В свету…

Утро. Солнечные лучи косо ложатся на чётко отстукивающий секунды будильник. Кровать растерзана, одеяло свисает спущенным парусом. Форточка слегка приоткрыта и жадно хватает ещё непрогретый утренний воздух. До жары ещё далеко. … восемь… девять… десять… чётко, ритмично, словно выверенный годами механизм… тринадцать… четырнадцать… мускулы работают уверенно, слаженно напрягаясь при очередной попытке. …

Первый день снега

На остановке малолюдно, что неудивительно. Последние дни октября гоняют сухой, холодный ветер по серому проспекту. Небо снова тяжелеет, ещё плотнее закрывая уже холодное солнце, и хочется поскорее добраться домой. Помимо меня на остановке стоит бабка с глубокими морщинами на смуглом лице. Она хмуриться и постоянно поправляет свой драконовских времён рюкзак, …

Разбуди меня, когда закончится война

Новый обстрел начался пять минут назад. Одновременно с ним в небо поднялась авиация. Звуки бомбёжки становились всё громче. На рёв двигателей самолётов кое-где слабо отвечали системы ПВО. – Мам, почему они опять начинают? Сальма посмотрела на сына. Этот вопрос она слышала уже не в первый раз. Он всегда задавал его, …

Комната дождя

Комната дождя – Отвернись от окна, Роберт. Там всё равно ничего не видно, – сказал Виктор. Наше такси катило по сырым улицам ночного города. Шёл дождь и свет от фонарей, магазинов и баров расплывался в окне, мешаясь со множеством капель, стекающих вниз тонкими струйками. – Почему ничего? – ответил я. …

Комната дождя

Комната дождя – Отвернись от окна, Роберт. Там всё равно ничего не видно, – сказал Виктор. Наше такси катило по сырым улицам вечернего города. Шёл дождь и свет от фонарей, магазинов и баров расплывался в окне, мешаясь со множеством капель, стекающих вниз тонкими струйками. – Почему ничего? – ответил я. …

Когда небеса плачут

Шум реки становился всё ближе. В лесу стояла тишина, лишь изредка нарушаемая криками птиц над головой, да внезапными порывами ветра. Ветви деревьев нависали над Александром, спасая его своей густой листвой от палящих лучей солнца. Шаг… ещё шаг… идти было трудно. Из кое-как перевязанной раны на боку продолжала медленно сочиться кровь, …

Ангел над обрывом

Солнце зависло над резвым и живым морем, отражаясь на колышущейся воде золотой дорожкой. Лео стоял на выдающемся в море скалистом утёсе и щурил глаза от режущего света от воды и солнца. Ветер, с азартом юноши, трепал его каштановые волосы и свежими, резкими струями бил в лицо. Слышалось, как волны солидно …

Ангел над обрывом

Солнце зависло над резвым и живым морем, отражаясь на колышущейся воде золотой дорожкой. Лео стоял на выдающемся в море скалистом утёсе и щурил глаза от режущего света от воды и солнца. Ветер, с азартом юноши, трепал его каштановые волосы и свежими, резкими струями бил в лицо. Слышалось, как волны солидно …

Когда небеса плачут

Шум реки становился всё ближе. В лесу стояла тишина, лишь изредка нарушаемая криками птиц над головой, да внезапными порывами ветра. Ветви деревьев нависали над Александром, спасая его своей густой листвой от палящих лучей солнца. Шаг… ещё шаг… идти было трудно. Из кое-как перевязанной раны на боку продолжала медленно сочиться кровь, …

Когда небеса плачут

Шум реки становился всё ближе. В лесу стояла тишина, лишь изредка нарушаемая криками птиц над головой, да внезапными порывами ветра. Ветви деревьев нависали над Александром, спасая его своей густой листвой от палящих лучей солнца. Шаг… ещё шаг… идти было трудно. Из кое-как перевязанной раны на боку продолжала медленно сочиться кровь, …