добросовестно сдала экзамены. Как-то помнится в школе, на литературе задали «Обрыв» Гончарова. Как водится, прочла только я. Из всего, что задавали в школе, я с удовольствием могла только читать литературные произведения, да и то не все. И вот урок ее спрашивают – она не знает. Ирина Владимировна пугает, чтоб через день все прочла, а то…. Ну, я думаю, ничего бы страшного не случилось. И все-таки, чтобы спасти подругу долго и нудно рассказываю содержание. К концу моего повествования Олеся уже не помнит, что было в начале, и решает все записать. И все начинается с самого начала. Я чтоб нас не раскусили, под запись диктую ей: кто из персонажей понравился и почему, а кто нет. Олеся учит все это дома наизусть не хуже любого стиха. И вот триумф учительница в восторге: как такую книгу можно прочесть за день и ночь, притом отлично разобраться в фабуле и поведении главных героев?.. Олесе, конечно же, пять. Потом так и повелось: ленивые ходили ко мне со своими магнитофонами, куда я набалтывала весь сюжет, а они потом слушали по нескольку раз и вот книга прочитана!
Олеся вышла замуж тоже за моряка – наследственность. Он лет на девять старше ее. У них родился Владик – карапуз весь в папашу. В доме достаток. Родители оставили ей квартиру, сами переехали жить в Белоруссию, а что на старости лет делать на севере?! Муж обычный мужик: любит выпить, не прочь поскандалить с женой. Семья как семья, каких много. Как-то ушел в рейс, да, так и остался где-то в Парагвае, вроде судно оштрафовали, денег не заплатили – обычная история. Олеся помыкавшись одна в городе, уехала к родителям в деревню. А что природа, все свое с огорода, ребенку раздолье, ей работать не надо, чем не жизнь, правда, на индийское кино совсем не похоже…

Эля.

Я не помню, как с ней познакомилась, но как подружились, помню довольно отчетливо.
Было лето, мама работала – это означало, мы никуда не едем в отпуск. Мой детский сад закрыли и меня повели в другой, временно, помню, было страшно, я никого там не знала всё и все были чужие. Мама привела меня и в раздевалке сказала: «А здесь есть девочка с твоей группы». И вошла Эля. До сих пор перед глазами стоит ее лицо: она всегда улыбалась при встрече, светлые глаза, ей хотелось, чтобы все считали, что они бирюзовые, что ж пусть так и будет. Мы до этого не дружили, у меня была Вика, у нее Маша. Я была ей рада. Почему-то вместе мы играли машинками. Воспитательница сказала:
– Вы же девочки, должны играть куклами!
И мы стали ими играть. Я посадила здорового пупса в коляску и носилась с ним по группе. Подошла, какая то девочка и сказала:
-Детей так не возят, слишком быстро.
– А вдруг я опаздываю. Возмутилась я.
Мы стали играть куклами – нам даже понравилось. В детстве четко знаешь, с кем хотела бы дружить, это не всегда получается, но…
А потом, оказалось, наш сад уже открылся, мама этого не знала. Брат тогда меня привел, сказал ничего еще один день здесь, а завтра пойдешь в свой. Элю не привели. Я хотела, чтобы день прошел как можно скорей. Сколько таких дней еще предстояло и предстоит пережить.
Эля погибла случайно по простой человеческой халатности и распиздяйству. Был даже суд – три года условно, столько стоит жизнь четырех людей, у которых она была вся впереди. После ее смерти, Айза (её любимица, афганская борзая) еще сильнее заболела и умерла через полгода. Бабушка прожила немногим дольше. Через год с лишним умер и папа. А мама сильная русская женщина, просто живет одна в двухкомнатной квартире, где так и стоят три телевизора, на каждого члена семьи и только одному богу известно, сколько сил стоит жить вот так в пустой квартире.

Света.

