Собирать грибы

Из цикла «Как это по-русски…»

Александр давно приглашал меня к себе на дачу. И взахлёб рассказывал о том, как у него там хорошо, какая там замечательная природа, речка рядом. Лес – вот он, за забором. А в заборе дырка специальная, чтобы далеко ходить не надо было. И он даже свои ежегодные путешествия на байдарках забросил. Всё на этой даче пропадал. Даже на Селигер в прошлом году и то с этой самой дачи стартовал. Благо – она у него как раз на полпути к Селигеру находится.
Интересно мне стало, на что же он свою прежнюю жизнь променял? Давно я к нему в гости напрашивался. Давно он меня к себе в гости приглашал. Да что-то всё не складывалось. А тут, видишь как, случай приключился – год грибной выдался. А у него там этих белых грибов – завались! Он их даже не считает, потому как утомительное это дело – считать грибы, когда они в таком количестве попадаются. Это Александр так рассказывает. Врёт, небось!
А тут у нас ещё дело было недалеко от него, на полпути от его дачи к Москве. А дело это было как раз в субботу – самый удобный день, чтобы в гости ходить… Или за грибами… Или совместить эти два мероприятия…
Вот ведь как хочется – и в гостях побывать, и грибы пособирать. Дилемма, знаешь ли! С одной стороны, интересно же посмотреть, кто как живёт. Пообщаться опять-таки. А с другой стороны, в гости ехать – далеко получается. А грибочки… Это ж какая радость для глаз! Какая соблазнительная возможность для отдыха!.. И какая польза для семейного бюджета! И они же, вот ведь в чём прелесть нынешнего года, они – везде водятся!
В общем, закончили мы с Леной быстренько это своё дело и оказались перед выбором – то ли в ближайший лес за грибами идти, то ли сделать крюк километров в сто пятьдесят и наведаться к Александру. Выбирали мы, выбирали. И выбрали второе. Всё правильно – мы не ищем лёгких путей!
Отзвонил я Александру, чтобы он мне дорогу подробно объяснил. Он, конечно, и раньше рассказывал, как к нему проехать. Но я как-то вполуха слушал. Больше из любопытства, а не по нужде… Только не надо, пожалуйста, этих шуточек, что сейчас, мол, мне по нужде нужно сходить за тридевять земель…
И вот вспоминаю я его наставления на путь истинный… Который на его дачу ведёт… И всё, что у меня в памяти всплывает, это лес дремучий да река, протекающая рядом. А это, знаешь ли, не те ориентиры, по которым можно безошибочно дорогу найти. Вот если бы точное географическое местоположение знать. Широту… Долготу… Сколько там метров над уровнем моря… Тогда можно было бы и с навигатором…
О! Я помню, как Вовка мучался с этим навигатором, зная, что до цели всего три километра и видя перед собой забор бескрайний! Ну уж нет! Не буду повторять его ошибок! Тут, по всему выходит, без знания дорог, ориентиров и прочих особенностей местности не обойтись.
В общем, выяснил я все эти подробности. Нужные магистрали, шоссе, дороги и тропинки я с помощью Александра на карте нашёл. Ну, и напоследок он мне выдал самый главный совет:
– Там, говорит, как будешь вот к этому месту подъезжать, позвони, я выйду на дорогу тебя встречать.
Всё, как всегда, просто и понятно…
Вот почему так получается – начинаешь разбираться со всякими технологическими новшествами, типа навигатора, и ни черта не понятно?.. Или понятно, но перед тобой забор… Или забора нет, лес вокруг дремучий, а эта зараза… в самый, понимаешь, нужный момент… и не работает!
Да-а… Вот тут-то и нужен Александр, который укажет пальцем в нужную сторону и растолкует, где какие ориентиры, и куда от них надо двигаться.
Только, вот ведь в чём беда, Александра каждый раз с собой в лес не возьмёшь. Да и найти примечательные места в однородной, в общем-то, местности…
Вот я тут недавно историю слышал про ориентирование в лесу. Пошла как-то компания за грибами… Опять я про грибы! А чего тут удивляться? Дело в наших краях обычное… И чего-то они так увлеклись, что забрели в места незнакомые. Да ещё и самого главного знатока тамошних мест где-то по дороге потеряли. Ну, не то, чтобы потеряли, а, я так думаю, он сам, не будь дурак, в глухомань непролазную не полез.
Кричат они, кричат, на помощь зовут, а что толку? Кто их там услышит? Вот представь – потерявшаяся компания в чаще непроходимой, без провожатого, без навигатора. Который всё равно не помог бы. Жуть! Ну, правда, научно-технический прогресс на месте не стоит. Все у нас сейчас с сотовыми телефонами ходят. Ну и что толку в лесу от сотового телефона, спросишь ты? Слушай дальше…
Звонят они своему Ивану Сусанину. Мол, ты где?.. Обычный, в общем-то вопрос, если бы не необычность ситуации… Последовал совершенно нормальный ответ – в лесу, мол, грибы собираю. А вы где?.. Да вот, потерялись, выводи нас отсюда скорее…
И вот тут-то и начинается самое интересное. Как объяснить, куда их черти занесли? У высокой ёлочки, справа от которой двойная берёза? Да этих ёлочек и берёз в лесу… Всех и не упомнишь!.. Ну, а как дать направление, куда идти? Огибаешь эту ёлочку и под углом тридцать пять градусов… Так, что ли? Или – идите на северо-северо-восток? А как тут стороны света определишь, если небо тучами затянуло, стволы деревьев мхом покрыты со всех сторон равномерно… И вообще, все эти приметы, они, как навигатор, в глухом лесу не работают. Вот задачка-то!
Но решение было найдено! И это было гениально! Как это их провожатый сумел рассчитать, в какую сторону они могли пойти и как далеко зашли? Уму непостижимо! Он что, вознёсся мыслию над лесом и увидел бедолаг сквозь кроны деревьев?
В общем, его установка выглядела примерно так. Посмотрите, говорит, наверх!.. Вот! Потрясающее решение!… А они, чудаки, всё вниз смотрели, да по сторонам. Вот как, оказывается, грибы-то надо собирать! Или дорогу к дому искать… Видите, говорит, в какую сторону облака плывут? Они вас выведут! Идите за ними, только чуть-чуть правее. А через полчаса кричите, тогда я вас должен услышать.
И что ты думаешь? Ведь сработало! А ты говоришь – навигатор. Я как-то карте да вот таким знатокам здешних мест типа того мужика или Александра больше доверяю…
Вот и в нашем случае я в точности выполнил все указания Александра, и в расчётное время в расчётном месте, уже находясь на просёлочной дороге, услышал звонок своего телефона.
– Ты где? – Задал он традиционный вопрос.
– Я, – говорю, – на какой-то грунтовой дороге. Трясёт меня на кочках нещадно. А куда ехать, не знаю. Спросить некого. Никто что-то по дороге не попадается… А, вот, мужик какой-то навстречу идёт.
– Ну, спрашивай! – И мужик, а это был Александр, машет мне рукой и широко улыбается…
А на улице моросит мелкий дождь. И автомобильные дворники, недовольно жужжа, широкими движениями расчищают мне ветровое стекло. И я вижу покосившиеся ржавые ворота и такой же покосившийся ржавый забор. И Александр в мокрой куртке и забрызганных грязью туристских башмаках сидит рядом со мной, как штурман, на переднем сидении и даёт указания:
– Ну, вот мы и приехали. Давай сюда. Есть, конечно, и парадный въезд, но здесь ближе.
Так вот он какой – рай в понимании Александра! Ну-ну, пусть уж он экскурсию проведёт, покажет, что здесь где? А то что-то всё это мне пока непонятно. Эта его маниакальная страсть к таким, даже по российским меркам, экзотическим местам…
По раскисшей от дождей дороге мы подъезжаем к типичному дачному домику. Тридцать пять квадратных метров в основании, с мансардой, под двускатной крышей. Всё, как позволяли стандарты советских времён. На крыльце стоит Ирина, жена Александра, и издалека машет нам рукой. Я лихо завожу машину в ворота, попутно отмечая, что ворот на его участке двое.
– Это, – говорит Александр, – потому, что у меня здесь раньше два участка было. Вот видишь здесь канаву, я её ещё не успел засыпать, так вот это – граница между ними.
Пока Лена и Ирина долго и тепло встречаются, как это принято у женщин, я, не мешкая, отправляюсь в сопровождении Александра на экскурсию.
– Слушай, как тут у тебя много строений! И как мало грядок! – Отмечаю я необычную особенность его хозяйства.
– Сейчас, погоди, я тебе всё покажу. Вот это – дом. – Начинает Александр подробный рассказ с самого большого строения.
Ну, не совсем же я тупой. Типично дачный домик я уж, со своим опытом, ни с чем другим не перепутаю. Я даже обиделся.
– Ну, это я догадался. – Говорю. Тут мой взгляд остановился на втором по величине сооружении. – Можно, я дальше буду угадывать? Вон там – летняя кухня.
В общем-то, совершенно обычное дело на даче – иметь летнюю кухню. Чтобы в жару, летом, а, как правило, летом на даче и живут, этот горячий цех по приготовлению пищи стоял как-нибудь особняком. Некоторые даже из летней кухни такие особняки отгрохивают! Но тут я ошибся!
– Нет, Серёга, не угадал. – Расплылся Александр в довольной улыбке. – Это – сарай. И там лежат всякие ненужные вещи.
О, да! На даче почему-то очень любят скапливаться ненужные вещи. В общем-то, понятно! Всегда находится что-то старое: одежда, обувь, мебель, которым уже нет места в городской квартире. А вот на даче как раз именно этого-то и не хватает… Это оправдание такое дачники придумывают, потому что выбрасывать жалко. Но на самом деле через очень непродолжительное время всё это перекочёвывает на помойку. Или набивается в сарай. Поскольку до помойки ещё сколько тащить надо!
Но как же это я так промахнулся! Я ещё раз, уже повнимательней, посмотрел на сарай. Да ну, типичная летняя кухня. Это Александр чего-то чудит!
– Ладно, тогда вот это у тебя летняя кухня. – Уже неуверенно показываю я на другое сооружение.
Вот оно как раз больше напоминает мне сарай. Но дело в том, что когда я оглядел всё вокруг, ничего другого, подходящего под это определение, мне не встретилось.
– Опять не угадал. Это очень интересная постройка. Она имеет историческую ценность. Пойдём! Ты должен это видеть! – И Александр увлекает меня по направлению к ветхой, заваливающейся набок лачуге. – Вот! Первое, что было построено на этой земле!
Я ещё раз удостоверился в том, что Александр умеет быть убедительным. Я ни секунды не сомневался, что ЭТО – было первое рукотворное сооружение со времён освоения этих территорий человечеством.
– И, наверное, охраняется государством, раз ты порушить его не можешь?
– Э, Серёга! Порушить-то я, конечно, могу. Но зачем? Я, видишь ли, жду, когда оно само рухнет.
Я смотрел на это нечто и с каждой минутой всё более и более удивлялся, какой же волей к жизни оно обладало. Пола у него не было вовсе. Может быть, он сгнил самым первым. Может быть, прежним хозяевам не хватило на него стройматериалов, и они решили, что эта часть здания не самая главная. Соответственно вместо пола была земля, кое-где поросшая крапивой и другими сорными растениями.
Потолок… На потолок смотреть было страшно – того и гляди, обрушится. Он подкосился, подломился, прогнулся и вообще держался на одном честном слове. Мне этого слова показалось недостаточно для обеспечения собственной безопасности, и я не рискнул пройти внутрь и осмотреть всё вблизи. Облокачиваться на косяк двери я тоже не рискнул – уж больно ненадёжно он выглядел.
Александр ликовал. Он любит производить впечатление, и ему это сейчас в полной мере удалось. Но я не собирался сдаваться. Всё моё детство прошло под знаком дачи. Детей своих на даче вырастил. Что он себе тут позволяет, этот новатор дачного хозяйства?
Я подошёл к сооружению настолько типичному, что у меня не было и тени сомнения.
– Это – туалет!
Ликование Александра достигло апогея. Он аж засветился, как солнышко, которого так не хватало в этот пасмурный день!
– Нет, Серёга! Ты мыслишь старыми категориями! Удобства во дворе… Да ты что! На улице двадцать первый век. И уже давно изобретён биотуалет.
– Да? – Удивился я. – А я думал, что биотуалет в твоём понимании – это, эвон, в любом месте окружающего леса.
– Серёга! Мы же не станем нарушать экологию.
Ну, про экологию он зря так сказал. У меня на это есть весомый аргумент.
– Ну, знаешь, – возразил я, – как раз этим экологию и не нарушишь!
– А культурка? – Не растерялся Александр.
Крыть было нечем, и я перевёл взгляд на… На… Вообще-то это был душ. Квадратный в основании, с металлическим баком вместо крыши. Тоже весьма типичное сооружение. Ни с чем не перепутаешь. Но загадочный менталитет Александра ввёл меня в сомнение, а долгий изучающий взгляд – в лёгкий ступор…
– А-а… Э-э…
– Ни за что не догадаешься! Это – душ! – Добил меня Александр.
И тут я с удивлением обнаружил, что эта, как бы это сказать… нормальность, что ли… для меня оказалась полнейшей неожиданностью.
– А что же он у тебя такого странного жёлто-белого в разводах цвета? – Пытался я защищаться.
