Хутор Верхняковский Верхнедонского р-на Ростовской области (краеведческий очерк)

Хутор Верхняковский.
Андрей Яшкин, авторский очерк.
1
На карте середины 19 века хутор Верхняков (устар), значится как довольно незначительное поселение сосредоточенное у подножья «Саланцовой горы», кромки гигантской низины относительно левого берега речки Тихая. Что может означать название хутора? Здесь мы можем судить по общепринятой практике, заведенной на Дону. К примеру, станица Мешковская обязана своим названием атаману Мешкову, приложившему свои усилия к ее основанию, там до сих пор проживают его потомки, и носящие фамилию атамана. Хутор Павловский по фамилии некого казака Павлова, первым основавшего там свое поселение, хутор Мрыховский Мрыхину и т.д. Так же и хутор Верхняковский вероятно был обязан своим названием какому-то первопоселенцу с фамилией Верхняков. Хотя в хуторе жителей по фамилии Верхняков сейчас не проживает, то бытует мнение что название связано с понятие «вершина», расположенный на вершине, в верховье.
Первый всплеск расширения хутора приходится, на конец, 19 и начало 20 века. Именно тогда началось расселение вниз по течению речки Тихой, и образовался хутор Нижне-Верхняковский, который в конечном итоге почти слился с хутором Назаровским. Хаты строились из самана и камня, крыши крылись камышом или соломой. Зажиточные казаки возводили дома из струганных вербных бревен, обмазанных глиной и с железной крышей.
После Войны менялся не только облик но и некоторые обозначения и названия связанные с духом времени и муниципальными преобразованиями. К примеру, почтовый адрес еще в середине 50-х годов здесь значился так: Каменская область, Мигулинский район, сельхозартель имени Жданова Верхняковского сельсовета. Но уже в 60-е было преобразовано в Ростовскую область, район стал Верхнедонским с центром в станице Казанской. На месте сельхозартели стал динамически создаваться совхоз «Комсомолец Дона». Именно тогда хутор основательно перебросился от подножья «Саланцовой горы» на правый берег р.Тихой, где и вырос благоустроенный современный поселок.
Были построены целые улицы и в Н.Верхняковском отделении совхоза. И сам Верхняковский стал объединяющим центром хозяйства, в которое входили отделения хуторов Поздняковского, Павловского, Нижне-Верхняковского, Михайловского и Макаровского. Часть жителей переехало сюда из расселенного хутора Поповского.

Еще одна удивительная особенность Нижних Верхняков, здесь нет кладбища, а ближайший погост находится за несколько километров, на противоположном берегу речки. Естественно возникает вопрос – а как же туда доставляли покойных в висении половодья и многоснежные зимы? Ответ оказался простым, их никуда не увозили, а хоронили у себя возле дворов. То есть земля здесь в буквальном смысле «пропитана» прахом наших предков. Такая же картина наблюдается на левом берегу хутора Назаровского. Там у подножия «Яшкиной горы» и сейчас можно увидеть старинные каменные надгробные плиты, с высеченным «Русским крестом», которые разбросаны на возвышенностях и холмах. В Н.Верхняковском такие надгробия не встречаются, так как кресты были деревянные. В Назаровском же проживало много мастеров каменотесов.
Девяностые годы 20 века можно отметить как новый виток возрождения казачества в хуторе Верхняковском, впрочем, как и во всей Ростовской области. Первый хуторской атаман Н.Верхняковского в постсоветский период Скилков Александр Павлович (род 1949г). Именно по его инициативе 13 декабря 1990 года был организован Круг, вскоре насчитывающий более 90 казаков.
Выписка из протокола собрания Круга от 13.12.1990 г. Назначены: писарем – Назаров Николай Федорович, есаулом – Крекин Александр Михайлович, председателем Круга – Каташов Михаил Михайлович.
Присутствовали: окружной атаман – Латышев Ю.Л. станичный атаман – Панькин О.Д. председатель совхоза «Комсомолец Дона» – Лукянов В.С.
О судьбе последнего хуторского атамана перед революцией, найти каких либо сведений мне не удалось, известно только его имя Земляков Даниил Иванович (см. фото).
Ныне функцию хуторского атамана выполняет, избранный кругом Каташов Михаил Михайловичь (младший).
2
Эту главу я хотел бы посвятить своим прямым предкам. Их судьбы, как и многих наших земляков, в те непростые времена, могут служить напоминанием своим потомкам, что за любыми революциями, перестройками, реформами и преобразованиями власти, стоят судьбы простого народа. Судьба Ермака и его семьи, может по праву является собирательным образом наших прадедов казаков, того времени. И не будем ставить задачу в том, что бы осуждать белых или красных (все были «хороши»), к тому же те и другие это наши общие предки. Смысл вероятно в том, что мы должны об этом помнить и знать, чтоб не повторять тех трагических ошибок нашей истории. Это должно стать нам уроком, а не поводом для политических спекуляций на патриотических чувствах и переживаниях народа.
Яшкин Ермалай Яковлевич проживал в хуторе Нижние Верхняки , Мигулинского р-она (ныне Верхнедонского) Ростовской области. Имел зажиточное крестьянское хозяйство. Для работ в своем хозяйстве привлекал сезонных работников из соседней Воронежской губернии. Предположительно в 1937 году был раскулачен по доносу и ходатайству активистки и представительницы сельской бедноты некой гр. Полины Ромашкиной. Был сослан и по пути в ссылку умер от цинги на территории Астраханской обл. Эти сведения имеют устный характер и документального подтверждения не имеют. На мой запрос в архив о Яшкине Ермолае Яковлевиче и членах его семьи пришел следующий ответ.
Из документов архивной справки «Центра хранения архивных документов» в г. Шахты Ростовской области сообщаем, что в документах архивного фонда Мигулинского районного исполкома Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских Казачьих депутатов за 1930-1936 гг. имеются сведения о том , что в 1929 году за применение наёмного труда совместно с Яшкиным Дмитрием Ермолаевичем были лишены избирательных прав по ст. 15 пп. « а,г.к» ВЦИК СССР члены его семьи: Яшкина Мария Ивановна 1896 г.р.; Яшкин Ермолай Яковлевич 1869 г.р.; Яшкина Варвара Дмитриевна 1914 г.р.; Яшкин Фёдор Ермолаевич 1900 г.р., Яшкина Екатерина 1901 г.р., Яшкин Иван Ермолаевич (судим в 1931 году за участие в банде Алексеевых, досрочно освобождён из ИТЛ в мае 1936 г.), жители Верхняковского сельсовета Верхне – Донского района Донецкого Округа СКК.
