Удивительные похождения храброго Кролика

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ ХРАБРОГО КРОЛИКА
Повесть-сказка
ВСТУПЛЕНИЕ. ХИТРАЯ ИДЕЯ РЫЖЕГО ЛИСА
Глава I. Сарайчик Рыжего Лиса
Лис, уже в который раз, вошёл в свою нору и от нетерпения стал прохаживаться по ней.
— Вечно они опаздывают! — раздраженно пробормотал он.
Нора лиса состояла из одной довольно просторной жилой комнаты, из которой наружу вёл узкий туннель. По ней и совершал свои пешие упражнения наш лис, которого звали — так как мы уже у него дома, то пора с ним познакомиться, — которого звали Рыжий Лис в честь его огненно-рыжего окраса. У животных вообще имена даются не просто так и не сразу, имя еще надо заслужить — в этом нам еще предстоит убедиться. Наши человеческие имена с этой стороны показались бы самим животным довольно странными и бессмысленными.
Однако вернемся к нашему повествованию, ибо в этот момент снаружи послышались чьи-то голоса.
«Наконец-то!» — буркнул про себя лис, прекращая свои упражнения.
— Рыжий Лис! — позвал снаружи низкий хрипловатый голос.
Рыжий Лис, стараясь не показывать своего нетерпения, вышел из норы навстречу гостям.
Долгожданных новоприбывших оказалось двое: хозяин хрипловатого низкого голоса огромнейший волк, шкура которого с возрастом приобрела серебристый оттенок, и шакал, в противоположность своему спутнику, низенького роста даже для своей породы.
— Здравия желаю, Рыжий! — радостно гаркнул волк, завидев вылезающего из норы лиса.
Несмотря на столь нетерпеливое ожидание, лис, однако, не разделял с волком радости встречи.
— Привет, Миша, — хмуро бросил он, нехотя подавая переднюю лапу для приветствия. — Где вас так долго носило? — скривившись от слишком энергичного и крепкого лапопожатия волка, пробормотал лис; шакала он не удостоил даже взглядом.
— Проспали малость, — улыбаясь ответил волк Миша, будто сообщал о великой радости.
Но Рыжий Лис его уже не слушал. Он направился к старому дощатому сарайчику, что стоял в конце поляны. Волк с шакалом последовали за ним.
Подойдя к сарайчику, лис повернулся к новоприбывшим:
— Вот у этого сарайчика надо починить заднюю стенку: она прохудилась, и укрепить дверь.
— Зачем этот сарай тебе вдруг понадобился? — удивленно поинтересовался Миша. — Сколько стоял, не нужен был…
— Зайцев здесь буду разводить, — ответил лис, — как кроликов.
— Это чтобы не охотиться, что ли? — понимающе спросил Миша.
Рыжий Лис кивнул.
— Хорошая идея. Ну у тебя и голова, Рыжий! — уважительно заметил Миша, и, сняв с плеча свой вещмешок, осмотрел сарайчик со всех сторон и даже заглянул внутрь.
— Там еще на крыше дыра — ее тоже залатать? — спросил он, закончив осмотр.
— Дыра пусть останется.
— Так протекать будет! — удивился Миша.
— Через эту дыру я буду кормить своих кроликов.
Волк понимающе кивнул и спросил:
— И сколько ты дашь нам за эту работу?
— Одного тетерева, — сухо ответил Рыжий Лис.
— Одного?! Маловато будет.
— Да за такую работу и одного-то тетерева будет много! — возмутился лис.
Миша выразительно молчал.
— Хорошо, — прибавил Лис погодя, — только как старому другу даю двух тетеревов. И не кусочка больше!
— И к какому сроку это надо сделать?
— Как можно скорее.
— Гм, — сказал Миша и посмотрел на шакала, который старательно делал большие глаза. — Мне нужно посоветоваться с Мелким.
Лис, всем своим видом выражая свое презрительное отношение к шакалу и его советам, скрестил передние лапы на груди и, отвернувшись, занялся осмотром окружающей природы.
Волк и шакал немного пошептались в сторонке, и волк подошел к Рыжему Лису.
— Мы тут с Мелким решили, — начал Миша, — что за такую работу не помешало бы и зайчатиной расплатиться…
— Я зайчатины уже целый месяц и сам в глаза не видел, — оборвал его Рыжий Лис.
— Согласны и на полтуши, — поспешно добавил Миша.
— Нет у меня зайчатины! Зайцев в лесу и так мало было, а теперь их еще охотники распугали…
— Охотники?! — насторожился Миша. — Здесь появились охотники?
Рыжий Лис понял, что переусердствовал.
— Ну да, — ответил он, напуская на себя беспечный вид. — Их всего двое. Новички какие-то, даже ружье толком держать не умеют.
— Гм, — с сомнением сказал Миша, — посмотрел бы я на тебя, когда эти «новички» ворвутся со своими ружьями на эту полянку.
Рыжий Лис промолчал.
— А где они устроились? — спросил Миша.
Лис нервно сморщил нос.
— В избушке у опушки, — нехотя ответил он.
— Это же совсем близко! — ахнул Миша. — Они же могут в любой момент нагрянуть сюда!
— Никто не будет искать добычу вблизи своего логова, ты же знаешь!
— Может это и так, Рыжий Лис, — не отступался Миша, — но плата все равно повышается.
— Я и так дал больше положенного! — взвизгнул Рыжий Лис.
— Охотники, брат, это не шутка, — ответствовал Миша.
— Только ради старой дружбы даю вам еще рябчика, — мрачно согласился Рыжий Лис и прибавил: — Больше не просите: слишком жирно будет.
Волк и шакал переглянулись.
— Ладно, мы согласны, — сказал Миша.
И дельцы скрепили уговор, ударив по лапам.
— Как скоро закончите ремонт?
— Думаю, к вечеру управимся.
Рыжий Лис кивнул и направился к своей норе.
— Плату как всегда вперед! — крикнул Миша вслед.
— Знаю, — буркнул Рыжий Лис, исчезая в норе.
— Даже в нору не пригласил, — нарушил обет молчания шакал: он скорее пищал, чем говорил.
— Чужих запахов в своей норе не любит, — возразил ему Миша и произнес по слогам трудное для себя слово: — Чисто-потный.
Он, конечно же, хотел сказать: чистоплотный.
— Жадный он, а никакой не чистоплотный, — проворчал шакал.
— Много ты понимаешь! Давай работать.
Друзья вошли в сарайчик. Солнце уже начинало припекать, но внутри все еще было хорошо и прохладно.
— Если поторопимся, — сказал Миша, окинув взглядом прохудившуюся стену, — то к вечеру сделаем.
— Для скупердяя, который пожалел полтуши зайчатины, можно и не спешить, — заявил шакал, усаживаясь на мешок волка.
— Зайцы теперь не часто встречаются, — сказал Миша, — тем более в лесу с охотниками.
— Сам, наверное, каждый день по зайцу лопает, — проворчал шакал, — а нам полтуши пожалел. Оттого и в нору не пустил, что она у него зайчатиной завалена — ступить некуда.
— Отставить! — рассердился, наконец, волк. — Чего расселся?! Принимайся за работу, охотник тебя раздери!
Шакал нехотя поднялся и, все еще ворча про жадность Рыжего Лиса, принялся отдирать остатки прогнивших досок.
— Ты думаешь, мне зайчатины не хочется?! — продолжал Волк. — Хочется! А где ее взять-то?!
— У Рыжего, — пискнул шакал.
— «У Рыжего!» — передразнил его Миша и дал ему подзатыльник. — Работай, давай, бездельник! Теперь зайчатина… — волк почесал в затылке, — как это Рыжий Лис в тот раз говорил?.. Гм… А! Делить-атес, вот! — Миша имел в виду деликатес. — Тем более в этом лесу.
И Миша тоже принялся за работу.
— Не люблю я ходить в этот лес, — продолжал волк, — дичи здесь мало, а зайцев и подавно. Если бы не Рыжий Лис не просил, ни за что сюда не пришел бы. Не знаю, чем здесь Рыжий кормится…
Глава II, в которой мы знакомимся с Кроликом
Однако ни волк Миша, ни шакал Мелкий, ни даже сам Рыжий Лис и не догадывались, что совсем рядом в кустах прячется зайчонок! Рыжему Лису никогда и в голову не приходило искать добычу вблизи своей норы, и зайчонок был здесь почти в полной безопасности, при некоторой осторожности, разумеется.
Вообще говоря, он оказался здесь совершенно случайно. Он уже затемно искал место для ночлега, и только поутру, проснувшись, увидел на поляне Рыжего Лиса — грозу всех зайцев леса. Вначале зайчонок очень испугался, так испугался, что боялся даже пошевелиться. Так и просидел целый день сиднем, как истукан, зато постепенно привык, как это не странно, к близости хищников. И так ему понравилось, что не надо бегать по всему лесу и прятаться от Рыжего Лиса, что он даже прямо здесь в кустах, под очень удобной корягой и поселился. За эту бесшабашную храбрость нашему зайчонку и дали имя Кролик, потому как по легендам эти родственники зайцев до того бесстрашные, что даже осмеливаются жить рядом с людьми.
Вот и теперь наш Кролик лежал в кустах и лениво наблюдал за своими природными недругами.
Меж тем из своей норы показался Лис: он нес обещанную плату за работу. Шакал и волк оторвались от работы, и Миша тщательно осмотрел и обнюхал тетеревов и рябчика.
— Что-то уж больно тощие, — заметил он, заканчивая осмотр.
— Не я их откармливал, — отрезал Рыжий Лис.