– Ну, сначала я его обил белым сайдингом, – начал издалека Александр, – а потом посмотрел как-то с улицы, что, думаю, за холодильник у меня там стоит? И покрасил его остатками желтой краски. А краски было мало, и на пластик она плохо ложится. Зато теперь на холодильник не похоже.
– Да, – согласился я, – холодильники такого цвета не делают.
По хорошо утоптанной тропинке я пошёл от душа по направлению к дому и увидел прямо перед собой решётчатую стенку, отделяющую грядки от площадки под яблоней с врытым в землю столом. Как-то неожиданно из памяти выплыло необычное слово, и я произнёс:
– А вот это – пергола!
Эффект от этой фразы оказался неожиданно сильным. У Александра пропала улыбка, и весь его вид показывал нешуточное замешательство. Выражаясь спортивным языком, наконец-то я размочил счёт. Который к этому времени был уже просто неприличным.
– А ты откуда знаешь?
Как он мог забыть, что мне тоже не чужды огородничество, садоводство и цветоводство! Это, наверное, от самоуверенности. Усыпил-таки я его бдительность. И вот тут я перехватил инициативу и перешёл в наступление.
– И тапинамбур ты здесь, посреди участка, совершенно зря посадил! Очень вредный сорняк. Размножается со страшной силой, а избавиться от него крайне трудно, у него корни глубоко растут.
Про тапинамбур это я тоже сильно сказал. Не всякому известно это растение. Но Александр умеет держать удар:
– А зачем от него избавляться. У него корни съедобные, и цветёт он красиво.
– Да ну! – Не согласился я. – То ли недоразвитый подсолнух, то ли переросшая ромашка. Да и корни можно есть только с голодухи или ради прикола.
И у нас ещё довольно долго шла ожесточённая дискуссия, завершившаяся, впрочем, ничьей – каждый остался при своём мнении.
Но вот потом Александр сразил меня наповал! Нет, я, конечно, могу найти для себя оправдание – дома и стены помогают, и, как в нашем случае, растения. Но такого, честно говоря, я от него не ожидал. Чтобы он, этот турист и лентяй по натуре… Кстати, до сих пор не перестаю удивляться, как это в нём уживается… И чтобы он такое начудил, натворил!
Он подвёл меня к яблоне. Нормальная яблоня, не старая. А потом обратил моё внимание на одну её веточку. Всё! Дальше я отключился. Это был страшный нокаут! Я не помню, что он мне там объяснял про сорта и про прививки. Мне было достаточно того, что я видел. На этой ветке висели яблоки совершенно другого сорта, чем на всём остальном дереве. В этом не было и тени сомнения!..
Потом я, уже будучи в состоянии тяжелейшего грогги, был подведён к чахлым деревцам, и мне было объяснено, что через несколько лет здесь будет шуметь сад…
Потом я смутно помню какую-то лужу и глинистый холмик рядом. И далёкий голос уверял меня, что это жутко глубокий, такой, что даже зимой не промерзает, пруд с карпами и альпийская горка. Да-да, вот здесь, где сейчас пожухлая трава, сильно смахивающая на бурьян. Вот здесь ещё совсем недавно росли прекрасные цветы…
Потом помню чавкающее болото под ногами. И сквозь моё заторможенное сознание пролетела согревающая мысль – как хорошо, что я догадался переобуться в сапоги. И картофельное поле… По-моему, я слышал, что, показывая на эту грядку, Александр сказал «картофельное поле». И ямка на месте выкопанного кустика, залитая водой.
– О, это необыкновенная картошка. – Говорил он. – С одного куста я собираю ровно двенадцать картофелин. Не больше и не меньше! Если получается меньше, то я знаю, что надо там ещё порыться, и обязательно найдёшь недостающие.
И я ему не возражал. Я ему даже верил. А как же не верить? Это очень даже может быть, что с одного куста он собрал ровно двенадцать картофелин. У него же ведь всего один куст и был выкопан. И этот куст был выкопан не просто так, а специально к нашему приезду. К обеду. И я даже знал, что будет на обед – жареная картошка, грибы… Но я опять ошибся… Сколько же ещё таит загадок это на первый взгляд ничем не примечательное место?..
– Ну, Серёга, пойдём шашлыки жарить. – Предложил Александр. И доставая откуда-то полуторалитровую пластиковую бутылку пива, добавил. – А как ты относишься к пинте доброго старого эля?
Я был подавлен, разбит. Мои мозги были заморочены, закручены в какую-то не ту сторону. В связи с чем вообще отказывались что-либо понимать… Наверное, надо просто расслабиться и не пытаться разгадывать непостижимое… Но…
– К сожалению, я за рулём. – Вздохнул я.
– Это я заметил, – хмыкнул Александр, – но неужели ты думаешь, что я тебя вот так вот сегодня отпущу – без шашлыка, без пива, без прогулки в лес. Ты что, разве не за грибами сюда приехал?
Александр попал в точку. Я хотел шашлыка, я хотел пива. А ещё больше я хотел прогуляться в лес. И ещё – раз уж не суждено понять, то хоть окунуться во всё это, прочувствовать. Ведь не спроста же Александр так сюда рвётся! Быть может, то, из-за чего весь сыр-бор, находится там, за забором, в сыром бору. И я совсем не хотел уезжать отсюда, так и не познав этого.
– Только извини, Серёга, шашлык уже надоел. Сегодня будем делать шпикачки.
А я не возражал. Шпикачки так шпикачки. Ведь самое главное не в продукте, а в процессе. Да и за продукт я был спокоен. В шашлычном опыте Александра у меня сомнений не было…
Пока Александр занимался растопкой мангала, я разлил по пластиковым стаканам пиво. И смотрел на пузырьки, которые поднимались к пенной шапке. И мне казалось, что пиво закипает. Как будто расшалившееся солнце спрыгнуло с неба и отдаёт свою необузданную энергию, свой жар бурлящему напитку. А руке, держащей стакан, было почему-то холодно. И это было странное ощущение. И всё было каким-то странным – странная дача, странный Александр, странная яблоня, под которой мы сидим… И этот странный холодок кипящего пива…
– Всё дело в волшебных пузырьках!
Я, наверное, сказал это вслух. Потому что Александр перестал подкладывать в огонь дрова и переспросил:
– Чего-чего?
– Да так, вспомнил старую рекламу…
И разгорался костёр в мангале. И куда-то подевался дождь. Ну и ладно! Не очень-то он был и нужен. И разговор ни о чём под завораживающие отблески огня и кипящий холодок пива.
А потом – чудный запах жарящегося на огне мяса. Такой проникающий запах, с очень большой зоной поражения. Думаю, что не один человек на противоположном краю посёлка отложил в сторону свои дела и, задумчиво потягивая носом воздух, мечтательно глядел в нашу сторону, может быть, даже не осознавая этого…
Вот же она, летняя кухня Александра, неожиданно осенило меня! А как же всё здорово придумано! Как же я раньше не догадался?
А всё потому, что я не был расслаблен. А это важно! Самые великие озарения приходят в расслабленном состоянии. Самые большие падения можно пережить, если ты не напрягаешься, а просто валишься, как мешок… А что за примерами далеко ходить – пьяный, бывает, так шарахнется, думаешь, всё, помер человек! А он ничего, встанет, да ещё и за бутылкой пойдёт – отмечать своё второе рождение…
А мы сейчас дожарим шпикачки и тоже пойдём за бутылкой. Пива. У него там в доме много его припасено, целый ящик. В доме на веранде накрыт стол. Салаты, картошка. Мы несём шампуры, источающие умопомрачительный запах, от которого плотоядно урчит живот и кружится голова… Или это пиво начинает действовать?..
А ещё у нас есть вино. Какой же шашлык без красного вина? Не водкой же запивать! Мы привезли с собой трёхлитровую коробку красного сухого вина. По дороге, в Рузе затарились…
Тоже ведь, кстати, история была. Мы, когда по карте дорогу к Александру смотрели, обнаружили, что из населённых пунктов, хоть как-то тянущих на определение – крупный, у нас по дороге встречается только один – Руза. Ну, мы туда и завернули, чтобы чего-нибудь с собой привезти. Не с пустыми же руками ехать! А чтобы приличный продукт взять, это мы знаем, надо в центр города ехать.
И вот тут-то нас и ждал сюрприз – центр был оцеплен милицией. Ну, думаем, попали! Распоясавшиеся террористы и сюда добрались! И теперь все спецслужбы на ушах стоят, этих террористов ловят. А что мы ещё могли подумать? Пришлось возвращаться назад, объезжать центр с другой стороны и зайти в первый попавшийся магазин. Именно в магазин, потому что в многочисленных палатках вино не продаётся, а продаётся только то, что не внушает нашего доверия. В магазине мы обнаружили вино, шоколадные конфеты, полное отсутствие покупателей и, как следствие, скучающего и зевающего продавца.
– Скажите, а вот эту бутылочку можно посмотреть поближе? – Начинаю я прицениваться к вину.
– Посмотреть-то, конечно, можно, – отвечает скучающий продавец, – да только купить не получится.
– Как так – не получится? – Удивляюсь я. – Что у вас сегодня происходит?
– День Города. – Грустно отвечает скучающий продавец. – Спиртное продавать нельзя.
– Ну, надо же, как нам не повезло! – Огорчаемся мы. – А мы сами-то нездешние, не знали. А можно…
– Ну, только если никто вас не увидит. – Оживляется скучающий продавец.
– Да мы незаметно проскочим. – Заверяем мы его. – У нас машина, вот она, прямо у входа припаркована.
И повеселевший продавец начинает суетиться, предлагать свой алкогольный товар. И нам уже приходится напоминать ему о конспирации, так как он, похоже, был готов сгрести с прилавков все бутылки и коробки и распихать их нам по карманам…
Но когда у Александра я выставлял на стол коробку с вином, скашивая взгляд на впечатляющих размеров ящик с пивом, у меня было ощущение, что все наши старания оказались напрасными. Александр был, как всегда, вполне самодостаточным. Но Ирина так искренне обрадовалась. Да и вино оказалось неплохим.
И потом, в самом деле, нам – пиво, женщинам – вино. Это вполне соответствовало текущим потребностям разнородного коллектива… Эк я сказанул!.. Чего только ни приходит в голову, находящуюся под некоторым градусом…
Мы ели купаты, или шпикачки, или как там правильно эти сосиски-колбаски называются? И запивали пивом-вином. И с жареной картошкой. И с салатиками. И я замечаю, что что-то странный у салата вкус. Чего Ирина туда наложила?
– Это сельдерей? – Опять пытаюсь я угадать.
Но сегодня явно не мой день. Александр покровительственно похлопывает меня по плечу.
– А, Серёга, вот ты и попал! Это – любисток.
Я чуть-чуть не поперхнулся. В общем-то, мне было известно такое название одной из пряных трав. Но сейчас, в устах Александра, это звучало, как приговор.
– Господи! А что же это такое, и куда это я попал?
– А это, – объясняет Ирина, – такая трава с очень интересным запахом. И ещё говорят, она добавляет мужскую силу.
– Кхм! – Всё! Приговор оглашён. Недавнее чуть-чуть перешло в ярко выраженное попёрхивание. – Чего это ты так заботишься о нашей мужской силе?
– А это, Серёга, – поясняет Александр, – на самом деле у любистока побочный эффект такой. А основное его действие пока что не изучено. Вот ты и попал в подопытные кролики!
– Чёрт! А я-то думал, что это кролики так быстро размножаются?
– Да ты не переживай так, Серёга, – успокаивает меня Александр, – квартира у тебя большая, тесно не будет…
И вот, когда еда и пиво уже не лезли в горло, а проклюнувшееся сквозь тучи солнце своими длинными тенями дало нам знать, что оно готово завалиться на покой, нас напротив покой покинул. Нас со страшной силой потянуло в лес, по грибы. Трудно было придумать более идиотское занятие, чем идти на ночь глядя в лес за грибами!
Но всё дело в том, что мы хотели назавтра утром пораньше в Москву уехать, какие-то дела нас там ждали. Сейчас уж и не вспомнить, какие. Но, видать, очень важные, если мы всё время о них вспоминали.
А не сходить в лес мы уже не могли… Па-апрашу без намёков… Где находится биотуалет, Александр нам уже показывал…
Хотя, извиняюсь, про туалет… Всего пару слов… Мы когда по дороге ехали… Путь-то неблизкий… И остановились, значит, у лесочка. Разделились, зашли за кустики, дела свои сделали. Смотрю – Лена возвращается к машине, торжественно держа перед собой белый гриб.
– Ни фига себе! – Удивляюсь. – Как тебе это удалось?
– А всё дело в том, – говорит, – что, когда присядешь, земля вокруг лучше просматривается.
Ох, уж до чего хитрые эти женщины!..
И вот, представь, раз уж между делом так подфартило, то уж в хорошо исследованном грибном лесу… С опытным проводником… А времени-то уже оставалось в обрез. А мы так хорошо нагрузились за столом… И теперь с этим грузом… Но деваться некуда, уф-ф, надо идти!
Александр снабдил нас корзинками, ножами, подвёл к дырке в заборе и лихо просочился сквозь неё. За ним последовала Ирина. И уже оттуда, из леса, они наблюдали, как мы примериваемся.