Дополнительно сообщаем, что в ОРАФ УФСБ РФ по Ростовской области имеется на хранении архивное следственное дело № П – 44207 в отношении Яшкина Ивана Ермолаевича 1889 г.р., уроженца х. Верхняковского, В – Донского района, Каменской области, осуждённого Тройкой ПП ОГПУ СКК и ДССР 18 февраля 1931 года по ст. УК 58 п. 2 на 10 лет с заключением в концлагерь и Яшкина Дмитрия Ермолаевича 1901 г.р., уроженца х. Верхняковского, В – Донского района, Каменской области осуждённого Тройкой при ПП ОГПУ СКК и ДССР 18 февраля 1931 года по ст. УК 58 п. 2 на 5 лет с заключением в концлагерь. Для ознакомления с архивным следственным делом Вы можете обратиться в ОРАФ УФСБ РФ по Ростовской области по адресу: 344082, ул. Большая Садовая, 31, г. Ростов – на – Дону. А по вопросу о реабилитации Яшкиных: Ивана Ермолаевича 1889 г.р., Дмитрия Ермолаевича 1901г.р., Вы можете обратиться в Прокуратуру Ростовской области по адресу: 344007, пер. Братский, 11, г. Ростов – на – Дону.
Другими сведениями не располагаем. Начальник отдела спецфондов и реабилитации ЖПР ИЦ ГУВД по РО. С.А.Еремин

Кем были предки Ермака, какова их судьба, жизненный путь, сейчас сказать очень трудно. Предположительно они так же были коренными Донскими казаками, служили царю, пахали землю, растили хлеб. Но именно имя Ермака выделялось в воспоминаниях, доживших до наших времен его многочисленных потомков. По описанию он являлся высоким или как еще говорят «здоровым» человеком. Не равнодушным к женскому полу, особенно к молодым казачкам. В тоже время являлся отличным хозяйственником и организатором. Характером строг и порывист. Дважды был женат, имел пятерых детей, от обоих браков. Для своих детей сумел построить и купить жильё. Также им были приобретены обширные земельные участки.
Один из участков до сих пор принадлежит фамилии Яшкиных, и прилегает к домам № 45, № 70 по улице Мира, и имеет свою интересную предысторию.
Когда-то этим участком владел некий Пан Голый. Не задолго, до революции, этот Пан Голый, «словно чуя» в спешке распродал свое имение, и уехал на родину в Польшу. Здесь к слову нужно добавить, что через этот участок, с плодовыми деревьями, протекала речка Тихая, здесь же находилась перегораживающая речку платина с водяной мельницей.
Предприимчивый Ермак став хозяином мельницы решил увеличить ее производительность, путем увеличения насыпи платины. Но упрямая речушка не захотела мириться с этим, и в один из весенних паводков вышла из берегов, промыв себе новое русло, в обход дамбы мельницы. Отчаянные попытки укротить речку и вернуть воду обратно, приводили к тому, что речка Тихая вероломно прорывалась все в новых и новых местах, и ужасу односельчан, безжалостно уничтожая прибрежные покосы и огороды, превращая их в грязевое месиво. Следы этого деяния до сих пор можно видеть на территории местного луга, и именуемые среди хуторских людей БОЛОТАМ. Также сохранилась и дамба злосчастной платины.
Последний свой ход речка тихая проделала возле «Самолаевой ямы», в районе нынешнего Н, Верхняковского моста, где ее навечно решили оставить в покое. Ямами на речке Тихой называют места, где берега резко расширяются и глубина в тех местах заметно больше. Свои названия ямы получили в честь фамилий тех, чьи земли и огороды в старину примыкали к берегам. К примеру, ниже по течению от железного моста находятся: Мартынова яма, Емельянова яма, Миронова яма и т.д.
Дом Ермака находился в районе «каменного» на нынешней территории свинофермы в ее юго-восточном углу санитарной насыпи, там до сих пор сохранились остатки фундамента, и полу засыпанный колодец. Кстати, сама свиноферма, в начале, строилась из камня, извлеченного из построек, конфискованного после «раскулачивания» Ермаковского двора.
В хозяйстве Ермака были парадные, так называемые выездные лошади, и рабочие для опашки земли. Были быки и много домашней птицы, особенно гусей, которых пасли малолетние дети и внуки. Что в принципе был тоже изъято и приобщено к молодому колхозному движению. И еще говорят, что до революции он частично финансировал строительство Верхняковской церкви, которая находилась на месте центрального Дома Культуры.
Вот и все что я смог узнать о своем прапрадеде, который без сомнения являлся яркой личностью в свое время в хуторе Верхняковском. Что же касается представительницы сельской бедноты Полины Ромашкиной, (откровенно завидовавшей Ермаку), то чужое горе не принесло ей богатств, а ее детей и внуков ждало скитание по обшарпанным хатенкам, трагические и несчастливые браки, тюремные сроки . Видно правду говорили наши предки что «Бог все рассудит», жаль, что отвечать за это приходится детям.

3
Каждая земля таит свои тайны. Тема кладов является, наверное, одной из самых заманчивых своей таинственностью в любой местности. Не обошлось без историй о зарытых в земле сокровищах и в Нижне – Верхняковском. Хотелось бы рассказать об одной из самых ярких историй, будоражащей умы местных энтузиастов на протяжении нескольких десятилетий.
В семидесятые годы двадцатого века, некий старейший житель хутора Чекунов Петр Иванович поведал по страшной тайне, своему знакомому Бирюкову Николаю Ивановичу откровенную историю о случаи с ним во время Великой Отечественной войны, когда его подразделение в числе освобождающих Польшу Советских войск, было расквартировано в одном из местных поселений.
