Песнь о Пегасе

Состав зашкерили в отстой –
БАМ тормознул часов на восемь.
Лизала мокрый иней осень,
и снег кружился над тайгой.

… Она ему: «Давай, Васёк!
слезай скорее с верхней полки!
Вот эти ласты мыть без толку.
Натянешь чёботы… Усёк?”

Маячить стал писец питья…

И тут в купе зашёл мужчина.
Занёс ведро бурдомицина,
и заказал для всех белья.

А дальше всё пошло путём.
(не сразу, после третьей дозы)
Я тему взял, меняя позы,
как будто мы вообще вдвоём…

Она меж рюмок, всякий раз,
закрыв глаза, стихи читала.
Метафорично выражала
всё, что не выражено в нас.

Потом её любил мужик.
Затем Васёк – четыре раза.
И, с виртуозным перифразом,
залез пузатый проводник.

Но, я забил уже на них…
Вдоль остывавшего вагона,
по зыбкой наледи перрона,
шла пара «ангелов» ночных.

Седой, в фуражке, был главней –
на форму кожанка надета.
Второй – бухой, без пистолета.
Коню понятно – пёрлись к ней.

И этот конь в окно смотрел –
ещё надеясь на контакты.
И, наконец, сказал: «Ах так, ты?!»
Покакал в ночь и улетел.

Шла пегашня косым углом –
вершиной клина строго к югу.
Пегас, покинувший подругу,
свалил вдогон за косяком.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.