– Я же тебе говорила, что надо идти через ворота. – Упрекала Александра Ирина, оценивающе разглядывая наши увеличившиеся габариты.
– Да ты чего? Такой крюк давать! – Защищался он.
– Какой крюк? Тут идти всего сто метров!
Ну, это Ирина сказанула! Чтобы Александр прошёл лишних сто метров? Да и не такая уж маленькая эта дырка оказалась. Лена протиснулась. И я, по идее, должен.
– Серёга, у тебя корзинка не пролезет. Давай её через забор. – Со знанием дела предупредил Александр.
Я, естественно, послушался и протянул ему корзинку. В общем-то, проблем с пролезанием у меня не возникло – несколько раздувшееся тело, как оказалось, не потеряло своей упругости. Когда я оказался по другую сторону забора, Александр торжественно вручил мне мою тару и сказал:
– Ты пока на грибы внимания не обращай, а потом я тебе скажу, когда можно.
И я не обращал внимания на грибы, потому что было не до них. Тропинка проходила через заросли крапивы, от которой надо было уворачиваться, попутно перешагивая через мокрые коряги. Через какое-то время крапива расступилась и тропинка так же внезапно, как и крапива, кончилась. А дорогу нам перегородили еловые посадки. Ели стояли ровными плотными рядами. И мы уткнулись как раз в такой ряд.
– Всё, мы пришли. – Скомандовал Александр.- Теперь объясняю, слушайте внимательно. Идём вдоль по посадкам, двигаемся влево, каждый берёт по делянке… Ну, и собирайте своих белых, конечно.
И он нырнул сквозь сомкнутые еловые ветки куда-то внутрь. Всё это казалось странным. Рядом с посёлком лес, который не совсем лес, а лесные посадки. Полный, как нас уверяют, грибов… В ненастный осенний субботний вечер…
Кстати, опять принялся нехотя моросить дождь. И это было совсем некстати. И ещё некстати были мокрые колючие ветки в еловой стене, которые к тому же норовили больно хлестнуть по шее, по спине, по ногам.
Внутри лесопосадок всё выглядело ещё более странно – как будто ты стоишь в длинном-длинном коридоре, узком и без потолка. В качестве пола – мох и опавшие иголки, травы практически нет… И вот там, в этом мху и иголках, рассыпаны в больших количествах грибы. Свинушки, сыроежки, ещё какая-то мелочь, которой и названия-то не знаешь. Их действительно много. Хоть косой коси! Но ведь не за ними же мы сюда приехали! Свинушек в такой грибной год в любом лесу, что листьев. А где же вот эти-то, самые главные?
Из соседней полосы вынырнул Александр.
– Ну что, Серёга, нашёл что-нибудь?
И, видя моё замешательство, продолжил:
– Пойдём, я тебе покажу, что надо искать.
И опять исчез. Я последовал за ним. В соседнем коридоре собрались все наши, и Александр читал им лекцию.
– Значит, так. На все эти грибы, которые на виду, внимания не обращайте. А смотреть надо вот на что. Видите – бугорок, иголки приподняты? А там сквозь иголки светло-коричневый листочек проглядывает? Так вот, это вовсе не листочек!
И Александр делает магические пассы над бугорком. И когда он убирает руки, мы видим замечательный маленький пузатенький белый гриб!
И как будто дунул порыв ветра. И как будто нас этим ветром сдуло. И только тающий вдалеке напутственный голос Александра:
– Э, э! Не забудьте посмотреть вокруг гриба. Белые здесь по одному не водятся, семьями растут.
И опять передо мной бескрайний еловый коридор, усыпанный, как я теперь уже знаю, сорными грибами.
Не вижу! Хоть убей, не вижу я этих бугорков с замечательным содержимым внутри! Вот маслята. Прекрасные грибы!.. Что я, и маслят собирать не буду?.. Не буду!.. Я за белыми пришёл!.. Чёрт!.. Шага нельзя сделать, чтобы на маслёнка не наступить!.. Нет, надо вот эту семейку собрать, чтоб не мешались под ногами.
И я срезаю семейку аппетитных маслят. И тут моя рука натыкается на что-то одновременно и твёрдое, и упругое, чуть шершавое и чуть склизкое. И сердце замирает – он! Я вижу эту коричневую бугристую шляпку, осторожно раскапываю ножку. Как он глубоко зарылся!
Есть первый экземпляр! И с каким-то уже другим чувством я встаю и делаю шаг… Стоп! Как же я забыл лекцию Александра! Двоечник! Они же по одному не растут!.. Я оборачиваюсь, осматриваю всё вокруг. Тьфу! Опять эти маслята в глаза лезут!.. Да нет! Ошибся Александр! Этот белый был один… Я опять делаю шаг в сторону и опять возвращаюсь. Надо всё-таки ещё раз проверить.
И сажусь на корточки. И ещё раз, сантиметр за сантиметром осматриваю землю… Вот! Это что? Почему же я его раньше не видел? Я не знаю, их что, с микроскопом надо искать? Я откапываю второй белый, а сам в это время кошу по сторонам. И это всё? Я уже завёлся. Мне надо, чтобы было ещё и ещё. Я уже просто шарю по земле, как будто что-то потерял. Я глажу землю, эти иголки, этот мох… И чувствую сквозь мох упругий пупырышек… Ещё один…
Мы ещё не дошли до конца коридора, как вдруг из стены вырастает Александр.
– Ну, что набрал? – Он заглядывает в мою корзинку. – Маслят не берём – они червивые.
И он бесцеремонно их выбрасывает. Я ничего не успеваю возразить… А мне они казались нормальными.
– Поворачиваем резко вправо до тропинки. – Командует Александр.
– А как же грибы? – Пытаюсь возразить я.
– Забудь об этих недоростках! Я тебе покажу такое место, закачаешься! Вот там будут настоящие белые. – Увлекает меня за собой Александр. – Такая полянка!.. Если там сегодня никто не ходил…
Да, немаловажное если. А если кто-то ходил? А мы тут оставляем… этих вот… маленьких… Я с грустью бросаю прощальный взгляд на волшебный еловый коридор. Или, правильнее сказать, на грядку… Да, это больше напоминает грядку, где выращивают грибы… Мы пересекаем ещё одну грядку, и ещё.
Я делюсь с Александром своими огородными ассоциациями. Он соглашается. А потом говорит:
– Я каждый день хожу по этим грядкам. Но это неинтересно. Это надоедает. И тогда я иду немножко подальше, за овраг, в настоящий грибной лес.
– А это что, разве не грибной лес? – Удивляюсь я.
– Ты же сам сказал, что это грядки. – Парирует Александр.
Но на подходе к грибной поляне нас ждало разочарование. Мы услышали чьи-то голоса. Мы, конечно, прошли по поляне. Мы, конечно, что-то нашли. Но это что-то явно не дотягивало до обещанного.
Какой странный народ, эти грибники! Солнце уже зашло, а они в лес собрались… Я вижу, как Александр разговаривает с запоздалым грибником. Потом подходит ко мне.
– Это, – говорит, – мой сосед. Он в лес-то пошёл не за грибами. Грибы – это только повод. Он с собой бутылочку прихватил. И так, чтобы жена не увидела, на свежем воздухе…
И Александр начал почему-то перекладывать свои грибы в мою корзинку.
– Ты это зачем? – Спрашиваю. – Тяжело таскать стало, что ли?
– Э, Серёга! – Сосредоточенно продолжал свою работу Александр. – Я тут, понимаешь… Этими грибами… Завалил… А, вот!
И он извлёк из-под грибов откуда-то со дна корзинки… ещё одну бутылку пива и пластиковые стаканы.
– А передохнуть? – Предложил он.
– Хороший тост! – Согласился я.
Мы пристроились на сваленном дереве, отложили в сторону корзинки.
– Вот тут вот, на этой полянке, – мечтательно произнёс Александр, прихлёбывая из стакана, – я на прошлой неделе… Да если бы не этот старый пень, мой сосед… Мы бы и сейчас, знаешь, сколько насобирали! Вот под этой берёзкой. Кхм! Во! Видал!
И он показал на торчащий у нас за спиной знатный белый гриб. Это был не такой белый, каких мы собирали на грядке между ёлок. Это был – выросший, но не переросший, созревший, но не переспевший… Как раз такой, какой надо!
– А? Каков? – Удовлетворенно продолжал Александр. – Иди, срезай. И не забудь вокруг посмотреть!
И Александр, показывая своё безразличие, отвернулся и принялся допивать своё пиво.
– Эх, не вовремя ты, Серёга, приехал. Вот на прошлой неделе… Я в лес по нескольку раз в день ходил. Счёт грибам на корзинки вёл. А потом надоело считать. Только белых собирал… Или на грядки ходил специально за маленькими. Или, когда надоест, в грибной лес, вот за такими. Ну что, ты готов? Пошли дальше, я тебе речку покажу!
– Э, э! – Воспротивился я.- А как же грибы?
– Да что тебе эти грибы? – Отмахнулся Александр. – Будут тебе по дороге грибы!
Я с сожалением оставил не до конца исследованную грибную полянку. Но, что делать, двинулся за Александром. Скоро мы воссоединились с нашими женщинами и вышли на берег речки. Я ожидал увидеть хиленький ручеёк, который в любом месте можно перейти вброд, не замочив трусов. Но, к моему удивлению, это оказался весьма полноводный поток, внушающий уважение. В таком и искупаться можно с удовольствием, и рыбку половить.
Александр как будто прочитал мои мысли:
– Помнишь, я рыбку вяленую приносил?
Я вспомнил. Рыбёшка некрупная, но вполне достойная. Под стать этой речке.
– Так вот это я как раз здесь ловил. – Продолжил Александр. – Вот там, за поворотом, перекат. Мы ещё пройдём туда. А вот здесь, смотри, какая красота! Сейчас мы поздно пришли, солнце уже зашло. Да и тучки мешают… А заходит оно вон там… На фоне реки… Тихо… Птички поют.
– Сейчас осень, птички уже не поют. – Возразил я.- Птичкам холодно, они в стаи собираются и на юга летят. Птички в начале лета поют.
– Ну, так я в начале лета и ловил.
И Александр, озабоченно поглядывая на начинающее темнеть небо, потащил нас смотреть перекат… Посмотрели… Нет там никакого переката. Ну, течение чуть-чуть быстрее.
– Это сейчас дождей много прошло. – Объяснял Александр. – А вот в прошлом году, когда жара стояла всё лето, вот на том берегу полоска песка открывалась, а вот тут вода на камнях так и бурлила, так и бурлила!
И у меня перед глазами возникла прекрасная картинка – жара, пляж…
– А где тут у вас пляж? – Опрометчиво поинтересовался я.
– О, Серёга, голова! – Неожиданная мысль посетила Александра. – Мы сейчас купаться пойдём!
– Да ты чего? – Пытался я его вразумить. – Какое купание? Сейчас холодина на улице, и вон, дождь опять начинается.
Но Александра было уже не остановить.
– Дождь как начнётся, так и закончится. А ты, понимаешь, в кои-то веки приехал в гости, и так и не искупаешься, что ли? И потом тебе…э-э…всю жизнь будет мучительно больно…э-э…от сознания того, что…э-э…
– Я боюсь, – бесцеремонно прервал я его лихо завёрнутую сентенцию, – что мне как раз будет мучительно больно, если сейчас искупаюсь. В такую погоду есть опасность что-нибудь отморозить.
– Эх, Серёга! – Улыбнулся Александр. – А любисток на что? У Ирины там целая грядка посажена. И потом… Нет, ты видел? Народ наш пляж занял!
Я не поверил своим глазам! У речки на пологой полянке, которая, видимо, и была местным пляжем, одевалась хорошенькая компания. Сомнений не было – они купались! Нет, определённо – я попал в деревню чудаков!
– У меня плавок нет! – Попытался я привести последний аргумент.
– А у меня их тоже нет. И у этих ребят, сто пудов, их тоже не было. Кому они, на фиг, нужны, эти плавки!
– Нет, ну как же так? – Упёрся я. – Тут толпы купальщиков ходят. Наши женщины, опять же.
– А мы на вас смотреть не будем. – Подзадорила Ирина.
– Нет, нам как раз интересно посмотреть, как это вы в такую воду полезете. – зябко поёжилась Лена.
Александр призадумался. Будут смотреть, не будут смотреть? Как всё сложно-то.
– Ладно. – Принял он решение. – Тут дальше есть ещё одно место, где можно к воде спуститься. Пойдём!
Моя последняя надежда рухнула! И я вслед за Александром стал продираться через прибрежный кустарник и крапиву. Опять начался дождь. И теперь он расходился не на шутку. В лесу, в кустах ещё было терпимо, но когда мы оказались на поросшем густой травой берегу, дождь стал сильно доставать.
Но здесь, за кустами, нас уже точно не было видно. Да и вообще, я так думаю, во всём лесу, кроме нас, никого уже не осталось. Ни один дурак в такую погоду носу из дома не высунет!.. Хотя в здешних краях зарекаться не стоит!..
– В воде будет теплее. – Успокаивал меня, а заодно и себя, Александр.
Мы разделись. Догола, естественно. Поскальзываясь и чертыхаясь, зашли в воду… Теплее не стало. Даже как-то наоборот. Быстрое течение уносило остатки решимости.
– Тут хоть неглубоко? – Поинтересовался я.