В доме куда был определен на ночлег Чекунов, хозяином оказался седобородый старик, который на удивление прекрасно изъяснялся на русском языке, мало того оказалось что старик был бывшим эмигрантом и неплохо знал прилегающую к Верхнякам местность. Когда подразделение Чекунова начало продвижение дальше на запад, старик на прощанье поведал солдату свою тайну, из которой следовало что он во время Гражданской войны в составе небольшого белогвардейского отряда, под напором красных, отступающего со стороны Воронежской губернии остановился близ хутора Нижние Вверхняки в «Западном лесу». Помимо военной амуниции и пищевых припасов отряд вез с собой и церковное золотишко, а также ценные украшения, взятые на «сохранение» у не успевшей разбежаться церковной и светской знати, встречающейся на их боевом пути. Много или мало, но ценностями был наполнен целый полковой котел. В целях сохранения ценностей и в дальнейшем, не попадания их в руки врага, было решено, котел зарыть в одной отрожине леса. По словам свидетеля, котел был зарыт не очень глубоко, а когда яма почти полностью была заполнена землей , в нее был уложен плоский камень, также засыпанный сверху. Ориентиром же, служила старая липа, указанная в карте.
В пылу сражений и отступления, по словам старика, все участники отряда погибли, старик оставался единственным свидетелем. В подтверждение своих слов старик трясущейся рукой протянул Чекунову клочок пожелтевшей бумаги, с подробным планом местности и места где захоронен клад.
Победоносно дойдя до Берлина, Чекунов вернулся в родной хутор, где исправно восстанавливал после разрухи войны родное хозяйство. Карта несколько лет пролежала в его сундуке, ожидая своего часа. И вот в один момент, он вместе с братом Чекуновым Петром Васильевичем решил исследовать район «Западного леса» указанный на карте. К глубокому разочарованию Чекунова, местность описанная стариком за годы сильно изменилась. Выросли новые кустарники и деревья, а старая липа, являющаяся приметой, вероятно давно уже была срублена. Также не был найден особый указательный камень с насечкой.
По свидетельству Бирюкова Николая, Чекунов даже мельком показывал эту карту, на основании чего тот с Яшкиным Тихоном Григорьевичем самостоятельно и безуспешно пытались искать заветный котел.
К довершению к сказанному можно предположить, что дыма без огня не бывает, ведь по свидетельству тех, кто знал лично Чекунова, человек он был не грамотным и ограниченным, и сомнительно, что у него хватило фантазии выдумать из головы подобную историю.
4
Как часто бывает в подобных случаях, такие истории со временем обрастают всевозможными новыми подробностями. Так и здесь, некоторые источники слухов стали утверждать, что Чекунов перед смертью «раскололся», мол, котлов зарыто два, а не один. По котлу на восточной и западной окраине леса. Еще одна волна слухов, утверждала еще более уходящею в глубь старины историю, содержание которой гласило о том что это проходящие здесь по дикому полю таджики(!), зарыли огромный медный котел наполненный золотыми монетами. «Самое удивительное, что пожилые местные жители, слышавшие рассказы своих дедов, уверенны, что в «Бадаражной балке» эти «таинственные» таджики и проживали. Удивительный факт, но сдавна пастухи находили на территории этой балки осколки черепков глиняной посуды. Благодаря стараниям сына первого атамана в новейшей истории Верхняковского, Скилкова Вадима к этому району удалось привлечь археологов, которые подтвердили что осколкам найденной керамики много сотен, а то и тысяч лет, и относится она к невыясненной пока культуре и народу. Скоро здесь будут, провидится раскопки». В общем, фантазий вокруг этой темы развивалось много, но главная суть сводилась всегда к одному это – котел, золото и Западной лес.
Естественно невольно задаётся вопрос, а существуют ли хоть какие-то зацепки, хотя бы косвенно подтверждающие существование клада. Оказывается, есть, по свидетельству Яшкина Тихона Григорьевича, с несколькими односельчанами, также как и он, одурманенными грезами сокровищ, в дальнейшем исследовали в лесу предполагаемый район спрятанного клада, когда наткнулись на огромный камень, расколотый надвое. Необычное в этом камне было то, что на нем виднелась явно рукотворная бороздка в виде стрелки, которая продолжалась на втором обломке камня, съехавшего вниз по склону оврага. Именно о такой насечке на камне говорил Чекунов, которая должна была указывать на место расположения клада. Первый из обломков камня тоже со временем сдвинулся, так, что куда указывала насечка, определить было невозможно. Возбужденные кладоискатели стали хаотично перерывать песчаный грунт вокруг камней, но ничего не нашли, кроме двух стреляных гильз от винтовки дореволюционного образца. Здесь же стоит добавить что, по словам некого «черного копателя» из Воронежа (имя по понятным причинам огласить не могу), в одном из зарытых котлов находятся медные старинные книги, похищенные во время гражданской войны в одном из Воронежских монастырей, и ценность которых просто фантастическая. Эти сведения он якобы почерпнул из каких-то архивных документов. Также известно, что он, сравнительно не давно предпринимал попытки поиска клада, но, увы, безуспешно.
Интересны в этом плане воспоминания старейшей жительницы хутора Мрыхиной Лукерьи Ивановны 1904 года рождения. По её словам после Гражданской войны в «Каменном лесу», соседнем с «Западным», какое-то время прятались от новой власти «махновцы», которые позже ушли неизвестно куда. Хотя здесь следует заметить, что в те смутные времена, «махновцами» местный люд называл не только бойцов легендарного батьки, но и всех беглых, недовольных новой властью или просто бандитов. Есть ли связь между этими людьми, Польским стариком и зарытым кладом? Вполне вероятно!
Ниже в 5 главе дополнении к рассказанной истории я думаю нужно упомянуть о ещё одной загадке хутора Верхняковского – пещере «Каменного леса».