— Ладно, сойдет и это, — согласился Миша и сложил дичь в свой котелок, который извлек из недр своего вещевого мешка.
Рыжий Лис снова исчез в своей норе.
— Ну что, — облизнулся Миша, — сначала, наверное, пообедаем, а потом снова примемся за работу…
Шакал с жаром поддержал эту идею, и товарищи тут же около сарайчика принялись стряпать себе обед. Кролик же осторожно выбрался с другой стороны кустов, обошел полянку и помчался в Заячью Рощу.
Заячья Роща находилась совсем на другом конце леса и служила местом сбора зайцев со всего леса. Новость о новой идее Лиса вызвала переполох среди зайцев. Все тотчас же бросились к Старому Зайцу, который жил поблизости и выходил в Заячью Рощу погреться на солнышке. Этот заяц был настолько преклонного возраста, что никто не помнил, как его зовут, и все называли его просто Старый Заяц; был он настолько дряхлым, что даже Рыжий Лис его не трогал. Зайцы со всего леса обращались к старику за советом, а иногда, когда становилось скучно, просто просили рассказать что-нибудь интересное.
— Что же нам теперь делать, Старый Заяц? — поведав о новой каверзе Рыжего Лиса, в ужасе спросили молодые зайцы.
Старый Заяц в ответ пожевал беззубым ртом и изрек:
— Вообще-то полное имя этого матерого волка Белый Медведь.
Тут надо сказать, что Старый Заяц никогда сразу не отвечал на поставленный вопрос, и зайцам приходилось порой запастись недюжинным терпением, чтобы дождаться от старика ответа.
— Ему дали такое имя, — продолжал свое Старый Заяц, — за его огромный рост, серебристый мех и суровый нрав; это позже стали его звать просто Миша.
— А что нам-то делать, ведь нам житья нет от этого Рыжего Лиса? — напомнил вопрос, интересующий общественность, заяц Торопыжка.
Старый Заяц снова пожевал губами в раздумье.
— А шакала я не знаю, — сказал он, — из молодых, наверное…
— А как же сарайчик Рыжего Лиса? — не сдавался настырный Торопыжка.
— Вообще говоря, — сердито сверкнув глазами, изрек Старый Заяц, — было бы даже неплохо подкормиться за счет Рыжего Лиса, а в самый последний момент — сбежать.
Зайцы озадаченно переглянулись между собой.
— Совсем из ума выжил, старый пень, — вполголоса пробормотал кто-то, благо Старый Заяц был туговат на ухо.
— А как сбежать? — спросил заяц Крикун.
— Хотя в сарае нет солнца, чтобы грело, — продолжал Старый Заяц, не обращая внимания на новый вопрос, — да и сыровато, наверное…
Зайцы махнули лапой на старика и отошли от пригорка, на котором тот нежился на солнышке.
— Валить надо из этого леса, — сказал Длинноногий, — говорят, сейчас в Капитанском Лесу хорошо, никаких хищников нет.
— Врешь, так не бывает! — встрял Кролик.
— Точно говорю! — уверил Длинноногий. — После того, как там похозяйничал лис Капитан, — заяц перешел на шепот, — там в свое время не осталось никакой живности. И поэтому из этого леса ушли все хищники. А сейчас там, говорят, наша братия потихоньку собирается из ближних лесов.
Лис Капитан, надо сказать, был личностью легендарной, и, хотя он уже умер несколько лет назад, о нем продолжали вспоминать, лисы и волки с благоговением, а зайцы — с ужасом. Лис Капитан жил в соседнем лесу, который впоследствии нарекли в честь него Капитанским, у него была собственная армия, в которой были лисы, волки и даже, как говорит народная молва, один медведь. Это было страшное время для всех мелких животных и птиц: Капитан со своей армией уничтожил всю живность не только в своем лесу, но и во всех лесах в округе.
— А откуда ты все это знаешь? — спросил Крикун.
— От вороны Тонконогой.
— Ей верить — себя не уважать, — усмехнулся заяц Куцый.
— А что ты предлагаешь? — ехидно поинтересовался у него Длинноногий.
Куцый пожал плечами.
— Авось пронесет, если не будем толпиться все в одном месте, — сказал он и направился прочь из Заячьего Леска.
Зайцы, рассудив, что Куцему не откажешь в здравомыслии, разбрелись восвояси.
Кролик тоже направился к себе: в кусты у Полянки Рыжего Лиса — и стал наблюдать, как волк Миша и шакал чинят сарайчик.
Работники возились целый день и вечером, как и планировали, закончили. На последнюю из досок, которые закрывали дыру в стене, гвоздей не хватило, и Мелкий, который был горазд на всякие выдумки, предложил просто закрепить доску снизу камнем. Миша так и сделал.
— Всё! — устало выдохнул он и, подойдя к норе лиса, крикнул своим громовым голосом, просунув голову внутрь:
— Рыжий Лис!
Из норы показался ее хозяин.
— Чего орешь?! — сердито пробурчал он. — Нора чуть не обвалилась!
— Я думал ты спишь, — ничуть не смутился Миша. — Принимай работу.
Лис подошел к сарайчику и простукал несколько досок. Не забитая доска от этого выскользнула из своего гнезда, но предупредительный Миша ловко прильнул к стене, прижав ее обратно, и поправил задней лапой камень.
— Ну как? — спросил он, когда Рыжий Лис обернулся.
— Годится, — ответил тот, подозрительно посмотрев на волка. — Спасибо, Миша!
— Не за «спасибо» работаем, — сказал волк. — Ну ладно, Рыжий Лис, нам пора, если что — обращайся.
Лис кивнул и направился к норе.
— Давай собираться, — сказал Миша Мелкому, — надо сматываться, пока охотники не нагрянули.
Хищники собрали свои вещи: котелок, ложки — и уложили в мешок.
— Годится… — бормотал Мелкий. — Мы ему такой сарай отгрохали, а он — «годится». Пляшет, наверное, от радости, что дохлого рябчика нам подсунул…
Миша взвалил на плечи мешок, Мелкий согнулся под тяжестью тетеревов, и друзья покинули Полянку Рыжего Лиса.
Кролик поудобнее устроился под своей корягой и, засыпая, подумал, что надо будет рассказать завтра всем про не прибитую доску в стене сарайчика…

Проснулся Кролик рано утром, причем он проснулся от какого-то постореннего шума. Кролик прислушался. Похоже, кто-то плакал, причем плач определенно доносился из сарайчика.
«Неужели?!..» — промелькнуло в голове Кролика, и он, убедившись, что на полянке никого нет, осторожно прокрался к задней стене сарайчика. Внутри кто-то действительно тихонько рыдал.
— Эй! — шепотом позвал Кролик.
Но тот, кто внутри, был настолько занят своими рыданиями, что не обратил никакого внимания на зов.
— Эй, в сарайчике! — еще раз позвал Кролик.
Всхлипы прекратились.
— Кто здесь? — послышался испуганный голос.
— Это я — Кролик.
— Кролик! — обрадовался пленник, подходя ближе к стене. — Это я — Куцый! Я попался Рыжему Лису…
— Тише! — прервал его причитания Кролик. — Не шуми, лис может услышать. Я помогу тебе, тут одна доска не прибита…
Кролик откатил камень и отодвинул в сторону доску, образовав в стене небольшой проход. Внутри сидел ошарашенный и растерянный Куцый с опухшей от слез мордой.
— Чего расселся, вылезай быстрей! — приказал ему Кролик и выглянул из-за угла сарайчика на полянку, чтобы убедиться, все ли спокойно.
И наткнулся прямо на взгляд Рыжего Лиса, который в этот момент вылезал из своей норы. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза: у Кролика от страха душа в пятки ушла, лис же не ожидал увидеть вблизи своего логова зайчонка.
Первым опомнился Кролик: его привел в себя шелест листвы, сокрывшейся за убегающим Куцым, — и он помчался вслед.
Глава III. Сорока Белобока
«Каков наглец!» — Рыжий Лис еще некоторое время стоял, не в силах поверить своим глазам. Наконец он очнулся и с недобрым предчувствием подскочил к сарайчику. На первый взгляд все было в порядке: дверь сарайчика на запоре, однако, обойдя сарайчик, Рыжий Лис обнаружил отверстие в задней стене.
«Не мог же зайчонок сам выбить эту доску!» — подумал хозяин сарайчика, чувствуя, как в нем закипает злость: ведь сбежал первый же зайчонок, которого он поймал!
Тут его внимание привлекло чье-то приглушенное хихиканье. Понимая, что единственным объектом для смеха может быть только он сам, Рыжий Лис, уже багровея от злости, бросил мешок, который держал в лапах — он собирался идти за травой для зайчонка — и обернулся в поисках насмешника. На ветке растущего рядом дерева сидела сорока Белобока и покатывалась со смеху.
— Обвели вокруг пальца самого Рыжего Лиса! — прокричала она сквозь смех, увидев, что ее заметили. — Такое не каждый день увидишь!
Достать ее Рыжий Лис не мог: сорока сидела слишком высоко, — и уже хотел было в бессилии швырнуть в нее камнем, как вдруг его осенило.
— Да ты же ничего не видела, — стараясь казаться спокойным, сказал лис, подходя ближе.
— Я видела все от начала до конца! — с жаром возразила Белобока.
— И видела, как зайчонок выбил эту доску? — продолжал хитрый лис.
— А вот и нет, никакую доску он не выбивал! — застрекотала сорока, довольная тем, что она знает больше лиса. Она даже перелетела на ветку пониже. — Эта доска была не прибита, и зайчонок Кролик, который живет здесь у тебя в кустах, выпустил твоего пленника.