– Не-а. – Ответил Александр. – Если вот этот поток переплыть, там будет коса песчаная, она сейчас под водой…
Обычно всегда так бывает – заходишь в воду, она тебе кажется холодной. А потом постоишь немного, привыкаешь. Мы постояли немного по колено в воде. Но так и не привыкли… Вода не казалась холодной, она была холодной… И был холодным дождь, лившийся сверху.
– А, теперь уже всё равно! – Подумал я и окунулся…
– А-а-а! Ё-о-о! – После погружения мой словарный запас истощился.
Я энергично заработал руками и ногами. Песчаная коса оказалась почему-то слишком близко.
– Ну, как тебе водичка? – Поинтересовался уже стоящий там Александр.
– М-м! – Я почувствовал, как начинает сводить некоторые части тела.
– Я знал, что тебе понравится.- Как-то необычно понял мой ответ Александр.
Мы стояли на песчаной косе по пояс в воде. И стояли не просто так, а перед дилеммой: быть или не быть? То есть – плыть или не плыть на пляж, где нас заждались зрители.
– Может, мы всё-таки не поплывём на пляж? – Я наконец-то смог связать несколько слов.
– Пожалуй, Серёга, ты прав! – Как-то уж больно быстро согласился со мной Александр.
И, не мешкая, мы двинулись в обратный путь… И вышли на берег… Нет, не так… Мы выползли на берег… Нет, опять не так… Мы попытались выползти на берег… Вот, теперь похоже… Потому что от дождя глинистый берег стал вязким и скользким. А когда всё-таки удавалось выбраться на траву, мы оказывались настолько выпачканными, что приходилось опять спускаться к воде и отмываться.
После нескольких неудачных попыток нам, наконец, удалось в относительно чистом виде добраться до одежды. Полотенца, естественно, не было. А кто мог предугадать, что так всё произойдёт? Но особой нужды в нём не было. Дождь изрядно подмочил нашу одежду, так что наши мокрые тела мы облачили в уже привычную для них среду.
Когда мы проделали обратную дорогу к пляжу через заросли кустов и крапивы, наши женщины были сильно удивлены.
– А мы вас ждали со стороны реки. Так вы, значит, так и не искупались?
И все наши заверения, что мы всё-таки сделали это, остались не понятыми…
Обратный путь от реки к дому оказался гораздо короче, чем я ожидал.
– Так мы ж специально по лесу шли, чтобы грибы пособирать. – Прокомментировал это странное явление Александр. – А тут к реке прямая тропинка ведёт, вот, три минуты.
Темнота наступала быстро. Дождь не прекращался. Мокрая одежда не создавала даже иллюзии тепла. И если бы не… Да, я начал понимать местную публику, которая ходит в лес, обязательно прихватив с собой в корзинке бутылку… Мало ли что в дороге может случиться…
А дома у Александра работал обогреватель. Тепло! У него ещё и печка есть, настоящая, русская. Но сейчас не зима. Хватало и обогревателя… Перевёрнутого набок… Потому что, кроме обогрева, он ещё одну важную функцию выполнял. Над ним сетка была приспособлена. А на сетке грибы сушились.
Александр сгрёб их в кучу, освободив место под новую партию. Ирина поставила на плиту большую кастрюлю, потому как одна только сетка со всем объемом грибов справиться не могла. И начался процесс переработки …
Несмотря на всю свою привлекательность, есть в сборе грибов и своя отрицательная сторона. Их надо чистить, а потом ещё куда-то девать. Есть, конечно, много способов, куда их девать, кроме банального выбрасывания на помойку. Ну, например, пожарить, посушить, отварить, заморозить. Выбрать-то есть из чего. Да вот проблема в том, что это надо делать быстро, можно сказать – сразу же. Потому как грибы прозябания без дела не любят. Вот и сидели мы с этими грибами аж до двух часов ночи. И спальные места нам с Леной выделили специально рядом с горячим цехом. Чтоб, значит, не мешали мы хозяевам отдыхать.
А хозяева пошли спать на второй этаж, в мансарду. Это, когда мы ещё за столом сидели и на всю эту гору грибов тоскливо глядели, Александр рассказал нам, что только-только перед нашим приездом второй этаж вагонкой закончил обивать. И, значит, этой ночью у них там, на втором этаже, новоселье будет. Ну, новоселье, мы, конечно, тут же и отметили. А потом захотели посмотреть, что же мы отмечаем?
Я опрометчиво стал первым подниматься по лестнице и упёрся головой в люк в потолке. Это, конечно, прекрасная идея – закрывать второй этаж в холодное время. Чтобы тепло не улетучивалось. Но сейчас я оказался в дурацком положении – за мной на лестнице стоит толпа народу, а я, получается, их торможу. Но ничего с этим проклятым запором сделать не могу! Стоят они за мной, как бы это сказать, «гуськом», да ещё и подхихикивают над моей нерасторопностью! А потом весь «гусёк» разворачивается обратно. И Александр, этот вожак стаи, оказавшийся почему-то в самом конце, идёт, как ему и полагается, впереди и, что-то там куда-то сдвинув, открывает проход наверх. Ох, уж эти мне «ноухаущики»!
Надо сказать, что сам факт, что Александр стал заниматься строительством, был для меня ещё одним сюрпризом. До сего дня я предполагал, что ремонт уже имеющихся и возведение каких-то новых конструкций – это не его хобби… Судя по его московской квартире… Но я уже сбился со счёта, который раз за сегодняшний день ошибся.
Разбросанные по всей даче инструменты и остатки стройматериалов свидетельствовали об обратном. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, были самодельные полочки, перегородочки… И – вагонка, вагонка. Всё – в вагонке. Всё свеженькое, замечательно пахнущее деревом… Ну, прибрать кое-где стружки, опилки, обрезки… Красота!.. О! Санузел на втором этаже! Ну, пока ещё без надлежащего оборудования… Но вот именно сюда… после обильных возлияний… должен будет добираться ночью страждущий гость… Преодолевая крутую лестницу и тяжёлый люк в потолке… Нет, пожалуй, что зимой Александр меня сюда в гости не заманит… Но пока что, слава Богу, биотуалет и рукомойник стояли внизу, под лестницей. Да и на улице опять же, ещё не мороз…
А мы со своими грибами, кажется, заполонили весь первый этаж. И густой грибной дух сопровождал весь наш густой грибной сон. А наутро… А наутро мы позавтракали и начали собираться домой.
– А грибной лес?- Удивлённо спросил Александр. – Как? Вы уедете, так и не посмотрев, какой у нас грибной лес?
– А вчера мы где были? – Не поняли мы.
– Вчера мы на речку ходили.- Разъяснил Александр.
И мы уже видели, какие бывают грибные грядки и грибные полянки. И нам ещё не успели надоесть белые грибы. И тут этот коварный искуситель предлагает нам наведаться в настоящий грибной лес! Разве мы могли отказаться? Даже предчувствуя, что очередная порция грибов аукнется нам очередным сидением на кухне до двух часов ночи.
Мы, естественно, пошли. Вслед за нами, естественно, пошёл дождь. Что-то он уж больно к нам привязался. Как собачка бездомная. Трусит где-то сзади. А потом вдруг начинает приставать…
Дождик бездомным щенком трусил где-то сзади, иногда куда-то убегая по своим делам, потом появляясь вновь…
Мы опять очутились на грибных грядках. Создалось такое впечатление, что куда бы ты ни пошёл от посёлка, всё равно твой путь неизбежно приводит сюда… А потом огородами, огородами… Грибными огородами… И, что интересно, повторилась вчерашняя картина – опять те же бугорочки с растущими в них белыми на фоне грибов-сорняков… Это где ж такое видано, чтобы маслята считались сорняками! Дожили!
Но Александр не дал нам вдоволь насладиться грибным огородничеством.
– Здесь не задерживаемся. Идём в грибной лес.
Ладно, доверимся знатокам здешних мест. Хотя, как-то не хочется от грибов уходить. Но к нашей радости лесопосадки сменил очень симпатичный лесочек. С очень симпатичными полянками. С очень симпатичной невысокой травкой. И с очень симпатичными подосиновичками в этой травке.
Но Александр увлекает нас всё дальше и дальше.
– Что? Мы такие подосиновички тоже не берём? – С угрозой в голосе обращаюсь я к нему.
– Я бы не советовал тебе отвлекаться. – Пожимает он плечами. – Не забывай, мы идём в грибной лес.
Грибной лес, грибной лес. Навязчивая идея какая-то! Разве грибной лес и тот лес, в котором растут грибы, это не одно и то же? Ерунда получается! Я никак не могу привыкнуть к тому, что в этих странных краях происходит удивительное смещение понятий. Трансформация очевидного в невероятное и наоборот.
Откуда-то неподалёку раздаётся возглас Лены:
– Ой, какие подберёзовички красивые, маленькие, крепенькие.
– Нет, мы что, будем ещё и подберёзовики собирать? – Возмущается Александр.
– Подберёзовики мы тёте Гале отдадим. – Вступается за подругу Ирина.
До чего же иногда занятно бывает за этим понаблюдать! Чисто женский менталитет! Лена знает, что подберёзовики – грибы нежные, до Москвы мы их не довезём. Но грибной азарт перехлёстывает, и она начинает их собирать. Ирина знает, что в Москву мы подберёзовики не повезём. Но разбрасываться грибами, раз они собраны, не следует. Значит, их надо куда-то пристроить. И есть некая тётя Галя, которая в такую погоду в лес точно не пойдёт и эти грибы уж точно возьмёт. Кто ж от халявы откажется!
Я вообще подозреваю, что ни один нормальный житель этого посёлка, который, можно сказать, купается в этих грибах, в такую погоду в лес не пойдёт… Только если сильно выпить захочется, как вчерашнему соседу Александра…
Но, с другой стороны, я здесь уже второй день, а нормальных людей что-то и не встречал. Или, может быть, всё наоборот – это я ненормальный, а все остальные нормальные? Но только всё это как-то странно – в лес ходят, чтобы бутылочку распить. Купаются в чём мать родила в любую погоду… За дровами идут… Вот уж ни за что не догадаешься!.. Нет, не в лес! К родственникам на противоположный конец посёлка!
Ей-богу, не вру! Сам видел. Это, когда мы с Александром вчера взялись шашлык жарить, оказалось, что дрова кончились. И Ирина с Леной пошли… Вот-вот, точно так, как я только что говорил…
Ну вот, теперь мне семейка подберёзовиков попалась. Нет, не буду собирать. Проявлю твёрдость характера… Хм! Ну, если только тёте Гале…
Александр гонит нас всё дальше и дальше, как пастух своё стадо на нехоженое горное пастбище. Останавливаться не даёт. Это, говорит, не грибной лес. Грибной лес дальше.
А я всё никак не могу успокоиться. Ну ладно, подберёзовики. С этим я ещё могу смириться – всё равно тёте Гале достанутся. Но подосиновики-то чем ему не угодили?
Мы переходим через овраг. Я ведь помню, он же говорил, что там, за оврагом… Ну, так где же? Так когда же?
– Всё! – Сжаливается над нами Александр. – Теперь смотрите под ноги и собирайте.
Ура! Наконец-то мы в грибном лесу! Сбылась наша мечта – пособирать белых в настоящем грибном лесу!.. Ах, какой красивый грибной лес!.. Действительно, замечательный грибной лес!
Мы смотрим под ноги… Мы ещё раз смотрим под ноги… Мы смотрим ещё и по сторонам ради разнообразия… Ходим и смотрим… Ходим и смотрим… Ходим и смотрим…
Да это не просто красивый и замечательный лес! Это уникальный лес! Везде по дороге, как мы сюда шли, нам попадались самые разнообразные грибы. И только здесь, в этом грибном лесу… Эй, Сусанин, ты куда нас завёл?
Ну, нельзя сказать, что в этом лесу совсем не было грибов. Врать не буду! И белые здесь попадались. Иногда… Но мы всегда как-то с особой теплотой и нежностью вспоминали грибные грядки или заросли подосиновиков и подберёзовиков, с которых нас так безжалостно прогонял Александр.
Ну, конечно же! Я всё понял! Мы тут в гостях ненадолго. Скоро в Москву слиняем. И вот тогда… Он возьмёт свою самую большую корзинку. Которая в дырку в заборе не пролезает. И все эти нормальные-то места и прочешет! И все наши грибы-то и срежет. И беленьких малюсеньких, и подосиновичков красненьких-прекрасненьких. И этих, которые до Москвы всё равно не доедут, которые тёте Гале…
Ну и ладно. Может, Александр и прав. Наберём прорву грибов, а потом… Вот-вот, весь понедельник на работе будем мучиться, недосып кофием лечить.
А так – ведь есть что вспомнить! И грибы, какие хотели, пособирали. И шашлыки поели. И даже, бр-р-р, искупались. Каких только впечатлений не нахватались!..
Но – пора, пора… И мы стоим у машины, и, как всегда, долго прощаемся.
– Эх, Серёга! А рыбки-то мы с тобой на вечерней зорьке и не половили! – Сетует Александр, передавая мне многочисленные банки и сумки с грибами.
– И на гитаре ты опять нам так ничего и не сыграл. – Вторит ему Ирина.