5
В просторах степей Верхнего Дона лесом называются гигантские овраги или на местном разговорном ЯРЫ, густо поросшие деревьями. Образовались яры вероятно во время таяния ледника около 10 000 лет назад. Мощные потоки воды, срывая тысячи тон земли, глины и песка обнажили на территории «Каменного леса» огромные и причудливой формы валуны выше человеческого роста. Нагромождение этих необычных и каких-то ноздреватых камней напоминает развалины исполинского старения, что вероятно и поспособствовало одному из названий этого места «Каменный барак» или каменный дом. По рассказам старожил хутора именно среди этих камней находится вход в пещеру, протяженность которой десятки(!) километров, а в стенах выдолблены кельи с каменными столами и скамьями, а стены расписаны загадочными письменами. Хотя есть и более подробные сведения о местонахождении входа в пещеру. Во второй половине 20 века некий житель хутора Макаровского, будучи в то время уже в преклонном возрасте поведал, что вход находился примерно в 200 метрах выше от плотины прудка, по левой стороне яра, под каменным утесом. Кстати у основания яра Каменного леса, гряда этой старинной плотины хорошо сохранилась до наших дней. Местные жители побаивались заходить вглубь пещеры, а после революции вход и вовсе завалило песчаным оползнем. Именно где-то в этой пещере по рассказам Мрыхиной Лукерьи прятались те самые «махновцы». Интересная деталь, по воспоминанию Яшкина Ивана Петровича (старшего), подростками со сверстниками лазя среди валунов леса, однажды нашли в одной из многочисленных расщелин в камнях, «золотые» пагоны офицера царской армии. Может быть тот кто их когда-то носил и был командиром того отряда что оставил нам тайну полкового котла. И кого затем безжалостная судьба, дорогами боёв, отступлений и иммиграции, забросила в чужую Польскую землю. И где он, долгие годы печали и надежды хранил тот клочок карты, который на закате жизни передал простому русскому солдату Чекунову, который волей судьбы и фронтовых дорог подвернулся на пороге его дома. Всё это для нас, вероятно, останется уже не разгаданной тайной.

6
Перечень признаков, по которым можно отыскать клад: из справочника 17 века.
1. не растет высокая трава;
2. вечером или ночью, перед самым рассветом, появляются огоньки искры или язычки пламени;
3. весной снег тает раньше, чем в других местах;
4. не бывает не росы не инея;
5. растения выглядят так, будто их сожгло солнцем во время засухи;
6. человека вдруг охватывает страх или у него по коже начинают «бегать мурашки»;
7. без всякой причины гаснет огонь;
8. и днем и ночью может вдруг появится свет, от которого человеку становится страшно;
9. если растут кусты, то они бывают очень низкими, листья у них имеют серый или какой-нибудь другой странный цвет что особенно хорошо заметно под осень.
Клады в районе Н.Верхняковского случайно находили и до революции и после. Я приведу в пример два реально произошедших случая.
Незадолго до революции казаки пахавшие участки поля под «Пупками», это два холмистых образования за правым (от платины) берегом большого Н.Верхняковского пруда, нашли в отвале свежей борозды прогнивший кожаный мешок, из которого вывалились сделанные из массивного серебра церковные кадило и крест.
Казаки передали эти находки в Мешковскую церковь, ведь согласно старинным поверьям грешно извлекать выгоду из найденных церковных атрибутов. Примечательно, что холмы находятся в пределах километра от «Западного леса».
Вторая находка произошла уже в 30-е годы. Некий охотник из соседнего хутора Назаровского разыскивал дичь в районе «Дурных яров» (название яров произошло от того что с давних времен, да и сейчас, местные жители часто наблюдают там загадочное природное явление, всеобще известное как НЛО) когда его нога, провалилась в осевшую землю. Исследовав образовавшуюся яму, он извлек на свет Божий, котелок полный золотых червонцев. Возможно, в хуторе Назаровском появился бы свой подпольный миллионер, если бы не длинный язык его супруги. Вскоре сотрудники НКВД уже везли на старой бричке нашего «счастливца», в сторону Чертковского ЖД узла, чтобы пополнить стройку Беломорканала еще одним «добровольным» работником.
В окрестностях Верхняковского разбросанно множество больших и малых Скифских курганов, хранящих свои тайны и сокровища. Самым знаменитым в округе является «Большой курган» расположенный на горе, близ хутора Назаровского. Сооружение древних поистине поражает своим масштабом. На южном склоне кургана еще отчетливо виден след «Скифской дороги», по которой заносился грунт на захоронение. В самом начале 21 века, на восточном склоне кургана, черные копатели прорыли туннель к центру гробницы. Но увенчались ли их старания успехом неизвестно, хотя при осмотре туннеля ни каких видимых признаков, что они до чего то, докопались, обнаружено не было. По поверью местных жителей, тех, кто тревожил курганы, всегда настигала печальная участь, и приводятся даже конкретные примеры. Но, без сомнения самое ценное богатство хутора находится у всех на виду, и затрагивает уголки всей человеческой души, это неповторимая красота его живописных природных пейзажей, которая навсегда остается в сердцах тех, кто, здесь хотя бы раз бывал.

7

Каждый, даже самый захудалый хуторок имеет свои истории похождений односельчан. Курьезные случаи и зачастую чудаковатые происшествия, несчастная любовь,- все это передается из уст в уста, порою уходя в забвение вместе со сменой поколений.
Я хотел бы посвятить эту главу одной запутанной истории любви, действия которой протекали в хуторе Верхняковском на протяжении почти всей второй половине двадцатого века.
В ноябре 1941 года фашистские полчища вступили на территорию Ростовской области. Територия хутора Верхняковского оказалась зоне оккупации итальянских войск. После 2 февраля 1943 года, когда закончилась Сталинградская битва, советские войска двинулись на запад, преодолевая сопротивление фашистов. Шли долгие месяцы сражений, Великая Отечественная война, смещаясь своими фронтами все дальше на запад, давно оставила за собой освобожденные Советские города и села. Русский солдат добивал врага в порабощенной Гитлером Европе. В апреле 1945 г. Советская Армия, освободив значительную часть Австрии вступила в Вену. Восторженный народ встречал своих освободителей на улицах города. Но особенную радость выражали угонные немецкими оккупантами Советские граждане, которых использовали для работы на заводах Вермахта. По иронии судьбы среди этих, так называемых перемещенных лиц , оказался житель Верхняковского, молодой парнишка Петр Носонов. По рассказам, Петр до момента освобождения едва не погиб от голода, но выжил благодаря темноволосой и хрупкой девушке Стефании Нетецкой, уроженки одного из сел западной Украины, также угнанной в Германию. Стефания исполняла работы на немецкой офицерской кухне, где тайком брала продукты для Петра. Сейчас уже трудно в деталях сказать, как свела судьба украинскую девушку и нашего земляка Петра Носонова, и как развивались между ними отношения, но ясно одно между ними вспыхнул роман. Считанные недели отделяли их от долгожданной победы. Петр, не достигший 18 летнего возраста был возвращен обратно на Родину, а Стефания, будучи старше его на три года, обливаясь горькими слезами и прижимая к груди заветный клочок бумаги с адресом любимого осталась в Вене.
