Звоните нам прямо сейчас! Повесть.

Звоните нам прямо сейчас!

Повесть.

Ну, я и позвонила. Хотя раньше не то чтобы не играла в подобные игрушки, а даже не задерживала взгляда на разных этих «мудрых» тёрках-швабрах-тренажёрах. И уж тем более не вглядывалась в «кольца и серьги оригинального дизайна» – если это оригинальный дизайн, то вы меня простите… недотягиваю, видно.
А тут… Что меня задело? Во всяком случае, не цена. Или не только цена, скажем. Хотя цена была до неприличия доступной на фоне всех остальных побрякушек из разных видов и разного цвета золота «со вставками из натуральных бриллиантов». Это было очень простое кольцо с четырьмя камешками, по цене, как я уже сказала, вполне в пределах моей досягаемости.
Когда расфуфыренная барышня слащавым голосом расписывала все прелести этого колечка, а потом двумя пальчиками с ярким лаком на длинных загнутых ногтях и со свежим следом от маникюрных щипцов на одном из пальчиков поворачивала его так и эдак, меня словно царапнуло по лицу пучком преломлённого света…
Нет, скорей щекотнуло. Тоже нет… Это было похоже на очень короткое прикосновение тёплого воздуха, наполненного прохладной пыльцой… Сложно, да? Но я всё же хочу найти определение этому явлению. Пожалуй, последняя формула наиболее близка к истине. Если придёт в голову что-либо более точное, я скажу.
Именно это заставило меня вглядеться в картинку на экране – я пришивала пуговицу к юбке. Собственно, потому я и не переключила канал, что руки были заняты.
Я вгляделась. Не очень помню, что же я там такое необычное увидела – это было просто ВПЕЧАТЛЕНИЕ, вызвавшее ПРИТЯЖЕНИЕ. И я тут же набрала номер.
Соединение было странным – какие-то «эфирные» звуки в процессе набора вместо обычной тишины или лёгкого пощёлкивания. Меня это не смутило, я просто подумала, что, возможно, это издержки многоканальной связи.
– Да? – Ответил мужской голос.
Какой-то… ровный, тёплый… домашний, что ли. Я ожидала услышать женский – хотя бы тот, что продолжал вещать с экрана, членораздельно повторяя номер, с которым я уже была соединена. Ну ладно, почему бы и не мужчина? Только звучать он должен был так же, как звучат все эти белозубые крепыши, убеждающие вас в том, что вот эта вот штуковина сделает вас счастливейшим из живущих, как только вы возьмёте её в руки, заплатив «ну просто смешную цену», да ещё получите в подарок «совершенно бесплатно!» (подумайте-ка: подарок – и совершенно бесплатно!..) дополнительный кусок чего-нибудь.
Нет, то был голос совершенно из другой оперы.
– Э-э… Здравствуйте. – Растерялась я.
– Здравствуйте. – Так же спокойно ответили мне.
– Вот… звоню. Как вы и предлагали… прямо сейчас. – Пытаюсь я шутить.
– Долго же Вы собирались!
По тому, как звучал голос, я поняла, что это ни шутка, ни ошибка, а что-то… вот опять слов не могу найти… что-то НЕОБЫЧНОЕ, что-то в высшей степени НЕОРДИНАРНОЕ. Что-то потустороннее. И тут я ощутила то же, что и от нескольких отражённых гранями камня лучей, только уже не щекой, а всем телом.
Но – назвался груздем… Нужно было идти дальше.
– О, это Вам показалось! – Игриво отвечаю я.
– Не думаю. – И тут же, без паузы: – Садитесь на четыреста восемьдесят восьмой троллейбус и приезжайте.
– Четыреста во… но у нас в городе нет такого троллейбуса.
– Есть. – Решительно, но очень мягко перебили меня.
– Но… я думала, что вы доставляете на дом…
– Лучше Вам приехать. – Опять же настойчиво, но мягко.
Думаю, может и впрямь лучше – выберу, проверю. О том, что на дворе ночь, я как-то забыла.
– А ваш адрес?
– Троллейбус номер четыреста восемьдесят восемь. – Сказали мне, и я услышала гудки отбоя, опять же какие-то не такие… пространство, в котором они звучали, было какое-то не такое… Опять не знаю, как объяснить.

