Виртуальный Апокалипсис. Часть первая (1).

Виртуальный Апокалипсис.

Пролог.

Джокер сидел на ступенях Казанского вокзала и курил, как когда-то – на ступенях Цитадели в поверженном Городе. Ну, вот он и в столице. Мысль об этом почему-то не прибавляла Джокеру радости. Он не любил Москву. Ни в девяностые годы – при жизни, – ни сейчас, когда она изменилась до неузнаваемости. Столица делала ставку на свой внешний вид, ничуть не заботясь о внутреннем содержании. Так проститутка, попавшая в «высшее общество», начинает ходить в фитнесс-клубы и солярии, чтобы получать теперь не сто, а тысячу долларов за ночь. Но проституткой-то она от этого быть не перестаёт! Так и Москва просто приспособилась к изменившимся обстоятельствам, став реинкарнацией вавилонской блудницы.
Джокер обвёл «площадь трёх вокзалов» мутным взглядом. Какая же здесь всё-таки суета! Снующие туда-сюда люди, таксисты, цыгане, проститутки, карманники, «кидалы», безликие «менты», имеющие с криминала свой барыш… Нет, Москва – не третий Рим. Вавилон плюс Содом плюс Гоморра… Хотя, нет, возможно, и Рим, только при Калигуле или Нероне.
Джокер поднялся, с хрустом расправив плечи. Для гостя столицы он выглядел весьма странно. Камуфляжные штаны, берцы и борцовка делали его похожим на скинхэда, если бы не одно «но» – длинные, чуть вьющиеся волосы, собранные в хвост, и серебряное кольцо в ухе. Глаза Джокера были надёжно укрыты тёмными стёклами солнцезащитных очков. На плече у него висела большая спортивная сумка.
Джокер двинулся через площадь, сопровождаемый восхищёнными взглядами женской половины населения. Несмотря на то, что Джокер был немного худощав, его тело было словно высечено из камня. Буквально каждая его мышца рельефно просматривалась сквозь одежду, и даже при беглом взгляде возникало ощущение того, что мышцы его тверды на ощупь и в расслабленном состоянии.
Джокер не обращал внимания на эти взгляды. Долгие годы в Преисподней научили его стоически переносить отсутствие женщин. Сейчас важнее была цель, ради которой он сюда приехал.
Глядя на москвичей и гостей столицы, Джокер испытывал приливы лютой ненависти к этим людям, нарядным, расфуфыренным, как попугаи. Ему хотелось наотмашь долбить в эти смазливые мордашки, слышать хруст костей, видеть выбитые зубы… А всё потому, что это стадо – в большинстве своём – существовало только ради того, чтобы жрать и гадить. Жрать вкусно, а гадить красиво, в золотые унитазы…
«Грёбаные потребители!» – зло подумал Джокер и двинулся к ближайшему ларьку. Как же ему хотелось вернуться в свой район! Туда, где за хамский «базар» могли пырнуть ножом, а шлюхи именовались шлюхами, а не «светскими дамами»…
Джокер сунулся было в «комок», но внезапно его грубо оттолкнули в сторону.
– Подождёшь, молодой! – рявкнул двухметровый амбал и склонился к окошку.
– Молодой?! – медленно проговорил Джокер, словно пробуя это слово на вкус, и без видимых усилий притянул к себе амбала за шиворот. – Ты кто такой, мразь?
– Я кто такой? – переспросил амбал, удивлённо хлопая глазами.
– Да, ты! – прорычал Джокер. – Ты кто по жизни, гнида, чтобы бычить тут не в тему?! Тебя прямо здесь положить?
– Меня? Положить? – взвился амбал, но в голосе его не слышалось былой уверенности.
Джокер ударил коротко, без размаха. Локтем в челюсть. Амбал врезался головой в ларёк и сполз, оставляя на стене кровавый след.
– Девушка! – Джокер протянул деньги. – Мне пять бутылочек «Жигулёвского». Нет, не этого. Рязанского. Ага, спасибо!
С этими словами Джокер пнул амбала в живот. Так, для порядка.
Хотя путь Джокера лежал в Подмосковье, он всё же решил немного побродить по городу. Красная площадь с мумией вождя мирового пролетариата, Александровский сад с толпами пьяных студентов, Арбат, вызвавший у Джокера новый приступ гнева и желание перебить бывших «вольных художников», ныне превратившихся в надоедливых барыг, и, наконец, бывший Калининский проспект, ныне гордо именуемый Новым Арбатом… Здесь Джокер задержался подольше. Ему нравился этот проспект. Почему? Кто знает… Может быть, потому что на Калининском проспекте (тьфу ты, на Новом Арбате) появлялась возможность затеряться в огромной толпе куда-то спешащих людей и подумать, хорошенечко подумать…
Джокер подошёл к бывшему фирменному магазину «Мелодии» и с грустью посмотрел на это здание. Когда-то – в детские годы – оно вызывало у него благоговейный трепет, поскольку именно здесь можно было приобрести самые новые пластинки… Ха! Теперешняя молодёжь вряд ли знает, что это такое!
Запищал «мобильник».
– Слушаю, – сказал Джокер.
– Игра начнётся через три часа, – донеслось из трубки, – не опаздывай!
Убрав мобильный, Джокер достал из сумки бутылку «Жигулёвского» и, откупорив, принялся жадно глотать рязанское пиво, по сравнению с которым даже хвалёные «Туборг» и «Хольстен» казались сущими помоями.

