Дядя и племянник

Дядя и племянник
Шел пятый день с того момента, когда я увидел трехметрового верзилу, сурово грозящего мне кулаком. На нем был белый, потрепанный пиджак, синие джинсы и остроконечные туфли. С начала я подумал, что мне это мерещится и ущипнул себя за нос. Верзила оставался на своем месте. Он стоял на середине комнаты и грозил мне кулаком.
— Вы кто? — ошеломленно спросил я.
Вместо ответа верзила взял меня за шиворот и потащил сквозь стену. Я изо всех сил вырывался и звал на помощь, но ничего не помогало. Верзила уже тащил меня сквозь потолок на пятый этаж.
Скоро мы оказались на крыше. Только тогда великан отпустил меня и я шмякнулся на алюминиевую обшивку.
Тут—то верзила и дал себе волю.
— Грязный убийца! — гневно воскликнул он. — За что ты убил Анкара, моего господина и повелителя, царя Розовой страны за Семью холмами?!
Я зажмурился и снова открыл глаза, все еще не веря в происходящее.
— Какого повелителя? — сквозь зубы спросил я.
— Ах, ты еще и издеваешься! — взревел верзила. — Ну так пеняй же на себя!
И с этими словами он взял меня за шиворот и хотел было скинуть с крыши, ноя вовремя подал голос.
— Постойте, постойте! — испуганно закричал я. — Не делайте этого! Опустите меня на землю и мы обо всем потолкуем, как порядочные люди.
Верзила бросил меня на алюминиевую крышу и пригрозил пальцем.
— Смотри у меня окаянный раб, — предупредил он. — Как бы тебе не пришлось еще хуже из—за своих слов. Даю тебе пять минут на объяснения и если ты дорожишь своей собачьей жизнью, то все начисто мне выложишь.
Я вынул из пальца занозу и отойдя на почтительное расстояние от великана, начал свою речь давно уже засевшей во мне фразой.
— Во—первых, я не знаю никакого царя Ангара или Амбара, или как там его еще, не помню, — начал я.
— Анкара, — насупившись поправил верзила.
— Вот—вот, — сказал я. — Во—вторых мы живем в цивилизованном государстве и если вы что—то против меня имеете, то надо обращаться в суд, а не вламываться в чужую квартиру.
— Я и не вламывался, я просто влетел, — обиженно вставил верзила.
— и в третьих, я никогда никого не убивал, — закончил я.
— А кто же тогда убил? — наивно спросил верзила.
— Понятия не имею, — раздраженно сказал я. — И вообще откуда ты такой свалился?
— С Луны, — просто ответил верзила.
Я тупо на него посмотрел.
— Шутить изволите? — молвил я.
— И не думал, — обиженно сказал великан. — Я свободный житель Лунной цивилизации и имею право летать, ходить, и спать где только мне вздумается.
Я тут же смекнул, что этот тип чокнутый, может быть даже буйно—помешанный. Еще я вспомнил, что психи имеют нечеловеческую силу и не стал ему перечить.
— С луны значит свалились? — уточнил я. — Хорошо, пусть будет с луны, да мне хоть с марса — все равно.
— Ну—ну, не уходи от разговора, — перебил верзила. — Иначе будешь валяться на асфальте, — он помедлил. — Так значит это не ты убил царя Анкара?
— Ну я же сказал, что нет, — ответил я.
— Тогда я ухожу, — решил верзила и взмыл в воздух.
Я, обескураженный таким поворотом дел, стоял на крыше и приложив руку козырьком ко лбу, смотрел, как удаляется мой новый знакомый. Скоро он совсем скрылся из виду.
Утреннее знакомство весь день не выходило у меня из головы. Этот чудный великан, готовый разорвать меня на куски, вдруг ни с того ни с сего взял и улетел, наговорив всякой чепухи. Хотя может и не чепухи, кто знает? Я, во—всяком случае, не сомневался на счет того, что он умеет летать и проходить сквозь стены.
На следующее утро я встал с постели, быстро оделся и поспешил на работу. Когда я проходил мимо пивного ларька, ко мне пристал какой—то тип, одетый во—все черное. На нем было черное осеннее пальто, черные джинсы, черные туфли, на голове красовалась широкополая шляпа того же цвета (сначала я подумал, что он еврей), а на носу висели зеркальные, солнцезащитные очки.
Улыбнувшись белоснежной улыбкой, он представился.
— Смакль—Квакль—Бракль, — растянуто сказал он, приподнимая шляпу в знак уважения.
— Чего? — удивленно переспросил я.
— Э—э. Извините. Я Аркадий Семенович Питрих, — спохватился он.
— А мне—то что? — огрызнулся я.
— Понимаете, вот в чем дело, — обдумывая каждое слово, проговорил Аркадий Семенович. — Вас вчера никто не навещал? Нет—нет, не отвечайте, я и так знаю, что навещал. Давайте отойдем в сторону. Здесь людно.
Мы отошли.
— Ну, говорите быстрей, чего вам надо, а то я на работу опаздываю, — поторопил я.
— Это к вам вчера приходил Крим Фин Кир, я не ошибаюсь? — спросил Аркадий Семенович.
— Что за чушь вы несете? — спокойно спросил я. — Какой еще Мой до Дыр?
— Не Мой До Дыр, а Крим Фин Кир — межгалактический преступник, — поправил Аркадий Семенович.
— Так вы что, тоже из его шайки?! — выдохнул я. — Ко мне вчера прилетал здоровенный детина, метра под три ростом. Он хотел меня убить, ноя его отговорил.
