О первом псалме Давида

«Потому, что молчание золото…»
А. Галич

Бестолковые мы муравьи,
Что в Москве, что в Техасе!
Как нам хочется петь о любви,
Позабыв о заразе,
Как не хочется лезть в дребедень,
В эти склоки и дрязги,
Где сгущается черная тень
Из прадедовской сказки…
Мы обходим и зданье суда
В равнодушии строгом,
Мы поэты, и нам не сюда,
Мы поем о высоком!
Мы не судим, кто прав, кто не прав –
Взор нас чист и кристален.
Но бессмертный, как смерть, Голиаф
За спиной, как хозяин.
И бессменно сидит по судам
Его серая свита,
Перед нею стоит Мандельштам
Щуплый отпрыск Давида;
Вот он слово кладет на весы,
Беззащитный и хрупкий…
А хозяин смеется в усы
И сосет свою трубку…

13/7/2007

0 Comments

  1. Gosteva

    Печально и мудро.
    “Перед нею стоит Мандельштам,
    щуплый отпрыск Давида;
    Вот он слово кладет на весы,
    Беззащитный и хрупкий” – эти строки понравились больше всего.

    С уважением

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

О первом псалме Давида

«Потому, что молчание золото…»
А. Галич

Бестолковые мы муравьи,
Что в Москве, что в Техасе!
Как нам хочется петь о любви,
Позабыв о заразе,
Как не хочется лезть в дребедень,
В эти склоки и дрязги,
Где сгущается черная тень
Из прадедовской сказки…
Мы обходим и зданье суда
В равнодушии строгом,
Мы поэты, и нам не сюда,
Мы поем о высоком!
Мы не судим, кто прав, кто не прав –
Взор нас чист и кристален.
Но бессмертный, как смерть, Голиаф
За спиной, как хозяин.
И бессменно сидит по судам
Его серая свита,
Перед нею стоит Мандельштам
Щуплый отпрыск Давида;
Вот он слово кладет на весы,
Бестолковый и хрупкий…
А хозяин смеется в усы
И сосет свою трубку…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.