И то правда. Я огорчённо вздыхаю. Но и так у нас была, как любит говорить Ирина, обширная программа. А то, что не всё успели… Ну, так что ж! Придётся приехать в гости ещё раз…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Собирать грибы

Из цикла «Как это по-русски…»

Александр давно приглашал меня к себе на дачу. И взахлёб рассказывал о том, как у него там хорошо, какая там замечательная природа, речка рядом. Лес – вот он, за забором. А в заборе дырка специальная, чтобы далеко ходить не надо было. И он даже свои ежегодные путешествия на байдарках забросил. Всё на этой даче пропадал. Даже на Селигер в прошлом году и то с этой самой дачи стартовал. Благо – она у него как раз на полпути к Селигеру находится.
Интересно мне стало, на что же он свою прежнюю жизнь променял? Давно я к нему в гости напрашивался. Давно он меня к себе в гости приглашал. Да что-то всё не складывалось. А тут, видишь как, случай приключился – год грибной выдался. А у него там этих белых грибов – завались! Он их даже не считает, потому как утомительное это дело – считать грибы, когда они в таком количестве попадаются. Это Александр так рассказывает. Врёт, небось!
А тут у нас ещё дело было недалеко от него, на полпути от его дачи к Москве. А дело это было как раз в субботу – самый удобный день, чтобы в гости ходить… Или за грибами… Или совместить эти два мероприятия…
Вот ведь как хочется – и в гостях побывать, и грибы пособирать. Дилемма, знаешь ли! С одной стороны, интересно же посмотреть, кто как живёт. Пообщаться опять-таки. А с другой стороны, в гости ехать – далеко получается. А грибочки… Это ж какая радость для глаз! Какая соблазнительная возможность для отдыха!.. И какая польза для семейного бюджета! И они же, вот ведь в чём прелесть нынешнего года, они – везде водятся!
В общем, закончили мы с Леной быстренько это своё дело и оказались перед выбором – то ли в ближайший лес за грибами идти, то ли сделать крюк километров в сто пятьдесят и наведаться к Александру. Выбирали мы, выбирали. И выбрали второе. Всё правильно – мы не ищем лёгких путей!
Отзвонил я Александру, чтобы он мне дорогу подробно объяснил. Он, конечно, и раньше рассказывал, как к нему проехать. Но я как-то вполуха слушал. Больше из любопытства, а не по нужде… Только не надо, пожалуйста, этих шуточек, что сейчас, мол, мне по нужде нужно сходить за тридевять земель…
И вот вспоминаю я его наставления на путь истинный… Который на его дачу ведёт… И всё, что у меня в памяти всплывает, это лес дремучий да река, протекающая рядом. А это, знаешь ли, не те ориентиры, по которым можно безошибочно дорогу найти. Вот если бы точное географическое местоположение знать. Широту… Долготу… Сколько там метров над уровнем моря… Тогда можно было бы и с навигатором…
О! Я помню, как Вовка мучался с этим навигатором, зная, что до цели всего три километра и видя перед собой забор бескрайний! Ну уж нет! Не буду повторять его ошибок! Тут, по всему выходит, без знания дорог, ориентиров и прочих особенностей местности не обойтись.
В общем, выяснил я все эти подробности. Нужные магистрали, шоссе, дороги и тропинки я с помощью Александра на карте нашёл. Ну, и напоследок он мне выдал самый главный совет:
– Там, говорит, как будешь вот к этому месту подъезжать, позвони, я выйду на дорогу тебя встречать.
Всё, как всегда, просто и понятно…
Вот почему так получается – начинаешь разбираться со всякими технологическими новшествами, типа навигатора, и ни черта не понятно?.. Или понятно, но перед тобой забор… Или забора нет, лес вокруг дремучий, а эта зараза… в самый, понимаешь, нужный момент… и не работает!
Да-а… Вот тут-то и нужен Александр, который укажет пальцем в нужную сторону и растолкует, где какие ориентиры, и куда от них надо двигаться.
Только, вот ведь в чём беда, Александра каждый раз с собой в лес не возьмёшь. Да и найти примечательные места в однородной, в общем-то, местности…
Вот я тут недавно историю слышал про ориентирование в лесу. Пошла как-то компания за грибами… Опять я про грибы! А чего тут удивляться? Дело в наших краях обычное… И чего-то они так увлеклись, что забрели в места незнакомые. Да ещё и самого главного знатока тамошних мест где-то по дороге потеряли. Ну, не то, чтобы потеряли, а, я так думаю, он сам, не будь дурак, в глухомань непролазную не полез.
Кричат они, кричат, на помощь зовут, а что толку? Кто их там услышит? Вот представь – потерявшаяся компания в чаще непроходимой, без провожатого, без навигатора. Который всё равно не помог бы. Жуть! Ну, правда, научно-технический прогресс на месте не стоит. Все у нас сейчас с сотовыми телефонами ходят. Ну и что толку в лесу от сотового телефона, спросишь ты? Слушай дальше…
Звонят они своему Ивану Сусанину. Мол, ты где?.. Обычный, в общем-то вопрос, если бы не необычность ситуации… Последовал совершенно нормальный ответ – в лесу, мол, грибы собираю. А вы где?.. Да вот, потерялись, выводи нас отсюда скорее…
И вот тут-то и начинается самое интересное. Как объяснить, куда их черти занесли? У высокой ёлочки, справа от которой двойная берёза? Да этих ёлочек и берёз в лесу… Всех и не упомнишь!.. Ну, а как дать направление, куда идти? Огибаешь эту ёлочку и под углом тридцать пять градусов… Так, что ли? Или – идите на северо-северо-восток? А как тут стороны света определишь, если небо тучами затянуло, стволы деревьев мхом покрыты со всех сторон равномерно… И вообще, все эти приметы, они, как навигатор, в глухом лесу не работают. Вот задачка-то!
Но решение было найдено! И это было гениально! Как это их провожатый сумел рассчитать, в какую сторону они могли пойти и как далеко зашли? Уму непостижимо! Он что, вознёсся мыслию над лесом и увидел бедолаг сквозь кроны деревьев?
В общем, его установка выглядела примерно так. Посмотрите, говорит, наверх!.. Вот! Потрясающее решение!… А они, чудаки, всё вниз смотрели, да по сторонам. Вот как, оказывается, грибы-то надо собирать! Или дорогу к дому искать… Видите, говорит, в какую сторону облака плывут? Они вас выведут! Идите за ними, только чуть-чуть правее. А через полчаса кричите, тогда я вас должен услышать.
И что ты думаешь? Ведь сработало! А ты говоришь – навигатор. Я как-то карте да вот таким знатокам здешних мест типа того мужика или Александра больше доверяю…
Вот и в нашем случае я в точности выполнил все указания Александра, и в расчётное время в расчётном месте, уже находясь на просёлочной дороге, услышал звонок своего телефона.
– Ты где? – Задал он традиционный вопрос.
– Я, – говорю, – на какой-то грунтовой дороге. Трясёт меня на кочках нещадно. А куда ехать, не знаю. Спросить некого. Никто что-то по дороге не попадается… А, вот, мужик какой-то навстречу идёт.
– Ну, спрашивай! – И мужик, а это был Александр, машет мне рукой и широко улыбается…
А на улице моросит мелкий дождь. И автомобильные дворники, недовольно жужжа, широкими движениями расчищают мне ветровое стекло. И я вижу покосившиеся ржавые ворота и такой же покосившийся ржавый забор. И Александр в мокрой куртке и забрызганных грязью туристских башмаках сидит рядом со мной, как штурман, на переднем сидении и даёт указания:
– Ну, вот мы и приехали. Давай сюда. Есть, конечно, и парадный въезд, но здесь ближе.
Так вот он какой – рай в понимании Александра! Ну-ну, пусть уж он экскурсию проведёт, покажет, что здесь где? А то что-то всё это мне пока непонятно. Эта его маниакальная страсть к таким, даже по российским меркам, экзотическим местам…
По раскисшей от дождей дороге мы подъезжаем к типичному дачному домику. Тридцать пять квадратных метров в основании, с мансардой, под двускатной крышей. Всё, как позволяли стандарты советских времён. На крыльце стоит Ирина, жена Александра, и издалека машет нам рукой. Я лихо завожу машину в ворота, попутно отмечая, что ворот на его участке двое.
– Это, – говорит Александр, – потому, что у меня здесь раньше два участка было. Вот видишь здесь канаву, я её ещё не успел засыпать, так вот это – граница между ними.
Пока Лена и Ирина долго и тепло встречаются, как это принято у женщин, я, не мешкая, отправляюсь в сопровождении Александра на экскурсию.
– Слушай, как тут у тебя много строений! И как мало грядок! – Отмечаю я необычную особенность его хозяйства.
– Сейчас, погоди, я тебе всё покажу. Вот это – дом. – Начинает Александр подробный рассказ с самого большого строения.
Ну, не совсем же я тупой. Типично дачный домик я уж, со своим опытом, ни с чем другим не перепутаю. Я даже обиделся.
– Ну, это я догадался. – Говорю. Тут мой взгляд остановился на втором по величине сооружении. – Можно, я дальше буду угадывать? Вон там – летняя кухня.
В общем-то, совершенно обычное дело на даче – иметь летнюю кухню. Чтобы в жару, летом, а, как правило, летом на даче и живут, этот горячий цех по приготовлению пищи стоял как-нибудь особняком. Некоторые даже из летней кухни такие особняки отгрохивают! Но тут я ошибся!
– Нет, Серёга, не угадал. – Расплылся Александр в довольной улыбке. – Это – сарай. И там лежат всякие ненужные вещи.
О, да! На даче почему-то очень любят скапливаться ненужные вещи. В общем-то, понятно! Всегда находится что-то старое: одежда, обувь, мебель, которым уже нет места в городской квартире. А вот на даче как раз именно этого-то и не хватает… Это оправдание такое дачники придумывают, потому что выбрасывать жалко. Но на самом деле через очень непродолжительное время всё это перекочёвывает на помойку. Или набивается в сарай. Поскольку до помойки ещё сколько тащить надо!
Но как же это я так промахнулся! Я ещё раз, уже повнимательней, посмотрел на сарай. Да ну, типичная летняя кухня. Это Александр чего-то чудит!
– Ладно, тогда вот это у тебя летняя кухня. – Уже неуверенно показываю я на другое сооружение.
Вот оно как раз больше напоминает мне сарай. Но дело в том, что когда я оглядел всё вокруг, ничего другого, подходящего под это определение, мне не встретилось.
– Опять не угадал. Это очень интересная постройка. Она имеет историческую ценность. Пойдём! Ты должен это видеть! – И Александр увлекает меня по направлению к ветхой, заваливающейся набок лачуге. – Вот! Первое, что было построено на этой земле!
Я ещё раз удостоверился в том, что Александр умеет быть убедительным. Я ни секунды не сомневался, что ЭТО – было первое рукотворное сооружение со времён освоения этих территорий человечеством.
– И, наверное, охраняется государством, раз ты порушить его не можешь?
– Э, Серёга! Порушить-то я, конечно, могу. Но зачем? Я, видишь ли, жду, когда оно само рухнет.
Я смотрел на это нечто и с каждой минутой всё более и более удивлялся, какой же волей к жизни оно обладало. Пола у него не было вовсе. Может быть, он сгнил самым первым. Может быть, прежним хозяевам не хватило на него стройматериалов, и они решили, что эта часть здания не самая главная. Соответственно вместо пола была земля, кое-где поросшая крапивой и другими сорными растениями.
Потолок… На потолок смотреть было страшно – того и гляди, обрушится. Он подкосился, подломился, прогнулся и вообще держался на одном честном слове. Мне этого слова показалось недостаточно для обеспечения собственной безопасности, и я не рискнул пройти внутрь и осмотреть всё вблизи. Облокачиваться на косяк двери я тоже не рискнул – уж больно ненадёжно он выглядел.
Александр ликовал. Он любит производить впечатление, и ему это сейчас в полной мере удалось. Но я не собирался сдаваться. Всё моё детство прошло под знаком дачи. Детей своих на даче вырастил. Что он себе тут позволяет, этот новатор дачного хозяйства?
Я подошёл к сооружению настолько типичному, что у меня не было и тени сомнения.
– Это – туалет!
Ликование Александра достигло апогея. Он аж засветился, как солнышко, которого так не хватало в этот пасмурный день!
– Нет, Серёга! Ты мыслишь старыми категориями! Удобства во дворе… Да ты что! На улице двадцать первый век. И уже давно изобретён биотуалет.
– Да? – Удивился я. – А я думал, что биотуалет в твоём понимании – это, эвон, в любом месте окружающего леса.
– Серёга! Мы же не станем нарушать экологию.
Ну, про экологию он зря так сказал. У меня на это есть весомый аргумент.
– Ну, знаешь, – возразил я, – как раз этим экологию и не нарушишь!
– А культурка? – Не растерялся Александр.
Крыть было нечем, и я перевёл взгляд на… На… Вообще-то это был душ. Квадратный в основании, с металлическим баком вместо крыши. Тоже весьма типичное сооружение. Ни с чем не перепутаешь. Но загадочный менталитет Александра ввёл меня в сомнение, а долгий изучающий взгляд – в лёгкий ступор…
– А-а… Э-э…
– Ни за что не догадаешься! Это – душ! – Добил меня Александр.
И тут я с удивлением обнаружил, что эта, как бы это сказать… нормальность, что ли… для меня оказалась полнейшей неожиданностью.
– А что же он у тебя такого странного жёлто-белого в разводах цвета? – Пытался я защищаться.