Глянула в окно: не идёт ли снег – если идёт, это послужит оправданием тому, что я решу не ехать никуда в одиннадцать ночи. Снег не идёт, на градуснике минус один.
Я оделась, взяла деньги – чуть больше, чем требовалось, на всякий случай – и вышла из дому.

Едва я подошла к троллейбусной остановке, которая была в двух шагах от моего дома, как подъехал тот самый… номер четыреста восемьдесят восемь. Я села в него, не задумавшись даже: в ту ли сторону? до какой остановки?.. В ушах… или в голове?.. слегка потрескивало – как в телефонной трубке. Народу было немного, как обычно в позднее время. Я села к окну, чтобы «узнать» то место, куда я направлялась, притом, что знать его я не могла. И всё же – может вывеску какую увижу подходящую.
Через несколько остановок в ушах… или в голове, а может, и из динамика раздался голос мужчины, с которым я говорила по телефону: «на следующей остановке Вам выходить». Хорошо, подумала я, значит, и дальше поведёт. Я сошла с троллейбуса и повернула в арку.

* * *
Эта тёмная арка! Когда мы покупали нашу замечательную во всех отношениях квартиру, единственное, что мне не нравилось, так это вот эта самая арка. Я даже спросила у мужа: а можно тут фонарь повесить? Думаю, можно, сказал он. Но мы так и не сделали этого. Вот уж четвёртый год пошёл, как вечерами, входя в темноту арочного свода, я принимаю решение: всё! занимаемся фонарём! завтра же!
Не успела я вставить ключ, как замок щёлкнул и дверь открылась. На пороге стоял муж.
– Ну, наконец-то! – Сказал он. – Хоть бы позвонила.
Я же позвонила, мелькнуло в голове и тут же вылетело. Потому что из комнаты вылетела наша дочь. Она обхватила меня, не давая скинуть плащ, и тихонько заскулила – это у неё был такой приёмчик: изображать беззащитного щенка, если чего-то требовалось добиться от меня или отца.
– Ну, ладно… дай раздеться… я вся мокрая.
Я раскрыла просыхать зонт, муж принял плащ и повесил его на плечики.
– Почему вы не спите? Что случилось?
– Где ты так долго была? – Спросил муж. – Я ведь и волноваться умею. Поешь?
– Нет. Я сыта. Была у Полины. Она девичник сегодня устроила по поводу своего повышения и отъезда мужа в командировку. Я же тебе вчера говорила…
– Я забыл. Прости. Но телефон-то в доме у неё есть?
– Ой, мы заболтались. К тому же я знала, что не надолго. Все ещё остались, между прочим. Это я одна такая порядочная… Дашуня, почему не в постели?
Дашуня смотрела на меня своими большущими глазищами, в которых всегда что-то да фонтанировало. Сегодня это была загадочность.
Я перевела взгляд на мужа:
– Что происходит?
Он посмотрел на дочь, и они хором возвестили мне:
– Ты выиграла поездку в Лондонский зоопарк!
– Боже… О чём вы?..
И они мне напомнили.

