Ночной гость

Ночной гость

Exegi monumentum
Гораций.

С утра сильно болела голова. Олег чувствовал, что это, вероятно, последствия позавчерашней встречи с друзьями в ресторане «Красный мак».
«Слава Богу, что сегодня воскресенье!», – подумал молодой человек, плавно влезая в мягкие тапочки темного цвета.
Вдруг что-то неприятно стукнуло в голове. Олег пошел в кухню, чтобы напиться свежей воды, поскольку заварить чай было крайне лень. К его удивлению, за столом сидела весьма тучная немолодая женщина со странной, высокой прической и в греческой тунике. Перед ней лежала вчерашняя газета, раскрытая на какой-то странице, которую дама читала весьма внимательно.
– И что это они там пишут? – Наконец, не обращая внимания на вошедшего хозяина, сказала она. – Я понимаю, это их работа, но, чтобы написать: «вдохновение – это порыв…». А как же Музы? Что Вы так на меня уставились, молодой человек? Муз никогда не видели, что ли? Ладно, я понимаю, что вас учат, что мы только вымысел… но я-то реальная! Ты ж меня видишь?
Олег потер глаза: а вдруг это сон?
– Ну, вот! – Возмутилась Муза. – И этот сейчас попросит его ущипнуть!
Неожиданно Олег чуть было не подскочил на месте.
– Что, убедился, что это не сон?
Пришлось убедиться. Олег сел на стул напротив женщины. Дико хотелось спать, и молодой человек не стал спорить с непрошенной гостьей, которая нагло достала овсяные печенья из шкафа, заварила себе чаю, и принялась за кушанья. Она обмакивала печенья в чай, дико плевалась, и в итоге, не окончив трапезы, сказала:
– Эх… что за пищу вы едите? А где амврозия? Где, нежнейшее вино столетней выдержки?
Дама бесцеремонно заглянула в холодильник.
– Да… беда с вами, людьми нынешнего века. То ли дело греки, наследники древних атлантов!
Олег поморщился: он не понял, как греки могли быть наследниками холодильника «Атлант»? Дама посмотрела надпись на этом незамысловатом устройстве, и все поняла: про Атлантиду её собеседник не знал ровным счетом ничего. Женщина посмотрела в ясно-голубые глаза юноши, видно, пытаясь угадать в них некую таинственность, но, кроме «я хочу спать» не прочитала ничего. Глаза у него действительно слипались, и женщина протянула ему таблетку нежно-розового цвета.
– На, легче станет. – Сочувственно сказала она. – Эх, куда тебе до Горация! Зря я, видно, сюда пожаловала… «я воздвиг себе памятник»… какие были времена!
– К нему не зарастет народная тропа…- продолжил Олег воскреснувшие строчки из забытого стихотворения школьной программы.
– Ух ты! – Глаза женщины заблестели. – Пушкина вспомнил! Ну, молодец! А до Пушкина кто «Памятник» написал?
– Лермонтов… – отмахнулся Олег, и дама снова сникла.
– Да… – протянула она, – непонятное сейчас время! И как этим смертным объяснить словосочетание «Мед поэзии»?
Перед Олегом открылся экран наблюдения, как в старом фантастическом фильме, и юноша увидел роскошный сад. Кроны плодоносных деревьев устремлялись в высь. Прекрасные бабочки перелетали с одного цветка на другой. Жужжали пчелы. Птицы распевали на все лады, заставляя забыть горести этого мира, в котором человек живёт по одной схеме: «работа-дом, дом-работа…». Кое-где, через траву пробивались ручьи, сбегаясь к огромной реке, которая была за садом. Маленькие человечки, похожие на гномов, несли в бочонках мед, который для них делали пчелы. Веселые и беззаботные мартышки прыгали с одной ветки на другую, смеясь над всем, что происходило вокруг. Вот упал толстый, неповоротливый гномик. Мартышки, хватаясь за животы, потешались над ним во всю, без доли сожаления. Нагие мужчина и женщина подошли к яблоне. На ней весело только одно яблоко, которое женщина хотела сорвать. Весело смеясь, и, дразня мужчину, она подошла к дереву, и попросила сорвать ей заветный плод. Не зная, зачем, её возлюбленный порадовал милую и вскоре протянул ей то, что она просила…
Экран наблюдения исчез. Олег вопросительно взглянул на даму.
– Ну, вот, заинтересовался! Хвала богам и небу! Это отрывок из Библии, которую вы ещё не сдали в архив. А ведь из этой книги многие черпают вдохновение… я показала тебе то, что ты, если был бы поэтом, непременно записал и попытался издать.
– А зачем? – Протянул Олег.
– Вот все они так отвечают! – Возмутилась дама. – Тысяча девятьсот первый юноша на такое заманчивое предложение: «стать поэтом» отвечает «а зачем?». Раньше людей можно было прельстить хотя бы славой…
Муза вопросительно посмотрела на юношу, но тому показалось, что эта дама «строит» ему глазки, и он поморщился.
– Ну, всё! – Разозлилась она. – Эх, видно, прошло, моё время… ладно, отдыхай. Может, я ещё вернусь. Пойду дальше, по списку.
Она послала юноше воздушный поцелуй, и исчезла.
.. Олег проснулся потому, что звонил будильник, разрываясь на части.
«Господи! – Вырвалось у него. – Восемь часов! Я же опоздаю на работу!».
Олег вскочил с постели, и кинулся в ванную. В голове что-то щелкало, и не давала покоя строка Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.