Коллекция

– А чем ты занимаешься?
– Я – коллекционер.
– Ой, как интересно! А что ты собираешь? – лёгкая, как воздушная вата на палочке, девушка хлопала зелёными глазищами и щебетала, щебетала… Он смотрел на её вздёрнутый носик и ему хотелось откусить кончик, как он сделал однажды в детстве, отгрызя пластмассовый нос у куклы сестрёнки. Вой от Катюхи стоял потом такой, что на него сбежались не только родители, но и соседи… Пухлые розовые губы со следами помады, которую она съела вместе с мороженным, очень подвижные и, казалось, имели ужимки на любую фразу. У девушки пышные длинные волосы. Это было обязательным для него. Он любил именно длинные волосы, из них можно было фантазировать потрясающие причёски для портретов.
– Так что ты коллекционируешь? – не отставала девушка.
– Бабочек.
– Вау!
А вот это «вау» он не любил. Наивное русское лицо простушки так диссонировало с иностранным мусорным восклицанием, что хотелось бросить в неё комок грязи за фальшь, как делают это с артистом, который сам не верит в то, что играет.
– А ты мне покажешь?
– Обязательно.
– А когда?
– Сегодня. Только коллекция у меня в загородном доме.
Глаза девушки слегка потухли. Он понимал, что вторая встреча – это слишком мало, чтобы она безоговорочно поверила ему и поехала с ним за город. Но он не мог допустить, что бы всё сорвалось, и поспешил сказать.
– Мы поедем, если только ты сама захочешь, – проникновенный взгляд в глаза, как он умел, и тень сомнения в её взгляде съёжилась, показавшись самой себе нелепой. Вот так, несложно. Впереди целый день.
– Договорились. Посмотрим на твоё поведение, – озорные огоньки снова зажглись в глазах, и Макс, будто ментальными щупальцами ощупал появившеюся тоненькую трещину в её стене, осталось только незаметно её расширять до тех пор, пока он не сможет пролезть туда, в зону её доверия.
– Пойдём на пирс?
– Удивительно. Только что хотел предложить это сам.
Мила улыбнулась и, взяв его за руку, потащила к реке.

***
Вечер красил красным. День израсходовал все краски, оставив в палитре лишь огненный цвет. Но ведь дело не в цвете, дело в мастерстве. Вечер был искусником!
Они упивались закатом. Его рука чувствовала сквозь ткань теплоту её животика, большего он себе не позволял. Легко вспугнуть бабочку. Он знал, что нельзя торопить девушку и ломал голову над тем, как её подтолкнуть. Но она предложила это сама.
– Кто-то обещал показать мне бабочек?
Осыпались последние камешки в трещине, и он проскользнул в щель.

***

– Заходи!
– Тут темно.
– Не волнуйся. Сейчас зажгу камин. Посвети, пожалуйста, фонариком, вот здесь.
Девушка послушно включила фонарь и пробежалась пятнышком света по помещению, ей не терпелось увидеть его загородный дом.
– Мила, давай зажжём камин, потом можешь сколько хочешь играться с фонариком, – улыбнулся он.
Она рассмеялась.
– Прости, мне очень любопытно.
Все бабочки любопытны, поэтому и летят на свет.
Макс возился недолго. Вскоре в камине, жадно захрустел поленьями огонь.
– Готово!
Он обернулся, чтобы с любопытством наблюдать, как меняется выражение лица девушки. Этот момент Макс любил больше всего. Она его не разочаровала. В изменчивых всполохах пламени трудно было разглядеть все нюансы. Но он умел. Её восторженное лицо с блестящими глазами выражало явное ожидание лицезреть уютный загородный домик, возможно, она даже грезила увидеть его доверху наполненным красивыми разноцветными бабочками. Мила увидела его коллекцию. Её взгляд остановился на стенах, где, высовываясь из рам, торчали из стены женские головы на обнажённых плечах в облаке из шифона, шелков и перьев. Глаза Милы расширились, лицо потеряло эластичность, и мускулы свело в ожидании осознания чего-то ужасного. Он любил этот момент больше всего.
Одна из голов открыла искусно накрашенные глаза, а тщательно обведённые губы прошептали:
– Беги!
Другие начинали кричать, Мила побежала.
Дверь, калитка, кусты летели мимо. Деревья нацелили свои острые ветки, чтобы выколоть девушке глаза, она жутко этого боялась, ведь тогда она не будет видеть, куда бежать, и он точно схватит её. Сумерки давно опустились на землю, и ночь уже смешивала оттенки чёрного… У всех девушек на стене были чёрные глаза, не от того, что это их естественный цвет, а оттого, что они уже смотрели туда, где нет никаких других красок, кроме чёрной. Мила бежала, она не слышала преследователя за спиной, но чувствовала его так, как чувствует жертва своего охотника.
Свет фар, – она выбежала на дорогу, – взвизг тормозов. Из машины выскочил мужчина.
– Помогите!
– В чём дело?
– Скорее! Отвезите меня!
– Что случилось?
Мила захлёбывалась слезами. Слова вырывались всхлипами и путались в судорожных рыданиях. Она кричала, но фразы глупыми жабами пытались переквакать друг друга, от этого получалось ещё дурнее и непонятнее. Мужчина повертел головой.
– Садитесь в машину.
Проскочив луч света фар, как черту, отделяющую её от спасения, она прыгнула в автомобиль. Мужчина сел на водительское место.
– Скорее!
– Объясните, что случилось?
Тень преследователя вынырнула из кустов.
– Это он! Быстрее!
– Кто? Девушка, объясните!
– Поезжайте! Прошу вас! Скорее!
– Хорошо, хорошо. Уже еду.
Машина завелась слишком спокойно. То ли ей было всё равно до людских дел, то ли привыкла…