Часть первая.
Бог из машины.

– 1 –

Джокеру снился сон. В нём Джокер снова встретился с Богом. Но в этот раз не в «офисе», а в шикарном ресторане. Бог в одиночестве сидел за столиком и глушил водку. Он был печален и пьян.
Джокер подсел рядом, обратив внимание на то, что окружающие, не знавшие реального облика Господа, не обращают никакого внимания на потрёпанного старика, даже не подозревая, кто сидит с ними по соседству.
– А, Джокер! – еле ворочая языком, промямлил Бог. – Выпьешь?
Джокер кивнул.
Господь налил ему водки в стоявший рядом стакан из-под томатного сока, расплескав добрую половину по белоснежной скатерти. Они выпили, и Джокер достал сигареты, протянув одну из них Богу.
Тот закурил и сказал:
– Представляешь, сынок, в меня больше никто не верит!
Джокер хмыкнул.
– Отец, – ответил он, – ты в Москве! Здесь верят только в деньги! Как, впрочем, и везде в мире…
– Но это же неправильно! – Бог ткнул сигаретой мимо пепельницы и прожёг скатерть.
Джокер захохотал.
– А что правильно? Верить в Тебя, старый хрыч?! Ты у врача-то давно был? У психиатра? По поводу своей шизофрении?
Бог схватил стакан с водой и попытался окатить Джокера, но промахнулся, выплеснув всё на кого-то за соседним столиком. В ту же секунду буквально из воздуха материализовался охранник.
– Эй, дед, – проговорил он чётко поставленным голосом, – хорош буянить! Не то сейчас ментов вызову!
– Всё в порядке, братан! – вмешался Джокер. – Мы уже уходим!
Он выволок упирающегося Господа из-за стола и, расплатившись, потащил на улицу.
– Куда ехать помнишь? – спросил Джокер, запихивая Бога в такси. Господь назвал адрес, и они поехали.
Жилище Бога оказалось похуже самого отвратительного притона, в которых Джокеру приходилось бывать, – голые бетонные стены, гнилые полы, обвалившаяся штукатурка, разбитые стёкла в окнах, полчища тараканов… Посреди единственной комнаты была свалена куча какого-то грязного тряпья, куда Бог не преминул свалиться и тут же уснуть. Последнее, что помнил Джокер, – свернувшийся калачиком Господь, который плакал во сне и бормотал: «Ну почему же в меня никто не верит?»

