Поминальная режиссеру

Поминальная режиссеру

В конце семидесятых повезло:
Отправлен на три месяца в столицу
Мозги поправить, поострить стило,
У всесоюзных мэтров поучиться.

Коллеги собрались со всей страны –
От Сахалина до Калининграда.
Мы цеху репортерскому верны,
А как дружить – нам пояснять не надо.

И есть о чем друг другу рассказать –
Восторженны вечерние застолья,
Мне – по заявкам — песни распевать –
Солирую, а публика достойна.

Звездою тех вечерних ассамблей –
Краса-смуглянка Лида Василаке.
И я пою «Смуглянку», чтобы ей
Чудесной песней-комплиментом знаки

Вниманья принародно оказать…
На пятачок выпархивает Лида –
И начинает страстно танцевать –
Легка, быстра, воздушна, как сильфида.

Коллеги ритм хлопками задают,
Танцует Лида, как на карнавале…
А нынче эту песню не поют?
Хочу, чтоб пели, чтоб не забывали…

Судьба у чудо-песни непроста.
Она – одна из песенной сюиты.
Сыграли, спели до войны с листа –
И баста: все те песни позабыты.

Их Новиков писал в сороковом
Известный «оборонный» композитор.
А Яков Шведов дал слова им, в чем
Был мастер, в довоенных песнях – лидер.

Семь песенок в сюите – и она
Котовскому, молдавским партизанам
Гражданской той войны посвящена,
Что помнится, как давняя гроза нам.

Кто ж знал, что будет новая гроза?
В сороковом – причина неизвестна –
Одну «смуглянку» не пускают в зал,
В эфир: к народу не приходит песня.

Не знаю, как случилось, но слова
И ноты потеряли всей сюиты.
Злой умысел? Но чей — молчит молва,
Перипетии временем сокрыты.

Их, может, спьяну выкинул мужик,
Не разобрав – да что возьмешь с тетери?
Остался лишь невнятный черновик.
Горюет композитор о потере,

Пытается с упорством отразить
Обидную для авторов подлянку,
Хоть что-то из сюиты воскресить…
Представьте: удалось спасти «Смуглянку»…

На радио «Смуглянку» не берут:
— Идет война. А песня — про свиданки… –
— Выходит, зря неблагодарный труд?
Фатально не везет моей «Смуглянке»… –

Но Александров позвонил, воззвал:
–Дай песен Краснозвездному ансамблю!
В числе других «Смуглянку» автор дал…
— Вот это песня! С ней тебя прославлю! –

Но Александров просит обновить
Стихи – их сделать выпуклее, резче…
Поэт — на фронте, где его ловить?
Будь он в столице – так чего бы легче…

А полевая почта помогла.
Нашла поэта. Он стихи поправил.
Все вроде есть, но не идут дела.
С сопровождением солист не сплавил

И хором песню – все идет вразброд…
Воистину – фатально невезенье.
Едва лишь тенор с хором запоет –
Нет лада… Неожиданно спасенье

Нашел певец Устинов, баритон:
— А просто песню петь пониже надо.
Давайте я спою..—
Солист и фон
В гармонии слились… Теперь – отрада…

Был полон зал Чайковского. Народ
Послушать рад ансамбль красноармейский.
А радио концерт в эфир дает.
С гармонией лирично-чародейской

«Смуглянку» пел Устинов Николай,
Притом, что песня прозвучала лихо.
А композитор, словно брошен в рай:
— Вот это – счастье! – повторяет тихо.

— Бис! Браво! – зал овацией гремит.
Ансамбль «Смуглянку» снова пел азартно.
Из репродукторов она летит,
Чтоб стать народной – всенародной завтра…

Потом картину Быков Леонид
Снял о поющей звонко эскадрилье.
«Смуглянка» в кинозалах прозвенит,
Шедевр – шедевру вновь подарит крылья.

Потом, когда великий режиссер
Уйдет туда, откуда нет возврата,
Споет «Смуглянку» поминально хор
Тому, кто верил:
— Будем жить, ребята!