Как-то раз наша активная дочь Дашуня, с которой всегда происходят самые невероятные вещи, что вошло уже в семейный фольклор, глядя какую-то передачу по телевизору, прибежала на кухню, утащила за собой и, не давая опомниться, сказала: мама, быстро читай вопрос и отвечай на него! В вопросе было про Лондон, какое-то животное, кажется, лошадь и какого-то героя – всё это нужно было проанализировать, совместить и дать ответ. Я даже и не собиралась ни вникать в вопрос, ни думать над ответом, ни, тем более, кому-то там его – этот ответ – давать. Но дочь одной рукой вцепилась в меня, не позволяя уйти, а другой накручивала диск телефона.
Быстрее думай! – подстёгивала она меня.
Даша, прекрати! – прикрикнула я, в очередной раз пытаясь высвободиться.
И тут она с ангельским выражением лица протягивает мне трубку.
Да, мы Вас слушаем! – раздался приятный мужской голос. Он звучал в трубке и с экрана телевизора. – У Вас уже готов ответ на наш вопрос? Представьтесь для начала…
Пока он пытался наладить контакт со мной, мне ничего не оставалось, как прочесть таки вопрос и дать ответ на него.
Совершенно верно! – Радостно воскликнул ведущий и повторил за мной. – А теперь не вешайте трубку, Вам необходимо ответить ещё на несколько вопросов, которые, надеюсь, не заставят Вас долго думать, Вы же помните, где Вы живёте?.. – И т.д. и т.п., он продолжал молоть всё это, а со мной уже говорил другой голос.
Этот голос показался мне до невозможности знакомым, но у меня не было времени сосредоточиться на нём. Поскольку пришлось выдавать анкетные данные: адрес, возраст, далее – по списку.
Мы с Вами свяжемся. – Сказал мужчина в трубке и попрощался.
Я вдохнула поглубже, чтобы выговорить моей Дашуне всё, что я о ней думаю, но она смотрела на меня своими огромными глазищами, в которых плескалось, переливаясь через край, восхищение. А ещё гордость и мечта.
Мне ничего не оставалось, как выдохнуть и отправиться на кухню, где в раковине тоже плескалось и уже едва не переливалось через край, поскольку кран я выключить не успела, а посудная тряпка… Короче, всё понятно.
Через пару недель дочь встретила меня на пороге, размахивая кокой-то бумажкой, и не дав раздеться, потащила меня на почту. На почте меня ждала бандероль. Дома мы вынули из неё какую-то папку с какими-то бумагами, которые нужно было заполнить всей семьёй, сочинить какой-то рассказик о чём-то – кажется, о животных или животном, с которым у вас что-то там… – что мы и сделали. Рассказ пришлось писать мне – филолог, как никак… И вот, не прошло и полгода… Да это было перед Новым Годом, а сейчас начало мая.
Как я сопротивлялась! Я терпеть не могу пустой траты времени! Я не верю в дурацкие розыгрыши и лотереи! Всё это для неудачников и бездельников!

– Повторите с самого начала. – Сказала я.
Они повторили. Из рассказа следовало, что в июне мы всей семьёй едем на пять дней в Лондон. В знаменитый лондонский зоопарк.
Боже мой! Лондон – мечта моей юности!.. Я же знаю его, как свои пять пальцев! Я с детства читаю любую литературу, где только упоминается это священное для меня имя! У меня до сих пор жива карта города, которую я когда-то выцыганила у сокурсницы – её папа имел какое-то отношение к международной торговле и частенько бывал в странах соцлагеря, а иногда залетал и подальше.
Лондон!.. Я и Джека Лондона полюбила только за его фамилию.

– Ты помнишь, мы едва успели?! Ты не хотела писать рассказ! – Укоризненно сказала дочь.
Надо добавить, что наша Дашуня приложила к моему рассказу две своих иллюстрации, хоть этого и не требовалось – она всегда перевыполняла любое задание.
– Но ведь успели! – Оправдывалась я.
– Еле-еле! Если бы я тебя не…
– Хватит, девочки! Не ссорьтесь! – Сказал наш папа и муж. – Мы сделали, мы успели и мы победили! А теперь – спать! Завтра нужно позвонить по этому номеру, чтобы подтвердить нашу готовность и выполнить формальности. – И он протянул мне листок с номером.

Утром я обнаружила приклеенный к холодильнику лист бумаги, на котором Дашуниным внятным почерком было выведено: «не забудь позвонить!». В кармане куртки лежала записка аналогичного содержания, в кошельке ещё одна, а на проездном болтался розовый стикер с зелёными буквами, расставленными в том же порядке.
Потом, позже, после обеда – откладывала я…

Вместо нас поехала пара, которая была в резерве.