– 2 –

Джокер пришёл в себя и тут же скорчился от навалившегося на него приступа боли. Пять пулевых ранений, в основном, в грудь, – это не шутки! Чёрт возьми! То, что Джокер остался жив, – поистине чудо! Всё могло закончиться гораздо хуже. Или лучше… В общем, с какой стороны на это смотреть. Сейчас Джокер немощен, но жив. В конечном итоге, если его не устраивало теперешнее положение, он мог наложить на себя руки.
Джокер пошевелился и застонал.
– Воды… – прошептал он. Но рядом никого не было. Дьявол! Так и подохнуть можно от жажды! Зачем, спрашивается, вообще тогда было его спасать? Чтобы помучить? Как вариант.
Стиснув зубы, Джокер попытался встать. Получилось это не сразу, но и когда он встал, Джокер не смог ступить и шага, тут же повалившись на пол. Грохот получился основательный, поэтому в комнату сразу вбежали люди.
– И зачем тебе это понадобилось? – раздался укоризненный голос.
– Пить, – прохрипел Джокер.
– А позвать нельзя было?
Джокер стиснул зубы и промолчал. Когда ему принесли воды, Джокер жадно вылакал всё, после чего его снова водрузили на койку.
– Если снова услышите грохот, – напутственно проворчал Джокер, – значит, мне захотелось в сортир…

– 3 –

После победы над Троими Властителями Преисподняя зажила новой жизнью. Не было больше смерти, убийств, кровавых схваток. Люди начали осваивать новые – пусть и не очень пригодные для жизни – территории, строить поселения, валить (где это было возможно) лес… Иными словами, обживаться. Климат несколько улучшился. По крайней мере, дождь шёл уже не так часто, а влажность уменьшилась. При этом, правда, в Преисподней всё равно царила вечная осень, но это никого не смущало. Многие «грешники» теперь часто наведывались в Райский Сад, ставший чем-то вроде местного курорта, в лето, но неизменно возвращались обратно. Преисподняя была их домом, который они не променяли бы ни на что на свете…
Политически Рай и Преисподняя поддерживали прекрасные дружеские отношения, зарыв «топор войны» и забыв взаимную ненависть.
Глядя на всё это, Джокер радовался, в глубине души понимая, что этой идиллии не суждено жить вечно, потому что рано или поздно люди устанут просто жить… Ничего не производя и не потребляя, не создавая культуры и не реализуясь как личности. Джокер старался не думать, что же будет тогда. Может быть, новая война. Может быть, творческий всплеск. А может быть, ещё что-то…
Но пока люди радовались жизни, тому, что больше не нужно никого убивать, умирать, стремиться к власти. Можно просто сидеть в своей хижине, попыхивая трубочкой, и наслаждаться своеобразной красотой окружающего мира. И не ждать выстрела в спину или подлого удара ножом.

– 4 –

Джокер прибыл в Райский Сад и тут же отправился к Верховному Управляющему – Петру, тому самому, что командовал Светлым Воинством во время битвы за Преисподнюю.
– Здорóво, Пётр! – входя, сказал Джокер. – Не занят?
– А чем я могу быть занят? – усмехнулся Пётр. – Теперь, когда Преисподняя больше не наш враг, пользы от меня никакой…
– Как и от меня, – понимающе кивнул Джокер. – Мы с тобой – как королева Англии. Вроде бы при власти, но всё и без нас делается.
Пётр достал из-под стола кувшин и плеснул чего-то тёмного в две глиняные кружки.
– Плодовое вино, – пояснил он.
– Хорошо вы тут живёте! – Джокер одобрительно крякнул и влил в себя содержимое кружки.
– Не очень, – отозвался Пётр, – плодов урождается мало, поэтому и вина изготавливается немного…
– Обидно. – Джокер откинулся на спинку стула.
– Ты по делу? – поинтересовался Пётр.
– Пожалуй, да, – ответил Джокер. – Мне хотелось бы взглянуть на машину перемещений.
– Собрался кого-нибудь отправить на Землю?
– Нет. Просто интересно. Столько про неё слышал, но ни разу не видел… Кроме того, мой «друг», дядя Лёша, куда-то запропастился, надо бы твоих сыскарей на него натравить… И как он смог улизнуть? Ума не преложу.
– Найдётся, – отмахнулся Пётр. – А почему ты его просто не пристрелил? Зачем весь этот эпатаж? Заточение в Непроходимой Глуши, и всё такое?
– Банальная месть, – оскалился Джокер. – Меня убили по поручению этого человека, а потом он заставил меня стрелять в своих друзей… Просто застрелить его было бы слишком милосердно.
– Жестокий ты, – сказал Пётр. – Издеваешься над стариком…
Джокер расхохотался.
– Этот старик нас с тобой одной левой уложит! Это он с виду – трухлявый пень, а на деле – такая хитрая и изворотливая скотина! Похлеще меня будет!
– Да… – Пётр призадумался. – Мне казалось, что хуже тебя просто никого быть не может…

