Дневник заключённой

Дени села напротив мужчины, закинув ноги на стол.

– Я прекрасно понимаю твою раскованность, но, будь добра, сядь ровно и убери ноги с моего стола!!!

От этого крика затряслись стёкла, и девушка от неожиданности свалилась на пол.

– Тоже мне царь зверей, я не мышка, чтобы пугаться твоего рёва. – Бубнила про себя девушка.

Но, встав, она выпрямилась и заглянула в глаза человеку, именуемому себя директором пансиона благородных девиц. От одного названия её уже воротило.

Мужчина смотрел на неё свысока, не только в силу своего роста, но и в силу своего характера. Не привык он видеть девиц так по-свойски ведущих себя на его территории. Его глаза сузились: – Я научу тебя уважать старших, все вы сначала такие,… но  ход его мыслей оборвало дерзкое:

– Простите, мистер Стайлер, за такую глупость. Этого больше не повториться.

И говорила она это с таким ангельским выражением лица, что директору вмиг захотелось её придушить.

– Прежде чем что-то делать, следует думать, чтобы потом не извиняться! А, ты, похоже, и этого лишена!

Её ещё никто так красиво не унижал. Девушка передёрнула плечами, буркнула что-то похожее на «индюк» и плавно выплыла из кабинета.

«Ну, индюк самодовольный…Он считает себя самым умным?! Я ему покажу, что с моим появлением его жизнь изменится. И не обещаю, что в лучшую сторону».

 

«4 марта … года»

В это богом забытое место меня упекли приёмные родители. Потому что их достали выходки, которыми я занималась. Они считали моё поведение не достойным леди. В общем, меня сюда отправили на перевоспитание. Как говорила моя мачеха, характер мне достался от родителей, хотя я их и не помню. Ну, и слава богам, зато я не стала как она,  напыщенной хладнокровной стервой! Эта женщина каждый день напоминала мне, что я приёмная и пользуюсь их благосклонностью, как бы, не так! И взяли они меня только из-за того, что у них своих детей не было. Но после рождения близнецов, я им стала окончательно не нужна.

И, вот я здесь!

 

«Вечер 4марта … года»

Я смотрела в его бездонные глаза, пытаясь уловить хоть что-то человеческое уже в течение 2 с половиной часов. Но, как оказалось это бесполезно.

Этим, кстати занимался и директор. Правда, не знаю, что он хотел найти в моих глазах, но у него это явно не получалось. Потому что он то и дело хмурил свои густые брови.

Это должен был быть мой первый урок посвященный внимательному наблюдению. Как расписывал вначале директор, это поможет мне в будущем, ведь леди редко заводят разговор. Они лишь молчат, наблюдают и слушают. Как куклы!

Но с самого начала что-то пошло не так и я, утратив всякий интерес к занятию, просто уставилась в чёрные глаза этого человека.

– Может, хватит? – спросил директор

– Слабак, – моя бровь саркастично взлетела вверх, а на губах заиграла самодовольная ухмылка.

– Ты знаешь, что леди не свойственно так выражаться?!

Вторая бровь полетела кверху с пренебрежением и отвращением.

Как же меня достали все эти леди, миледи…

– Да, ладно! – я наклонилась ближе,  – Леди может и не свойственно, но здесь есть хоть одна? Может это вы?

– Ты не считаешь себя леди? – он сказал это довольно удивленно.

– А по мне не видно?

– В каждой девушке живет леди. Надеюсь ты девушка? – его губы растянулись в ехидной усмешке.

– А, разве не похожа?

– По твоим поступкам сложно судить.

– Значит внешность не в счёт? – меня озадачил его ответ.

– Ну, почему же?

– Вы же прямо сейчас судите меня по поступкам,  а не внешности.

– А, должен иначе? – я поняла его тактику, он со мной играет.

– А, вы как думаете?

– Как я думаю? Неужели тебе стало интересно моё мнение?!

Я лишь криво улыбнулась.

– Я считаю, что каждая девушка – это леди. Следовательно, если ты девушка, то и в тебе есть леди. Но она, похоже, в спячке.

– Очень смешно – я опять оскалилась.

– Ничего смешного – возразил директор, – твою леди просто нужно разбудить.

– Я думаю, не стоит…

– А, я всё же думаю, что…

Но я его перебила.

– В данный момент, мистер Стайлер, я не спрашивала вашего мнения.

– Я должен просить разрешения? – Ха-ха, он явно ошарашен. Тараканы в моей голове ехидно потирают лапки.

– Разумеется!

– На сегодня урок окончен! – Рявкнул директор.

Я с облегчением выскочила из кабинета.

Вот так прошёл мой день, дорогой дневник. Ты мой единственный друг в этих холодных и чужих стенах.

 

«5 марта … года»

Я сидела под столом в директорском кабинете и подслушивала его разговор с какой-то дамой. Здесь я оказалась, чтобы напакостить мужчине, но сама оказалась в западне. Умение оказываться не в то время, не  в том месте – это моя суперспособность.

Я лишь успела спрятаться, как в кабинет вошёл директор со своей спутницей. Разговор длился недолго и утомительно. Но его окончание заставило слегка выглянуть из своего укрытия.

– Это немыслимо!!! – Вопил директор

– Прошу тебя, Джаред, успокойся и объясни, в чём дело!

Голос женщины показался мне знакомым.

– Это невозможно, она не поддаётся гипнозу! – директор был явно в замешательстве.

– Этого не может быть!

– Может, мама! Я просидел с ней 2 с половиной часа и никакого результата!

Мама?! Какая мама?

– О, боги, это же наша основная методика! Ты точно хорошо старался?!

– О чём ты говоришь, мама, ты же знаешь, я мастер в этом деле. Если бы я не старался, этого пансиона и не существовало бы!