***
– Нет, всё-таки ты талант. Такую причёску соорудить.
Макс и Михаил любовались новым экземпляром в коллекции.
– Тушь потекла, рыдала много.
– Ничего, так, по-моему, ещё лучше.
– Красиво, – согласился Михаил.
– Ты вовремя цемент привёз. Запасы совсем закончились.
– Теперь надолго хватит.
Они помолчали, любуясь своим творением. Девушек никогда не бывало много. Семь-восемь. Зачем много? Дело ведь не в количестве.
– Смотри, Вика совсем на издыхании. Не сегодня-завтра помрёт.
– Ничего. Я сегодня с такой потрясающей девушкой познакомился. Завтра заменим.
Ночь сидела на подоконнике и подглядывала за двумя мужчинами, но она никому не расскажет, что в одном доме, на стене висят красивые большие рамы, а в них – головы на обнажённых плечах, зацементированных в ниши стены девушек. И так завораживающе сверкают драгоценные камни на их шеях и так великолепно уложены волосы в фантастических причёсках и так они красивы в облаках из шифона, шелков и перьев.
Некоторые люди любят вешать на стену головы оленей и кабанов, но ведь головы красивых девушек намного лучше, верно?

0 Comments

  1. vladislav_estrayh

    Хм… Анджела Картер, увлекшаяся Фаулзом? :))
    Если серьёзно, то рассказ неплох, но этот результат кажется промежуточным. Над рассказом стоило бы поработать, продумать, отшлифовать. Хотелось бы более детального сюжета и более подробного раскрытия персонажей: как “злодея”, так и “жертвы”. Идеальный вариант – заставить читателя задуматься… В рядовом случае – о причинах появления такой “коллекции”. Возможно, о чём-то более глубоком. Короче говоря, что за сознание определило столь маниакальное (или просто сорвавшее маски?) бытие 🙂 Или наоборот?
    Но это дело читателя. А твоё (конечно, если ты, как автор, согласишься со мной, читателем, что этим стоит заниматься; и выберешь направление развития произведения) – как следует отработать рассказ. Тогда это будет действительно достойный “поклон Фаулзу и сочувствующим” 🙂

    P.S. Более прагматичные замечания: не уверен насчёт правильности фразы “на издыхании”. Мне кажется, более правильно “на последнем издыхании”. И ещё одно: последнее предложение показалось несколько излишним. Возможно, стоило закончить предпоследним абзацем, чуть изменив его окончание.

  2. kiseleva_natalya_legenda

    Ты знаешь, Влад, хотелось просто нарисовать картинку – красивые девушки в рамах на стене. Всё остальное лишь фон для этого, “прелюдия”. Просто потому что красиво.