– 5 –

Когда Джокера подвели к компьютеру, того охватил благоговейный ужас. Ещё бы! В девяносто седьмом году Джокер имел дело с «Пентиумом – 486», сейчас же перед ним был «Пень – 4» с частотой 2400 мегагерц. Кроме того, по сравнению с «девяносто пятым» «Windows XP» выглядела как звездолёт рядом с телегой.
– А из-под DOS’а тут работать можно? – робко поинтересовался Джокер у Нарзана, которому поручили ведение этого «ликбеза».
– Хрена лысого! – отозвался тот. – Только эмуляция в виде командной строки.
– Печально, – пробормотал Джокер.
– Итак, – торжественно произнёс Нарзан, – начнём с азов. «Мышь» не требует инсталляции…
– А коврик для неё – установки драйверов! – огрызнулся Джокер. – Не ерничай!
– Для начала приведём «Винду» в классический вид, – сказал Нарзан, – чтобы тебе было проще работать…
Джокер смотрел, слушал и вникал.
«ХРюша» оказалась не такой уж страшной, как показалось сначала. Старые «глюки» остались, новые – добавились. Но принцип работы был прежним. «Plug’n’Play» прогрессировал, что, собственно, было безразлично, поскольку Джокер хотел почувствовать «операционку», прежде чем знакомиться с различными мультимедийными «наворотами» и прочей «приблудой».
Джокер с тоской вспоминал свой старый «Синклер», информация на который загружалась с обычных аудиокассет… Раньше всё было другим – и языки программирования, и операционные системы, и сами компьютеры. Они были в чём-то проще, но при этом люди, общавшиеся с ними на «ты», воспринимались кем-то вроде полубогов. Сейчас же наступила эпоха «юзеров». Тех, кто плюхается в кресло перед «компом» и до последнего щёлкает «мышью», потому что с клавиатурой работать не умеет. Тех, кто называет монитор «телевизором» или, хуже того, «компьютером», а системный блок – «колонкой для дисков» или «процессором». Тех, кто даже не пытается в чём-то разобраться, а сразу же звонит в тех службу с криками, что их компьютер сломался. Эх, куда мир катится?..
– Команда «Выполнить» в меню «Пуск», – вещал тем временем Нарзан, – исполняет функцию консоли…
Джокер машинально кивнул и полез за сигаретами. Пока всё было ясно.
Когда теоретическая часть была закончена, Нарзан выгреб из ящика стола десятка два компакт-дисков.
– Во что ты играл? – поинтересовался он.
– Ну, в «Doom-I», «Duke», «Wolf»… – ответил Джокер. – «Half-Life» застал… «Quake-II»…
Нарзан осуждающе посмотрел на него.
– Хорошо, – сказал он. – Тогда установишь вот эти игры. Удачи!
Нарзан вышел, а Джокер принялся рассматривать диски. «Opposing Force», «Blue Shift», «Quake-III», очередная часть «Resident Evil», «Silent Hill-2,3,4», «Doom-III», «Half-Life-2» и много другого, о чём Джокер даже не слышал. Ладно, начнём со старой-доброй «Халявы». Джокер открыл CD-ROM и вставил туда диск «Opposing Force». Ну, держись, Гордон Фримен!