– О, боги, – повторилась женщина, а голос её дрогнул, – если об этом узнают, нам конец!

– Я что-нибудь придумаю. – заверил её директор.

Я слегка выглянула и оторопела. Мамой директора оказалась миловидная дама, она встретила меня по приезду и проводила в комнату. Затем ещё заходила и беспокоилась о моём состоянии.

Но, увы, на этом диалог закончился. Когда дверь хлопнула, я поняла, что нужно как можно скорее отсюда убираться. Выползая на четвереньках, мой нос уткнулся в чьи-то ноги. Я выпрямилась и с ужасом взирала на широкую мужскую грудь. Вот попала!

– Что ты здесь делаешь? – прошипела грудь голосом директора.

– Пришла вас проведать. Не поверите, соскучилась! – я старалась выглядеть невозмутимой, но колени то и дело подкашивались.

– Вот, именно, не поверю! – Мужчина замолчал и потер переносицу. – Что ты успела услышать?

Всё, чувствую, это мне сейчас придёт конец! Ведь ещё минута и взгляд директора меня испепелит.

Но я упорно молчала, стараясь не смотреть в его чернеющие от немой ярости глаза.

Но мужчина понял и инстинктивно сжал кулаки, а я поняла, что пора бежать.

– А, ну, стоять!

Этот рёв заставил меня остановиться на полпути к заветной двери.

– Давай сделаем так, ты ничего не слышала?! – он заговорил мягко, но эта мягкость была обманчива, внутри него пылала ярость. Бессильная ярость.

– А, что мне за это будет? – я очень сильно рисковала, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанское!

– Что ты хочешь, несносное создание?

– Я хочу уйти отсюда, навсегда!

О, да, это было моим заветным желанием.

– Ты, же понимаешь, что это невозможно, у меня нет таких прав. Придумай что-нибудь другое.

– Другого нет… – я грозно уставилась на него, но, директор, словно не замечал моего гнева.

– Тогда сожалею, я вынужден запереть тебя в карцер.

– По какому праву?! Мы в тюрьме?

– Ты находилась в моём кабинете без моего ведома, и, да, это бывшая тюрьма. – Он это говорил с таким безразличием!

– Вы не посмеете! – Но я не была в этом уверена, скорее он это сделает с превеликим удовольствием.

– Ещё как посмею! – Ну, вот, я же говорила!

Мой взгляд устремился на двери, и я сорвалась с места навстречу своей свободе. Но была подхвачена сильными руками директора.

– Пустите меня!!!

Мои кулаки ударялись в его широкую спину, не нанося никакого вреда её обладателю.

– Не, не, не!!!

Мужчина лишь молча, приближался к двери. Ещё шаг и…

– Ладно!!! Я согласна, отпустите!!! – да, я смирилась, что мне придется пойти на уступки этому садисту.

Директор разжал руки, и я повалилась на пол.

– Это ещё не конец!!!

– О, да, – он самодовольно улыбнулся и крикнул вслед – урок в семь, попробуй только опоздать!

 

«Вечер 5 марта … года»

Я распахнула дверь в его кабинет

– Я пришла и не опоздала!

– Выйди. – Спокойно сказал директор, не отрываясь от изучения своих бумаг.

– Что?!

– Выйди – повторил он.

– То приди, то выйди, вы определитесь, наконец!

– Выйди, постучи и спроси, можно ли войти, и я подумаю пускать тебя в свой кабинет или ещё помучать.

Всё это он говорил обыденным тоном, всё больше углубляясь в чтение своих документов.

Так, спокойно, вдох, выдох. Следует сделать так, как он говорит, пока нам неприятности не нужны.

Я постаралась вести себя прилежно и повторила всё в точности, как он сказал.

– Садись.

Моё тело с размахом опустилось в соседнеё кресло.

– Нет!!! Встань! – Рявкнул он. – Леди должна садиться не так! А, плавно, словно пушинка. Сядь медленно и плавно.

Моя бровь скептически поползла вверх.

– Вы издеваетесь? – Я скорее констатировала, чем спросила.

– Я сказал, встань и плавно сядь!..как леди.

Я его убью.

После надцатой тренировки приседаний, я без сил плюхнулась на пол.

– Может ну его, будить эту…ледю.

– С таким энтузиазмом тебе никогда ею не стать. – Он явно пропустил мой комментарий мимо ушей.

– Да, как вы до сих пор не поймёте, что мне абсолютно не нужно становиться леди! Я жила спокойно, никого не трогала. Почему вы все хотите подстроить меня под себя. Сделать такой, какой вам будет удобно, а не мне. Никто не считается с моим мнением. Ни приёмные, ни вы.

Я почувствовала, что вот-вот расплачусь и спрятала лицо руками, не хочу, чтобы видели меня такой…слабой.

– Дени…- мягко отозвался директор, – пойми, они желают тебе добра, хотят, чтобы ты нашла своё место в жизни, но с твоим характером тебе будет очень сложно.

Я подняла глаза, но увидела лишь тёплый, по-отцовски добрый взгляд. Этот заносчивый, самодовольный эгоист вмиг превратился в Мать Терезу.

– Что с вами? На вас это не похоже.

– По-твоему я всегда…злой? – удивился он.

– Насколько я успела вас узнать, да.

– Знаешь, – начал мужчина и извлёк из-под стола виски со стаканами, – быть злым очень утомительно.

– И поэтому вы храните у себя виски?

– Нет – он едва заметно улыбнулся и присел рядом, наполняя стаканы.

– Я совсем не злой. Требовательный? Может быть, но не злой.

– Одно другому не мешает.