«Раскудрявый
Клен зеленый, лист резной.
Я смуженный и влюбленный пред тобой.
Клен зеленый, да клен кудрявый,
Да раскудрявый, резной…»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Поминальная режиссеру

Поминальная режиссеру

В конце семидесятых повезло:
Отправлен на три месяца в столицу
Мозги поправить, поострить стило,
У всесоюзных мэтров поучиться.

Коллеги собрались со всей страны –
От Сахалина до Калининграда.
Мы цеху репортерскому верны,
А как дружить – нам пояснять не надо.

И есть о чем друг другу рассказать –
Восторженны вечерние застолья,
Мне – по заявкам — песни распевать –
Солирую, а публика достойна.

Звездою тех вечерних ассамблей –
Краса-смуглянка Лида Василаке.
И я пою «Смуглянку», чтобы ей
Чудесной песней-комплиментом знаки

Вниманья принародно оказать…
На пятачок выпархивает Лида –
И начинает страстно танцевать –
Легка, быстра, воздушна, как сильфида.

Коллеги ритм хлопками задают,
Танцует Лида, как на карнавале…
А нынче эту песню не поют?
Хочу, чтоб пели, чтоб не забывали…

Судьба у чудо-песни непроста.
Она – одна из песенной сюиты.
Сыграли, спели до войны с листа –
И баста: все те песни позабыты.

Их Новиков писал в сороковом
Известный «оборонный» композитор.
А Яков Шведов дал слова им, в чем
Был мастер, в довоенных песнях – лидер.

Семь песенок в сюите – и она
Котовскому, молдавским партизанам
Гражданской той войны посвящена,
Что помнится, как давняя гроза нам.

Кто ж знал, что будет новая гроза?
В сороковом – причина неизвестна –
Одну «смуглянку» не пускают в зал,
В эфир: к народу не приходит песня.

Не знаю, как случилось, но слова
И ноты потеряли всей сюиты.
Злой умысел? Но чей — молчит молва,
Перипетии временем сокрыты.

Их, может, спьяну выкинул мужик,
Не разобрав – да что возьмешь с тетери?
Остался лишь невнятный черновик.
Горюет композитор о потере,

Пытается с упорством отразить
Обидную для авторов подлянку,
Хоть что-то из сюиты воскресить…
Представьте: удалось спасти «Смуглянку»…

На радио «Смуглянку» не берут:
— Идет война. А песня — про свиданки… –
— Выходит, зря неблагодарный труд?
Фатально не везет моей «Смуглянке»… –

Но Александров позвонил, воззвал:
–Дай песен Краснозвездному ансамблю!
В числе других «Смуглянку» автор дал…
— Вот это песня! С ней тебя прославлю! –

Но Александров просит обновить
Стихи – их сделать выпуклее, резче…
Поэт — на фронте, где его ловить?
Будь он в столице – так чего бы легче…

А полевая почта помогла.
Нашла поэта. Он стихи поправил.
Все вроде есть, но не идут дела.
С сопровождением солист не сплавил

И хором песню – все идет вразброд…
Воистину – фатально невезенье.
Едва лишь тенор с хором запоет –
Нет лада… Неожиданно спасенье

Нашел певец Устинов, баритон:
— А просто песню петь пониже надо.
Давайте я спою..—
Солист и фон
В гармонии слились… Теперь – отрада…

Был полон зал Чайковского. Народ
Послушать рад ансамбль красноармейский.
А радио концерт в эфир дает.
С гармонией лирично-чародейской

«Смуглянку» пел Устинов Николай,
Притом, что песня прозвучала лихо.
А композитор, словно брошен в рай:
— Вот это – счастье! – повторяет тихо.

— Бис! Браво! – зал овацией гремит.
Ансамбль «Смуглянку» снова пел азартно.
Из репродукторов она летит,
Чтоб стать народной – всенародной завтра…

Потом картину Быков Леонид
Снял о поющей звонко эскадрилье.
«Смуглянка» в кинозалах прозвенит,
Шедевр – шедевру вновь подарит крылья.

Потом, когда великий режиссер
Уйдет туда, откуда нет возврата,
Споет «Смуглянку» поминально хор
Тому, кто верил:
— Будем жить, ребята!

«Раскудрявый
Клен зеленый, лист резной.
Я смуженный и влюбленный пред тобой.
Клен зеленый, да клен кудрявый,
Да раскудрявый, резной…»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.