Азовский вальс

Неприветливо тучи висят над вершиной Азова*, – Осерчала, наверно, Хозяйка на пришлых людей. Или снова грустит, вспоминая Павлушу Бажова. Что в любви признавался и сказы нашёптывал ей… А над зеркалом прУда кружИт одинокая чайка. Безутешно кого-то зовёт из прозрачных глубин. И замшелые скалы листвой украшает Хозяйка, Самоцветов осенних цвета добавляя …

Посвящение (романс)

Она была прекрасна… Стройный стан… Загара бронза… Лента на головке… И с трепетом её я обнимал… Мальчишкой был. Застенчивым, неловким… И звучный, мягкий голос слух ласкал, Когда она самозабвенно пела… И с нею я душою отдыхал, Лаская нежно совершенство тела… Она была покорна и скромна. Сносила боль, удары и измены. …

Мне часто очень хочется…

Мне часто очень хочется “послать” Кого-нибудь, куда-нибудь “подальше”. И так его словами “приласкать”, Чтоб не вернулся он из “дальних мест”! Размазать! Переехать! Растоптать! Без сантиментов, скромности и фальши! И поверху асфальтом закатать! И припечатать смачно жирный крест!.. Но что-то странное творится с языком… Не шевелИтся, как гвоздём прибитый… Слова во …

Осень…дождь…

Задождило… Осень загрустила. Пожалела платье золотое, Что сорвал с неё бродяга ветер, Усыпив сомненья вальсом листьев… И теперь она тихонько плачет, Наготу свою прикрыть не в силах… Молодого снега ожидая, Чтоб забыться сном в его объятьях…

Осень…дождь…

Задождило… Осень загрустила. Пожалела платье золотое, Что сорвал с неё бродяга ветер, Усыпив сомненья вальсом листьев… И теперь она тихонько плачет, Наготу свою прикрыть не в силах… Молодого снега ожидая, Чтоб забыться сном в его объятьях…

Осень…дождь…

Задождило… Осень загрустила. Пожалела платье золотое, Что сорвал с неё бродяга ветер, Усыпив сомненья вальсом листьев… И теперь она тихонько плачет, Наготу свою прикрыть не в силах… Молодого снега ожидая, Чтоб забыться сном в его объятьях…

Стихостроители

Мы катим камни слов по мыслей лабиринту И складываем их в мозаику стихов. В саду безумных снов всё крутим мы пластинку О помыслах благих в хранилище грехов. И каждый мнит себя строителем “от бога”, Вгоняя “камень” там, где промежутка нет… Но, в буднях бытия у всех своя дорога: Один построит …

Качели…

Доска семейных уз над пропастью страданий, На хрупкой пирамиде кирпичиков уюта… На плечи – тяжкий груз взаимных обещаний… Смертельные обиды… Отчаянья минуты… Мы – на концах доски… Качаемся над бездной… Взлетаем вразнобой… Доска скрипит печально… Засохли лепестки ромашки бесполезной… Безликой чередой проходят дни в молчаньи… Один неверный шаг – нарушишь …

Конец марта. Утро. За окном – минус 20.

Звездануло пО-небу морозом, Выстеклив мерцающие дали. Лунный сыр, зависший над берёзой, Бросил ветви-тени в снег лежалый. Хлестанула землю льдистой плетью Злобная зима, подкравшись ночью, Отомстив проталин разноцветью И уже проклюнувшимся почкам… Полыхнуло небо на востоке… Воссияла церковь куполами… Золотом умылись водостоки, На капЕль настроясь голосами… Встрепенулась градусника стрелка, Поползла по …

Качели

Доска семейных уз – над пропастью страданий, На хрупкой пирамиде кирпичиков уюта… На плечи – тяжкий груз взаимных обещаний… Смертельные обиды… Отчаянья минуты… Мы – на концах доски… Качаемся над бездной… Взлетаем вразнобой… Доска скрипит печально… Засохли лепестки ромашки бесполезной… Безликой чередой проходят дни в молчаньи… Один неверный шаг – …