– Я бы не был так уверен. – Мужчина глубоко вдохнул – Сколько тебе лет, дитя?

– Семнадцать, отец мой. – Я еле заметно оскалилась.

– ООО, – протянул он, – да, ты ещё совсем юная и глупая.

– Вы начинаете меня оскорблять. – Я напряглась, но мужчина снова вздохнул.

– Не стоит принимать все реплики близко к сердцу, как ты это делаешь. Так никаких нервов не напасёшься!

Директор отсалютовал стаканом и сделал глоток.

– Знаете, а это неприлично выпивать в присутствии леди! – Я скривилась.

– В присутствии леди – неприлично, при тебе – нормально. – Мужчина подмигнул и снова отпил глоток. – Кстати, тебе тоже не помешало бы нервы успокоить.

Я недоверчиво покосилась сначала на мужчину, затем на протянутый стакан.

– Но только пару глотков для хорошего сна. – Добавил он.

Я отпила немного и закашлялась, едва огненная жидкость коснулась моего горла.

– Тише, тише, – мужчина отобрал стакан и успокаивающе погладил по плечу.

– Вы уверены, что этот яд поможет мне лучше спать?

– не волнуйся, поможет. Дени, – мужчина  заглянул в мои замутнённые глаза, – ты хорошая девушка, но по непонятной мне причине, ты стараешься выглядеть совсем иной.

– Я не совсем понимаю, о чём вы. – Мой язык слегка заплетался, хоть и выпила я немного. Но уже чувствовала, как сон понемногу захватывает в свои объятия.

– Ты мне сама говорила, что никто не хочет принять тебя настоящую. Но, как это сделать, если не показываешь, какая ты.

Это была последняя фраза, которую я услышала, дальше только тьма и убаюкивающая тишина.

«6 марта … года»

Я сладко потянулась, переворачиваясь на другой бок. Но голоса за стенкой, упорно мешали мне провалиться дальше в сладкую негу. Я открыла глаза и оторопела. Где я? Что это за комната? Почему я не у себя?

Последнее, что я помню, это наш диалог с директором и всё…дальше темнота.

Я прислушалась к голосам, и поняла, что я опять стала невольным слушателем очень эмоциональной беседы директора со своей мамой.

– Что это? – Вопила миссис Стайлер. – Я спрашиваю, что это?

Интересно, о чём это она?

– Ты в своём уме, дубина! – Эта женщина мне уже нравится.

– Мама, успокойся! – Мужчине, отчего то, было весело, – это лишь эксперимент. И я вижу, что он уже дал свои плоды.

Но, женщина, молча, покинула кабинет, с ужасным грохотом захлопнув дверь.

Я откинулась на подушку и притворилась спящей, в этот момент в комнату вошёл директор.

– Дени, я знаю, что ты не спишь, прекрати ломать комедию. И, я также знаю, что ты опять всё слышала.

Я привстала и обнаружила мужчину сидящем в кресле напротив. Он внимательно изучал меня и отчего-то улыбался.

– Я так смешно выгляжу?

– О, нет, – ещё шире улыбнулся директор, – ты выглядишь прекрасно.

Я соскочила с кровати и пулей вылетела из кабинета.

Он точно неадекватный. В один момент может загнобить так, что тебе само будет стыдно за своё жалкое существование, а, в другой по-отцовски дать совет. Ненормальный.

Я мотнула головой, сгоняя прочь это наваждение и заперлась у себя в спальне.

 

«Всё то же 6 марта …года»

Шагая после обеда, я столкнулась с директором, выходящим из моей комнаты.

– Что вы там делали? – Я сощурила глаза, пытаясь уловить хоть какую-то эмоцию на лице мужчины.

– Проверял. – Достаточно быстро для правды, ответил он. Я поняла, что он врёт. Но воровать у меня нечего, да и не похож он на человека способного что-то украсть. Тогда что?

– Что проверяли?

Призадумавшись, меня осенило, мой дневник, только это самое ценное, что у меня есть. Но, как он о  нём узнал?

Я залетела в комнату, отпихнув виноватого мужчину. И увидела своё сокровище, лежащим на кровати, хотя, когда уходила, я прятала его под матрас. Но, это ещё не всё, в нём не хватало последней страницы.

– Вы! – Я была просто в ярости. – Какое право вы имели рыться в моих вещах?!

– Дени… – это прозвучало мягко и непринуждённо, что меня ещё больше выводило.

– Я вас ненавижу, убирайтесь!!!

Я вытолкала оторопевшего мужчину и со всей силы захлопнула дверь. Точно нервов на вас никаких не напасёшься!!! Вокруг одни корыстные эгоисты, каждому что-то нужно, но никто не даёт ничего взамен. И никогда не спрашивает, а, что нужно мне?!

На мгновение мне показалось, что я наконец-то обрела друга. Но, увы, чуда не произошло. Сначала он пытался меня загипнотизировать, когда понял, что у него ничего не выйдет, решил втереться в доверие.

Больше этого не повториться. Я никому не позволю использовать себя.

Я размышляла до глубокой ночи, откуда директор мой узнать про мой дневник. И пришла к выводу, что его утренний разговор, вёлся как раз про меня. И первым моё сокровище прочитала миссис Стайлер. А в мужчине лишь взыграло мальчишеское любопытство. Ему, вероятно, стало интересно, что я написала о его самовлюблённой и эгоистичной натуре. А, его мама не так проста и мила, как кажется на первый взгляд. Держу пари, что она та ещё стерва.

 

«2 месяца спустя»

«10 июня … года»

После, так сказать, ссоры с директором, я не видела сию особу довольно давно. И стало намного легче и спокойнее. Я ни от кого не ждала подвоха. Все были добрые и приветливые. Но вот так просто сдаться и становиться леди я отнюдь не собиралась.