  3. veselov_anton

    Привет ;)! Вау!!! Прикольный рассказ. Я читать начал, решил романтика какая-нибудь наивная, женская. Думаю, вот было бы здорово: он привозит её показывать коллекцию, а там глаза в баначках и прочая жуть. Мои ожидания подтвердились. Правдо, прикольно :))

  4. kiseleva_natalya_legenda

    Спасибо на добром слове. Мне нравится работать на контрастах и смешивать привычные и непривычные вещи. Поэтому и здесь жёсткость и мягкость оттеняют друг друга. 😉

  5. skakun_sn

    После этого рассказа появляется инстинкт самосохранения в большей степени.Доверчивости объявляю войну.У меня о повешенном была просто константация факта, а надо было раздуть кадило по всем направлениям.Кажется , я поняла что мне не хватает для этого …описательного характера , пусть даже это жестокая сцена.
    Спасибо, за науку.Рассаказ, конечно, вызывает раздвоенное чувство.
    С одной стороны интересен, а с другой -жестокость.
    Ставлю "Отлично".

  6. kiseleva_natalya_legenda

    Дело не в описании. Понимаете… однажды хороший писатель Михаил Лезинский на один из моих рассказов написал, что не нужно делать выводов, читатель сам их сделает. Это действительно так. Мастерство писателя заключается в том, чтобы не делая никакого резюме написать так, чтобы читатель понял мысль автора и проникся тем, что Вы написали. Это тяжело, но более действенно, нежели мораль "в лоб". Поверьте я написала Вам это не из желания испортить Вам настроение, а помочь увидеть то, что видят читатели. Была мысль ничего не написать, просто уйти с Вашей страницы, но ведь если не подсказывать, то тогда зачем мы здесь?
    А за оставленный отзыв спасибо!

  7. yuriy_berg

    Я не стану коментировать само произведение, а только укажу на несуразности в тексте:

    "Пухлые розовые губы со следами помады, которую она съела вместе с мороженым, очень подвижные и, казалось, имели ужимки на любую фразу." – губы… имели ужимки на любую фразу- очень корявая строчка.
    "что хотелось бросить в неё комок грязи за фальшь, как делают это с артистом" – слава Богу. в артистов пока комками грязи не бросаются, а только овощами!
    "ментальными щупальцами ощупал" – честное слово, я про таких ментальных ничего не слышал. Может быть "рудиментарными"?
    "Пойдём на пирс?" – на реке пирса не бывает, а только причал.
    "Он знал, что нельзя торопить девушку и ломал голову над тем, как её подтолкнуть" – он что, маньяк? Куда он её хотел "подтолкнуть"?
    "ночь уже смешивала оттенки чёрного…" – явный повтор, только в начале у вас был вечер.
    "Машина завелась слишком спокойно" – это уже слишком! Слишком даже для машины!

  8. sergey_digurko_asada

    Да, оказывается, читал! И рассказ понравился.Кстати, изучал , что означает "Вау". Собачий разговор! Плохо, когда люди собачатся, имея возможность, говорить на русском языке!
    Всех благ! С уважением!

  9. kiseleva_natalya_legenda

    Спасибо, Юрий, что нашли время прочитать и оставить отзыв.
    Несколько слов. Согласна про «ужимки губ», но, как не покажется странным, я хотела именно такую, неправильную фразу, которая, тем не менее, точно рисует образ. Эта фраза из разряда: «Я вся такая внезапная!» (помните, из «Покровских ворот»). Фраза неправильная, но как точно передаёт образ!
    «Ментальные» – это из области психологии, теософии. Отрывок из Викпендии: «Ментальным планом бытия так же называют мнимый слепок реальности, воспринятой органами чувств и спроецированной через призму внутренних моральных устоев, интеллекта, опыта в сознание индивидуума». Ментальное щупальца в тексте – это как бы нематериальный орган чувств, действующий на уровне подсознания.
    Вот про пирс спасибо! Знаю, что пирс бывает на море, но не знала, бывает ли на реке, спасибо, что подсказали, исправлю.
    «"ночь уже смешивала оттенки чёрного…" – явный повтор, только в начале у вас был вечер.»
    Так к тому времени как они приехали в загородный дом, уже наступила ночь; и такой повтор был намеренным, я провела линию, соединила образ дня-вечера-ночи, как искусников, рисующих из природной палитры.
    Спасибо за внимание! 🙂

  10. kiseleva_natalya_legenda

    Спасибо, Сергей, часто такие слова-паразиты, как это "вау", заменяют то богатство русского языка, с помощью которого можно выразить самые разнообразные чувства.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.