– Ну, сначала я его обил белым сайдингом, – начал издалека Александр, – а потом посмотрел как-то с улицы, что, думаю, за холодильник у меня там стоит? И покрасил его остатками желтой краски. А краски было мало, и на пластик она плохо ложится. Зато теперь на холодильник не похоже.
– Да, – согласился я, – холодильники такого цвета не делают.
По хорошо утоптанной тропинке я пошёл от душа по направлению к дому и увидел прямо перед собой решётчатую стенку, отделяющую грядки от площадки под яблоней с врытым в землю столом. Как-то неожиданно из памяти выплыло необычное слово, и я произнёс:
– А вот это – пергола!
Эффект от этой фразы оказался неожиданно сильным. У Александра пропала улыбка, и весь его вид показывал нешуточное замешательство. Выражаясь спортивным языком, наконец-то я размочил счёт. Который к этому времени был уже просто неприличным.
– А ты откуда знаешь?
Как он мог забыть, что мне тоже не чужды огородничество, садоводство и цветоводство! Это, наверное, от самоуверенности. Усыпил-таки я его бдительность. И вот тут я перехватил инициативу и перешёл в наступление.
– И тапинамбур ты здесь, посреди участка, совершенно зря посадил! Очень вредный сорняк. Размножается со страшной силой, а избавиться от него крайне трудно, у него корни глубоко растут.
Про тапинамбур это я тоже сильно сказал. Не всякому известно это растение. Но Александр умеет держать удар:
– А зачем от него избавляться. У него корни съедобные, и цветёт он красиво.
– Да ну! – Не согласился я. – То ли недоразвитый подсолнух, то ли переросшая ромашка. Да и корни можно есть только с голодухи или ради прикола.
И у нас ещё довольно долго шла ожесточённая дискуссия, завершившаяся, впрочем, ничьей – каждый остался при своём мнении.
Но вот потом Александр сразил меня наповал! Нет, я, конечно, могу найти для себя оправдание – дома и стены помогают, и, как в нашем случае, растения. Но такого, честно говоря, я от него не ожидал. Чтобы он, этот турист и лентяй по натуре… Кстати, до сих пор не перестаю удивляться, как это в нём уживается… И чтобы он такое начудил, натворил!
Он подвёл меня к яблоне. Нормальная яблоня, не старая. А потом обратил моё внимание на одну её веточку. Всё! Дальше я отключился. Это был страшный нокаут! Я не помню, что он мне там объяснял про сорта и про прививки. Мне было достаточно того, что я видел. На этой ветке висели яблоки совершенно другого сорта, чем на всём остальном дереве. В этом не было и тени сомнения!..
Потом я, уже будучи в состоянии тяжелейшего грогги, был подведён к чахлым деревцам, и мне было объяснено, что через несколько лет здесь будет шуметь сад…
Потом я смутно помню какую-то лужу и глинистый холмик рядом. И далёкий голос уверял меня, что это жутко глубокий, такой, что даже зимой не промерзает, пруд с карпами и альпийская горка. Да-да, вот здесь, где сейчас пожухлая трава, сильно смахивающая на бурьян. Вот здесь ещё совсем недавно росли прекрасные цветы…
Потом помню чавкающее болото под ногами. И сквозь моё заторможенное сознание пролетела согревающая мысль – как хорошо, что я догадался переобуться в сапоги. И картофельное поле… По-моему, я слышал, что, показывая на эту грядку, Александр сказал «картофельное поле». И ямка на месте выкопанного кустика, залитая водой.
– О, это необыкновенная картошка. – Говорил он. – С одного куста я собираю ровно двенадцать картофелин. Не больше и не меньше! Если получается меньше, то я знаю, что надо там ещё порыться, и обязательно найдёшь недостающие.
И я ему не возражал. Я ему даже верил. А как же не верить? Это очень даже может быть, что с одного куста он собрал ровно двенадцать картофелин. У него же ведь всего один куст и был выкопан. И этот куст был выкопан не просто так, а специально к нашему приезду. К обеду. И я даже знал, что будет на обед – жареная картошка, грибы… Но я опять ошибся… Сколько же ещё таит загадок это на первый взгляд ничем не примечательное место?..
– Ну, Серёга, пойдём шашлыки жарить. – Предложил Александр. И доставая откуда-то полуторалитровую пластиковую бутылку пива, добавил. – А как ты относишься к пинте доброго старого эля?
Я был подавлен, разбит. Мои мозги были заморочены, закручены в какую-то не ту сторону. В связи с чем вообще отказывались что-либо понимать… Наверное, надо просто расслабиться и не пытаться разгадывать непостижимое… Но…
– К сожалению, я за рулём. – Вздохнул я.
– Это я заметил, – хмыкнул Александр, – но неужели ты думаешь, что я тебя вот так вот сегодня отпущу – без шашлыка, без пива, без прогулки в лес. Ты что, разве не за грибами сюда приехал?
Александр попал в точку. Я хотел шашлыка, я хотел пива. А ещё больше я хотел прогуляться в лес. И ещё – раз уж не суждено понять, то хоть окунуться во всё это, прочувствовать. Ведь не спроста же Александр так сюда рвётся! Быть может, то, из-за чего весь сыр-бор, находится там, за забором, в сыром бору. И я совсем не хотел уезжать отсюда, так и не познав этого.
– Только извини, Серёга, шашлык уже надоел. Сегодня будем делать шпикачки.
А я не возражал. Шпикачки так шпикачки. Ведь самое главное не в продукте, а в процессе. Да и за продукт я был спокоен. В шашлычном опыте Александра у меня сомнений не было…
Пока Александр занимался растопкой мангала, я разлил по пластиковым стаканам пиво. И смотрел на пузырьки, которые поднимались к пенной шапке. И мне казалось, что пиво закипает. Как будто расшалившееся солнце спрыгнуло с неба и отдаёт свою необузданную энергию, свой жар бурлящему напитку. А руке, держащей стакан, было почему-то холодно. И это было странное ощущение. И всё было каким-то странным – странная дача, странный Александр, странная яблоня, под которой мы сидим… И этот странный холодок кипящего пива…
– Всё дело в волшебных пузырьках!
Я, наверное, сказал это вслух. Потому что Александр перестал подкладывать в огонь дрова и переспросил:
– Чего-чего?
– Да так, вспомнил старую рекламу…
И разгорался костёр в мангале. И куда-то подевался дождь. Ну и ладно! Не очень-то он был и нужен. И разговор ни о чём под завораживающие отблески огня и кипящий холодок пива.
А потом – чудный запах жарящегося на огне мяса. Такой проникающий запах, с очень большой зоной поражения. Думаю, что не один человек на противоположном краю посёлка отложил в сторону свои дела и, задумчиво потягивая носом воздух, мечтательно глядел в нашу сторону, может быть, даже не осознавая этого…
Вот же она, летняя кухня Александра, неожиданно осенило меня! А как же всё здорово придумано! Как же я раньше не догадался?
А всё потому, что я не был расслаблен. А это важно! Самые великие озарения приходят в расслабленном состоянии. Самые большие падения можно пережить, если ты не напрягаешься, а просто валишься, как мешок… А что за примерами далеко ходить – пьяный, бывает, так шарахнется, думаешь, всё, помер человек! А он ничего, встанет, да ещё и за бутылкой пойдёт – отмечать своё второе рождение…
А мы сейчас дожарим шпикачки и тоже пойдём за бутылкой. Пива. У него там в доме много его припасено, целый ящик. В доме на веранде накрыт стол. Салаты, картошка. Мы несём шампуры, источающие умопомрачительный запах, от которого плотоядно урчит живот и кружится голова… Или это пиво начинает действовать?..
А ещё у нас есть вино. Какой же шашлык без красного вина? Не водкой же запивать! Мы привезли с собой трёхлитровую коробку красного сухого вина. По дороге, в Рузе затарились…
Тоже ведь, кстати, история была. Мы, когда по карте дорогу к Александру смотрели, обнаружили, что из населённых пунктов, хоть как-то тянущих на определение – крупный, у нас по дороге встречается только один – Руза. Ну, мы туда и завернули, чтобы чего-нибудь с собой привезти. Не с пустыми же руками ехать! А чтобы приличный продукт взять, это мы знаем, надо в центр города ехать.
И вот тут-то нас и ждал сюрприз – центр был оцеплен милицией. Ну, думаем, попали! Распоясавшиеся террористы и сюда добрались! И теперь все спецслужбы на ушах стоят, этих террористов ловят. А что мы ещё могли подумать? Пришлось возвращаться назад, объезжать центр с другой стороны и зайти в первый попавшийся магазин. Именно в магазин, потому что в многочисленных палатках вино не продаётся, а продаётся только то, что не внушает нашего доверия. В магазине мы обнаружили вино, шоколадные конфеты, полное отсутствие покупателей и, как следствие, скучающего и зевающего продавца.
– Скажите, а вот эту бутылочку можно посмотреть поближе? – Начинаю я прицениваться к вину.
– Посмотреть-то, конечно, можно, – отвечает скучающий продавец, – да только купить не получится.
– Как так – не получится? – Удивляюсь я. – Что у вас сегодня происходит?
– День Города. – Грустно отвечает скучающий продавец. – Спиртное продавать нельзя.
– Ну, надо же, как нам не повезло! – Огорчаемся мы. – А мы сами-то нездешние, не знали. А можно…
– Ну, только если никто вас не увидит. – Оживляется скучающий продавец.
– Да мы незаметно проскочим. – Заверяем мы его. – У нас машина, вот она, прямо у входа припаркована.
И повеселевший продавец начинает суетиться, предлагать свой алкогольный товар. И нам уже приходится напоминать ему о конспирации, так как он, похоже, был готов сгрести с прилавков все бутылки и коробки и распихать их нам по карманам…
Но когда у Александра я выставлял на стол коробку с вином, скашивая взгляд на впечатляющих размеров ящик с пивом, у меня было ощущение, что все наши старания оказались напрасными. Александр был, как всегда, вполне самодостаточным. Но Ирина так искренне обрадовалась. Да и вино оказалось неплохим.
И потом, в самом деле, нам – пиво, женщинам – вино. Это вполне соответствовало текущим потребностям разнородного коллектива… Эк я сказанул!.. Чего только ни приходит в голову, находящуюся под некоторым градусом…
Мы ели купаты, или шпикачки, или как там правильно эти сосиски-колбаски называются? И запивали пивом-вином. И с жареной картошкой. И с салатиками. И я замечаю, что что-то странный у салата вкус. Чего Ирина туда наложила?
– Это сельдерей? – Опять пытаюсь я угадать.
Но сегодня явно не мой день. Александр покровительственно похлопывает меня по плечу.
– А, Серёга, вот ты и попал! Это – любисток.
Я чуть-чуть не поперхнулся. В общем-то, мне было известно такое название одной из пряных трав. Но сейчас, в устах Александра, это звучало, как приговор.
– Господи! А что же это такое, и куда это я попал?
– А это, – объясняет Ирина, – такая трава с очень интересным запахом. И ещё говорят, она добавляет мужскую силу.
– Кхм! – Всё! Приговор оглашён. Недавнее чуть-чуть перешло в ярко выраженное попёрхивание. – Чего это ты так заботишься о нашей мужской силе?
– А это, Серёга, – поясняет Александр, – на самом деле у любистока побочный эффект такой. А основное его действие пока что не изучено. Вот ты и попал в подопытные кролики!
– Чёрт! А я-то думал, что это кролики так быстро размножаются?
– Да ты не переживай так, Серёга, – успокаивает меня Александр, – квартира у тебя большая, тесно не будет…
И вот, когда еда и пиво уже не лезли в горло, а проклюнувшееся сквозь тучи солнце своими длинными тенями дало нам знать, что оно готово завалиться на покой, нас напротив покой покинул. Нас со страшной силой потянуло в лес, по грибы. Трудно было придумать более идиотское занятие, чем идти на ночь глядя в лес за грибами!
Но всё дело в том, что мы хотели назавтра утром пораньше в Москву уехать, какие-то дела нас там ждали. Сейчас уж и не вспомнить, какие. Но, видать, очень важные, если мы всё время о них вспоминали.
А не сходить в лес мы уже не могли… Па-апрашу без намёков… Где находится биотуалет, Александр нам уже показывал…
Хотя, извиняюсь, про туалет… Всего пару слов… Мы когда по дороге ехали… Путь-то неблизкий… И остановились, значит, у лесочка. Разделились, зашли за кустики, дела свои сделали. Смотрю – Лена возвращается к машине, торжественно держа перед собой белый гриб.
– Ни фига себе! – Удивляюсь. – Как тебе это удалось?
– А всё дело в том, – говорит, – что, когда присядешь, земля вокруг лучше просматривается.
Ох, уж до чего хитрые эти женщины!..
И вот, представь, раз уж между делом так подфартило, то уж в хорошо исследованном грибном лесу… С опытным проводником… А времени-то уже оставалось в обрез. А мы так хорошо нагрузились за столом… И теперь с этим грузом… Но деваться некуда, уф-ф, надо идти!
Александр снабдил нас корзинками, ножами, подвёл к дырке в заборе и лихо просочился сквозь неё. За ним последовала Ирина. И уже оттуда, из леса, они наблюдали, как мы примериваемся.