Мои пропуски по занятиям уже насчитывали полтора месяца. Но меня это мало волновало. Я нашла себе занятие поинтереснее. Вспомнив свои детские уроки творчества, я на пару с альбомом и карандашами, каждый день отправлялась в парк к озеру, чтобы рисовать. Это здорово успокаивало.

После обеда я заскочила в комнату за принадлежностями и от испуга чуть не приложила кулаком, стоящую передо мной миссис Стайлер.

– Да, что с вами такое? Моя комната это проходной двор? А, где же правила приличия? Вы же леди, в конце-то концов!

Женщина хотела было поздороваться, но передумала, что-то себе кивнув, она вышла и постучала.

– Войдите. – Я оторопело провела взглядом, входящую даму. – Что вам нужно?

После моих слов, она передёрнула плечами и присела в кресло.

– Даниель Спенсер, по какому праву вы игнорируете начальство этого пансиона?

Лично для меня эта фраза прозвучала двусмысленно, но она продолжила.

– Вы не посещали занятия больше месяца, по-вашему, это нормально?

– Вы только за этим пришли?

Женщина замерла и замешкалась. Я поняла, что она говорит вовсе не то, что хочет.

– А, ты умнее, чем кажешься?

– Это стоит рассматривать как комплимент?

– И такая же дерзкая, как говорил мой сын… – она призадумалась, – кстати, о нём. Я могу тебе великодушно простить все твои пропуски.

– Но…? – Я читала эту женщину как открытую книгу. И никак не могла понять, почему она ходит вокруг да около.

– Но, – её глаза удивлённо меня рассматривали, – я бы хотела, чтобы ты была горничной в директорском кабинете. Только на сегодня.

Я опешила.

– А, как же сам директор, или горничные пансиона?

– Дорогая, они уже неделю в законном отпуске, ты разве не заметила?

Я поймала на себе снисходительный взгляд.

– А, на счёт сына, не переживай, он вроде уехал. Но, учти, это скорее не просьба, а шантаж.

Ну, наконец-то, эта стерва заговорила со мной откровенно.

– То есть, если я откажусь, вы обвините меня в прогулах, что не безосновательно и выгоните из пансиона, а, не, окончив его, я автоматически попадаю в психушку?

Она одобрительно кивнула, не сводя с меня взгляд своих серых и холодных глаз.

– Хорошо, я согласна.

– Вот, и славно, иди прямо сейчас. Но, учти, если завтра в кабинете не будет убрано, пеняй на себя. Ты меня услышала, детка.

– Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа.

Женщину едва заметно передёрнуло, но, не утратив наигранного величия, она вышла.

Ну, ладно, мать-кормилица, я тебе устрою порядок.

Ворвавшись в кабинет директора со всем своим инструментарием, я так и осталась стоять в дверях.

Его величество мистер Стайлер, восседал в своём козырном кресле спиной ко мне. В руке у него был полупустой стакан виски, и, судя по перегару стоящему в комнате, пил он давно.

Я тихо подошла и положила руку на его плечо. Стакан выпал из его ослабевших пальцев и с грохотом разбился о пол. Всё, убила…

А, не, дышит, алкоголик. Голова мужчины медленно повернулась в мою сторону и расплылась в пьяной улыбке.

– Ты пришла…

Я рывком отдёрнула руку, потому что его губы угрожающе потянулись ко мне.

Директор встал и нетрезвой походкой наступал на меня. Я попятилась, но уперлась ногами в его письменный стол.

– Ты настоящая?

Я замерла. В каком это смысле? Конечно же, я настоящая? Ты у меня сейчас шваброй огребёшь для достоверности, ещё раз твои губы потянуться в мою сторону!

– Ты мне не кажешься? – ООО, тяжёлый случай, кажись кого-то недавно посетила белая горячка.

– Конечно же, кажусь, стала бы Дени в трезвом уме и здравой памяти к вам заявляться лично! – Я решила с ним немного поиграть, так сказать, душу отвести.

– Да, наверное, ты права… – он виновато опустил голову и едва не упал. Я подхватила его вовремя.

– Вам лучше лечь.

– А, ты мне нравишься больше, чем настоящая Дени. Я хочу тебя чаще видеть. – Он глупо улыбался и пытался сфокусировать на мне взгляд.

– Вот будете больше пить, не только я явлюсь, а кто-нибудь страшнее.  Двигайте ногами, мне тяжело вас нести на своём горбу!

Я кое-как довела мужчину в спальню и уложила на кровать, потому что его пьяный мозг требовал приключений, и постоянно тянул куда-то его тяжёлую задницу.

Один раз, он чуть не выпрыгнул в окно с криками: «Я дарую всем свободу». Потом начал буянить и вызывал меня на бой, бросая в лицо все перчатки, которые имелись у него в шкафу. В общем, буйный пациент.

Но, я справилась и, наложив на него сонные чары,…шучу, стукнув его по башке тяжеленным талмудом, отправила в объятия Морфея.

Но, не смотря на угрозы миссис Стайлер, я выполнила свою работу добросовестно. Скорее из-за того, что я люблю чистоту, а, не из-за её угроз. Хоть директор оказался на редкость замарашкой и поклонником творческого беспорядка, я сумела навести в его кабинете чистоту.

 

«11 июня … года»

В связи с летними каникулами пансион опустел, всех отпустили по домам. Но за мной так никто и не приехал. Да, и я особо не рвалась домой. Как говориться: из двух зол выбирай меньшее. Вот я и выбрала. Как по мне это заведение немногим лучше того дома, где я росла. Тут нет постоянного надзора в виде надоедливых нянек, приставленных мачехой, готовых утирать мне слюни. И это была моя небольшая свобода.

