лапуля

ЛАПУЛЯ …О трагедии в посёлке Семён узнал, лишь вернувшись из отпуска. Оглушённый известием, растерянно тискал в руках коробочку с серебряными серёжками. Вот… хотел порадовать… Как же… Лапушка… Гутя! Не верилось… Какая-то путаница, тем более, девчонка должна быть далеко – на Енисее, и под пули пьяного придурка никак не должна попасть. …

политотдельский ящик

ПОЛИТОТДЕЛЬСКИЙ ЯЩИК Желто-красный раскаленный, жгучий песок. Мириады злых, колючих песчинок кружат в этом раскаленном воздухе, невозможно дышать, они забивают нос, рот, режут глаза, заполнили все. Они в груди, в легких, где воздух, где? Рвет горло иссушающая все тело жара: «Пить!» Рядом, совсем рядом кто-то из жестяной лейки поливает грядки огурцов. …

рыжий васька

РЫЖИЙ ВАСЬКА «Помогите!… Спасите!… Караул, потерялся!» На всю тундру орет, взъерошившись ёжиком, рыжий невзрачный котишка. Орет, взобравшись на доску, кособоко торчащую из намёта снега, и накрепко вцепившись четырьмя лапами в дерево. То надежда, то отчаяние слышится в его уже охрипшем голосе… И еще повыше забрался котик, может, увидятся знакомые места, …

политотдельский ящик

ПОЛИТОТДЕЛЬСКИЙ ЯЩИК Желто-красный раскаленный, жгучий песок. Мириады злых, колючих песчинок кружат в этом раскаленном воздухе, невозможно дышать, они забивают нос, рот, режут глаза, заполнили все. Они в груди, в легких, где воздух, где? Рвет горло иссушающая все тело жара: «Пить!» Рядом, совсем рядом кто-то из жестяной лейки поливает грядки огурцов. …

диалектический конфуз

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ КОНФУЗ 1 – Серёга! Серёга! Да проснись же ты! Вставай!.. Сергей Длинных крепко жмурился, яростно натягивал одеяло на голову, беспомощно поджимал под себя маслатые ноги, пытаясь таким образом ухватить последний штрих ускользающего, будоражащего молодую плоть, сна. Кто будил, уже догадался. Только Карпов, Игорёша, только он мог подступиться к Сергею …

диалектический конфуз

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ КОНФУЗ 1 – Серёга! Серёга! Да проснись же ты! Вставай!.. Сергей Длинных крепко жмурился, яростно натягивал одеяло на голову, беспомощно поджимал под себя маслатые ноги, пытаясь таким образом ухватить последний штрих ускользающего, будоражащего молодую плоть, сна. Кто будил, уже догадался. Только Карпов, Игорёша, только он мог подступиться к Сергею …