После победы Стефания осталась в Австрии, но любовь не угасала в ее сердце. Ей казалось, что вся жизнь превратилась в мучительные ожидания тех редких писем, которые она получала от своего возлюбленного, из далекой России. Понимая, что он не сможет к ней приехать, Стефания стала добиваться своего возврата в Советский Союз. Ее положение осложняло то, что став гражданкой Австрии она оказалась в Американской зоне оккупации страны, а над миром нависла угроза новой «Холодной войны». Шло время и годы, сотни согласований, запросов и объяснений сделали свое дело. На конец, в 1954 году ей дали гражданство СССР.
Весна 1954 года в хуторе Н.Верхняковском выдалась ранняя. Колхозники готовились к посевной, осваивалась новая сельхозтехника, вновь поступающая в хозяйства после военной разрухи. В небольшом хуторке, где все знали друг друга в лицо, и весть о приезде незнакомки разлетелась со скоростью ветра. «Полуторка» резво пробежав по песчаной хуторской дороге, остановилась у строения местной конторы сельсовета (это строение схоронилось до сих пор, и ныне принадлежит ОАО «Комсомолец Дона»). В кузове грузовика на узлах и коробках с вещами восседала сама Стефания, одетая в модное в то время в Европе пальто, а рядом с любопытством глазея по сторонам сидел подросток, ее сын Виктор 1942 года рождения (!).
Здесь я вынужден немного отступить с пояснением, так как предполагаю что именно последнее обстоятельство, а именно появление в этой истории у Стефании сына, которому на момент знакомства с Петром в Вене, было три года, и о котором , говорят, Петр даже не подозревал, сыграло свою роковую роль. Нужно учитывать и моральные принципы тех поколений, и сельское устоявшееся мнение на счет внебрачно рожденных детей. Но повторюсь это только лишь предположение.
Руководство колхоза, временно разместило Стефанию с сыном на подселение, в саманной хате с соломенной крышей у одинокой старушки. Хуторяне с удивлением всматривались из-за оград и плетней на красивую иностранку в атласном платье и изящных туфлях на каблучках, что особенно вызывало зависть у местных девчат, доселе не видавших такие утонченные наряды. Между тем Стефания с волнением бросала взгляды на неровные улочки хутора, она ждала того ради которого оставила благоустроенную Европу, с кирпичными домами крытых черепицей, и все шансы на обратное возвращение.
Петр явился к ней только к вечеру следующего дня, Стефания бросилась к нему с объятиями, едва не лишившись чувств, но возлюбленный был холоден и не приветливый. Можно только представить негодование и горечь Стефании, когда она обливаясь слезами выслушивала от Петра, что у него есть другая в соседнем хуторе Назаровском, одна из двойняшек по имени Мария (хата где жили двойняшки находилась на самом краю Назаровского перед Нижними Верхняками на левом берегу речки Тихой) . Что она от него в положении, и теперь он должен на ней женится. Еще до полуночи Петр также сухо попрощавшись, ушел, оставив неустанно рыдающею Стефанию, у каменного крыльца ее нового жилища.
Говорят, время лечит душевные раны. Прошло еще пару лет, Стефания сменив туфли с каблучками на резиновые сапоги устроилась работать дояркой на местной ферме (по другой версии поварихой в столовую). К ней не раз пытались свататься холостяки. Приезжали даже с окрестных хуторов. Но Стефания желала только одного, и жила только надеждой о нем. Вероятно, что-то творилось и в душе Петра. Совесть, или еще какой-то порыв, но он стал не мерно выпивать, срывая зло на своей Марии, а за тем и вовсе от нее ушел, оставив с двумя детьми на руках. Так же как и при последней встрече, он явился к Стефании на закате солнца. Он с рыданием бросился к ее ногам и стал молить о прощении. И Стефания, его простила.
Петр построил хату на правом берегу речки Тихой, где они и поселились вместе со Стефанией, там они жили до конца своих дней. Эта хата, схоронилась до сих пор.
Обрела ли счастье Стефания со своим любимым?! Трудно сказать. Петр так же частенько одарялся в запои, часто вспоминал свою первую жену Марию, к тому же там, в Назаровском росли его родные дети. Стефания до конца в душе сожалела, что покинула Австрию, с горечью повторяя фразу – Если бы я только знала…. А сын Стефании Виктор, единственное ее утешение в жизни, так и не когда не смог признать Петра своим отцом. С трудом научившись говорить на русском языке, он бросил школу и устроился работником на колхозной ферме. О дальнейшей его судьбе мне известно очень мало.

8
Хутор Верхняковский, невероятно аномально щедр на талантливых людей, сельские поэты, художники, мастера краснодеревщики. С именами некоторых из них мы сейчас ознакомимся. Но особенно хочется начать главу, со стихотворения Елены Никитичны Щепкиной (Ситраковой), «Край детства моего – Родное Верхнедонье», уроженки нашего хутора.
Мой край донской – край горячо любимый
Богатством красок, ты похож на рай небес,
Наш край родной – родной неповторимый,
Тебя на свете, красивее нету мест!
Поля, луга, пригорки и овраги,
Стоят в зеленой, яркой красоте,
Приходят здесь все мысли лишь о правде,
И о любви земной, и доброте.
Любимый край неповторимый,
Как очарована тобой!
Не променяю чувств я трепет,
На город в дымке голубой!
Здесь воздух чист и ночью в неге,
Душа от счастья горит,
И птичьих песен щебет слышен,
И сердце бьется и стучит.
