Шизология!

 Светлым, поздним вечером, часа в три ночи я лежу на мягкой оранжевой траве и смотрю на солнце. Странно, но на него можно смотреть, совсем не жмурясь.  Без рези или боли в глазах. Только и ощущаешь, что теплые и ласковые лучи на своем зрачке и расширенную радужную оболочку глаз. Хотя нет. Этого не чувствуешь, но думаешь, что чувствуешь. Ведь в ярко зеленом небе совсем нет звезд. Редкая птица пролетит, зацепляясь за мое поле зрение. И вот всякие не хорошие мысли начинают ломать уставший до изнеможения спинной мозг. В то время как головной мозг, распрямляя последнюю извилину, ищет мотивацию этим плохим размышлениям. И не найдя не чего лучше, как приказать моему телу встать и идти, отдает свое распоряжение, которое не нравится спинному мозгу, но он не в силах противится, повинуясь выполняет. 
Не понятно моему существу, куда я сейчас направляюсь, но река с прозрачной черной водой преграждает мой путь и я, не смея двигаться дальше, опять ложусь на оранжевый ковер уткнувши свой помутненный взор в ясные зеленые небеса, не пуская страшных мыслей в свое розовое тело. Как вдруг… Я вижу проползающую мимо моей руки, а может быть и ноги, желтую змейку, совсем маленькую, метров сорок. И меня начинает колотить страх. Но я знаю, что она не тронет меня, а проползет мимо и нырнет в прозрачную гладь воды. Интересные эти змеи птицы. У них нет крыльев, но есть руки, которыми они гребут под водой и цепляются за отвесные берега, вылезая на сушу.
И сейчас пришло время проснуться. Хочу ли я этого. Не знаю. Но помню одно, что я проснулся и значит, сейчас мне надо заснуть и вот я просыпаюсь. Я лежу на зеленой траве, на которой заснул. Сейчас утро и мутная вода ручейка напоминает мне, что я не сплю. Поднявшись, направляюсь в воде и зачерпнув пригоршню холодной жидкости направляю ее на лицо. Мне хорошо. Голубое небо усеяно птицами. Солнце слепит своими лучами, как иголками, каждый раз, когда я обращаю на него свой взор.
Я иду к лесу, где стройными рядами выстроились сосны, заманивающие мое сознание своими махровыми лапами ветвей. Подхожу и глажу стволы деревьев, дотрагиваюсь до их сучковатых веток. Что они помнят за свою жизнь? Это я знаю! Они помнят как холода сменяли тепло, которое переходило, в свою очередь, в крепкий мороз. Заставляя их ежится от холода и отмораживать хвою. Но они не убежали, не умерли. Остались там, где родились и наплевали на жаркие страны с умеренным климатом.
Понял! Соснам, так же как и мне, нужно, что то плохое, холодное, которое в свою очередь сменяет что то хорошее и теплое. И только поэтому они стоят здесь. Гордятся тем, что так много повидали на своем веку и не клянут своей судьбы на нее же положившись. Но вдруг среди стройного ряда замечаю просвет. Полянка. Маленькая поросшая густой зеленой травой лесная проплешина. Я трогаю руками эту траву, мне нравится, то что она здесь и что она такая мягкая и высокая. Бросаюсь в ее объятья. Кричу от восторга и в итоге засыпаю.
Проснувшись, вижу, все туже полянку с оранжевой травой. Эти корявые стволы до красоты безобразные ветви, усеянные гладкими шипами. Моя кожа вновь обрела нормальный ярко розовый, малиновый цвет. Все мои четыре лапки и хвост, снова покрывает привычная чешуя. И панцирь на голове стал таким же жестким. Я любуюсь солнцем и небом. Могу рассмотреть каждую деталь на диске светила. Но что это, их здесь два. Одно синее и большое, другое меньше и отливает серебром. Две моих тени начинают спор про то кто главнее и не договорившись между собой начинают драться. Оставив их в стороне иду дальше, минуя лес выхожу на мощенную бумагой дорогу. Там снова мои тени и они продолжают сражаться, глупые, не понимая, что обе мои и главный среди нас я.
Ступая по бумажным листам, я прихожу в город небоскребов упершихся своими крышами в землю. Земля не обычная, золотая. Золото отливает своим медным блеском бриллианта. Замечаю, что я не один. Еще несколько существ, уткнувши свои взоры на поверхность земли, говорят: «посмотри на этот мир, он реален. Эта земля разбившихся желаний и надежд. Она золотая.» Я вслушиваюсь в их слова и понимаю, что опять просыпаюсь. И сладко свернувшись под сенью небоскреба, прямо на земле засыпаю проснувшись.

Где я? Здесь или там. Здесь на золотой земле из разбитых чувств или там, в разбитых чувствах ставших землей? Где?! Где?! Где же?! Но я начинаю догадываться, что не в одном из этих мест меня просто не существует. Я в реальности происходящего, где-то между, посередине тиканья часов, биения сердца и произошедшего и грядущего. Это и есть мое место в пространстве, а все остальное видение или сон, а может быть и это пространство сон. Вот этого я ни когда не узнаю потому, что если я буду это узнавать, так где же тогда то, что будет от меня скрываться в своей безызвестности незнания величайшего знания. И поэтому я не хочу знать, «где я», мучаясь поисками своего местонахождения.

30 сентября 2003 года 16:48 msk.

© Copyright: Альберт Сысоев, 2003
Свидетельство о публикации №203093000120

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.