Димка простудился и теперь болел, плохо спал и кашлял. Папа с мамой сидели на кухне, чтоб не мешать ему спать, а он и не спал, лежал и слушал про то, как папа сделает, то и то и они разбогатеют, а тетя Надя сказала, что будет писателем и обязательно получит Нобелевскую премию. Они смеялись тихо, тихо, чтоб не мешать ему. Димка не понимал пока почти ничего, но лежать, и слушать их болтовню было интересно. Его никогда не укачивали, просто укладывали в кроватку и входили из комнаты. Иногда он капризничал и плакал, но чаще просто лежал и слушал до тех пор, пока веки не сомкнуться и сон подкрадется вкрадчиво и не заметно.
Света живет с мужем и сыном в панельной хрущевке в старом районе города. Здесь ей не нравится: плохая освещенность улиц, население процентов на сорок состояло из пьяниц и опустившихся личностей. Она не работает, сидит с ребенком дома, благо возраст последнего не превышает полутора лет, муж работает, получает посредственную зарплату. Вообще все как у всех.
Пол на их кухне особый, они его, конечно, красили, но это не помогло. Темно коричневая краска чередуется с белесыми проплешинами разводов. Кухня пять кв. метров, притом там как-то умещается: холодильник со стиральной машиной, плита всем своим видом показывающая, что ей давно пора в музей достижений середины ХХ века, шкаф с посудой, мойка и кухонный стол. Периодически там собирается все семейство с гостями и вездесущим Фрамом. Фрам – это собака породы дратхар, размеры которого явно не соответствуют размерам всего жилища. Да гулять с ним времени нет, и он гуляет один. Соседи ругались и обещали пожаловаться и пожаловались. Собаку надо было отдавать так как если Вите придется идти в море с ним некому будет гулять, не оставлять же в самом деле ребенка одного из-за собаки. Еще им, почему-то нравилось, когда я прихожу к ним в гости. У всех свои причуды, что поделать.
А если представить: вот жизнь, вот мы идем по ней, она проходит и что остается. Вечный вопрос, а так не хочется быть маленьким человеком. Так не потому ли в этом старом районе провинциального города так много алкоголиков, бомжей и прочее. Все хотят, что-то изменить, многие бунтуют и просто бросают работу, доказывая этим, что можно хоть что-то поменять в жизни, правда, не в лучшую сторону…
А может так и надо жить: растить детей, ходить на работу и по выходным спать до обеда, неужели это все счастье жизни. Наверное, да. Я прошла мимо него и скоро совсем скоро уйду и от них, нам не по пути, не потому что мне так уж хочется все изменить, просто я не нашла попутчика, а одной по этой дороге никак не пройти, можно легко заблудиться. И темный тихий северный городок скроется у меня за окном плацкартного вагона. На сердце станет грустно, и заскребут кошки. Пройдет еще не много времени, я состарюсь и захочу вернуться обратно. Так уж всегда происходит, с местом, где прошло детство, и юность связаны самые приятные воспоминания. Душа стремиться туда, а, приехав совсем другим человеком, понимаешь, что и оно: страна детства изменилась и не будет уже нигде покоя. Странно жить вот так все, зная наперёд.
Димка засыпал и где-то на пороге между сном и явью он знал, что впереди большая счастливая жизнь и у папы обязательно все получиться и Фрама никуда не отдадут, а тетя Надя напишет много книг, и будет приезжать в гости со своим мужем и двумя детьми. С Антоном будет интересно играть, а с Элей не знаю, стоит ли, девчонка все-таки, хотя раз так назвали, то стоит. Главное, думал Димка: «поскорей бы они появились, а то так и вырасту без друзей». Жаль, что он не мог это рассказать взрослым, он ведь еще и говорить не умел, а пока научишься забыть все можно.

Просто хорошие девушки.

Их легко узнать, обычно они работают в торговой сфере. В маленьком городе трудно найти более хорошую работу. Блата у таких барышень обычно не бывает, а деньги нужны, так что. Причем ни образование, ни наличие красного диплома значения не имеет. Если при покупке бананов в близлежащем овощном ларьке, или при покупке одежды вам вежливо говорят:
-Возьмите, пожалуйста, и т.п.
Причем при этом вы чувствуете, что это от сердца и действительно, правда. Ведь многие слова, не смотря на их значение, имеют совсем другой подтекст. Знайте вот перед вами просто хорошая девушка. Пройдет время, она устанет, от этой жизни, от сидения среди мешков с картошкой или коробок с обувью и станет обычной уставшей женщиной. А пока она просто хорошая девушка. Не забудьте улыбнуться в ответ и сказать: «Спасибо».

P. S. Фрама они все-таки отдали…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.