Надев лёгкое хлопковое платье, подаренное мне кормилицей, я направилась в сад, неся подмышкой альбом с карандашами. Я надеялась посидеть у озера под дубом, там замечательный и вдохновляющий вид. Но мою идиллию прервал внезапный гость.

В озере кто-то был. И это явно не воспитанницы по двум причинам. Первая – насколько я знаю, абсолютно все разъехались по дома, и вторая – нам категорически запрещено здесь купаться, и я, пожалуй, единственная, кто осмелилась бы нарушить это правило.

Незаметно подкравшись, я спряталась за дерево и тайком наблюдала за мощной спиной пловца. Да,  да, это был мужчина. Я ещё не видела женщины с такой мускулистой спиной. Но на территории пансиона у нас всего два мужика, садовник, дедушка за 70 и заносчивый директор. Что-то я сомневаюсь, что наш старенький Эрнесто прячет под рубахой накачанный торс.

Стало быть, это наша прекрасная принцесса в виде мистера Стайлера. Зацепившись за ветку, я упустила карандаши, но, впопыхах собрав, я поняла, что одного не хватает.

– Кто здесь? – Попалась.

Я медленно вышла из укрытия. Неплохо-неплохо. Тело мужчины было подтянутым и мощным, то-то я думаю, что же мне так тяжело было его тащить.

– Даниель Спенсер. – Констатировал он.

– Можно сказать, вы удивились!.. алкоголик – шёпотом добавила я.

– Что ты здесь делаешь? – О, боги, сколько возмущения в его  голосе. Можно сказать, я забралась на его личную территорию.

– Это разве запрещено? Не видела таблички с надписью, осторожно, злой директор!

Мужчина едва слышно выругался.

– Это твоё? – Надо же, мой карандашик!

Протянув руку, я заметила, что директор меня пристально рассматривает.

– Вы на мне так дырку протрёте!

Отобрав карандаш, я собралась уходить, но была подхвачена сильными руками и закинута на плечо. Альбом с принадлежностями плавно рассыпался по поляне.

– Уберите от меня свои руки!

В агонии я заехала мужчине коленом прямо в грудь и подбородок. Он повалился на колени, а я улетела в озеро.

Холодная вода сомкнулась надо мной, пробирая до костей. В панике барахтаясь руками и ногами, я вынырнула и закашлялась. Не ожидала, что это озеро настолько глубокое. С моим небольшим ростом оно захватывало меня полностью, и это только у берега.

Окинув взглядом поляну, я увидела, что мужчина стоял на четвереньках и тяжело дышал. Видно мой удар принёс ему много мучений.

Содрогаясь всем телом, я выбралась  на сушу. Пнув директора по щиколотке, я собрала свои вещи и покинула парк.

 

«12 июня … года»

Содрогаясь в два раза больше от каждого чихания, я сидела на кровати, укутавшись одеялом. После неудачного купания я заболела и стала ненавидеть директора в два раза больше.

 

«13 июня … года»

Весь вчерашний день я провела в постели с высокой температурой. И с нетерпением ждала сегодняшнего дня, чтобы отомстить.

О, да, этот мерзавец поплатится за всё.

Одев форму пансиона, я незаметно проскользнула в его кабинет. Вооружившись ножницами, я направилась в его спальню, где планировала немного подкорректировать его гардероб. На моё счастье, директора на месте не оказалось, и я вдоволь нарезвилась с его вещами.

Вечером, забравшись к себе в постель, я с довольной ухмылкой принялась ожидать результаты своих творений.

Но ждать пришлось долго. Порядком утомившись, от затянувшегося ожидания, я закрыла глаза и не заметила, как задремала.

Разбудил меня взбешённый рык директора. Открыв глаза, я с ужасом обнаружила мужчину, нависающего надо мной.

– Что ты натворила, мерзавка?! – Вслед за этим на меня посыпался ворох его одежды, сейчас более походившей на новогоднюю гирлянду.

– Я понятия не имею, о чём вы! – С вызовом в каждом слове, я скидывала мужской гардероб прямо в лицо его владельца.

– Ты ещё смеешь мне дерзить, мерзкая девчонка?!

Вскочив на кровати в полный рост, я влепила мужчине пощёчину.

Директор замолчал, но я нутром ощущала его полыхающую ярость.

– Вон из моей комнаты! – Я не сразу поняла, что это мой голос, он звучал как-то отстранённо и глухо.

Мужчина молча направился к дверям, но остановился.

– Учти, я хотел дать тебе сдачи, – сквозь зубы проскрежетал он, – но понял, что ты всего-навсего глупая и неуравновешенная девчонка. Хочешь, чтобы я играл по твоим правилам, что ж, моя прелесть, завтра ты проснёшься другим человеком.

И вышел вон.

 

«14 июня … года»

О, боги, нет, нет, нет!!! Этого не может быть!!! Я повторяла это, словно заведённая, разглядывая своё отражение. То, что ещё вчера было моими волосами, сегодня походило на чёрное гнездо с очень неприятным запахом.

Но трагедия ждала меня в душе. Эта ядрёная смесь упорно не хотела смываться.

Взбешённая я ворвалась в кабинет директора, не удосужившись постучать. Мне сейчас не до правил приличия.

Мужчина сидела в кресле и самодовольно улыбался. Он явно ждал моего появления.

– О, боги, да ты красотка!!! – Всплеснув руками, хохотнул директор. – Тебе понравился твой новый имидж? Я так старался!

Вот, же мерзавец!!!

– Эта гадость не смывается!

– Я знаю, – спокойно ответил он, сияя своим самодовольством.