— Где живет? — переспросил Рыжий Лис, не веря своим ушам.
— А вот здесь в кустах, — указала сорока. — Да у кого хочешь спроси, все знают, что у тебя под носом живет зайчонок.
— Я тоже знаю, — невозмутимо пожал плечами Рыжий Лис, а уж врать он был большой мастер! — Я его просто на черный день приберегаю.
— Вот он тебя и провел, Рыжий! — снова засмеялась Белобока. — Вот умора-то будет, когда все узнают!..
— Послушай, Белобока, — понизив голос, сказал Рыжий Лис, — мне твоя помощь нужна.
— А чего это я буду тебе помогать? — подозрительно отвечала сорока, перебираясь обратно на ветку повыше.
— Это очень важное поручение, — продолжал Рыжий Лис, — и только такая умная птица, как ты, сможет с ним справиться.
Белобока гордо подбоченилась, однако ничего не ответила.
— Это настолько важное и секретное поручение, — голос Рыжего Лиса стал почти томным, — что я даже не пожалею стеклянные бусы, которые у меня есть.
Глаза сороки блеснули от жадности, и она снова перелетела на нижнюю ветку.
— И что же это за поручение? — хрипло спросила она.
— Об этом никто не должен знать…
— Ты же знаешь, я не болтлива! — нетерпеливо перебила сорока. — Говори!
«Уж я-то знаю твой длинный язык!» — подумал Рыжий Лис, а вслух сказал:
— Я хочу знать, где будет новый дом этого Кролика. Как только я поймаю этого зайчонка, ты получишь свои бусы.
— Гм, — сказала сорока, — я согласна, только не вздумай обмануть меня!
— Белобока, — со всей серьезностью, на какую был способен, отвечал Рыжий Лис, — между нами говоря, ты настолько умная птица, что даже я не смог бы тебя обмануть.
И Белобока, гордая возложенной на нее миссией, улетела.
Лис, проводив ее взглядом, снова подошел к своему сарайчику и внимательно осмотрел место побега. Доска действительно оказалась просто не прибитой.
— Ну, Миша, сто охотников на твою белую голову! — выругался Рыжий Лис и в сердцах швырнул злополучную доску.
Он подобрал выброшенный мешок и с хмурым видом направился к своей норе, бормоча себе под нос:
— А день так хорошо начинался, даже зайчонка с утра поймал удачно и быстро…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОИСКИ НОВОГО ДОМА
Глава I. На дереве
Стояла тихая безлунная ночь; но тем ярче горели звезды, которыми было усыпано все небо. Кролик бежал, вернее, он с упоением предавался бегу, он наслаждался бегом, оставляя за собой рощицы, полянки, опушки, лощины, овражки… На какое-то время, он даже забыл о Рыжем Лисе, забыл куда и зачем он бежит, остались только скорость и шум ветра в ушах.
Приустав, Кролик перешел на шаг.
«Интересно, — подумал он, оглядываясь и замечая, что место незнакомое, — это уже начался Капитанский Лес или это только неизвестный мне кусок моего леса?»
Дело в том, что Кролик решил этой ночью переселиться в другой лес — Капитанский, подальше от Рыжего Лиса, ведь теперь он стал личным врагом этого хитрого хищника!
Куцый, недолго думая, еще утром в панике покинул родной лес в поисках более счастливого удела. Он настолько быстро умчался, что Кролик, прибежав следом в Заячью Рощу, его уже не застал.
Зайцы, любопытство которых не мог удовлетворить короткий и сумбурный рассказ Куцего, набросились на Кролика с вопросами. Тот, непривычный к такому вниманию, совсем смутился, но тут прилетела сорока Белобока, и все зайцы бросились к ней, оставив Кролика в покое.
Белобока, очень довольная, что обрела благодарных слушателей, принялась за рассказ и, в порыве вдохновения, сболтнула и о секретном поручении Рыжего Лиса. Тогда-то Кролик и понял, что надо срочно переселяться. Он решил бежать тайно под покровом темноты.
Так как история про побег Куцего была довольно-таки увлекательной, то Белобока носилась с ней по лесу до самого вечера, и только потом вспомнила про обещанные стеклянные бусы.
Кролик обманул сороку, сказав, что поселился в Малой Сосновой Лощине, а сам, как только стемнело, пустился в путь, в сторону Капитанского Леса.
Ночь уже была на исходе. Смертельно уставший Кролик, приметив заросли орешника, сделал обманную петлю, путая следы, и устроился там на ночлег…

Проснулся Кролик от какого-то неприятного ощущения. Открыв глаза, он ужаснулся: он висел в воздухе! Крик, готовый было вырваться наружу, застрял в горле. Единственное на что у Кролика хватило сил, это снова закрыть глаза.
— А как делить будем? — послышался знакомый пискливый шепоток.
Боясь пошевелиться, Кролик, приоткрыл глаза. Было уже позднее утро. Внизу на земле у тлеющего костерка сидели две фигурки.
— Зайчонок, конечно, маловат, — с ленцой ответила большая фигурка низким голосом.
Теперь Кролик точно узнал их: это были шакал Мелкий и волк Миша. Оба только что позавтракали и сидели в благодушном расположении духа, шакал чистил котелок.
— Я возьму себе туловище, — продолжал волк, — задние лапы и шею. Остальное — тебе.
— Шею — мне! — возразил Мелкий.
— Шею я тебе не отдам!
— Моя доля очень маленькая, — канючил шакал, — отдай мне хотя бы еще шею!
— Мелкий, — строго начал Миша, — ты так начнешь отделять шею от туловища, что первое окажется больше второго!
— Нет!
— Я твои хитрости знаю!
Пока хищники были заняты спором, Кролик получил возможность осмотреть свое странное состояние. Он был подвешен на веревке, которая была петлей продета у него под мышками, перекинута через сук большой березы и другим концом привязана к стволу того же дерева. Кролик понял, что его обнаружили на месте ночлега, несмотря на то, что он запутывал следы, и подвесили на дереве. «Вот что значит торопиться — подумал Кролик, — и плохо запутать следы!». Однако тут надо заметить, что Миша был очень хорошим следопытом и знал все заячьи хитроумные уловки.
Спор хищников тем временем разгорался все сильнее, и на свою добычу они не обращали никакого внимания. В голове Кролика вертелась только одна мысль: «Бежать!». Весь вопрос был в том, как ему спуститься на землю?
«А почему именно на землю? — подумал вдруг Кролик. — Ведь сбежать из этой ловушки можно и на дерево!»
И он, уловчившись, схватился за веревку, за которую был подвешен, и взобрался по ней на сук дерева, через которую была перекинута веревка. Выдохнув, Кролик развязал петлю под мышками и аккуратно повесил веревку на место. Затем он взобрался выше и скрылся в листве дерева.
— Шею ты не получишь! А будешь ныть — получишь по шее! — крикнул тем временем Миша, которому уже надоело препираться с товарищем, и он расхохотался своей шутке.
— Ничего смешного нет! — огрызнулся Мелкий.
Но Миша продолжал хохотать. Обиженный шакал не сдержался и плеснул в волка водой из котелка, который он чистил.
Миша поперхнулся не столько от воды, сколько от злости. Он попытался ударить Мелкого, но тот с ловкостью, выработанной годами, увернулся и отскочил от того места, где сидел.
— Тише ты! — цыкнул шакал. — Зайчонка разбудишь! Смотри, его уже нет! — закричал он, указывая на то место, где была подвешена добыча.
— Меня на это не проведешь! Я твои хитрости знаю! — еще больше разозлился Миша, поднимаясь.
— Я не хитрю!
— Тогда врешь!
— Да посмотри ты на зайчонка! — в сердцах крикнул шакал, срываясь на визг.
Он подбежал к березе и встал прямо под тем местом, где висела добыча, и даже подпрыгнул пару раз для достоверности. Волк наконец взглянул наверх и охнул: петля была пуста!
— Ну! — злорадно осведомился Мелкий.
— Чего сразу не сказал, охотник тебя раздери?!
— Да я тебе все время об этом и говорю, ротозей!
— Подразнись у меня, охотничий прихвостень! — и Миша бросился на шакала.
— Зайчонка надо искать, а не драться! — сказал Мелкий.
— Дело говоришь! — согласился Миша. — Надо найти следы!
И хищники стали шарить под деревом. Вдруг волк остановился.
— Ты чего? — удивленно воззрился на него Мелкий.
— Здесь нет следов зайчонка, — ответил Миша.
— Может, он отпрыгнул подальше?
— Не-а! Мы бы услышали, если бы он спрыгнул, — возразил Миша, поднимая голову и всматриваясь в листву дерева. — Зайчонок не сбежал, он спрятался на дереве.
— Где?! — спросил Мелкий, вставая и силясь что-нибудь рассмотреть наверху.
— Вон там, в дупле.
— Удобно устроился, — заметил Мелкий.
Пока хищники ссорились, Кролик не терял времени и нашел довольно просторное дупло, где и обосновался.
— Эй, зайчонок! — крикнул Миша. — Как тебя зовут?
— Кролик, — ответил пленник.
— Странное имя, — прокомментировал Миша. — Кролик, тебе некуда бежать, так что слезай подобру-поздорову!
— Мне и тут хорошо! — храбро ответил зайчонок.
— Клянусь охотниками, — вскричал Миша, — в жизни не видел более нахального зайчонка! Мелкий, ну-ка придумай что-нибудь!
— Надо лезть на дерево!
— Дело говоришь! — одобрил волк. — Давай, полезай!
— Почему сразу я? — шакал испуганно окинул взглядом дерево.