— Его не отговоришь, он все равно вернется, — возразил Аркадий Семенович. — Предлагаю устроить вам устроить засаду, чтобы поймать Кран Фан Кара.
— Крим Фин Кира, — поправил я.
— Ну какая, к черту, разница? — спросил Аркадий Семенович. — Одни называют его Крим Фин Киром, другие Краг Ван Гаром…
— А сами—то вы кто такой? — не удержался я. — зачем вам нужен этот Крик Фиг Пир?
— Я капитан межзвездной, космической полиции, — с улыбкой ответил Аркадий Семенович. — Крин Фир Кир разыскивается за нападение на повелителя Анкара. Я должен поймать его, пока он вас не убьет.
— Но зачем ему меня убивать? — Я потерял нить рассуждений.
— Месть. Он думает, что вы убили повелителя Анкара.
— У вас есть удостоверение личности? — поинтересовался я.
— Я здесь инкогнито. Вам придется поверит мне на слово.
— Х—м, это будет трудно, но я постараюсь, — ответил я.

В моем доме царил беспорядок. Мне даже стало стыдно перед гостем за свою неряшливость. Но тот, по—видимому, не обращал на это внимания. Он был увлечен конструированием ловушки. Последняя представляла из себя небольшую картонную коробку и привязанную к ней веревочку. На мой вопрос о том, как он собирается поймать в эту маленькую такого гиганта, Аркадий Семенович ответил лишь короткое «Ждите». На этом наш разговор закончился так—как послышалось шуршание и прямо через потолок ко мне в комнату проскользнул мой вчерашний друг. Верзила бросил резкий взгляд на Аркадия Семеновича и сжал руки в кулаках. Я отошел в сторону, намереваясь улизнуть. Но тут случилось непредвиденное: верзила грохнулся на колени и завопил во все горло:
— О, великий повелитель, Анкар, прости меня неразумного! Я вовсе не хотел причинять тебе вред. Клянусь всеми звездами на свете!
— Ну ладно, ладно, — ответил Аркадий Семенович. — Так уж и быть я не буду превращать тебя в лягушку с помощью вот этой вот картонной коробки. Но какое право ты имел покушаться на мою жизнь?! Я всегда любил тебя, как родного сына, а ты чуть не убил своего дядю! Ну ладно, Кунь Чунь Мунь, я прощаю тебя.
И с этими словами Аркадий Семенович, он же — повелитель Анкар, подошел и обнял своего племянника. Потом повернулся ко мне и проговорил со слезами на глазах:
— Уважаемый, не могли бы вы принести нам по чашечке кофе?
Я давно уже смекнул, что передо мной стоят две царские особы, и что мне может кое—что перепасть от них, поэтому я бесприкословно повиновался приказанию; пошел на кухню и заварил кофе. Через пятнадцать минут он был готов, но вернувшись в свою комнату я обнаружил, что Ким Фин Кир и царь Анкар исчезли, а с ними пропал телевизор, магнитофон, старый пылесос, электрические лампочки вместе с люстрой, авторучка и еще куча всяких мелочей.
Я устало присел на диван, и запрокинув голову назад начал упорно обдумывать ситуацию. Первым мне пришло в голову обратится в милицию, но я отбросил эту идею, так как меня приняли бы за сумасшедшего и упекли бы в больницу. Второй идеей было позвонить в агентство паранормальных явлений, но и это оказалось нереальным — телефон ведь тоже украли.
Пока я сидел и думал о плачевности сложившейся ситуации, в окно постучались. Я не обратил внимания на этот шум, потому—что жил на четвертом этаже и мне не могли постучать в окошко. Однако, стук повторился. Я подошел к окну и увидел там висящего в воздухе почтальона. Он подавал жесты, что хочет войти. Не обращая на него ни малейшего внимания, я задвинул занавеску и уселся на диван. Мне было совершенно наплевать на этого почтальона, да и вообще на все окружающие меня предметы.
Послышался звон разбитого стекла и на пол упал конверт. Я подбежал к окошку и раздраженно крикнул:
— Идиот! В дверь стучаться надо!
Но за окном уже никого не было. Сопя носом, я подобрал конверт и уже хотел выкинуть его обратно, когда в глаза мне бросилась подпись:
«От Ким Фин Кира и повелителя Анкара».
Я быстро распечатал конверт и впился глазами в письмо.
«Уважаемый… Извините, я не знаю вашего имени. Приношу вам глубокие извинения за то, что мы украли у вас телевизор и все остальное. Вы наверное уже догадались, что я вовсе не повелитель Анкар, а простой, но породистый жулик. Так вот, мы с моим племянником приносим вам глубочайшие извинения и высылаем на память нашу фотографию.
С уважением, Пройдоха Анкар и его приятель Ким Фин Кир, или как там его еще?»
Я взбесился и выкинул конверт в окошко. После этого ко мне еще много кто прилетал и приходил, но я выгонял этих жуликов из своего дома. Помню, один даже принял образ моей родной матушки, но я не попался на эту уловку и спустил его с лестницы. Потом ко—мне пришли люди в белых халатах и отвезли меня в какой—то дворец. Там меня пытали, но я не выдал ни одной государственной тайны, которые знал. Сказал только про повелителя Анкара и его племянника. И вот уже три дня я сижу в комнате для пыток, оббитой толстым слоем ваты. Верзила больше не приходит. Говорят, если я буду хорошо себя вести, то меня скоро выпустят и уж тогда я всем докажу, что повелитель Анкар — это я!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.