– 6 –

Джокер валялся в «лазарете» ещё с неделю. Всё это время он пребывал в неведении относительно происшествия в Зале Перемещений. На присматривавших за Джокером не действовали ни уговоры, ни угрозы. «Вот так и теряют авторитет!» – грустно подумал Джокер. С другой стороны, в Раю не обязаны почитать Владыку Преисподней. Опять же, непредоставление Джокеру какой-либо информации о случившемся можно было рассматривать и как проявление заботы. С известной долей корысти, поскольку было понятно, что Владыка не оставит этого просто так и пожелает отомстить. Мало кому захотелось бы испытать на себе гнев Джокера, ибо случай, когда он руками оторвал голову одному из солдат Армии Дьявола, уже стал притчей во языцах.
Поэтому Джокер был просто обязан выжить и поправиться, чтобы уничтожить всех тех, кто нарушил то недолгое перемирие между Раем и Адом, к которому столь длительное время стремились обе стороны.
Джокер с трудом поднялся с койки и, кряхтя, побрёл в туалет. Слабость ещё давала о себе знать. Лишь только он покончил со своими делами, дверь в комнату распахнулась, и туда вошёл незнакомый Джокеру человек.
– Я – новый Верховный Управляющий, – сказал пришедший. – Меня зовут Гавриил.
– Не иначе, архангел… – проворчал Джокер.
– Не смешно! – надулся Гавриил.
– Кому как, – Джокер уселся на край кровати. – И что тебе нужно, Гаврила?
Гость ошалел от такой наглости, но попытался не подать виду.
– Ты в курсе, чем закончилась перестрелка в Зале Перемещений? – спросил он.
– Судя по тому, что ты – новый Управляющий, Пётр мёртв, – заключил Джокер.
– Да. И не только он.
– Ясно. – Джокер кивнул. – Выяснили, кто это был?
– Дети Апокалипсиса. Реакционная религиозная секта. Когда стало известно, что Бог и Сатана – это одно и то же, большинством голосов было принято решение, что Апокалипсис допустить нельзя. Но некоторые люди придерживались иных взглядов. Они считали, что, если Бог придёт на Землю и получит мощную поддержку Добра, то Сатана в нём обессилит и не проснётся никогда. Эти люди объединились в секту, но до недавнего времени не предпринимали никаких попыток воплотить свои планы в жизнь. Они всегда вели с нами долгие теоретические споры, но никогда не намекали, что планируют всё испробовать на практике…
– Понятненько, – проговорил Джокер, – лоханулись вы, ребята, по-крупному. Зачем же они отправились на Землю, ведь Апокалипсис невозможен сейчас чисто физически! К нему нет предпосылок, да и Господь, который больше не получает подпитки в виде душ, ослаб и не может проникнуть в наш мир из своего измерения…
– По последним данным, – произнёс Гавриил, – Детям Апокалипсиса удалось найти способ переправить Бога на Землю.