— Ветки меня не выдержат, — ответил Миша, — а ты маленький.
— Я высоты боюсь! — жалобно пискнул Мелкий.
— Зайчонок не белка, по веткам скакать не будет, — успокоил его волк.
Он отвязал веревку от ствола дерева и закинул ее на большой нижний сук, на котором раньше висел Кролик. Мелкий горько вздохнул и начал взбираться по веревке.
Кролик, видя, что его прибежище решительно штурмуют, вылез из дупла и перебрался на ветку выше, а оттуда — еще выше.
— Зайчонок прячется! — вскричал Миша, который не спускал с Кролика глаз. — Мелкий, лезь быстрее!
Шакал наконец добрался до нижнего сука, взобрался на него и перевел дух.
— Быстрее! Быстрее! — прыгал внизу от нетерпения Миша. — Лови его, пока он совсем высоко не забрался!
— Ты же сказал, что он по веткам лазить не будет! — проворчал Мелкий, взбираясь следом за Кроликом на ветку повыше.
— Этот Кролик даже самого Рыжего Лиса в дураках оставит! — воскликнул Миша, чтобы подбодрить своего товарища, не подозревая, насколько он близок к истине.
Кролик лез все выше, Мелкий, стараясь не смотреть вниз, лез за ним.
Наконец, намертво обняв очередную ветку и зажмурившись, шакал отказался лезть дальше. Ничто: ни уговоры, ни угрозы, ни всяческие посулы — не действовали на него.
— Отставить, трус! — вскричал взбешенный Миша. — Слезай оттуда! Я сам поймаю этого Кролика!
Шакалу не пришлось повторять дважды, и он с недюжинной ловкостью заскользил вниз. Миша, мечущийся под деревом как на горячих углях, еле дождался, пока Мелкий спустится на землю, и полез сам.
Волк быстро миновал нижние толстые сучья, дальше он стал лезть осторожнее. Перепуганный Кролик влез на самую высокую ветку и, обхватив ее всеми четырьмя лапами, стал ползти по ней к ее концу.
— Миша, смотри, куда он забрался! — ахнул снизу Мелкий, отходя немного в сторону на случай, если кто-то или что-то свалится с дерева.
Береза стояла на небольшой опушке, на расстоянии от остальных деревьев, так что бежать на соседнее дерево не было никакой возможности, и Кролик, дойдя до конца ветки насколько позволял его вес, стал ждать.
Волк уже был довольно высоко, ветки гнулись под его тяжестью, и он старался распределить свой вес сразу на несколько ветвей. Неторопливо продвигаясь, он, наконец, оказался прямо под Кроликом. Выше лезть уже не мог ни Кролик, ни тем более огромный Миша.
Осторожно освободив переднюю лапу, волк стал тянуться к зайчонку и, после нескольких бесплодных попыток, ему удалось схватиться за кончик хвоста своей добычи.
— Ага! — злорадно воскликнул Миша.
— Ура! — радостно завопил внизу Мелкий, и вдруг — трах!! — одна из веток, на которые Миша опирался, не выдержала его веса и обломилась.
— Охотничьи угодья! — пробормотал волк, в панике хватаясь всеми лапами за другую ветку, уже трещавшую под его тяжестью.
Трах!
— А! — крикнул Миша, пролетев добрых три метра, все еще держа в передних лапах обломок ветки.
В самый последний момент ему удалось каким-то чудом схватиться лапами за самый нижний сук, и, таким образом, остановить свое падение.
Волк повисел несколько секунд, приходя в себя, затем глубоко вздохнул и стал медленно спускаться по веревке. Шакал решился подойти ближе.
— Проклятый зайчонок, — пробормотал Миша, расправляя лапы.
Совершенно растерянные хищники уселись перед костром.
— Мелкий, — шепотом сказал Миша, чтобы их не услышал Кролик, — надо что-то придумать.
— Давай сначала пообедаем, — также шепотом предложил Мелкий, — а то на голодный желудок думается плохо.
Приключения на дереве нагнали на хищников зверский аппетит, и друзья принялись стряпать себе обед. Кролик, не сразу разгадавший, что его сторожа собираются делать, с тревогой следил за ними. Потом тоже решил подкрепиться листьями с березы.
Пообедав своими припасами, Миша и Мелкий уселись под деревом думать. Однако в голову никакие мысли не приходили, зато все сильнее стучалась сладкая послеобеденная дрема.
— Мелкий, — еле слышно бормотал полусонный Миша, — ты не спишь?
— Не сплю… — вторил ему такой же полусонный шакал.
— Ты не спи, а то Кролик того… сбежит…
— Я не сплю…
Так потихоньку друзья и уснули бы, то Мелкого внезапно осенило.
— Миша!
— Чего?.. — Миша засыпал.
Но Мелкий его растормошил:
— Мы так заснем! Давай песни петь!
— Точно! Подъем! — оживился Миша, вскакивая. — Жаль только, что луны сейчас нет! Про что петь?
— Про зайца!
Тут мы должны заметить, что волчьи песни очень длинные и без всякой рифмы, а если и попадаются рифмы, то они либо случайные, либо эти песни сочинили вовсе не волки.
Волк запел, точнее, завыл страшным голосом, от которого у Кролика забегали мурашки по спине, но с большим чувством:
Увидел как-то я зайчонка,
Но он попался хитрый —
Он повис на дереве
Словно мышь летучая,
Чистенький, гладенький —
Прямо объеденье!

Что же делать мне тогда?
А сел под деревом
Сторожить зайчонка!
А он висит на дереве,
Чистенький, гладенький —
Прямо объеденье!

Но вам я не скажу, как его поймал,
Чтобы вы оставили мне зайчат на дереве!
А теперь он жарится
На моем костре,
Чистенький, гладенький —
Прямо объеденье!
— Отличная песня! — заявил Мелкий.
— Я ее сам только что сочинил, — скромно заметил Миша.
— Это твоя самая лучшая песня! — сказал шакал.
Кролик сначала слушал, как поет волк: ему еще ни разу не доводилось слышать, как поют хищники, — но после последнего куплета призадумался.
«Что-то не хочется, чтобы песня сбылась! — думал Кролик. — А для этого не надо сидеть сложа лапы! Ведь если мне даже представиться случай побега, я не смогу слезть с дерева».
И Кролик, нарвав молодых побегов с березы, начал у себя в дупле вить веревку.
А Миша тем временем уже выл следующую песнь:
Волки и лисы — хищный народ!
Зайцы и птицы — глупый народ!
И поэтому волки так любят всех зайцев,
И поэтому лисы так любят всех птичек,
Что невозможно их водою разлить!..
У Миши было столько песен в запасе, и он так любил петь, что концерт продолжался до самого вечера. Вдоволь напевшись, Миша снова вспомнил о пленнике.
— Мелкий, — переходя на шепот, спросил он, — ты что-нибудь придумал?
— У меня есть несколько идей, — также шепотом отвечал шакал.
— Говори!
— Можно срубить эту березу.
Миша оглядел огромное дерево, на котором скрывался зайчонок, и поморщился.
— Она слишком большая, — сказал он, — мы будем рубить ее целый месяц!
— Об этом я не подумал, — заметил Мелкий. — Если мы сами не можем достать зайчонка, то надо его выманить с дерева на землю.
— Но как?!
— Надо дождаться ночи и притвориться, что мы заснули. Зайчонок попытается сбежать, и вот тут мы его и поймаем!
— А ты уверен, что он попытается бежать? — с сомнением в голосе поинтересовался Миша.
— Конечно! Не будет же он вечно сидеть на этом дереве!
Волк подумал и согласился, что идея довольно хорошая.
— Так и сделаем, — подытожил он, и хищники принялись готовить себе ужин.
Кролик понял, что его сторожа что-то придумали, и не спускал с них глаз. Однако Миша и Мелкий сначала спокойно приготовили себе ужин, покушали, а потом как ни в чем не бывало улеглись спать под березой, так как уже наступила ночь.
Кролик решил дождаться, когда хищники заснут, и бежать. Но чем дольше он ждал, тем подозрительнее ему казался сон Миши и Мелкого. Один раз Кролику даже показалось, что у волка приоткрыт один глаз. Но Кролик не был уверен, померещилось это ему или было на самом деле. Кролик все не решался и, сидя в дупле, неожиданно для себя заснул…
Когда он проснулся, то небо на востоке уже алело. Кролик выглянул из дупла. Миша и Мелкий спали: первый похрапывал, а второй пискливо сопел. Их же идея сыграла с ними злую шутку: они так старались изображать спящих, что под утро заснули мертвым сном.
Кролик вытащил свою веревку, свитую из молодых побегов березы, и принялся искать сук, чтобы ее привязать. Веревка, как не старался зайчонок, получилась недостаточно длинной, а под самым нижним суком дерева как раз сидели Миша и Мелкий.
Но времени удлинить веревку не было, и Кролик, решившись, привязал ее к этому суку. Конец веревки повис прямо перед носом Мелкого. Глубоко вздохнув, Кролик быстро полез вниз. Осторожно опустившись на землю, Кролик на цыпочках отошел от мирно посапывающих хищников и исчез в кустах.
Он был свободен! Вначале Кролик даже не думал, в какую сторону бежит, потом повернул в сторону Капитанского Леса и, беспрестанно путая следы и делая хитроумные петли, помчался дальше.
Глава II. Охотники
Когда Мелкий проснулся, солнце уже было высоко. Первое, что он увидел, была какая-то странная веревка, свитая из побегов березы, свешивающаяся сверху перед самым его носом и немного покачивающаяся из стороны в сторону от легкого ветерка.
