Вперед!

Моисей в пустыне слышал глас: “Позаботься о своем народе”. Мир, замри! Сегодня снова нас К землям обетОванным выводят. Счастлив я, что дожил осознать Глубину и жуть самообмана… Будем же по-новому писать В честь призов М (точка) Бельфермана!

Время уходит

На плите забора детского Онкологического центра Появилась надпись, Сделанная детской рукой: «Время уходит». Время уходит беспечной, неверной супругой, Ночь пожирает дневное со скоростью искры. Словно команду: «Громи, сокрушай и орудуй!» Дал победившим решительный зов командирский. Им, осязаемо-злым истребителям тела, Ангелам боен, что, падая, тотчас же встанут, Надо успеть из дворцов, …

Пахнут строки жасмином

Пахнут строки жасмином И утренней девственной свежестью. За узором узор Вышивает изящно рука. Завтра «быть иль не быть» Распрощается с «жили иль не жили» – Май бездонную повесть зимы До конца дочитал. Зачирикает радость. Повсюду, где только взгрустнется, Мигом явится буйное Желтым, зеленым, живым, И случайное «рада» блеснет, Как забытое …

Дождь (Федерико Гарсиа Лорка)

О, мой дождь – откровенья сокрытая нежность, Древний, сладостный зов – утомленный, тревожный. Ты таишь голоса, так наивен и свеж ты, Пробуждая весеннюю душу до дрожи. И трепещет земля, и лобзаньем лазурным Ты чаруешь ее – деву вер и преданий. И земное с небесным, в слияние бурном, Кротость вечера вечному …

Дождь (Федерико Гарсиа Лорка)

О, мой дождь – откровенья сокрытая нежность, Древний, сладостный зов – утомленный, тревожный. Ты таишь голоса, так наивен и свеж ты, Пробуждая весеннюю душу до дрожи. И трепещет земля, и лобзаньем лазурным Ты чаруешь ее – деву вер и преданий. И земное с небесным, в слияние бурном, Кротость вечера вечному …

Вечная память гордым…

Вечная память гордым! Чья это тень повисла? Носятся мыслей орды, Мглу разгоняя свистом. Пел коростель, доколе Бесы своё камлали, Ну, а теперь окольным Чешет, куда, не зная. Вот оно, дышит тяжко – Страха и лжи творенье. Как «аллилуй», протяжный Вопль-стихотворенье: «Боже, за что караешь, Испепеляя разум?» Больше всего старанья – …

Облава

Он помнил: небо, раскаляясь, Стекало оловом по соснам. И в семиствольник лета дослан Был дня июньского заряд. Его – бродягу и скитальца, Гоняла пьяная облава, И добывалася из пальца Вина по слову «конокрад». Он им по стойлам ночь стреножил, Ломал капканы злых привычек, Арканил вошь, хулил обычность И был безжалостно …

Бойся усталости, или Голодный романс

Бойся усталости – матери злобного бунта, Бегай голодности – не до чего натощак. Ведь и желудок бывает согласен, как будто, Жить поспокойней, а все же мечтает о щах. В пост людоеду так лакомы косточки близких, Перемолоть их – удел настоящих мужчин. А на далеких вкус менее строг и изыскан, Могут …

Автобасня

Изящную Ладу Москвич пригласил На дачу. Она сначала Сказала: «Ладно», А потом задумалась: «Вот незадача. Опрометчиво сразу Соглашаться так Юной тачке. Тем более, и неизвестно, Что у него за дача… Я ведь не просто – Угнал и бросил Из подворотни, Не какая-то там Ока – На ходу корыто. Мой километраж …

Новый Гагарин (посвящено Дню Космонавтики)

Я мог бы быть диктором, как Левитан, Но только хриплю, поднимая стакан. Я мог бы ногами махать, как Нуриев, Но лишь заплетаюсь ногами моими. Поэмы писал бы, не хуже, чем Пушкин, Но мать-матершина гортань мою сушит. Дарил бы любимой вишневые зори, Но шлюх выбираю за ломанный доллар. Был молод, отважен …