– 7 –

Машина перемещений, по сути, представляла собой целый комплекс автоматов, работавших на автономном питании. Откуда бралась энергия для их функционирования, никто не знал. При первом взгляде на комплекс в памяти всплывали чёрно-белые кадры кинохроники, повествовавшей о каком-нибудь физико-техническом НИИ. То тут, то там мигали разноцветные лампочки, сами собой щёлкали переключатели, что-то гудело и трещало. «Зал управления», где за пультом сидело четверо человек, был отгорожен от основного помещения толстым стеклом. «Операторы», как и положено, были облачены в белые халаты. Джокер совсем бы не удивился, если бы кто-то из сотрудников сейчас подошёл к нему со словами: «Good morning, mister Freeman! Nice to see you!», а потом из пролома в стене полезли бы хэд-крабы и зомби.
В центре основного зала находился так называемый Портал Перемещений. Это была огромная стеклянная «колба», в верхней части которой размещалось нечто вроде турбины, куда и «затягивало» перемещаемых. Наружная сторона «турбины» была накрыта каким-то «колпаком», не соединённым ни с чем из оборудования.
В общем, Жуль Верн, Кир Булычёв или Артур Кларк чувствовали бы себя здесь вполне уверенно.
– Вижу, что тебя это не впечатляет, – усмехнулся Пётр.
– Пожалуй, – согласился Джокер. – Я представлял себе это несколько иначе… Пофантастичнее, что ли…
– Шутник! Мы воду до сих пор вёдрами таскаем, а ты хочешь, что бы тут у нас был «город будущего»!
– Не хочу, – поправил Петра Джокер, – а надеюсь. Точнее, надеялся.
Пётр не успел ничего ответить, потому что в этот момент двери Зала Перемещений распахнулись и туда ворвалась группа (человек пятнадцать-двадцать) вооружённых людей. Краем глаза Джокер заметил, что «зал управления» тоже захвачен. «Пришельцы» были одеты в чёрные камуфляжные костюмы и маски.
– О! – воскликнул Джокер. – «ОМОН»! Мы, вроде, вас не вызывали…
Вместо ответа ближайший из «боевиков» ударил Джокера прикладом в голову. Но удар не достиг цели, поскольку Джокер, сделав сальто назад, заехал нападавшему берцем в подбородок и, приземлившись, сделал шаг вперёд, поймав выпавшую из рук «боевика» винтовку.
Нацелив её на противников, Джокер поинтересовался:
– Ребята, а может всё-таки по-мирному всё разрулим?
Ответом ему был залп со всех стволов.
Прыгнув в сторону и откатившись за ближайший аппарат, Джокер увидел, как тело Петра, подброшенное в воздух, буквально рвёт на куски градом крупнокалиберных пуль. Да, Джокер, ты точно попал! Подмоги ждать неоткуда. Да если она и будет, то трупу Джокера уже станет безразлично, отомстят за него или нет. Единственное, что радовало, – огонь противника, раскрошив толстое стекло в «зале управления», уничтожил всех, кто находился там, – и своих, и чужих. То есть тылы чисты.
Стрельба стихла, и Джокер услышал торопливые крадучиеся шаги со всех сторон. Его брали в кольцо. Чёрт! И ведь сбежать не удастся. Джокер пошарил по карманам и обнаружил там увесистое огниво – чей-то подарок. Снова прислушавшись, он приблизительно определил, где находится его противник и, не целясь, метнул огниво через голову.
– Ложись! – закричал кто-то. Это-то и нужно было Джокеру. Он выпрыгнул из своего укрытия и принялся расстреливать всех, кто попадался ему в поле зрения.
Число жертв Джокера достигло девяти, когда ему в грудь ударила первая пуля…

– 8 –

За полгода Джокер так наловчился играть во всякие «думы-квейки», что в компьютерных клубах, куда он иногда заглядывал от нечего делать, уже ходили легенды про какого-то странного непобедимого «геймера», способного в одиночку выстоять против десятка противников в тот же «Counter-Strike». Собственно, мастерство Джокера основывалось на том, что из-за компьютера он выбирался только поесть да сходить в туалет. Даже засыпал он часто, лёжа на клавиатуре.
Игровые навыки Джокеру вскоре пригодились. Сначала был чемпионат по «CS» в Москве, на котором команда Джокера заняла первое место, затем – всероссийский чемпионат с тем же победителем, и уж потом – международные «состязания» по «Quake» в Голландии. Там Джокеру досталось почётное третье место, но и это было значительной победой.
Так что предстоящая игра уже не страшила Джокера. Он ощущал, что готов к ней, несмотря на заверения разработчиков о качественно ином уровне самой игры и технической поддержки.
Но то, что Джокер увидел на презентации, потрясло его до глубины души.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.