«Странно, — подумалось шакалу, — кто же вьет веревку из березы?»
Но чем дальше уходил сон, тем больше Мелкий понимал, зачем висит здесь эта странная веревка…
Наконец он проснулся окончательно и, вскочив как ужаленный, начал расталкивать Мишу.
— Чего?! — недовольно встрепенулся тот.
— Мы заснули, Миша, слышишь!
— И что?
— Кро… Кролик сбежал!
— Как?! — взревел Миша страшным голосом.
Волк быстро разобрался в следах и все понял.
— Ну, Мелкий, — разозлился он не на шутку, — сейчас я тебя с твоими дурацкими идеями…
— Я же не виноват, что мы заснули, — попытался оправдаться бедный шакал.
— Даже когда я был волчонком, от меня никто не убегал!
— Он сбежал недавно и не успел далеко уйти, — лепетал Мелкий перед надвигающимся на него как скала волком, — мы его успеем догнать…
— Точно! След!
И хищники тотчас же пустились по следу сбежавшего Кролика. Мелкий бежал по следу, за ним мчался Миша. Зайчонок бежал в такой панике, что даже не запутывал следы, и волк с шакалом неслись, забыв обо все на свете…
Вдруг Миша наскочил на бегущего впереди Мелкого и, придавив его своим весом, заставил остановиться.
— Ты чего?! — удивленно воззрился на волка шакал.
— Тихо ты! — зловещим шепотом цыкнул на него Миша.
— Что случилось?
— Охотники!
— Охотники? — переспросил перепуганный Мелкий, озираясь. — Где?
— Справа, — осторожно выглядывая из-за кустов, прошептал волк, — и, кажется, они нас заметили: идут прямо на нас.
— Бежим! — пропищал Мелкий, бросаясь в сторону, но Миша успел схватить его за хвост.
— Отставить! — зашипел он. — Если, конечно, тебе шкура дорога.
— Надо же бежать! — беспомощно пропищал Мелкий, весь дрожа.
— Первого, кто покажется из этих кустов, охотники пристрелят! Поэтому нам надо бежать одновременно и в разные стороны! Тогда они не успеют никого застрелить. Понял?
— П-понял, — кивнул Мелкий, хотя от страха он ничего не понял.
— Зря я тебя послушал, и мы погнались за зайчонком, — пробормотал Миша, пытаясь высмотреть, где засели охотники. — Мы его все равно не догнали бы, уж очень зайцы быстро бегают!
Наконец Миша определил, где спрятались охотники.
— Так, — сказал он, поворачивая к себе морду ничего не соображающего от страха Мелкого, — сейчас я дам команду, ты бежишь в ту сторону, я в — эту. Встретимся возле березы, где мы оставили наши вещи. Бежим одновременно. Понял?
Мелкий молча кивнул: от страха он не мог ничего выговорить.
Хищники встали, каждый на свое место.
— Бежим! — просипел Миша и рванул в свою сторону.
Шакал же остался сидеть под кустом, как парализованный. Грянул выстрел, затем второй, который заглушил визг волка. Затем раздался треск пробирающихся сквозь кустарники охотников, который удалялся вслед убежавшему волку.
Раздалось еще несколько выстрелов, но уже дальше, и все стихло.
Только через час Мелкий осмелился выползти из кустов. Опасливо озираясь, он затрусил к месту ночлега.
Волка там еще не было. Безрезультатно прождав до вечера, обеспокоенный Мелкий решился на разведку.
Добравшись до злополучного куста, где они с Мишей расстались, Мелкий пошел по следу волка. Немного пройдя, следы волка стали перемежаться каплями крови, сначала еле заметными и редкими, а потом все большими и частыми. Миша оказался прав: подстрелили того, кто первый выбежал. Чувствуя свою вину, Мелкий, посомневавшись, идти ему дальше, или нет, все-таки продолжил путь.
Охотников оказалось двое, они бежали за раненым волком по его кровавому следу, пока волк не дошел до ручья. Здесь Мише удалось обмануть охотников: пустить их вниз по течению, а сам он поднялся по руслу вверх.
Мелкий, будучи не очень сильным следопытом, вначале тоже пошел по ложному следу, но потом вернулся. Следы раненого товарища привели его в ельник.
Здесь в лощине, окруженной высокими елями, где даже днем царит полумрак, а сейчас, ввиду приближающейся ночи, и вовсе стояла темень, Мелкий наткнулся на Мишу, который ничком лежал в луже собственной крови. На боку волка зияла сквозная рана.
— Умер, — прошептал Мелкий, тронув тело: оно еще было теплое.
Похоже, израненный волк из последних сил дотащился до этого места и здесь издох.
Шакал присел рядом с телом товарища. По обычаю полагалось исполнить над погибшим Последнюю Песнь. В давние времена такой обычай бытовал только среди волков, но потом распространился и среди других хищников. Мелкий прокашлялся и начал:
Волк Белый Медведь,
Ты был храбрым и сильным,
Ты был отличным следопытом,
Ты хорошо пел песни…
Мелкий очень старался, но ничего кроме ужасного писка и фальцета из его легких не выходило. Кроме того, Мелкий не умел, как Миша, сочинять песни, поэтому, совсем запутавшись, ему пришлось оборвать Последнюю Песнь на полуслове.
Мелкий встал и побрел обратно к месту ночлега, где он оставил свои — сейчас уже свои — вещи.
«Теперь, — думал шакал, выбираясь из ельника, — я могу идти куда хочу, а не туда, куда поведет меня Миша. Только вот, куда же мне идти-то?».
Но идти, куда хочется, оказалось не так-то легко, как казалось на первый взгляд. Наморщив лоб, Мелкий после долгих раздумий вынужден был признать, что идти ему некуда: не было у него дома, не было друзей, не было родственников. Волк Миша был его единственным товарищем и тот погиб.
С этими тяжелыми размышлениями шакал и заснул на прежнем месте стоянки, так и не решив куда же он отправиться завтра…
Глава III. Новый дом
Кролик бежал весь день. Места были совершенно незнакомые, Кролик все дальше углублялся в Капитанский Лес. Устав бежать, зайчонок переходил на шаг и, отдохнув немного, таким образом, вновь принимался бежать. Но постепенно страх уступал место благоразумию.
«В прошлый раз, — размышлял Кролик в одну из таких передышек, — я так же сломя голову удирал от Рыжего Лиса и попал в лапы Мише и Мелкому. Если я и в этот раз буду убегать, ни о чем не думая, то, пожалуй, еще кому-нибудь попадусь».
И Кролик, решив, что он достаточно оторвался от своих преследователей, прекратил свой марафон и перешел на прогулочный шаг, с любопытством осматриваясь вокруг. Места были красивые, но за целый день Кролик так и не встретил ни одного зайца.
Внезапно его окликнула ворона:
— Эй, зайчонок, ты что, недавно в этом лесу?
Кролик кивнул.
— То-то я тебя не видела, — важно заметила ворона. — Как твое имя?
— Кролик, — ответил наш зайчонок.
— Кролик? Не тот ли Кролик, что с восточного леса?
Зайчонок подтвердил.
— Который перехитрил самого Рыжего Лиса? — недоверчиво продолжала птица.
— Перехитрил это слишком громко сказано, — скромно заметил Кролик. — Просто помог одному зайчонку уйти от лап Рыжего Лиса.
— Это одно и то же, — парировала ворона. — Ты хочешь поселиться в нашем лесу?
— Пока не знаю, — уклончиво ответил Кролик, — а зайцы есть в этом лесу?
— Конечно, есть! — фыркнула ворона. — Ты всегда кого-нибудь найдешь у Большого Дуба! Сейчас я тороплюсь, а вечером встретимся у дуба!
Но Кролик не успел спросить, где находится этот Большой Дуб, как ворона сорвалась с ветки и улетела.
Уже поздно вечером Кролик вышел на небольшую полянку, где на небольшом возвышении стояла старая покосившаяся бревенчатая избушка. Кролик, испугавшись, сразу же подался назад, в кусты.
Однако дом был необитаем: все тропинки к нему давно заросли. Кролик обошел полянку, со всех сторон осматривая брошенную избушку.
«Неплохо было бы здесь поселиться, — подумалось Кролику. — Настоящая крепость!»
Он обошел поляну еще раз. Чем дольше он смотрел на избушку, тем соблазнительнее ему казалось мысль здесь поселиться. Но на это не просто было решиться, потому что человеческое жилье внушало инстинктивный страх.
Обойдя поляну еще раз, Кролик подкрался к избушке и заглянул в окошко. Но было уже темно, и он ничего не увидел. Кролик поднялся на крыльцо и толкнул дверь. Она медленно и со скрипом отворилась, и зайчонок ступил через порог.
С левой стороны стояла большая печь с лежанкой, куда можно было взбираться по лестнице; с правой стороны у единственного окошка стоял стол, рядом — скамья. Чуть дальше в углу старый сундук.
«Если здесь немножко прибраться, то получится очень большой и уютный дом! — подумал Кролик.
В первую очередь зайчонок занялся осмотром двери. Дверь была крепкая добротная и запиралась на железную щеколду.
Кролик запер дверь и еще раз окинул взглядом избушку.
— Добро пожаловать в новый дом! — сказал он сам себе и, так как уже было поздно, полез на печку укладываться спать.
«Завтра надо будет найти этот Старый Дуб и познакомиться с местными зайцами», — строил планы на грядущий день Кролик.
Лесной шум затих, и уставший за день Кролик уже почти заснул, как в образовавшейся тишине его внимание привлекло чье-то мерное сопение. Сон у зайчонка как ветром сдуло. Он вскочил и прислушался. В доме определенно кто-то тихонько сопел.