– Я же тебе говорила, что надо идти через ворота. – Упрекала Александра Ирина, оценивающе разглядывая наши увеличившиеся габариты.
– Да ты чего? Такой крюк давать! – Защищался он.
– Какой крюк? Тут идти всего сто метров!
Ну, это Ирина сказанула! Чтобы Александр прошёл лишних сто метров? Да и не такая уж маленькая эта дырка оказалась. Лена протиснулась. И я, по идее, должен.
– Серёга, у тебя корзинка не пролезет. Давай её через забор. – Со знанием дела предупредил Александр.
Я, естественно, послушался и протянул ему корзинку. В общем-то, проблем с пролезанием у меня не возникло – несколько раздувшееся тело, как оказалось, не потеряло своей упругости. Когда я оказался по другую сторону забора, Александр торжественно вручил мне мою тару и сказал:
– Ты пока на грибы внимания не обращай, а потом я тебе скажу, когда можно.
И я не обращал внимания на грибы, потому что было не до них. Тропинка проходила через заросли крапивы, от которой надо было уворачиваться, попутно перешагивая через мокрые коряги. Через какое-то время крапива расступилась и тропинка так же внезапно, как и крапива, кончилась. А дорогу нам перегородили еловые посадки. Ели стояли ровными плотными рядами. И мы уткнулись как раз в такой ряд.
– Всё, мы пришли. – Скомандовал Александр.- Теперь объясняю, слушайте внимательно. Идём вдоль по посадкам, двигаемся влево, каждый берёт по делянке… Ну, и собирайте своих белых, конечно.
И он нырнул сквозь сомкнутые еловые ветки куда-то внутрь. Всё это казалось странным. Рядом с посёлком лес, который не совсем лес, а лесные посадки. Полный, как нас уверяют, грибов… В ненастный осенний субботний вечер…
Кстати, опять принялся нехотя моросить дождь. И это было совсем некстати. И ещё некстати были мокрые колючие ветки в еловой стене, которые к тому же норовили больно хлестнуть по шее, по спине, по ногам.
Внутри лесопосадок всё выглядело ещё более странно – как будто ты стоишь в длинном-длинном коридоре, узком и без потолка. В качестве пола – мох и опавшие иголки, травы практически нет… И вот там, в этом мху и иголках, рассыпаны в больших количествах грибы. Свинушки, сыроежки, ещё какая-то мелочь, которой и названия-то не знаешь. Их действительно много. Хоть косой коси! Но ведь не за ними же мы сюда приехали! Свинушек в такой грибной год в любом лесу, что листьев. А где же вот эти-то, самые главные?
Из соседней полосы вынырнул Александр.
– Ну что, Серёга, нашёл что-нибудь?
И, видя моё замешательство, продолжил:
– Пойдём, я тебе покажу, что надо искать.
И опять исчез. Я последовал за ним. В соседнем коридоре собрались все наши, и Александр читал им лекцию.
– Значит, так. На все эти грибы, которые на виду, внимания не обращайте. А смотреть надо вот на что. Видите – бугорок, иголки приподняты? А там сквозь иголки светло-коричневый листочек проглядывает? Так вот, это вовсе не листочек!
И Александр делает магические пассы над бугорком. И когда он убирает руки, мы видим замечательный маленький пузатенький белый гриб!
И как будто дунул порыв ветра. И как будто нас этим ветром сдуло. И только тающий вдалеке напутственный голос Александра:
– Э, э! Не забудьте посмотреть вокруг гриба. Белые здесь по одному не водятся, семьями растут.
И опять передо мной бескрайний еловый коридор, усыпанный, как я теперь уже знаю, сорными грибами.
Не вижу! Хоть убей, не вижу я этих бугорков с замечательным содержимым внутри! Вот маслята. Прекрасные грибы!.. Что я, и маслят собирать не буду?.. Не буду!.. Я за белыми пришёл!.. Чёрт!.. Шага нельзя сделать, чтобы на маслёнка не наступить!.. Нет, надо вот эту семейку собрать, чтоб не мешались под ногами.
И я срезаю семейку аппетитных маслят. И тут моя рука натыкается на что-то одновременно и твёрдое, и упругое, чуть шершавое и чуть склизкое. И сердце замирает – он! Я вижу эту коричневую бугристую шляпку, осторожно раскапываю ножку. Как он глубоко зарылся!
Есть первый экземпляр! И с каким-то уже другим чувством я встаю и делаю шаг… Стоп! Как же я забыл лекцию Александра! Двоечник! Они же по одному не растут!.. Я оборачиваюсь, осматриваю всё вокруг. Тьфу! Опять эти маслята в глаза лезут!.. Да нет! Ошибся Александр! Этот белый был один… Я опять делаю шаг в сторону и опять возвращаюсь. Надо всё-таки ещё раз проверить.
И сажусь на корточки. И ещё раз, сантиметр за сантиметром осматриваю землю… Вот! Это что? Почему же я его раньше не видел? Я не знаю, их что, с микроскопом надо искать? Я откапываю второй белый, а сам в это время кошу по сторонам. И это всё? Я уже завёлся. Мне надо, чтобы было ещё и ещё. Я уже просто шарю по земле, как будто что-то потерял. Я глажу землю, эти иголки, этот мох… И чувствую сквозь мох упругий пупырышек… Ещё один…
Мы ещё не дошли до конца коридора, как вдруг из стены вырастает Александр.
– Ну, что набрал? – Он заглядывает в мою корзинку. – Маслят не берём – они червивые.
И он бесцеремонно их выбрасывает. Я ничего не успеваю возразить… А мне они казались нормальными.
– Поворачиваем резко вправо до тропинки. – Командует Александр.
– А как же грибы? – Пытаюсь возразить я.
– Забудь об этих недоростках! Я тебе покажу такое место, закачаешься! Вот там будут настоящие белые. – Увлекает меня за собой Александр. – Такая полянка!.. Если там сегодня никто не ходил…
Да, немаловажное если. А если кто-то ходил? А мы тут оставляем… этих вот… маленьких… Я с грустью бросаю прощальный взгляд на волшебный еловый коридор. Или, правильнее сказать, на грядку… Да, это больше напоминает грядку, где выращивают грибы… Мы пересекаем ещё одну грядку, и ещё.
Я делюсь с Александром своими огородными ассоциациями. Он соглашается. А потом говорит:
– Я каждый день хожу по этим грядкам. Но это неинтересно. Это надоедает. И тогда я иду немножко подальше, за овраг, в настоящий грибной лес.
– А это что, разве не грибной лес? – Удивляюсь я.
– Ты же сам сказал, что это грядки. – Парирует Александр.
Но на подходе к грибной поляне нас ждало разочарование. Мы услышали чьи-то голоса. Мы, конечно, прошли по поляне. Мы, конечно, что-то нашли. Но это что-то явно не дотягивало до обещанного.
Какой странный народ, эти грибники! Солнце уже зашло, а они в лес собрались… Я вижу, как Александр разговаривает с запоздалым грибником. Потом подходит ко мне.
– Это, – говорит, – мой сосед. Он в лес-то пошёл не за грибами. Грибы – это только повод. Он с собой бутылочку прихватил. И так, чтобы жена не увидела, на свежем воздухе…
И Александр начал почему-то перекладывать свои грибы в мою корзинку.
– Ты это зачем? – Спрашиваю. – Тяжело таскать стало, что ли?
– Э, Серёга! – Сосредоточенно продолжал свою работу Александр. – Я тут, понимаешь… Этими грибами… Завалил… А, вот!
И он извлёк из-под грибов откуда-то со дна корзинки… ещё одну бутылку пива и пластиковые стаканы.
– А передохнуть? – Предложил он.
– Хороший тост! – Согласился я.
Мы пристроились на сваленном дереве, отложили в сторону корзинки.
– Вот тут вот, на этой полянке, – мечтательно произнёс Александр, прихлёбывая из стакана, – я на прошлой неделе… Да если бы не этот старый пень, мой сосед… Мы бы и сейчас, знаешь, сколько насобирали! Вот под этой берёзкой. Кхм! Во! Видал!
И он показал на торчащий у нас за спиной знатный белый гриб. Это был не такой белый, каких мы собирали на грядке между ёлок. Это был – выросший, но не переросший, созревший, но не переспевший… Как раз такой, какой надо!
– А? Каков? – Удовлетворенно продолжал Александр. – Иди, срезай. И не забудь вокруг посмотреть!
И Александр, показывая своё безразличие, отвернулся и принялся допивать своё пиво.
– Эх, не вовремя ты, Серёга, приехал. Вот на прошлой неделе… Я в лес по нескольку раз в день ходил. Счёт грибам на корзинки вёл. А потом надоело считать. Только белых собирал… Или на грядки ходил специально за маленькими. Или, когда надоест, в грибной лес, вот за такими. Ну что, ты готов? Пошли дальше, я тебе речку покажу!
– Э, э! – Воспротивился я.- А как же грибы?
– Да что тебе эти грибы? – Отмахнулся Александр. – Будут тебе по дороге грибы!
Я с сожалением оставил не до конца исследованную грибную полянку. Но, что делать, двинулся за Александром. Скоро мы воссоединились с нашими женщинами и вышли на берег речки. Я ожидал увидеть хиленький ручеёк, который в любом месте можно перейти вброд, не замочив трусов. Но, к моему удивлению, это оказался весьма полноводный поток, внушающий уважение. В таком и искупаться можно с удовольствием, и рыбку половить.
Александр как будто прочитал мои мысли:
– Помнишь, я рыбку вяленую приносил?
Я вспомнил. Рыбёшка некрупная, но вполне достойная. Под стать этой речке.
– Так вот это я как раз здесь ловил. – Продолжил Александр. – Вот там, за поворотом, перекат. Мы ещё пройдём туда. А вот здесь, смотри, какая красота! Сейчас мы поздно пришли, солнце уже зашло. Да и тучки мешают… А заходит оно вон там… На фоне реки… Тихо… Птички поют.
– Сейчас осень, птички уже не поют. – Возразил я.- Птичкам холодно, они в стаи собираются и на юга летят. Птички в начале лета поют.
– Ну, так я в начале лета и ловил.
И Александр, озабоченно поглядывая на начинающее темнеть небо, потащил нас смотреть перекат… Посмотрели… Нет там никакого переката. Ну, течение чуть-чуть быстрее.
– Это сейчас дождей много прошло. – Объяснял Александр. – А вот в прошлом году, когда жара стояла всё лето, вот на том берегу полоска песка открывалась, а вот тут вода на камнях так и бурлила, так и бурлила!
И у меня перед глазами возникла прекрасная картинка – жара, пляж…
– А где тут у вас пляж? – Опрометчиво поинтересовался я.
– О, Серёга, голова! – Неожиданная мысль посетила Александра. – Мы сейчас купаться пойдём!
– Да ты чего? – Пытался я его вразумить. – Какое купание? Сейчас холодина на улице, и вон, дождь опять начинается.
Но Александра было уже не остановить.
– Дождь как начнётся, так и закончится. А ты, понимаешь, в кои-то веки приехал в гости, и так и не искупаешься, что ли? И потом тебе…э-э…всю жизнь будет мучительно больно…э-э…от сознания того, что…э-э…
– Я боюсь, – бесцеремонно прервал я его лихо завёрнутую сентенцию, – что мне как раз будет мучительно больно, если сейчас искупаюсь. В такую погоду есть опасность что-нибудь отморозить.
– Эх, Серёга! – Улыбнулся Александр. – А любисток на что? У Ирины там целая грядка посажена. И потом… Нет, ты видел? Народ наш пляж занял!
Я не поверил своим глазам! У речки на пологой полянке, которая, видимо, и была местным пляжем, одевалась хорошенькая компания. Сомнений не было – они купались! Нет, определённо – я попал в деревню чудаков!
– У меня плавок нет! – Попытался я привести последний аргумент.
– А у меня их тоже нет. И у этих ребят, сто пудов, их тоже не было. Кому они, на фиг, нужны, эти плавки!
– Нет, ну как же так? – Упёрся я. – Тут толпы купальщиков ходят. Наши женщины, опять же.
– А мы на вас смотреть не будем. – Подзадорила Ирина.
– Нет, нам как раз интересно посмотреть, как это вы в такую воду полезете. – зябко поёжилась Лена.
Александр призадумался. Будут смотреть, не будут смотреть? Как всё сложно-то.
– Ладно. – Принял он решение. – Тут дальше есть ещё одно место, где можно к воде спуститься. Пойдём!
Моя последняя надежда рухнула! И я вслед за Александром стал продираться через прибрежный кустарник и крапиву. Опять начался дождь. И теперь он расходился не на шутку. В лесу, в кустах ещё было терпимо, но когда мы оказались на поросшем густой травой берегу, дождь стал сильно доставать.
Но здесь, за кустами, нас уже точно не было видно. Да и вообще, я так думаю, во всём лесу, кроме нас, никого уже не осталось. Ни один дурак в такую погоду носу из дома не высунет!.. Хотя в здешних краях зарекаться не стоит!..
– В воде будет теплее. – Успокаивал меня, а заодно и себя, Александр.
Мы разделись. Догола, естественно. Поскальзываясь и чертыхаясь, зашли в воду… Теплее не стало. Даже как-то наоборот. Быстрое течение уносило остатки решимости.
– Тут хоть неглубоко? – Поинтересовался я.