Здесь в колдовстве концерт лягушек,
Когда заводят хоровод,
Здесь уголок родной России на испытания зовет –
Здесь тишина неповторима,
Здесь я люблю и я любима!
От солнца чувств и доброты.
Порой зима здесь удивляет
И крыши хат так снегом заметет,
Лежат снега от края и до края
Как я люблю, как жду, когда зима придет!
И все кругом, в хрустальный снег одето,
Как в первозданном храме – красота!
О тяжких временах здесь мыслить неуместно
Хотя история донского края не проста…
Тут даже люди все другие,
Конечно, всякие ведь есть!
Но милая моя Отчизна:
Кто любит, предан – умирают здесь!
Так будь же ты благословлен мой уголок России!
Где наши предки – казаки,
Когда то основали этот хутор,
Наш хутор детства – Верхняки!

При въезде в центр Верхняковского нас встречают прекрасные работы местного художника оформителя Юрия Сергеевича Грачева. Масштабные стенды, расписанные в традиционном казачьем стиле и отражающие добрые настроения тружеников села, резко выделяют Верхняковский среди других населенных пунктов района. Работы Юрия Сергеевича без преувеличения можно назвать лицом и визитной карточкой хутора.
И конечно наши мастера краснодеревщики: Яшкин Евгений Петрович и Яшкин Николай Ефимовичь . К стати, работы Евгения Петровича неоднократно выставлялись на районных и областных выставках народного творчества. В них отображаются смешения персонажей Русских народных сказок и античных мифических существ. И в тоже время присматривается оригинальность неповторимого авторского «почерка» мастера. Особое изумление вызывает серия реалистично выполненных резных голов оленей и косуль в обрамлении искусных узоров. Впечатляют фантастические драконы, грозно взирающие своими лакированными глазами.
Творческие работы в исполнении Скилкова Александра Павловича отличаются разнообразием стилей и тематик. Они выставлены на обозрение в Нижне-Верхняковском музее вместе с предметами обихода Донских казаков.

9.
Мистические истории как неотъемлемая часть народных сказаний передаются в районе Верхнего Дона от старших поколений к младшим и изобилуют порой нереально фантастическими сюжетами. Хотя некоторые истории, о которых я расскажу, имели «живых» свидетелей и по утверждению авторов происходили на самом деле. Самыми распространенными являются истории про ведьм и колдунов. Есть свидетельства, что ведьм со способностями наводить и снимать порчу, заговаривать некоторые болезни и останавливать кровотечение можно было еще увидеть в 30 – 50 годы в Верхняковском. Некоторых, хотя их ведьмами не называли, которые пользовались заговорами и занимались гаданием я помню по годам своего детства (бабка Казенка, бабка Кормилица) Мало того по поверью Верхняковские ведьмы давних лет могли, превратятся в лошадь и свинью, доить соседских коров превращаясь в кошку.
Из рассказа Марии Ивановны (Лупочки) ураженки Н.Верхняков, записанного мною с ее слов в 1988 году, ей тогда было уже за 60 лет.
«Я еще девкой молодой была. Мы с соседским парнем поздно вечером из клуба возвращались. Подходим к моему дому, а возле ворот лежит белая лошадь. Я подумала, что гости приехали, остались заночевать. Ближе подходим, а это уже не лошадь, а свинья. Парень взял палку и попытался ударить ее, что бы прогнать. Машет палкой, а попасть по свинье не может. А свинья уходить стала и заухала как человек. Потом мне родители сказали, что это ведьма была, и чтобы ударить ее, нужно палкой не сверху вниз махать, а горизонтально на отмаш бить».
Про ведьм и колдунов еще рассказывали, что перед смертью им свой дар необходимо кому то передать, иначе они испытывают нечеловеческие муки. Из рассказа Мрыхиной Лукерьи Ивановны:
« Я подростком была, но хорошо помню, как ведьма умирала. Ее хата на окраине хутора стояла. Она из своего двора махала руками, завывала и манила людей к себе. Но некто к ней не подходил, хуторяне держались на приличном расстоянии. Все знали, что она свой колдовской дар передать должна, или смерть будет долгой и мучительной, через три дня только навсегда успокоилась. Ничего в этом даре хорошего нет, ты должен на людей порчу и болезни наводить, иначе покоя тебе не будет».
По обилию свидетельств можно предположить, что в наших краях действительно проживали люди обладающие даром гипноза, или как модно сейчас говорить с экстрасенсорными способностями. Одну из занимательных историй на эту тему мне поведал мой дед Яшкин Петр Георгиевич (Егорович) 1915 г.р.
«Было это еще до Войны, мне тогда лет семнадцать было. Ехали мы свадьбой за невестой в соседний хутор Поповский, запряженных подвод десять было, на одной из которых я был возничим. Везли сватьей, жениха, родственников, гармониста. В общем, весело и шумно. Перед хутором проезжаем мимо бородатого старика стоявшего с бок дороги. Тут и началось, мой конь резко остановился, смотрю, и вся свадьба как вкопанная на месте. Я с брички спрыгнул, смотрю, а она без колес на земле лежит, а колеса рядом валяются. Не пойму, как так могло получится?! Огляделся с другими то же самое. Вижу, сватья к старику бегут, в руках каравай и графин с водочкой. Поклонились, старика угостили. Гляжу, а колеса уже на месте стоят. Сели все обратно на подводы и дальше поехали. Потом мне рассказали, что это местный колдун был, и он так наказывал за непочтение».
Хутор Поповский в 50 –е годы XX века расселили. Многие «поповцы» с фамилиями Поздняков, Кравцов и др. поселились в Нижних Верхняках. Кстати выходцы из этого хутора подтверждают, что колдуны действительно там проживали, могли напустить порчу, ветку превратить в змею, а редьку на срезе взглядом в один миг сделать черной.
На месте Поповского заросли кустарника и бурьяна, но мистические легенды, связанные с этим хутором не прекратились. Из рассказа уроженца хутора Михайловского Смирнова Василия Петровича (Цыгана).