– Вы подлец!!! Мерзавец!!! Вы…

– Разве только я один?! – он откровенно потешался над моей плачевной ситуацией. – Ну, не расстраивайся, тебе даже идёт.

– Вы издеваетесь? – Я была готова его убить голыми руками.

– Хорошо, если тебе не нравится, я дам тебе средство, чтобы смыть это, но, взамен, ты извинишься передо мной. – Уууух, самодовольный мерзавец, заехать бы тебе пару раз по твоей нахальной морде.

– Ни-за-что! – Я скрестила руки на груди и отвернулась.

– Ну, тогда тебе придётся ходить с этим вечно. Я уже говорил, что ты красотка? – мужчина наклонился ко мне. – Ну, же, это не сложно. Повторяй за мной: «Прошу меня простить, эдакую неуравновешенную дурочку и даровать ваше снисхождение». Ну, же.

Услышав, в какой форме я должна просить прощения, я окончательно убедилась, что это гнездо мне даже идёт, да, и расчёсываться не нужно.

– Не дождётесь! – Всё, что я сказала и вышла вон.

От верно гибели меня спасла кухарка, которая, увидав меня издалека, свалилась в обморок. Потом ещё полчаса надо мной смеялась, а я терпеливо выжидала, когда утихнет её истерика. Но, сжалившись надо мной, она сходу определила, чем можно отмыть мои волосы, сунув мне в руку бутылочку с розовым маслом, она сползла под стол и продолжила смеяться.

Я сделала всё в точности как говорила женщина, и к вечеру не могла налюбоваться своими волосами. Они приобрели тёмно каштановый оттенок, став почти чёрными и на ощупь приятно шелковистыми. Дождавшись ночи, я пошла мстить директору. Спи сладко.

 

«15 июня … года»

Сквозь сон я почувствовала, что мои волосы кто-то гладит. Открыв глаза, я не сдержала крика. На меня смотрела мерзкая физиономия, которая по-свойски тянула руку в мою сторону. Отпихнув, что есть силы этого уродца, я свалилась на пол, запутавшись в одеяле. Осторожно выглянув, первое, что я обнаружила, это руку с клочком моих волос, а затем и полностью обескураженного гостя.

Вскочив на ноги, я схватила первое попавшееся под руку, для обороны.

– Ты кто? Что ты делаешь в моей комнате? Пошёл прочь! – всё это я говорила и попутно тыкала в уродца карандашом.

Чудище выпрямилось и мигом спрятало клочок моих волос за спину, а потом заговорило голосом директора.

– Это я, Дени.

Всё это конец.

Я свалилась на пол, заливаясь хохотом и вспоминая свои ночные проделки. Это же я его так оболванила. Я! Хотя в темноте он не так страшно выглядел.

Пока я умирала со смеху, мужчина потихоньку зверел.

– Да, что ты себе позволяешь? – Наконец взревел он.

Я попыталась успокоиться и выпрямилась.

– А, что такое, вам не нравится ваш новый имидж? Жаль, я ведь так старалась!

И новая волна смеха. Хотя я уже не смеялась, а рыдала.

– Вы такой обаятельный…

– Ты мерзкая, пакостная, несносная девица.

– Бу-бу-бу, а, вы позлитесь, я посмотрю.

О, боги, как же это было смешно наблюдать за директором, когда он отчаянно пытался хмурить брови, которых нет.

Мужчина, видно поняв, что сейчас со мной бесполезно разговаривать, молча удалился, хлопнув дверью. А, я так и осталась валяться на полу, утирая слёзы.

 

 

«1 июля … года»

Прошло недели две после моей мести. Директор не появлялся мне на глаза. Да, и ладно, зато я могла спать спокойно и не беспокоиться, что проснусь утром с бритой головой.

Сегодня было слишком жарко. Я решила освежиться, и, пока никто не видит, стянула платье и нырнула в озеро.

Вода была необычайно тёплой и приятной, словно это моя вторая кожа. Она мягко обнимала меня со всех сторон, поддерживала, и не давала утонуть. Но, чтобы и дальше оставаться незамеченной, я вылезла на берег и застыла. От моей формы остались лишь жалкие клочки ткани. Он всё-таки отомстил.

– Тебе нравится? – С этими словами директор вынырнул из ближайшего дерева и тоже застыл.

Я лишь прикрылась руками, потому как от платья теперь никакого толку.

– Изощрённая месть – прошептал он, изучая меня взглядом.

– Я уже говорила, что вы мерзавец? – Я лишь бессильно шипела сквозь зубы.

– Трижды – не отрываясь от меня, ответил директор.

– А эгоист?

– Дважды.

– Вы несносный и ненормальный тип!

С этими словами я подошла к нему вплотную

– И это сводит меня с ума. – Как могла, мурлыкала ему на ухо. – Вы такой сильный, высокий, красивый. – Позабыв про стыд, мои руки гладили его по плечам. – Знаете, чего я хочу?

– Чего? – Хриплым голосом прошептал он, не сводя с меня взгляда.

– Чтобы вы разделись. – Я подтвердила свою реплику, погладив его по щеке.

– Ты уверена? – Мужчина был обескуражен.

Я потянулась к его пуговицам, но он перехватил мои руки и продолжил сам. Скинув верхнюю одежду, он заворожено глядел на меня.

– А, теперь, ложитесь. – О, боги, что я творю!!!

– Дени, ты уверена? Ты точно этого хочешь?

– Поверьте, я очень давно этого желаю. – Призналась я, отводя взгляд от мужского достоинства. – Закройте глаза и наслаждайтесь.

Последнюю фразу я шепнула ему на ухо, и, удостоверившись, что мужчина полностью мне подчинился, я натянула его рубаху, а остальные вещи просто выкинула в озеро.