– Не-а. – Ответил Александр. – Если вот этот поток переплыть, там будет коса песчаная, она сейчас под водой…
Обычно всегда так бывает – заходишь в воду, она тебе кажется холодной. А потом постоишь немного, привыкаешь. Мы постояли немного по колено в воде. Но так и не привыкли… Вода не казалась холодной, она была холодной… И был холодным дождь, лившийся сверху.
– А, теперь уже всё равно! – Подумал я и окунулся…
– А-а-а! Ё-о-о! – После погружения мой словарный запас истощился.
Я энергично заработал руками и ногами. Песчаная коса оказалась почему-то слишком близко.
– Ну, как тебе водичка? – Поинтересовался уже стоящий там Александр.
– М-м! – Я почувствовал, как начинает сводить некоторые части тела.
– Я знал, что тебе понравится.- Как-то необычно понял мой ответ Александр.
Мы стояли на песчаной косе по пояс в воде. И стояли не просто так, а перед дилеммой: быть или не быть? То есть – плыть или не плыть на пляж, где нас заждались зрители.
– Может, мы всё-таки не поплывём на пляж? – Я наконец-то смог связать несколько слов.
– Пожалуй, Серёга, ты прав! – Как-то уж больно быстро согласился со мной Александр.
И, не мешкая, мы двинулись в обратный путь… И вышли на берег… Нет, не так… Мы выползли на берег… Нет, опять не так… Мы попытались выползти на берег… Вот, теперь похоже… Потому что от дождя глинистый берег стал вязким и скользким. А когда всё-таки удавалось выбраться на траву, мы оказывались настолько выпачканными, что приходилось опять спускаться к воде и отмываться.
После нескольких неудачных попыток нам, наконец, удалось в относительно чистом виде добраться до одежды. Полотенца, естественно, не было. А кто мог предугадать, что так всё произойдёт? Но особой нужды в нём не было. Дождь изрядно подмочил нашу одежду, так что наши мокрые тела мы облачили в уже привычную для них среду.
Когда мы проделали обратную дорогу к пляжу через заросли кустов и крапивы, наши женщины были сильно удивлены.
– А мы вас ждали со стороны реки. Так вы, значит, так и не искупались?
И все наши заверения, что мы всё-таки сделали это, остались не понятыми…
Обратный путь от реки к дому оказался гораздо короче, чем я ожидал.
– Так мы ж специально по лесу шли, чтобы грибы пособирать. – Прокомментировал это странное явление Александр. – А тут к реке прямая тропинка ведёт, вот, три минуты.
Темнота наступала быстро. Дождь не прекращался. Мокрая одежда не создавала даже иллюзии тепла. И если бы не… Да, я начал понимать местную публику, которая ходит в лес, обязательно прихватив с собой в корзинке бутылку… Мало ли что в дороге может случиться…
А дома у Александра работал обогреватель. Тепло! У него ещё и печка есть, настоящая, русская. Но сейчас не зима. Хватало и обогревателя… Перевёрнутого набок… Потому что, кроме обогрева, он ещё одну важную функцию выполнял. Над ним сетка была приспособлена. А на сетке грибы сушились.
Александр сгрёб их в кучу, освободив место под новую партию. Ирина поставила на плиту большую кастрюлю, потому как одна только сетка со всем объемом грибов справиться не могла. И начался процесс переработки …
Несмотря на всю свою привлекательность, есть в сборе грибов и своя отрицательная сторона. Их надо чистить, а потом ещё куда-то девать. Есть, конечно, много способов, куда их девать, кроме банального выбрасывания на помойку. Ну, например, пожарить, посушить, отварить, заморозить. Выбрать-то есть из чего. Да вот проблема в том, что это надо делать быстро, можно сказать – сразу же. Потому как грибы прозябания без дела не любят. Вот и сидели мы с этими грибами аж до двух часов ночи. И спальные места нам с Леной выделили специально рядом с горячим цехом. Чтоб, значит, не мешали мы хозяевам отдыхать.
А хозяева пошли спать на второй этаж, в мансарду. Это, когда мы ещё за столом сидели и на всю эту гору грибов тоскливо глядели, Александр рассказал нам, что только-только перед нашим приездом второй этаж вагонкой закончил обивать. И, значит, этой ночью у них там, на втором этаже, новоселье будет. Ну, новоселье, мы, конечно, тут же и отметили. А потом захотели посмотреть, что же мы отмечаем?
Я опрометчиво стал первым подниматься по лестнице и упёрся головой в люк в потолке. Это, конечно, прекрасная идея – закрывать второй этаж в холодное время. Чтобы тепло не улетучивалось. Но сейчас я оказался в дурацком положении – за мной на лестнице стоит толпа народу, а я, получается, их торможу. Но ничего с этим проклятым запором сделать не могу! Стоят они за мной, как бы это сказать, «гуськом», да ещё и подхихикивают над моей нерасторопностью! А потом весь «гусёк» разворачивается обратно. И Александр, этот вожак стаи, оказавшийся почему-то в самом конце, идёт, как ему и полагается, впереди и, что-то там куда-то сдвинув, открывает проход наверх. Ох, уж эти мне «ноухаущики»!
Надо сказать, что сам факт, что Александр стал заниматься строительством, был для меня ещё одним сюрпризом. До сего дня я предполагал, что ремонт уже имеющихся и возведение каких-то новых конструкций – это не его хобби… Судя по его московской квартире… Но я уже сбился со счёта, который раз за сегодняшний день ошибся.
Разбросанные по всей даче инструменты и остатки стройматериалов свидетельствовали об обратном. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, были самодельные полочки, перегородочки… И – вагонка, вагонка. Всё – в вагонке. Всё свеженькое, замечательно пахнущее деревом… Ну, прибрать кое-где стружки, опилки, обрезки… Красота!.. О! Санузел на втором этаже! Ну, пока ещё без надлежащего оборудования… Но вот именно сюда… после обильных возлияний… должен будет добираться ночью страждущий гость… Преодолевая крутую лестницу и тяжёлый люк в потолке… Нет, пожалуй, что зимой Александр меня сюда в гости не заманит… Но пока что, слава Богу, биотуалет и рукомойник стояли внизу, под лестницей. Да и на улице опять же, ещё не мороз…
А мы со своими грибами, кажется, заполонили весь первый этаж. И густой грибной дух сопровождал весь наш густой грибной сон. А наутро… А наутро мы позавтракали и начали собираться домой.
– А грибной лес?- Удивлённо спросил Александр. – Как? Вы уедете, так и не посмотрев, какой у нас грибной лес?
– А вчера мы где были? – Не поняли мы.
– Вчера мы на речку ходили.- Разъяснил Александр.
И мы уже видели, какие бывают грибные грядки и грибные полянки. И нам ещё не успели надоесть белые грибы. И тут этот коварный искуситель предлагает нам наведаться в настоящий грибной лес! Разве мы могли отказаться? Даже предчувствуя, что очередная порция грибов аукнется нам очередным сидением на кухне до двух часов ночи.
Мы, естественно, пошли. Вслед за нами, естественно, пошёл дождь. Что-то он уж больно к нам привязался. Как собачка бездомная. Трусит где-то сзади. А потом вдруг начинает приставать…
Дождик бездомным щенком трусил где-то сзади, иногда куда-то убегая по своим делам, потом появляясь вновь…
Мы опять очутились на грибных грядках. Создалось такое впечатление, что куда бы ты ни пошёл от посёлка, всё равно твой путь неизбежно приводит сюда… А потом огородами, огородами… Грибными огородами… И, что интересно, повторилась вчерашняя картина – опять те же бугорочки с растущими в них белыми на фоне грибов-сорняков… Это где ж такое видано, чтобы маслята считались сорняками! Дожили!
Но Александр не дал нам вдоволь насладиться грибным огородничеством.
– Здесь не задерживаемся. Идём в грибной лес.
Ладно, доверимся знатокам здешних мест. Хотя, как-то не хочется от грибов уходить. Но к нашей радости лесопосадки сменил очень симпатичный лесочек. С очень симпатичными полянками. С очень симпатичной невысокой травкой. И с очень симпатичными подосиновичками в этой травке.
Но Александр увлекает нас всё дальше и дальше.
– Что? Мы такие подосиновички тоже не берём? – С угрозой в голосе обращаюсь я к нему.
– Я бы не советовал тебе отвлекаться. – Пожимает он плечами. – Не забывай, мы идём в грибной лес.
Грибной лес, грибной лес. Навязчивая идея какая-то! Разве грибной лес и тот лес, в котором растут грибы, это не одно и то же? Ерунда получается! Я никак не могу привыкнуть к тому, что в этих странных краях происходит удивительное смещение понятий. Трансформация очевидного в невероятное и наоборот.
Откуда-то неподалёку раздаётся возглас Лены:
– Ой, какие подберёзовички красивые, маленькие, крепенькие.
– Нет, мы что, будем ещё и подберёзовики собирать? – Возмущается Александр.
– Подберёзовики мы тёте Гале отдадим. – Вступается за подругу Ирина.
До чего же иногда занятно бывает за этим понаблюдать! Чисто женский менталитет! Лена знает, что подберёзовики – грибы нежные, до Москвы мы их не довезём. Но грибной азарт перехлёстывает, и она начинает их собирать. Ирина знает, что в Москву мы подберёзовики не повезём. Но разбрасываться грибами, раз они собраны, не следует. Значит, их надо куда-то пристроить. И есть некая тётя Галя, которая в такую погоду в лес точно не пойдёт и эти грибы уж точно возьмёт. Кто ж от халявы откажется!
Я вообще подозреваю, что ни один нормальный житель этого посёлка, который, можно сказать, купается в этих грибах, в такую погоду в лес не пойдёт… Только если сильно выпить захочется, как вчерашнему соседу Александра…
Но, с другой стороны, я здесь уже второй день, а нормальных людей что-то и не встречал. Или, может быть, всё наоборот – это я ненормальный, а все остальные нормальные? Но только всё это как-то странно – в лес ходят, чтобы бутылочку распить. Купаются в чём мать родила в любую погоду… За дровами идут… Вот уж ни за что не догадаешься!.. Нет, не в лес! К родственникам на противоположный конец посёлка!
Ей-богу, не вру! Сам видел. Это, когда мы с Александром вчера взялись шашлык жарить, оказалось, что дрова кончились. И Ирина с Леной пошли… Вот-вот, точно так, как я только что говорил…
Ну вот, теперь мне семейка подберёзовиков попалась. Нет, не буду собирать. Проявлю твёрдость характера… Хм! Ну, если только тёте Гале…
Александр гонит нас всё дальше и дальше, как пастух своё стадо на нехоженое горное пастбище. Останавливаться не даёт. Это, говорит, не грибной лес. Грибной лес дальше.
А я всё никак не могу успокоиться. Ну ладно, подберёзовики. С этим я ещё могу смириться – всё равно тёте Гале достанутся. Но подосиновики-то чем ему не угодили?
Мы переходим через овраг. Я ведь помню, он же говорил, что там, за оврагом… Ну, так где же? Так когда же?
– Всё! – Сжаливается над нами Александр. – Теперь смотрите под ноги и собирайте.
Ура! Наконец-то мы в грибном лесу! Сбылась наша мечта – пособирать белых в настоящем грибном лесу!.. Ах, какой красивый грибной лес!.. Действительно, замечательный грибной лес!
Мы смотрим под ноги… Мы ещё раз смотрим под ноги… Мы смотрим ещё и по сторонам ради разнообразия… Ходим и смотрим… Ходим и смотрим… Ходим и смотрим…
Да это не просто красивый и замечательный лес! Это уникальный лес! Везде по дороге, как мы сюда шли, нам попадались самые разнообразные грибы. И только здесь, в этом грибном лесу… Эй, Сусанин, ты куда нас завёл?
Ну, нельзя сказать, что в этом лесу совсем не было грибов. Врать не буду! И белые здесь попадались. Иногда… Но мы всегда как-то с особой теплотой и нежностью вспоминали грибные грядки или заросли подосиновиков и подберёзовиков, с которых нас так безжалостно прогонял Александр.
Ну, конечно же! Я всё понял! Мы тут в гостях ненадолго. Скоро в Москву слиняем. И вот тогда… Он возьмёт свою самую большую корзинку. Которая в дырку в заборе не пролезает. И все эти нормальные-то места и прочешет! И все наши грибы-то и срежет. И беленьких малюсеньких, и подосиновичков красненьких-прекрасненьких. И этих, которые до Москвы всё равно не доедут, которые тёте Гале…
Ну и ладно. Может, Александр и прав. Наберём прорву грибов, а потом… Вот-вот, весь понедельник на работе будем мучиться, недосып кофием лечить.
А так – ведь есть что вспомнить! И грибы, какие хотели, пособирали. И шашлыки поели. И даже, бр-р-р, искупались. Каких только впечатлений не нахватались!..
Но – пора, пора… И мы стоим у машины, и, как всегда, долго прощаемся.
– Эх, Серёга! А рыбки-то мы с тобой на вечерней зорьке и не половили! – Сетует Александр, передавая мне многочисленные банки и сумки с грибами.
– И на гитаре ты опять нам так ничего и не сыграл. – Вторит ему Ирина.
И то правда. Я огорчённо вздыхаю. Но и так у нас была, как любит говорить Ирина, обширная программа. А то, что не всё успели… Ну, так что ж! Придётся приехать в гости ещё раз…

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.