* * *
Ночью мне стало плохо. Страшно резало низ живота. Муж несколько раз порывался звонить в скорую, но я не позволяла, сказала: будет хуже, дам знать. Выпила ношпу, чуть полегчало. В конце концов, я кое-как нашла удобную позу и под утро уснула.
Уходя на работу, муж убедился, что я более-менее в порядке, и сказал: выспишься, сходи на приём, или хотя бы позвони врачу.
Я обещала.
Днём заскочила подруга – у неё выдалась минутка в пару часов. Мы ещё не виделись после её возвращения из Венеции. Свои впечатления она излагала стройно – чувствовалось, что до меня она побывала уже не в одних жаждущих руках.
Я провожала её в прихожей, и вдруг почувствовала, что в низ живота вонзился кинжал. Я сползла по стене и начала терять сознание от невыносимой боли. Подруга вызвала скорую.
Ребёнка я потеряла. Это была девочка, как мы с мужем и ожидали.

* * *
Мама сказала, что, если я всё решила, то она не собирается вмешиваться, в любом случае, она на моей стороне.
Я не стала звонить ему.
Через год он женился на моей приятельнице, которая была влюблена в него ещё с третьего курса.
Когда спустя много лет мы случайно встретились в аэропорту, он сказал, что их дочке Даше уже восемь.
Он назвал её именем, которое мы приберегали с ним, мечтая о девочке.

* * *
Что-то щекотало лицо. Приятно так – это было похоже на очень короткое прикосновение тёплого воздуха, наполненного прохладной пыльцой… Да нет же, это просто подрагивающий хвост моего огромного рыжего кота, который любит улечься за плечами на спинку дивана, а хвостом обвить мне шею. Я мотнула головой, чтобы избавиться от щекотки, и проснулась.
Никакого кота у меня в помине не было, я о нём только мечтала. Когда кошка соседей из углового подъезда разродилась семью очаровательными котятами, мне первой предложили выбрать. Я зарезервировала единственного рыжего – моя извечная слабость. Когда пришла пора раздавать котят, мне позвонили. Я убегала куда-то из дому и обещала перезвонить вечером, как только вернусь. Но забыла. И назавтра забыла.

Я проснулась. Телевизор шуршал снежащим экраном. На коленях лежала юбка с пришитой наконец-то пуговицей.
Я поднялась с дивана, потянулась. На часах за полночь. Я ужинала или нет? Не помню…
Вот в чём прелесть одиночества: есть ужин или нет его – касается только тебя. Никого не нужно ждать с работы, из школы, ещё откуда-нибудь. Беспокоиться, звонить…

* * *

0 Comments

  1. kseniya_pushkareva

    Да уж. Спешите жить.
    Как было в сказке поро Алису в стране чудес: «Если хочешь оставаться на месте – нужно бежать. Но если хочешь продвигаться вперед нужно бежать как минимум вдвое быстрее».
    Рассказ гораздо более грустный чем мистический. И заставляет задуматься о собственной жизни. Этим он мне и понравился.

  2. Julia_Doovolskaya_yuliya_doovolskaya

    Спасибо Вам, уважаемая Людмила!
    Все ваши замечания – в точку, и обижаться я не собираюсь. 🙂
    И оправдываться за лень (не перезагрузила исправленный редактором текст) – тоже не буду. Поленилась – получила!
    Здесь (на ЧХА) я давно не бывала, поэтому Вы, вероятно, найдёте те же ошибки и в других текстах. Это были мои хронические ошибки, пока мне на них не указали в издательстве, сейчас материал усвоен: и с прямой речью, и с "Вы".
    Вот только не могу согласиться с частицей "ни" в указанном Вами случае…
    Спорить не буду, но подумаю. Что-то не даёт мне услышать там "не" (как в аналогичном обороте: "ни то, ни другое").
    Ещё раз – спасибо Вам!
    С уважением, Юля.
    Мне 55, к слову. :))
    Буду рада, если Вы выскажете своё мнение ещё и по содержанию. Правда, почти все тексты урезаны (условие издательства), целиком только два верхних, сценарии и кое-какие мелочи.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.