Вот же извращенец!!! Другого занятия не нашлось!!! Он думал, что я вот так запросто начну его соблазнять?! Как бы, не так! Дойдя до корпуса, тишину разорвало громовое: «Я убью тебя…».

 

«Вечер 1 июля … года»

Я сидела на кровати и искоса поглядывала на украденную рубаху. Что на меня нашло?! Боги, да он же меня убьёт!

В этот момент дверь распахнулась. Моему взору предстал адски взбешённый директор, в чём мать родила. И как я забыла запереться на все замки?!

– Ты монстр! Коварный и ангельски прекрасный монстр!

Ох, как же чудовищно сверкали его глаза, словно они только ими уже расчленил меня сотней способов. Я без сомнения пожалела о содеянном, но, время не воротишь.

– Вы хотите сказать, что лучше меня?

Я с вызовом заглянула в его чернеющие от ярости глаза, лишь бы не смотреть на то, что пониже.

Но он ринулся вперед, заприметив свою одежду, его достоинство в этот момент смешно подрагивало.

Я прикрыла глаза, пытаясь успокоиться, но предательский смех вырвался наружу. Схватив его рубашку, я, не глядя, кинула и тут же уткнулась в подушку, заливаясь хохотом.

– Оденьтесь, я прошу вас! Умоляю…

Я уже просто рыдала, снова и снова, вспоминая, как подрагивает его «Эго».

Вместо ответа в меня полетела подушка.

– Как же я тебя ненавижу, несносная особа!

Следом полетела вторая, но уже от меня. Мужчина видно не ожидал чего-то подобного, и пропустил удар, наглотавшись перьев.

– Это я вас ненавижу! – При каждом слове я чувствовала закипающую ярость у себя внутри, и поняла, что мне нужно. Мне нужно выплеснуть её. Дать ей выход.

Настала его очередь атаковать, я слегка пригнулась.

– Каким образом, проникнув в мою жизнь, ты успела так её испортить?

– Это я вам жизнь испортила??? – Орала я из-под кровати.

– Ты, моя прелесть, ты!

– Не смейте меня так называть! Мерзавец! – Новый шквал подушек обрушился на директора.

– И, что ты мне сделаешь, наивная простушка?!

Ах, ты, леший тебя за ногу!!! Я стала бросаться в него всем, что подало под руку. После очередного предмета он замертво свалился на пол. И только сейчас я заметила, что он повязал свою рубаху на пояс, какое благородство с его стороны!

О, боги, я его убила!

В первые секунды мне стало страшно. Потом я возликовала. Наконец сбылась моя мечта. Но тут он зашевелился, и я, не глядя, снова приложила его, на этот раз тяжеленной шкатулкой с карандашами.

Первая мысль, которая меня посетила, это – нужно избавиться от трупа. И, не важно, что этот труп ещё тёплый и дышит, мне всё равно нужно от него избавиться.

Выглянув в коридор, я убедилась, что с наступлением ночи все работники разошлись по домам. Мне никто не помешает!

Схватив его за волосы, я потянула тяжеленную мужскую тушу к выходу. Мои руки уже онемели, сбилось дыхание, пот стекал ручьем по моему телу. И тут моему взору предстала лестница. Подкатив мужчину к спуску, я остановилась подумать. Но, кто же знал, что задача решится сама собой?! Директор переклонился на одну сторону и кубарем полетел вниз, отскакивая от каждой ступеньки. Минус одна проблема. Я спустилась к нему и продолжила свой нелёгкий путь.

Дотянув кое-как, к моему сожалению, ещё живого трупа к озеру, я присела передохнуть.

– А, я всё думал, когда же ты устанешь?

На дворе непроглядная темень, я одна пытаюсь утопить под покровом ночи несостоявшийся труп, и, тут зловещую тишину разрывает спокойный голос «мертвеца». Естественно я закричала, да так, что у любого бы уши заложило, и начала крестится.

Кое-как успокоившись, я уставилась на мужчину:

– И давно вы в сознании?

– Ну, я очнулся, когда ты вытянула меня на улицу.

– То есть до этого вы были не в сознании? – Я насторожено вглядывалась в лицо мужчины.

– Ну, скорее всего да, один вопрос, почему мое тело болит так, что, кажется, по нему пробежало стадо слонов? Что ты со мной делала?

– Ничего. – Мой ответ прозвучал довольно скоро, для правды и я отвернулась.

– Дени, послушай, может хватит? – Мужчина вглядывался во тьму, и в свете луны выглядел намного старше.

– Хватит что?

– Давай прекратим эту бессмысленную войну. Она ни к чему хорошему не приведёт. Это просто пустая трата времени. Давай заключим мирное соглашение. Здесь и сейчас.

Я призадумалась. С одной стороны мужчина прав. Если и дальше будем с ним соперничать, то в лучшем случае получим увечья, а в худшем, просто поубиваем друг друга. Но, вторая сторона категорично трясла головой, ведь если я с ним помирюсь, это будет означать мою капитуляцию. И я снова окажусь слабой.

– И, что тогда? Вы сделаете меня такой же, как и они? – Я указала в сторону пансиона. – Превращаться в чью-то марионетку не в моих интересах. Просто отпустите меня, и ваш кошмар закончится.  –Я взглянула на мужчину, – хоть вы будьте благоразумны. Дайте мне свободу, и я перестану отравлять вам жизнь.

–  Денни, Денни, ты меня так и не услышала. – Он обречённо покачал головой. – Ты когда-нибудь задумывалась, что тебя ждёт там, за воротами этого заведения? Свобода? Да, нет никакой свободы, это лишь иллюзия! Обман! Никто в нашем мире не свободен, дорогуша! У каждого есть свои дела и заботы. То, что ты окажешься за стенами пансиона, не сделает тебя свободной.