Кролик осторожно слез с печки и принялся осматривать избушку: заглянул под стол, под скамью, посмотрел даже в топке печи, — но никого не нашел. Еще раз осмотрев дом, Кролик заметил на полу железное кольцо — это была ручка крышки погреба. Зайчонок схватился за это кольцо и потянул вверх. Крышка поднялась, открыв темный глубокий погреб, откуда даже сейчас, в летнюю пору, повеяло холодком. В погребе было темно, хоть глаз выколи, и ничего нельзя было рассмотреть. Но сопение доносилось не из погреба.
Кролик опустил крышку на место, и тут его взгляд остановился на сундуке. Зайчонок, озаренный неожиданной догадкой, подкрался к сундуку и осторожно откинул его крышку. Внутри, свернувшись калачиком, безмятежно посапывал незнакомый зайчонок.
У Кролика отлегло от сердца.
«Так вот кто, оказывается, здесь живет! — подумал он. — Однако почему он спит в сундуке?»
Тут незнакомец внезапно проснулся и, увидев Кролика, испуганно прижался к откинутой крышке сундука.
— Т-ты кто? — дрожа, пролепетал он.
— Меня зовут Кролик, а тебя как зовут?
— Трусишка, — ответил незнакомец, немного успокоившись.
— А что ты делаешь в сундуке?
— Прячусь. Никто ведь не догадается, что в сундуке спит зайчонок.
— А ты не боишься задохнуться в сундуке?
— Нет! Я тут специально щелочку оставляю!
— А почему просто дверь не запираешь?
— Я до щеколды не дотягиваюсь, — смущенно объяснил Трусишка.
— А я не знал, что в избушке кто-то живет, и собирался поселиться здесь.
— Это будет просто замечательно! — обрадовался Трусишка. — Вдвоем веселее! И не так страшно. Ты, наверное, недавно в нашем лесу?
Кролик кивнул.
— Тогда завтра я тебе покажу наш лес, — пообещал Трусишка. — Сначала обязательно к Большому Дубу сходим.
— А что за Большой Дуб?
— Это самый старый и самый большой дуб в нашем лесу! — заявил Трусишка. — Около него собираются все звери и птицы, чтобы узнать последние новости леса. Там живет ворона Карр-Кар, которая всегда первой все узнает.
Договорившись так, зайчата улеглись спать: Кролик — на печке, Трусишка — в своем сундуке.

Ранним утром зайчата отправились к Большому Дубу. Дуб стоял на опушке большой поляны, его раскидистая крона намного возвышалась над соседними деревьями, его ствол был таким толстым, что понадобилось бы с дюжину зайцев, чтобы его обхватить.
У подножия Большого Дуба лежал крупных размеров плоский валун, сидя на котором в лучах восходящего солнца грелся старый еж с книжкой в лапах.
— Этот большой камень называется Мудрым Камнем, — заметил Трусишка, еще издали показывая на валун. — Говорят, когда долго сидишь на нем, то в голову приходят мудрые мысли. Правда, у меня еще ни разу не хватило терпения досидеть до этих самых мудрых мыслей…
Зайчата подошли к Мудрому Камню.
— Привет, дедушка Колючая Голова! — поздоровался Трусишка.
— Здравствуйте, длинноухие, — строго сказал еж в ответ, оторвавшись от своей книги и внимательно посмотрев на зайчат.
— А где Карр-Кар?
Колючая Голова не успел ответить, как раздалось громкое:
— Я тут! — и с ветвей Большого Дуба слетела на камень ворона.
— Здравствуй, Карр-Кар, — поздоровались зайчата.
Карр-Кар окинула только что подошедших зайчат своими глазами-бусинками и, в свою очередь, важно поздоровалась. Кролик узнал в ней ту самую ворону, с которой он вчера разговаривал. Карр-Кар его тоже сразу узнала.
— Ты тот зайчонок, который перехитрил Рыжего Лиса, — сказала она. — Ты решил остаться здесь?
Кролик кивнул.
— Ты перехитрил Рыжего Лиса?! — удивился Трусишка.
Все попросили Кролика рассказать, как это все случилось. Даже старый еж отложил свою книгу, чтобы послушать.
— Занимательная история, — заметил Колючая Голова, — ты поступил храбро!
— Ты настоящий герой! — восхитился Трусишка.
— Я его первая встретила в нашем лесу, — гордо заявила ворона.
— Есть еще какие-нибудь новости? — спросил Трусишка.
— Не появились ли в лесу волк Миша и шакал Мелкий? — добавил Кролик.
— Волк Миша убит охотниками в Малом Ельнике, — сообщила Карр-Кар. — Воробей Забияка даже клялся, что слышал Последнюю Песнь над телом волка, но насчет этого не уверена. Ходят слухи, — ворона понизила голос, — что от волка и шакала смог убежать зайчонок, которого они поймали!
— Ух ты! Еще один герой! — воскликнул потрясенный Трусишка.
— Зайцы совсем осмелели, — сказала ворона, — и совсем перестали бояться хищников.
— В самом деле, — заметил Колючая Голова, — творится что-то невероятное!
— А известно, кто этот герой? — спросил Трусишка.
— Известно только, что он скрывается в нашем лесу.
— Вот бы увидеть и этого храбреца!
— Ну, — саркастически заметила ворона, — сейчас это не так уж и трудно. В нашем лесу уже два зайчонка заявляют, что это они и есть: Хвастун и Большенос.
Трусишка растерянно посмотрел на Кролика.
— Но между нами говоря, — продолжала Карр-Кар, — я ни одному из них не верю ни на полкогтя.
— А как же тогда узнать, кто на самом деле этот смельчак? — спросил Трусишка.
— Меньше верить словам, а больше — поступкам, — ответил Колючая Голова. — Настоящий герой еще проявит себя.
— Я не могу ждать, — безапелляционно заявила ворона, — я должна первой найти и этого храброго зайчонка!
И Карр-Кар улетела. Колючая Голова лишь покачал головой и вернулся к своей книге.
— Пошли, я тебе наш лес покажу! — предложил Трусишка, и зайчата тоже оставили Поляну Большого Дуба.
Глава IV. Потайной ход
Уже вечером, когда зайчата вернулись домой после большой экскурсии по лесу, сделали уборку, а теперь сидели на скамье и отдыхали, Кролик, окинув взглядом избушку, заметил:
— Хороший у нас дом: большой, крепкий. Только есть у него один недостаток.
— Это какой же? — поинтересовался Трусишка.
— У него нет потайного хода.
Трусишка недоуменно воззрился на своего товарища.
— Понимаешь, Трусишка, у нас очень заметный дом, — продолжал Кролик. — И у него только один выход, тоже очень заметный. И вот я подумал, что было бы неплохо, если бы у нашего дома был потайной ход, про который никто бы не знал. Сядет какой-нибудь хищник сторожить нашу дверь, а мы возьмем да и убежим через потайной ход.
— Было бы неплохо, — согласился Трусишка, — но как его сделать?
— Есть у меня одна мысль, — уклончиво ответил Кролик.
— А когда начнем делать?
— Этой ночью.
— Почему ночью? — удивился Трусишка.
— Чтобы никто не видел — это же потайной ход.
И дождавшись, когда стемнеет, зайчата принялись за работу.
Первым делом Кролик взобрался с помощью веревки на чердак. Чердак был наполовину забит сломанными и старыми, нужными и ненужными вещами, но в темноте было невозможно все это рассмотреть.
Кролик осторожно пробрался внутрь к печной трубе, к тому месту, которое находилось как раз над лежанкой на печке. Расчистив место от хлама, Кролик вывернул одну потолочную доску. Открылся лаз с печки прямо на чердак.
— Готово! — крикнул он, просунув голову в дом. — Трусишка, поднимайся сюда!
Трусишка поднялся на печку и залез на чердак через проделанное Кроликом отверстие. Кролик положил доску на место, и ход закрылся.
— А как мы с чердака вылезем? — шепотом спросил Трусишка. — Чердачная дверь у нас с той же стороны, что дверь в избушку. Тот, кто будет сторожить одну дверь, будет видеть и другую.
— Поэтому ход с чердака будет с другой стороны, — ответил Кролик.
Зайчата вдвоем вывернули одну доску с задней стенки чердака таким образом, чтобы она осталась висеть на верхнем гвозде и могла открывать и закрывать отверстие.
С внешней стороны лаза напротив рос обширный клен, ветви которого дотягивались до избушки. Высунувшись, Кролик схватился за одну из веток и перебрался на дерево.
— Давай за мной! — махнул он оробевшему Трусишке.
— Я боюсь!
— Не бойся! Это не так уж и трудно: лазить по деревьям!
Трусишка, немного поколебавшись, набрался все же смелости и тоже перелез на дерево.
— Ну как? — спросил Кролик.
Трусишка лишь кивнул, мол, все хорошо, лихорадочно хватаясь за ветку всеми лапами.
Клен был довольно ветвистым, и зайчата, держась за ветки и помогая друг другу, без труда спустились на землю.
— Ну вот, — довольно заметил Кролик, — теперь у нас есть потайной ход.
— Ага, — кивнул Трусишка, еще не совсем отошедший от головокружительных лазаний по дереву. — А где ты научился так лазить по деревьям?
— Пришлось научиться, — улыбнувшись, ответил Кролик, — правда, не по своей воле. Как-нибудь расскажу…
Вернувшись в дом обычным путем, уставшие, но довольные зайчата тотчас улеглись спать.