«дело было в начале 90 – х, мы с напарником Назаровым Игорем пасли совхозных коров в том месте, где был Поповский. Стаяла жара, и коровы полезли в заросли деревьев и кустарника, мы за ними. В гуще зарослей наткнулись на угол старого фундамента, присели покурить. Отдохнули и решили на обратно на открытое место выбираться, идем, идем, смотрим опять тот же фундамент и следы наши, ну посмеялись, с кем не бывает, сделали новую попытку, вот не ладная, опять на том же месте оказались. Мы таких попыток штук десять сделали, а результат такой же, Игорь уже в слезы захныкал. Я то, умом понимаю, что заросли по балке растянуты и в поперечнике даже в самом широком месте меньше ста метров будут, а выйти не можем в фундамент упираемся. Только когда на коров наткнулись и за ними побежали и сразу вышли на простор. Оказывается, все рядом было».
Из рассказа Назарова Александра уроженца хутора Верхняковского.
«Мы с пацанами в школьные годы частенько в Поповский наведывались, особенно по весне на свежевспаханном поле пособирать патроны со времен Войны. Почти безуспешно налазившись по пахоте, решили вдоль Поповской балки возвышенности исследовать. В одной из складок местности среди кустов шиповника, смотрим, железная конструкция виднеется, ближе подходим, а это лафет пушки, частично вросший в землю. Ствол, зарядное, ну все как положено, только без колес. Мы с ребятами диву даемся, ведь здесь все вдоль и поперёк излажено, такую вещь просто не возможно было не заметить. Уже смеркаться начинало, решили тщательный осмотр через неделю провести, ведь до дома еще часа два добираться. А вот когда через неделю вернулись, то глазам своим не поверили. Не пушки не места, словно все поменялось. Стали следы икать, ведь ее из земли нужно было выдрать, прежде чем увезти, и признаков не обнаружили. Чертовщина, какая то!».
От себя добавлю, что в районе хутора Поповского во время Великой Отечественной войны проходили ожесточённые сражения. Здесь земля поистине пропитана кровью русских и немцев. В пекле боев залпы Катюш накрывали вражеские и по ошибке наши подразделения. По свидетельству местных жителей после окончания боев даже оголенная от взрывов земля еще несколько дней полыхала.
Еще в этой главе хочется отметить что в Н. Верхняковском до сей поры вечером 6 января, в силу старинной традиции, местная детвора и не редко взрослые, читают под окнами колядки. Текст колядок здесь оригинальный, так как в других районах области он существенно отличается.
Текст колядок хутора Верхняковского я приведу именно так, как его здесь произносят.
Каледа дуда иде ты была?
У бабушки у Варварушки
Чяво делала?
Коней стерегла
Чаво выстерегла?
Коня с уздой, золотой мохрой
А иде твой конь?
За ворота ушёл
А иде ворота?
Черви выели
А иде черви ?
Гуси выклевали
А иде гуси?
На воду ушли
А иде вода?
Быки выпили
А иде быки?
В камыши ушли
А иде камыши?
Девки вырубили
А иде девки?
За мужья ушли
А иде мужья?
На войну ушли
А иде война?
По среди огня.
Колядки, как правило, поют под окном, а хозяева в обмен одаривают гостей сладостями и деньгами. Не редко поющие наряжаются в чертей и прочую нечисть, что придает традиции особую таинственность.
Добавлю еще об одной загадке Н.Верхняковского. В метрах четырехстах ниже по течению речки Тихой от железного моста по левому берегу, находится странное образование в виде заиленного озера. Озеро имеет почти правильную окружность и в диаметре имеет около 25 метров. Озеро окаймляет земляной вал до полуметра высотой. С восточной стороны он сильно поврежден бобрами. Ровно в центре озера виднеется небольшая возвышенность. По всей площади водоёма растет аномально густые и высокие растения одного вида на очень крупных в объеме стволах. Что это за растения не понятно и ничего подобного в во всей округе и соседних болотцах я не заметил. С восточной стороны из озера вытекает ручек со ржавой водой. Рискну предположить, что это озеро метеоритного происхождения, по крайней мере, на это указывают многие признаки.
Еще хочется добавить об одной мистической истории связанной с районным центром станицей Казанской. На выезде из Казанской, по направлению к станице Вешенской по правой стороне от дороги, стоит небольшая часовня. Интересна история ее появления там. Довольно таки ровный и хорошо просматриваемый участок дороги возле часовни пестрит памятными знаками увешенными гирляндами цветов, здесь произошло очень много транспортных аварий с гибелью людей. Как я подвозил попутчицу до хутора Солонцовского, и она рассказала мне про это место. В начале 2000 –х ее односельчанин по фамилии Топальской Михаил Иванович очень серьезно заболел, требовалась серьезная дорогостоящая операция. Пришлось ему поездить по многим больницам, а однажды, будучи в Москве в отчаянии обратился даже известной в своих кругах целительнице и гадалке. Какую помощь ему оказывала гадалка не известно, однако когда Михаил перед уходом был на пороге она произнесла, «вижу что не все ты меня спросил, говори что хотел», и здесь она как в точку попала, Топольского терзал вопрос об этом участке дороги. На его удивление гадалка оживилась и поведала такое, «много сотен лет назад в этих краях проходил путь торговых караванов. Одна группа купцов остановилась в этом месте на ночлег, а когда торговцы уснули у костра, на них напали разбойники. Не одному купцу не удалость выжить в ту ночь, все были убиты. С тех пор это место плохое».
Выслушав рассказ гадалки, Михаил себе поклялся, если удастся справиться с болезнью, то деньги собранные на операцию он потратит на строительство часовни в злополучном месте. Может, покажется невероятным но с того момента болезнь стала отступать, и в течении года Топальской полностью поправился. Клятву он свою сдержал, часовня была построена. С тех пор аварии на этом участке чудесным образом прекратились, по крайней мере, за последние десять лет я о таковых не слышал.