Я сидела, и молча смотрела на чёрную гладь озера, по которой раз за разом проходила рябь от дуновения ночного ветра.

Вот бы и мне стать ветром… Директор прав, я и это осознавала, нигде в этом мире я не стану свободной. Но за пределами этого заведения и подальше от родни, я все-таки обрету свои права, я стану хозяйкой своей жизни.

– А, что меня ждёт здесь? Вы же сами говорили, с моим характером очень сложно. Я стану выпускницей, леди, а дальше? Замужество с каким-нибудь герцогом во благо семьи, потому что я им должна своим существованием? Дальше дети от нелюбимого мужа! Вы это называете свободой?

– Нет, дорогая, это тоже не свобода… её попросту нет, как ты не поймёшь, мы все зависим от кого-то или чего-то, такова наша судьба. Постарайся это принять, у тебя нет иного пути.

– Ну, уж нет! Вы ошибаетесь! – я подскочила на ноги и заглянула ему в глаза. – Пока я жива, я стану свободной, чего бы мне это не стоило. И, запомните, выход есть всегда, и я его найду.

Мужчина внимательно всматривался в моё лицо, встав рядом.

– Ты очень дерзкая и вспыльчивая. И это твоя главная слабость. Ты можешь пострадать из-за своего характера. Но, ты права, выход есть всегда, и я покажу его тебе.

В этот миг его губы властно накрыли мои. Я вздрогнула и оттолкнула мужчину.

– Это и был ваш путь, господин директор? – Мои щёки пылали, нет, не от смущения, а от не скрываемой ярости, я никому не позволю к себе прикасаться! – Вот как вы хотели мне помочь? Что ж, хочу вас разочаровать, вы поставили не на ту лошадку! Со мной этот номер не пройдёт.

Мужчина посмотрел на меня полными непонимания глазами.

– Ой, да, ладно вам! – Я хлопнула в ладоши. – Это же и был ваш план! Вы втираетесь в доверие, располагаете к себе, соблазняете наивную дурочку, а потом лепите из неё куклу по собственному вкусу.

Я затихла, переводя дыхание.

– Только у меня один вопрос, вы со всеми так поступаете, или только с теми, кто не поддаётся гипнозу?

– Денни, послушай! – Он протянул ко мне руки, в надежде обнять, но я оттолкнула их и отошла на пару шагов.

– Не прикасайтесь ко мне!

Мужчина приблизил ко мне вплотную и прошептал на самое ухо:

– А, то, что, дорогуша?

– Отойдите от меня! – Пискнула я, а сердце пропустило удар. Что-то в его голосе заставило меня содрогнуться всем телом.

– Ну, что? Что ты мне сделаешь, малышка?

Директор выпрямился, и теперь смотрел на меня свысока. И я поняла, что я действительно для него малышка. Он в два раза выше и сильнее меня.

И только сейчас ко мне пришло осознание всей моей глупости. С его ростом, силой и властью мне вообще не сравниться. Он всего лишь играл со мной, словно кот с мышью. Представлял меня ребёнком, который творит всякие шалости и лишь подыгрывал. Он терпел и выжидал момента, чтобы наброситься на свою добычу.

– Отличная тактика, господин директор.

Я отошла от него на пару шагов, находясь в оцепенении.

– Вы великолепный стратег…

Я отходила всё дальше и дальше и дальше, не сводя с него глаз. Вот,  наконец, он предстал в своей настоящей ипостаси.

Мужчина с ироничной ухмылкой наблюдал за моим жалким бегством, скрестив руки на груди. В этот момент его нагота нисколько не выглядела смешной, казалось, он увеличился в два раза и возвышался надо мной словно коршун. Вся его фигура излучала мощь и силу, о которой я не догадывалась. Его глаза, когда-то по-отцовски добрые, сверкали надменностью и величием.

– О, куда же ты! – Его губы изогнулись в ехидном оскале. – Не боишься намочить свои прелестные ножки?

Сейчас он действительно был хищником, загнавшим свою жертву в угол, он наслаждался моей паникой.

О, да, вот теперь я его боялась. До дрожи в коленках. Моё сердце бешено стучало где-то в районе глотки.

– Не подходите! – Завизжала я увидев его рывок в мою сторону.

Его походка, ленивая ,опасная и грациозная, заставила меня замереть и смириться со своей участью.

Ноги обдало холодом, и, только сейчас я поняла, что стою по щиколотку в ледяной воде. Тело парализовало, но я и так старалась лишний раз не двигаться, чтобы не спровоцировать директора, словно боялась, что он на меня набросится.

– Бедный-бедный кролик!

Он качал из стороны в сторону, наслаждаясь моим ужасом.

– Почему ты ещё не убежала?

Он выглядел всё так же угрожающе и надменно, но в его голосе я уловила нотку удивления.

Мои зубы танцевали чечётку, не столько из-за холода, сколько от ужаса перед этим чудовищем.

– Ты меня боишься, крошка? – Он схватил меня за плечи и наклонился к уху. – Давно бы так. Но, ты молодец, разгадала мою тактику.

Давление крови ударило в голову, я чувствовала как пылают мои щеки, и поняла, что с того момента, как он ко мне приблизился, я ни разу не вздохнула.

– Вы чудовище! – Прошептала я, понимая, что теряю сознание.

– Может быть, но, ты сама виновата. – Он щелкнул меня по носу и опять оскалился. – Сделала бы всё, как я просил, этого разговора бы не случилось. Глупая овечка.

Всё, на этом моя связь с реальностью оборвалась. Я провалилась в чёрную зияющую пустоту, слыша в ушах ехидный смех директора.

 

«2 июля … года»

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.