Утром, поднявшись немногим позже обычного, перво-наперво зайчата побежали к Большому Дубу за новостями. На Мудром Камне как обычно восседал Колючая Голова со все той же книжкой в лапах, но сегодня он был не один: ему составляли компанию зайчата Кроткий и Лопотун и бобренок Острозуб, которого его родители отправили сюда специально за новостями.
Поздоровавшись, зайчата и бобренок попросили Кролика снова рассказать, как он перехитрил Рыжего Лиса. Затем Кроткий, Лопотун и Острозуб по очереди пожали лапу, как они выразились, самому храброму из зайцев.
— А где Карр-Кар? — спросил Трусишка.
— Вы немножко опоздали, — отвечал Лопотун в своей обычной манере говорить быстро и порой не очень внятно, — она только что улетела искать зайчонка, который сумел сбежать от волка и шакала.
— Настоящего смельчака так и не нашли? — поинтересовался Трусишка.
— Нет, но зато выявилась еще одна подробность этого побега.
— Какая же? — в нетерпении спросил Трусишка.
— Он сбежал от хищников по деревьям! — сделав страшные глаза, сообщил Лопотун.
— Как это? — здесь удивился даже Кролик.
— Как, как? Залез на дерево и поскакал по ветвям как белка, — отвечал Лопотун таким тоном, будто зайцы только тем и занимаются в свободное время, что лазят по деревьям.
— Гм, — с сомнением сказал Трусишка, — а сам ты пробовал хотя бы залезть на дерево?
Лопотун хохотнул.
— Я не претендую на роль храбреца, как некоторые, — сказал он, — а то тут объявился еще один зайчонок, уже третий по счету, который якобы убежал от волка и шакала. Карр-Кар, кстати, к нему и полетела.
— Развелось хвастунов, — своим тихим голосом добавил Кроткий.
— Как бы этим хвастунам не пришлось поплатиться за свое хвастовство, — продолжал Лопотун. — В лесу видели шныряющего шакала Мелкого, не иначе как ищет своего обидчика.
— Шакал в нашем лесу? — Трусишка испуганно поежился.
— Не бойся, Трусишка! — засмеялся Лопотун. — Тебе ничего не угрожает, ты же не хвастался, что оставил шакала в дураках.
Лопотун и Кроткий попрощались и убежали. Кролик и Трусишка тоже покинули Поляну Большого Дуба; а так как зайчата направлялись к Бобровой Запруде, где можно было вкусно позавтракать, то им составил компанию и Острозуб.
Глава V. Замыслы Мелкого
Утро тем и хорошо, что дает нам новую надежду и освежает голову. Вот и у Мелкого на следующее утро и следов не осталось от вчерашних мрачных мыслей, и решил он углубиться дальше в Капитанский Лес, куда они с волком изначально и направлялись.
Миша знал в этом лесу каждое деревце, каждую полянку и рассказывал много всего про свое славное прошлое в Армии Капитана, а потому, хоть Мелкий здесь ни разу и не бывал, многие места ему узнавались сразу.
На второй день, добравшись до Липовой Опушки, шакал тоже сразу узнал ее. По рассказам волка, здесь проходили соревнования по бегу, чтобы определить, кто самый быстроногий в Армии.
Шакал устроился под самой большой липой, под которой в свое время садился сам лис Капитан, чтобы наблюдать за бегами.
«Был бы сейчас Миша, — подумалось Мелкому, — он бы что-нибудь рассказал…»
Шакалу было одиноко, не с кем перекинуться парой слов. Посидев немного и, приобщившись, таким образом, к истории, Мелкий достал свои припасы из мешка и подкрепился.
Вечерело.
«Надо найти хорошее место для ночлега», — вздохнув, решил Мелкий.
Поднявшись, он наугад побрел дальше. Уже в сумерках шакал вышел к поляне, на которой стояла избушка. Но его внимание привлекла не избушка, а двое зайчат, направляющихся к ней. В одном из зайчат Мелкий сразу же узнал Кролика и, не замеченный, затаился в кустах.
Зайчата скрылись в избушке. Подождав с минуту, шакал осторожно подкрался к дому с задней стороны и заглянул в окошко. Зайчата сидели на скамье и о чем-то беззаботно болтали.
«Ага! — воскликнул про себя Мелкий. — Вот где живет этот Кролик! Теперь-то я его поймаю!»
Сначала шакал хотел броситься в дом, но, приглядевшись, заметил, что входная дверь заперта на щеколду.
«Гм, — подумал Мелкий, — придется что-нибудь придумать».
И шакал так же осторожно прокрался обратно в кусты. Найдя недалеко от избушки укромный уголок, Мелкий устроился там и стал размышлять. Вообще, шакал не просто любил, он обожал что-нибудь придумывать, особенно всякие ловушки.
«Зайчата бегают быстрее меня, — думал он, — значит, просто так мне их не схватить. Надо подстроить какую-нибудь ловушку, и кто-нибудь из этих двух зайчат обязательно попадется!»
Шакал прошелся взад-вперед.
«Ловушку лучше всего подстроить ночью, — продолжал рассуждать он, — пока зайчата спят. И надо что-нибудь предпринять уже этой же ночью».
Уже темнело, и Мелкий напряг свои мозговые извилины.
«Можно вырыть яму прямо перед дверью, прикрыть ветками и травой. Утром кто-нибудь из зайчат выскочит из дома и свалится точно в яму!»
Шакал представил, как Кролик, выйдя из избушки, сваливается в яму.
«Только надо вырыть глубокую яму», — отметил шакал, когда вдруг Кролик выпрыгнул из ловушки.
Тут Мелкий представил, что за ночь предстоит вырыть целую яму, и поморщился.
«Надо придумать что-нибудь другое, — решил он. — Дверь избушки открывается внутрь, значит можно прислонить снаружи что-то тяжелое. Например, большое бревно. Зайчата утром отопрут дверь, и бревно своей тяжестью распахнет дверь настежь! Больше того, бревно не позволит зайчатам быстро закрыть дверь, и я успею подбежать и схватить их обоих!»
Шакал довольно потер лапы. Чувствуя вдохновение, он решил еще что-нибудь придумать.
«К двери можно привязать веревку, а к веревке, допустим, камень Зайчата утром откроют дверь, веревка натянется, потащит за собой камень, и камень свалится какому-нибудь зайчонку прямо на голову!»
И Мелкий блаженно замурлыкал себе под нос, представляя, как зайчата один за другим попадают в его хитроумные ловушки. Когда уже в его воображении было поймано около дюжины зайчат, шакал подумал, что, пожалуй, можно приниматься и за дело. Претворять свои идеи в жизнь шакалу не очень нравилось, этим обычно занимался Миша в их компании, но теперь — делать было нечего — приходилось браться самому.
Все еще мурлыча, Мелкий прикинул, что легче всего будет подстроить последнюю, третью ловушку. Он вытащил из мешка моток веревки и направился к избушке, так как уже порядочно стемнело.
Подобрав по дороге увесистый камень, шакал начал под покровом темноты осуществлять свой замысел. Один конец веревки он привязал к камню, камень расположил над дверью, на чуть выпирающем косяке, а другой конец веревки привязал к ручке двери. Камень еле держался, и достаточно было легкого толчка, чтобы он свалился. Шакал даже сам чуть не пострадал, нечаянно задев веревку, но вовремя успел поймать камень.
Завершив работу и внимательно все осмотрев, Мелкий удовлетворенно кивнул самому себе и направился в близлежащие кусты ждать утра.

Утром, проснувшись, зайчата решили сначала как обычно направиться к Большому Дубу. Но едва Кролик открыл дверь, как на крыльцо гулко свалился откуда-то сверху камень. Увидев камень и веревку, Кролик даже не успел удивиться, как из-за кустов выскочил Мелкий.
Зайчонок, не раздумывая, захлопнул дверь и запер на щеколду.
— Что случилось? — спросил Трусишка: все произошло настолько быстро, что он даже не успел ничего понять.
— Там шакал Мелкий, — ответил Кролик.
Трусишка открыл рот, но от страха не смог ничего сказать.
— Пошли на чердак! — сказал Кролик и, не дожидаясь, пока Трусишка придет в себя, потащил его за собой.
Зайчата поднялись на чердак, прокрались к чердачной двери и через щелочку стали наблюдать за Мелким. Шакал не мог их видеть, но он был так близко, что захватывало дух. Трусишка никогда так близко не видел живого хищника и весь покрылся мурашками.
Мелкий был обескуражен. Ловушка сработала совсем не так, как он планировал: камень упал слишком рано, никто даже не успел выйти из дома.
«Такая хитроумная была ловушка! — огорченно думал Мелкий, отвязывая веревку. Из всех трех ловушек, которые он придумал, эта нравилась ему больше всего.
— Придется мне уйти ни с чем, — пробормотал шакал, отвязывая камень и забрасывая его в кусты. — Но это только в этот раз! Я еще доберусь до тебя, Кролик!
«Если зайчата не сбегут, — подумал он, — следующая ловушка обязательно сработает!»
И Мелкий, намотав веревку на локоть, направился в свое логово, чтобы отоспаться за бессонную ночь ожидания.
— Откуда Мелкий тебя знает? — решился заговорить Трусишка, когда шакал скрылся за деревьями.
Кролик вздохнул и рассказал своему другу о том, как он сбежал от волка и шакала.
— Ух ты! — восхищению Трусишки не было предела. — Так это был ты?! А что ж молчал?
— А ты б мне поверил?
— Наверное, нет, — согласился Трусишка, — слишком уж много хвастунов развелось. Ты настоящий герой!
И друзья, еще раз убедившись, что Мелкий ушел, направились к Большому Дубу. Трусишке так не терпелось рассказать всем, что это Кролик тот самый зайчонок, который сбежал от волка и шакала, что зайчата почти неслись бегом.
