Ветер памяти

Привет тебе, Бахчисарая
Тень драгоценного дворца.
Здесь, бег столетий забывая,
Былое мирно созерцает
Поток туристов, без конца.
Странны осколки чуждой жизни!..
С свирепой волей деспотизма
Отсюда вёл войска к славянам
Жестокий воин, крымский хан,
По трупам шедший в поле бранном,
Красавиц наших вор незваный…
А ныне – пёстрый караван авто
Привёз нас.
Но, как прежде,
С печалью древней, без надежды,
Сквозь камень капает вода
В Фонтане слёз. Две свежих розы
Неспешно пьют хладные слёзы
(Пардон за рифму, господа.)
Создал традицию навечно
Принесший два цветка беспечно…
В словах задумчивых Поэта –
Воспоминанье на века.
О нём самом не канет в Лету
Людская память – долгим светом,
Не только мрамором крепка.
Бюст у фонтана неизменен,
И голос гида тих, размерен…

Невольно сбитое дыханье
Туманит головы гостям:
В Посольском дворике – журчанье:
Восточное благоуханье
Духов струится по камням.
К воде стремятся,чтоб умыться,
Жарой измученные лица.
Лишь дальнозоркость стража-гида
Хранит от конфуза мужчин
Дежурным вскриком: “Погодите,
Там не вода течёт – вдохните!”
И тут же – бизнесу почин.
Сонм разудалых кавалеров,
Забыв солидности барьеры,
Припомнив тон манеры прежней,
Купюры отпускает с рук,
Чтобы с вальяжностью небрежной,
Галантным знаком страсти нежной,
Набрать флакончик для подруг.

И здесь коммерция в почёте!

Но дальше пик её найдёте.
Из тёмных комнат – на широкий,
Когда-то каменистый двор,
Где нынче клумб цветенье шоком
В глазах рябит. Но ненароком
Чуть дальше переводим взор.
Там у бабулек-бизнесменок
В руках горит любой оттенок
Одежд нерусских, чуждых нам.
Халаты, тюрбаны, каменья –
Чтоб фотографий удивленье
Везти знакомым и друзьям.
А над толпой – портал дугою,
В нём голос древности седой
Восточной вязью изумляет.
И тут же – верите ли мне? –
Халат каменьями блистает,
Степенно, важно выступает
Курносый Ваня в тюрбане.

А вот и женские наряды –
Ну как не зацепиться взглядом?
Звенит монет напевом нежным
Расшитый златом лёгкий шёлк,
Играет блеск красы нездешней,
И покрывала белоснежность
С изящной шапочки набок
Стекает, чуть искрясь по краю.
Бабулька рада, помогает
Сменить обличье на иное,
Востока уловить мотив.
Друзья взглянули незнакомо,
Шепнули что-то за спиною…
Костюм действительно красив!
Да, интересно получилось.

Но что-то странное свершилось –
Затмило солнце покрывалом.
Едва весомые шелка,
Дышать мешая, отобрали
Движений лёгкость. Пронизала
По дому смутная тоска.
Вдруг ощущенье несвободы,
Которого не знала сроду,
Связало, спутало, сдавило…
Что за невнятная здесь сила
Вдруг появилась из забвенья?..
Так вот как чувствуют плененье!
Откуда вдруг воспоминанье
Столь омрачило светлый день?
Чьё мне послышалось дыханье,
Беззвучный голос сквозь молчанье?
Какая призрачная тень
Сквозь память предков мне шепнула
О доле горестной – вдали
От Родины, под караулом?..
О всём, что было и минуло,
О красоте родной земли…

Застыла я – не без причины,
А проходящие мужчины
Сурово косятся, прихмурясь –
Мол, будто продана в гарем.
Откуда вдруг моя понурость?
Стою, сама себе дивуясь.
И стародавним бытием,
Случайно глянувшим сквозь время,
Мерцает, радостью не грея,
Звенящий злата томной песней,
В сверканьи тонких паутин,
Весь в драгоценном семизвездьи,
Наряд неволи и бесчестья,
И бледной жизни взаперти.

…Чьё это было наущенье?
С невольной дрожью отвращенья
Бросаю ткани хрупкий ворох –
Каприз забыт давным-давно.
Зачем я занимаюсь вздором?
Вдаль необычным метеором
Минуту унесло волной
Степного ветра. И поныне
Всё носит ветром по пустыне
Тоску и память чужевластья…

Монеты стихли, звякнув чуть.
Как мало женщине для счастья:
Люблю играть старинным платьем.
Но этим – больше не хочу.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.