Рыцарь и шляпа

Вопреки ожиданиям, наступивший июль не принёс ни дождей, ни прохлады, и зной стоял несусветный. Дача моя была ещё не продана, и в один из таких жарких дней, как обычно, я пласталась на своих грядках и мечтала лишь об одном – поскорее окунуться в прохладную озёрную воду, чтобы ощутить на себе её живительные токи. Попутно замечу, что в районе нашей реки Светлой имеется множество небольших озёр, образованных от выемки пород Денисовским щебкарьером, и народ предпочитает купаться именно в них, потому что вода здесь чище и прохладнее.
Закончив дела, я стала собираться домой, и в это мгновение послышался раскат грома, прозвучавший глухо и далеко. Глянув на небо, я заметила потемневший горизонт на юго-западе и поняла, что эта маленькая, но эффектная синева в одночасье может превратиться в огромную зловещую тучу, вместе с которой тут же примчатся и молнии, рассекающие небо по вертикали, и оглушительный гром, а то и град с голубиное яйцо. И мне ничего не оставалось, как, напялив на голову соломенную шляпу, что есть духу помчаться домой. Тут уж было не до купания, хотя солнце, не задетое тучей, всё ещё палило по-прежнему.
А путь лежал через реку по нашему знаменитому понтонному мосту. Но сначала я прошла улицу, миновала вагончик, принадлежащий дачному обществу, и только потом спустилась к реке, вернее, к водохранилищу. В своё время через это водохранилище, или необъятное море, как иногда в шутку называли его горожане, ходил паром, хотя паром, это – громко сказано. Скорее всего, он был похож на большую широкую лодку, с помощью которой, держась за трос, натянутый над рекой, люди переправлялись с одного берега на другой. Потом был возведён и понтонный мост.
Но не успела я дойти до его середины, как вдруг налетел ветер, да такой силы, что моя шляпа в один миг слетела с головы и, плавно пикируя, быстро опустилась на речные волны и вместе с лентами, раскинувшимися по обе стороны от неё, стала безмятежно раскачиваться на потемневшей воде. Машинально схватившись за голову, я подбежала к перилам и, легко перегнувшись через них, с тоской воззрилась на мою соломенную красавицу, а она медленно и как-то величаво дрейфовала по направлению ветра к середине реки. И тут я услышала:
– Как это вас угораздило?
Я обернулась. Ко мне подходил незнакомый мужчина и, как ни странно, он шёл, не торопясь, вразвалочку и даже что-то насвистывал. По-видимому, он тоже возвращался с дачи, а может, и с рыбалки, так как в руках у него было что-то наподобие удочек, но точно я не рассмотрела. Он был примерно моего возраста, высокий, плотный, симпатичный, в джинсовом костюме и в кедах. Но ни его внешность, ни его личность, не вызвали во мне никакого интереса и не произвели даже малейшего впечатления. Уж слишком я сожалела о своей шляпе, и честно говоря, мне было не до него.
– Вот так и угораздило, видите, какой ветер поднимается! – с досадой сказала я и снова уставилась на шляпу, которая уплывала всё дальше и дальше.
Я стояла так некоторое время, пока не услышала непонятную возню около себя. Повернув голову направо, я оторопела. Да, да, ошибки не было: незнакомец раздевался. Он снял кеды, ветровку и уже принялся за брюки.
– Что вы делаете? – воскликнула я.
– Раздеваюсь, – ответил он. – А что, не видно?
– Боже мой, но зачем?
– Но вам же жалко шляпу, не так ли?
– Жалко, – кивнула я.
– Тогда, в чём дело? – и забравшись на перила, он решительно сиганул в воду. А поскольку плавал он хорошо, то довольно приличное расстояние до беглянки стал преодолевать кролем.
И вдруг, слышу, сзади тормозит машина. Я оглядываюсь и вижу, как из-под руля тёмно-синей десятки выпрыгивает живенькая молодица с круглющими глазами и возбуждённо, почти с визгом, кричит:
– Что… покончил с собой?
Посмотрев на неё, а также в оба конца моста, я с удивлением обнаружила, что не только она интересуется происходящим, но и остальной народ тоже. В мгновение ока все, кто был на мосту, выстроились в рядочек по одну его сторону, и, не отрывая глаз, с жадностью следили за происходящим.
«Только этого ещё не хватало!» – подумала я и почти так же возбуждённо ответила:
– Да нет, что вы! За шляпой поплыл.
– За вашей? – спросила она, с завистью глянув на меня.
– За моей! – с гордостью ответила я. – А что, не видно? – и вдруг отметила про себя, что говорю почти тем же тоном и теми же словами, которыми только что говорил спаситель моей шляпы.
– Смотрите-ка, рыцарь какой выискался! – почему-то фыркнула она. И не дождавшись ответной реакции, шагнула к машине, но уже не так резво.
– Да иди ты… к своей десятке! – мысленно сказала я и снова облокотилась на перила.
А рыцарь между тем возвращался обратно. На его голове красовалась моя шляпа, а в зубах сияли крупные жёлтые цветы. И на фоне всё более сгущающейся темноты они казались маленькими яркими солнышками. Оказывается, пока мы тут разбирались с молодицей, он успел завернуть к берегу и нарвать кувшинок.
– Вот она – ваша шляпа, – сказал он, забираясь на мост. – А это, чтобы вы не грустили, – и вслед за ней протянул мне кувшинки.
– О, спасибо! Не знаю, как и благодарить вас!
Он широко улыбнулся.
– Не стоит! Это лишь обычный мужской поступок!
А я подумала:
Слава богу, не перевелись ещё рыцари в наше время.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.