У самого синего моря

Жили-были Старик и Старуха у самого Синего моря. У Старика было Золотое яичко. Откуда оно такое Старик не знал. А если и знал, то забыл. А если и не забыл, то, все равно, никому не говорил. Да и говорить было некому. Вокруг на тышу верст никого. Одна Старуха. А она никогда и не спрашивала. И так хорошо. Есть и есть. Об чем спрашивать?
У Старухи было разбитое корыто. Это, конешно, поважнее будет! Тут не промолчишь! Доняла она Старика со своим корытом.
И пошел он к Синему морю. Звать Золотую рыбку.
Приплыла Золотая рыбка, спросила: “Чо те надобно, Старче?”
“Мне? Ничо, – говорит, – Это Старухе корыто новое надобно , а то старое совсем прохудилось!”
Ничего не ответила рыбка.
Подумала только, что не ценят Старуха со Стариком то, что имеют. Эх! Люди, люди…
Короче.
Ничего не ответила рыбка. Только хвостиком махнула. И уплыла в Синее море…
Хвостиком махнула, значить, и разбилось у Старика его золотое яичко. Да и простое яичко разбилось тоже. Притащился Старик домой с разбитыми яйцами.
Сначала порадовалась Старуха. Не шляйся, мол, Старик, по Золотым рыбкам.
А потом поняла Старуха, что осталась она теперь,точно, у разбитого корыта. Хоть стиральну машинку покупай. Ни чо не поможет!
Эх! Что имеем – не храним!
Живут Старик со Старухой и думают. Чему бы им еще можно порадоваться? Из того, что неразбитое осталось. А к Золотой рыбке больше Старик не ходит. Зачем? А то махнет хвостиком и поминай, как звали… Хорошо ей там, в Синем море… А нам здеся пропадать да радоваться чему-нибудь…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

У самого Синего моря

Жили-были Старик и Старуха у самого Синего моря.
У Старика было Золотое яичко. Откуда оно такое, почему Золотое, причем здесь курочка Ряба, я не знаю. Да и Старик не знал. А если и знал, то забыл. А если и не забыл, то, все равно, никому не говорил. Да и говорить было некому. Вокруг на тышу верст никого. Одна Старуха. А она никогда и не спрашивала. И так хорошо. Есть и есть. Об чем спрашивать?
У Старухи было разбитое корыто. Это, конешно, поважнее будет! Тут не промолчишь! Доняла она Старика со своим корытом.
И пошел он к Синему морю. Звать Золотую рыбку.
Откуда она взялась такая, Золотая, тоже никто не знает. Откуда, откуда? Живет она здеся, в энтой сказке. И в памяти народной. Вместе с Сан Сергеичем. А ему, нашему всему, память вечная.
Приплыла Золотая рыбка, спросила: “Чо те надобно, Старче?”
“Так просто, – говорит, – Пообчаться пришел! Это Старухе корыто надобно новое, а то старое разбилося совсем!”
Ничего не ответила рыбка.
Подумала только, что не ценят Старуха со Стариком то, что имеют сами, а не соседи, там, какие-нибудь. Или родственники. У других все больше, да слаще. Эх! Люди, люди…
Короче.
Ничего не ответила рыбка. Только хвостиком махнула. И уплыла в Синее море…
Хвостиком махнула, значить, и разбилось у Старика его золотое яичко. Да и простое яичко разбилось тоже. Вот такие дела…
Притащился Старик домой с разбитыми яйцами.
Сначала порадовалась Старуха. Не шляйся, мол, Старик, по Золотым рыбкам.
А потом поняла Старуха, что осталась она теперь, действительно, у разбитого корыта. Хоть стиральну машинку покупай. Ни чо не поможет!
Что имеем – не храним! Потерявши – плачем!
Живут Старик со Старухой и думают. Чему бы им еще можно порадоваться? Из того, что неразбитое осталось. А к Золотой рыбке больше Старик не ходит. Зачем? А то махнет хвостиком и поминай, как звали… Хорошо ей там, в Синем море… А нам здеся пропадать да радоваться чему-нибудь…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.