10
Эхо Великой Отечественной Войны до сих пор отражается в гильзах от винтовок, нательных жетонах и костях завоевателей, которые до сих пор весенними паводками не редко открываются из земли в окрестностях хутора. Верхняковский находился в зоне оккупации Итальянских войск. Удивительно, но в своих воспоминаниях очевидцы тех событий о воинах Муссолини отзывались больше положительно, чем отрицательно. Из воспоминаний Мрыхиной Л.И., «они были простыми и не злобными как румыны, которые располагались дальше за хутором Макаровским. Бывало, придут в хату, принесут с собой охапку соломы, лягут на пол и греются. К местным относились сдержано и порой даже добродушно. Когда шло Советское контрнаступление, страшно было всем и им и нам, мы в подвалах прятались, бывало и их(!) прятали. Это было беспощадное наступление, всех итальянцев поубивали вместе с полицаями, и даже тех, кто сдался в плен, тоже поубивали. Мы их тела до самой весны собирали, свозили в яры и канавы там закапывали».
Бывший штаб оккупационных войск находился в строении из вербового бруса, (руины этого дома до сих пор можно увидеть напротив кирпичной сельской начальной школы). Поговаривают во время контрнаступления, не далеко от входа итальянцы успели зарыть архив (подсказка современным копателям).
Рассказывают и курьезные случаи, так наш артиллерийский расчет раздобыв где то канистру со спиртом и крепко употребив стали стрелять по хутору с Саланцовой горы, хотя хутор уже больше суток как был освобожден. Разошедшихся артиллеристов с немалым трудом удалось угомонить, хорошо, что с пьяна толком прицелиться не во что не могли.
И конечно нужно написать об одной малоизвестной героической странице времен Войны произошедшей в нашем Верхнедонском районе. Вначале приведу заметку со страницы районной газеты «Искра» за 1989 год.
В 1942 году в районе Стоговской балки шестерым советским солдатам был дан приказ занять оборону для прикрытия отходящих войск за реку Дон. Воины держали оборону до последнего патрона. Ранеными они были взяты в плен фашистами и расстреляны. Один из них, Геннадий Павлович Баландин, прострелянный пулями в грудь, ноги, голову, чудом остался жив. По его просьбе жители Верхняковского сельского совета установили на месте гибели солдат обелиск. Ежегодно 7 мая здесь собираются люди, чтобы отдать дань уважения и благодарности погибшим солдатам.
Автор заметки: Н. Насонов, секретарь парткома совхоза «Комсомолец Дона».
Выживший в том страшном бою Г.П. Баландин в 1986 году выступал перед школьниками в Верхняковском Доме культуры, я был свидетелем этой встречи. Из его рассказа:
«немец стремительно наступал, огромная масса советских войск скопилась в районе хутора Тубенского на переправе через реку Дон к станице Казанской. Нас построили, командир сказал, что нужно 6 добровольцев, чтоб сдержать врага пока идет переправа. Я сделал шаг вперед в числе других моих товарищей. Мы понимали, что идем на смерть. До утра мы с товарищами окапывались у восточного склона Стоговской балки, рядом проходила дорога, а утром услышали гул моторов. Шла немецкая колонна, впереди разведка. У нас два пулемета и два противотанковых ружья. Не могу сказать, сколько длился бой, в бою время по другому течет. У нас закончились патроны, каждый из нас был ранен. Немец уже не стрелял, они брали нас живыми. Уже пленными нас под прицелом заставили вырыть две ямы, в одну мы бросили свое оружие, а у другой нас расстреляли. Я упал на дно ямы от удара пули в грудь. Я слышал, как передернулся затвор автомата, очередь, удар в голову и я потерял сознание. Очнулся я когда было темно, одежда и голова были залиты кровью, товарищи были мертвы. Выбравшись из ямы я, превозмогая боль пополз прочь. Утром в степи меня подобрали казаки из ближайшего хутора. Они меня лечили и прятали от немцев до прихода наших».
Раны, полученные в этом бою, беспокоили Геннадия Павловича Баландина на протяжении всей его жизни.
После войны, в 60 – е. годы Геннадий Павлович раскопал яму с оружием и передал его в местный краеведческий музей станицы Казанской. Черный обелиск павшим героям виден по правую сторону, примерно в семидесяти метрах от трассы у склона Стоговской балки за километр до поворота на хутор Стоговской по направлению к станице Казанской.
Земляки, проезжая мимо не забудете мысленно отдать честь и покланится памяти Героям.

11
В заключении этой главы хочется рассказать еще одну историю о юном пареньке Пете которого война из блокадного Ленинграда забросила на нашу Донскую землю в хутор Н. Верхняковский. Здесь его приютила казачья семья. Был он непогодам рослый, начитанный, одним словом городской, плюс добрый и мягкий характер позволили быстро завоевать доверие и уважение окружающих. Однако и здесь война, словно по пятам настигла его. Прошло контрнаступление Советских войск, и вся округа оказалась завалена трофейной техникой и оружием. Когда все стихло, упросил его сын хозяев, у которых жил Петя сходить туда где Каменная балка сливается с речкой Тихой, «там, на Большом камне видели трофейный патефон» просил он Петю, «пойдем, сходим, мне одному боязно». Когда ребята подошли к Большому камню, там действительно стоял патефон и несколько разбросанных пластинок. Неожиданно из ближайшего яра скача на лошади, появился итальянский офицер, (такие еще долго скрывались в окрестных лесах), приблизившись к ребятам, он выхватил карабин и выстрелил в Петю. Мальчик погиб на месте. Позже хуторяне рассудили, что причиной поведения итальянца была военная гимнастёрка, в которую был одет Петя. Вероятно, он принял подростка за солдата. За санитарной насыпью бывшей Н.Верхняковской свинофермы, в сорока метрах на северо восток от развалин поместья Ермолая Яковлевича, вы зарослях акации не далеко от полузасыпанного колодца стоит железный крест. Там похоронен Петя. Давно уже нет тех, кто знал и помнил его. Время беспощадно развеет и наши имена, и лишь эти строки бархатным трепетом лишь на мгновенье отразятся в Вашем сердце, мои далекие потомки, что все это было когда-то.

Конечно, все сказанное, это всего лишь малое вступление из богатой истории района, хутора и его жителей. В будущем есть планы создать полноценную книгу памяти, в которой отражались все яркие личности, оставившие свой добрый след в истории Верхняковского и Верхнедонского района. В заключении хочется выразить благодарность жителям хутора и района за оказанную помощь в подборке информационных материалов для данного очерка!
А.Е.Яшкин 2014г. (редак. 2019)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.