Жизнь писателя не сок…

Многие думают, что жизнь писателя интересна, полна смысла и т.д.  Я вам скажу так: Не хрена она не интересна и смысла в ней не много. В основном все время я провожу за сигаретами и отдыхаю с друзьями, которых я знаю уже очень давно, некоторых около десяти лет. А когда появляется настроение, садишься писать и понимаешь что тебе собственно не о чем то и писать.
И так всю жизнь, с перерывами на какие-нибудь интересные события и тому подобную ересь. То с полицией проблемы, то забухаем, так что ели домой доходим.  Часто все эти происшествия возникают с ровного места, внезапно. Так было и на этот раз.
У меня были отношения с девушкой, скорее по переписке, да, мы встречались с ней пару-тройку раз, но по непонятным обстоятельствам она просто не могла со мной встретиться, так я месяц тухнул дома,  с перерывами на встречу и на друзей.
Друг, зовут его Стас, позвал меня к себе домой. Мы часто там зависали, стоило лишь зайти во двор, пройти небольшую собаку и постучать в дверь, как ты уже сидишь у него в коридоре и медленно впускаешь в свои легкие облако дыма. Часто с нами зависали двое ребят, Дима и Серега, еще те личности. Дима, которого невозможно оторвать от видеоигр. Серега, который в то время был под следствием, да еще и в розыске.
Мы сидели в спальне, шел какой-то сериал, не помню какой, но его никто и не смотрел, мы все общались, параллельно почитывая входящие сообщения, спустя пол часа Стас переслал мне сообщения с моей фоткой и перепиской с какой-то девчонкой, которая жила на другом конце города. Город у нас небольшой, идти туда минут сорок, не больше, по крайней мере, мы так думали. Ей нужна была фото со мной, как мы целуемся, чтобы заставить ревновать бывшего, не понимаю зачем, это глупо, но я согласился, я зашел домой ненадолго, а дом мой был метрах в пятидесяти от дома Стаса, мы выдвинулись.
Мы договорились с ней, что придем через сорок минут на микрорайон.  Но, наша дорога немного затянулась. Проблема была в том, что Дима с Серегой всю дорогу дрались, если быть точнее Серега бил Диму, а Дима прикрывался и обсирал дальше Серегу. Детство у них в одном месте играло частенько, мне кажется, что оно там и поселилось. Прошло уже минут пятьдесят, но мы прошли только половину пути. Машины или денег на такси естественно ни у кого не было.
За всю дорогу Она звонила нам раз двадцать, хотя ее в принципе можно понять. Весна хоть и была ранняя, но вечером все еще холодно было. И вот через полтора часа, обходя патрульные машины полиции, иногда переменяясь на бег, мы встретились с ней. Освещение хоть и было хреновым, но я разглядел всю красоту, я так и сказал:
-А ты красивая!
-Да не пи*ди! – с улыбкой ответила она.
Мы взялись за руки и поискали какое-нибудь менее людное место, мы не особо любили гулять на людях, да еще и Серега в розыске.… В общем, мы двинулись. Мы с ней за руки и пацаны в шутку время от времени шли под ручку. Мы отошли на немного дальше места встречи. Фотографироваться она передумала, после она несколько раз повторяла то, что замерзла. Я человек прямой:
-Тебя согреть? – флиртуя, предложил я ей.
Она жестами дала положительный ответ.  Я нежно обнял ее, а за ее спиной (ей не видно было) Стас с Серегой тоже обнялись, а Дима посмотрел по сторонам и присоединился обниматься к пацанам. Так мы простояли пару минут, затем мы целовались, нежно целовались. Естественно, я и Она, остальные в этом не учувствовали. Во время поцелуя она так дрожала, что во время вздрагиваний она терлась об меня, я возбудился. Через час, два мы провели ее домой, и двинулись сами в сторону нашего района. По пути Серега с Димой опять дрались, только уже палками, а мы со Стасом шли, обсуждали все подряд, в том числе ее. Там, в нашей местности, мы разошлись все по домам, придя домой, я поел и лег спать, под музыку, телевизор я не смотрю.
На следующий день мы гуляли с ней сами, во время поцелуев, да и вообще в такие моменты, она начинала сильно дрожать. Я спросил:
-Почему ты дрожишь?
-Не знаю… Это нервное – отвечала она с поникшим взглядом.
Так мы с ней гуляли неделю. Начались сильные дожди, на улице было слишком холодно и сыро, чтобы вообще выходить на улицу. Я не растерялся. На микрорайоне, это район в котором жила Она, у меня была свободная квартира. Я пригласил ее посмотреть фильм. После него мы слегка растрёпанные разошлись по домам, мне нужно было идти домой на другой конец города, в квартире я остаться не мог.
После этого она уже не дрожала. Через неделю опять все повторилось, только уже без фильма, тупо секс. Мне это нравилось. Весь март и почти весь апрель мы гуляли по парку и еб*лись.
К концу апреля, ближе к моему дню рождению, мы с ней стали меньше проводить времени, вообще не было желания, мне хотелось любви, но ее не было, просто не было. Двадцать седьмого числа, на мой день рождения я, Стас и Дима отправились в небольшой запой. К тому времени мы начали немного бегать и заниматься спортом, в общем, все мышцы болели, у всех. Мы отправились в центр города, купили дешевого вина и еще какого-то пойла, затем отправились обратно. В стороне от нашего района находились карьеры, опасное место, так как в то время шла война, все было заминировано, но мы, полудурки, конечно же, поперлись туда.
Мы зависали там и раньше, до войны. Там была труба где-то метр в диаметре, а с нее фонтаном под большим напором шла холодная вода и падала в небольшую речушку, если ее можно так назвать, глубина там была максимум по колено, а в ширину метров пять, не больше, вода ледяная.
Мы разложились на травке, выпили все вино, затем по рюмке водки. Дима не пил, потому что у него якобы принципы не пить крепкие напитки, вроде этого. В конце концов, мы подлезли к воде и все замерли, вода такая холодная, что даже палец засунуть туда не охота, но у нас же принцип — идти напролом. Мы с Димой стояли, решались зайти в воду, как тут слева от меня уже пролетает Стас и резко прыгает в воду. Вид у него был как у котенка, брошенного в холодную воду, в общем дерьмовый. Мы выпили еще по стакану, и подошли уже я с Димой, Стас сохнул. Мы хотели аккуратно зайти в воду, но опустив ногу, я понял, что так не выйдет и, сорвавшись, побежал в середину, под напор, меня окатило с ног до головы, я так постоял секунд двадцать и ели вылез обратно, а Дима постоял возле камыша.
Уработав со Стасом практически всю бутылку, оставалось лишь на дне, начали уговаривать выпить Диму, но он отказывался, а в качестве аргумента выкинул бутылку в речку, ну а в итоге сам же за ней и пошел. Вечером разошлись.
На следующий день я вышел с Ней погулять. Так мы гуляли еще неделю, но уже без секса.
В нашем городе проводились по большим праздникам массовые гуляния. Одними из таких были гуляния в честь Дня космонавтики, не знаю, кто посчитал, что это большой праздник, но я не пошел, она пошла. На следующий день я узнал, что она танцевала медляк с каким-то хмырем, я был под успокоительными, мне было по*уй.
На следующие массовые гуляния я пошел, проводились они в стиле 80-ых – 90-ых, поэтому никто не танцевал, а что еще людям делать? Естественно драться! За тот вечер я насчитал 23 драки, это только те которые я видел. Позже мы начали разбираться кто, кого изнасиловал. Но, за весь вечер в драке я так и не поучаствовал. Пришел домой я поздновато. После этого мы не виделись несколько дней. Мне пришло сообщение:
“Даниил, мы гуляли последний раз на массовых, мне мало внимания. Мы общаемся как друзья. Тебе не кажется, что следует с этим завязывать?”
Я не сразу понял, что она имела ввиду под “завязывать”, хотя я уже догадывался. Я черкнул в ответ:
“В каком смысле завязать?”
Она ответила лишь односложным, слегка грубым сообщением:
“В прямом.”
Я все ровно нечего не понял, может потому что она не точно выразилась, а может, потому что был пьян, не знаю…
“С чем именно завязывать?..” – написал я.
“С этими отношениями.”
Увидев это сообщение,  я даже и не знаю что чувствовал, хотя позднее я взбесился не на шутку.
“Возможно…”
Я писал после еще несколько сообщений, о том, что она возможно права. Она читала их, но не отвечала. Все кончено. Через час я уже отошел и полностью все осознал. Мне не было тяжело, да я в каком-то смысле был расстроен, но… Я не помню, какой писатель сказал очень умную вещь, о том что, будучи счастливым, ты нечего толкового не напишешь. Лучшие из шедевров написаны в плохом настроении, когда за окном дождь, на ногах рыжий кот. Не важно, какого цвета кот, суть ведь не в этом. Как по мне лучше сидеть вечером в одиночестве  и перечитывать Буковски, чем целоваться, от этого и то больше толку.
Да и вообще, в чем смысл переживать разрыв? Ведь у тебя будут другие!
И они тебя тоже бросят…

Добавить комментарий