На Мудром Камне, как, впрочем, и обычно, сидел Колючая Голова. Они о чем-то беседовали с Карр-Кар.
— Клянусь своими крыльями, — услышали подошедшие зайчата неутомимую ворону, — в лесу не осталось ни одного честного зайца! Сплошь врали и хвастуны! Уже четвертый день ищу зайчонка, который оставил в дураках волка и шакала, а все без толку!
Трусишка, хитро подмигнув Кролику, заявил:
— А я нашел этого зайчонка! — И тут же рассказал и о побеге Кролика с дерева, и об утренней ловушке Мелкого.
Когда рассказ кончился, ворона обиженно насупилась:
— Кролик, почему ты мне об этом сразу не рассказал?
— Ты бы решила, что я тоже обыкновенный хвастун, — отвечал Кролик.
— В самом деле, — сказал Колючая Голова, — но эта ловушка шакала подтверждает твой рассказ. Ну что ж, Кролик, один храбрый поступок еще можно назвать случайностью, но теперь я с уверенностью могу сказать: ты настоящий храбрец!
Все стали поздравлять Кролика, и никто не обратил внимания на то, что старый еж еще добавил:
— Но что вы станете делать дальше, вот в чем вопрос.
Тут подошли другие зайчата, и Карр-Кар и Трусишка, соревнуясь между собой, стали наперебой рассказывать про Кролика.
Глава VI. Ловушка для шакала
Был уже поздний вечер, и, когда после долгих путешествий по лесу зайчатам настала пора идти домой, Трусишка, еле ворочая языком от бесконечных рассказов, вдруг грустно заметил:
— А ведь теперь нам придется переселиться в другое место…
— Почему это?
— Но ночью Мелкий подстроит нам еще какую-нибудь ловушку! И если он придумает что-нибудь похитрее, мы на этот раз можем попасться!
— Вообще-то, я планирую подстроить ловушку для самого шакала, — сказал Кролик.
— Ловушку для шакала? — от такой неожиданной идеи Трусишка так растерялся, что даже не нашелся, что делать: то ли удивляться, то ли огорчаться.
— Да, — подтвердил Колик, — если шакал строит нам ловушки, то почему бы и нам тоже не подстроить ему ответную ловушку?
— Но это же опасно!
— План довольно-таки рискованный, — согласился Кролик.
— Ладно, рассказывай.
— Этой ночью мы не запрем дверь…
— Не запрем дверь?! — ужаснулся Трусишка.
— Больше того — мы ее даже чуть-чуть приоткроем, чтобы шакал это заметил.
— Но он же ворвется в дом! — нервно воскликнул Трусишка.
— Вот именно! — радостно кивнул Кролик. — Шакал, обрадовавшись такой удаче, ворвется в дом и в темноте свалится прямо в погреб, который мы нарочно оставим открытым! Таким образом, шакал окажется в ловушке, и нам останется только захлопнуть за ним крышку погреба. Что скажешь?
Трусишка погрузился в раздумье. План ему нравился, и, если бы ему пришлось просто наблюдать все это со стороны, с безопасного расстояния, то Трусишка горячо поддержал бы этот план, но ему приходилось принимать самое непосредственное участие в нем, и это все меняло.
— Я боюсь, — наконец честно признался Трусишка.
— Я тоже, — успокоил его Кролик, но Трусишке от этого почему-то легче не стало.
Чем ближе зайчата подходили к избушке, тем сильнее становилась паника Трусишки. Возле самого дома ему уже со всех кустов мерещился шакал. Несколько раз он порывался сказать Кролику, что, пожалуй, стоит еще раз тщательно обдумать план ловушки, прежде чем что-либо предпринимать, но не решался нарушить царившую вокруг тишину.
Оказавшись дома, Кролик, чтобы не дать Трусишке струхнуть окончательно, сразу же скомандовал:
— Трусишка, открой потайной ход и залезай на чердак. Может случиться, что шакал не упадет в погреб, и нам придется бежать.
Трусишку не пришлось уговаривать, и он в одну секунду занял свой пост. Кролик еще раз окинул с порога погружающийся в темноту лес, затем прикрыл дверь, оставив лишь узенькую щелочку, и распахнул настежь погреб.
Ловушка была готова, оставалось только ждать.
Кролик взобрался на печку, и потянулись долгие часы ожидания.
Совсем стемнело. Лишь немного света проникало в дом через маленькое окошко. Лес уже спокойно заснул, и наступила та тишина, в которой явственно слышны лишь ночные шорохи.
Но сколько Кролик не прислушивался, ничего подозрительного не замечал. Трусишка, несмотря на волнение, незаметно для себя заснул.
Кролик тоже уже начинал клевать носом, как внезапно какая-то тень на секунду заслонила окошко. Сон мгновенно исчез; и Кролик насторожился, его сердце учащенно забилось.
Послышался легкий шорох со стороны двери, затем дверь приоткрылась чуть шире: шакал чуть толкнул ее, словно убеждаясь, что она на самом деле не заперта.
Кролик затаил дыхание. Шакал, заподозрив неладное, мог войти в дом осторожно и вовремя заметить ловушку. Но в этот момент, убедившись, что дверь не заперта, и отбросив всякую осторожность, Мелкий ринулся в дом и, успев сделать всего один шаг, полетел в погреб.
Кролик быстро соскочил с печки и захлопнул погреб. От шума проснулся Трусишка, в кромешной темноте он не знал, что и подумать, но Кролик его успокоил:
— Все в порядке!
— Что? — не сразу сообразил Трусишка.
— Мы поймали шакал! — заперев дверь, сказал Кролик.
— Мы поймали шакала?! — Трусишка пролез с чердака в дом. — Вот это да! То-то Карр-Кар и дедушка Колючая Голова удивятся!
Восхищению Трусишки не было предела, несмотря на позднее время, он все не мог успокоиться и еще долго ворочался в своем сундуке, представляя, как он завтра будет рассказывать всем это ночное приключение. Кролик же сразу заснул от усталости.

Наступило утро.
Друзья проснулись немногим позже обычного после ночных треволнений, но в прекрасном расположении духа.
— То-то все удивятся, когда узнают, кого мы поймали в ловушку! — едва выскочив из своего сундука, затараторил Трусишка. — Это же шуму на весь лес будет! Кролик, пошли скорее к Большому Дубу!
Кролик отпер дверь, и речь Трусишки была прервана гулким стуком, с которым на порог дома свалилось большое бревно, прислоненное кем-то снаружи. Зайчатам не пришлось долго ломать голову над тем, кто это сделал: из кустов выскочил шакал Мелкий и со всех лап припустил к избушке.
Удивляться было некогда. Кролик схватил оторопевшего Трусишку, втащил его на печку и, затолкав его через лаз на чердак, сам залез следом. Кролик едва успел закрыть за собой потайной ход, как в избушку ворвался Мелкий.
Сначала шакал бросился было закрывать дверь, но бревно, лежащее на пороге, было слишком тяжелым, и Мелкий, прикрыв дверь, насколько это было возможно, стал осторожно обыскивать избушку.
— Шакал же должен быть в погребе, — одними губами прошептал Трусишка.
Кролик в ответ лишь пожал плечами: он сам был озадачен не меньше.
— Может, он за ночь сделал подкоп и выбрался? — прикинул Трусишка.
— За одну ночь? Это невозможно. Скорее всего, в нашу ловушку попался кто-то другой.
Тут зайчатам пришлось затихнуть, потому что Мелкий начал обыскивать лежанку на печке. Кролик и Трусишка в щелочку между досками наблюдали за действиями шакала.
Обыскав дом, шакал, озадаченный не меньше, чем зайчата, постоял немного, чеша в затылке, а потом принялся еще раз осматривать весь дом.
Обшарив все еще два раза, усталый и злой шакал присел на скамью. Полночи он занимался тем, что тащил тяжеленное бревно к избушке. Несколько раз он порывался бросить его и найти бревно полегче, но всякий раз, подумав, решал, что веса легкого бревна будет недостаточно, чтобы дверь сразу распахнулась настежь. Он не хотел еще раз потерпеть неудачу. Остаток ночи Мелкий сидел в кустах и ждал, когда зайчата проснутся и откроют дверь.
Дождавшись наконец, этого желанного момента, Мелкий опрометью бросился в избушку. Он видел, что ошарашенные зайчата юркнули обратно в дом, но в доме их впоследствии не оказалось!
«Ладно, — решил шакал после долгих раздумий, — сейчас надо отдохнуть, а что дальше — посмотрим…»
Мелкий поднялся со скамьи и, выйдя, притащил из кустов свой вещмешок. Бросив мешок на стол, Мелкий сначала пытался закрыть дверь, но возиться одному с тяжелым бревном было несподручно, и он, плюнув, завалился на печку спать. Вскоре до зайчат донесся пискливое похрапывание.
Трусишка, который боялся и пошевельнуться, когда Мелкий влез на печку, теперь, услышав его храп, решился заговорить.
— Что будем делать? — еле слышно прошептал он.
— А что ты предлагаешь? — спросил Кролик.
— Бежать!
— Бежать? — с улыбкой переспросил Кролик. — А зачем нам бежать?
— Как зачем? — растерялся Трусишка. — Бежать от шакала.
— Шакал даже не знает, куда мы подевались. Я так думаю, что он скоро покинет наш дом, ему ведь теперь здесь нечего делать. Нам остается только запастись немножко терпением.
Поразмыслив, Трусишка вынужден был согласиться с доводами Кролика.
— Я предлагаю поискать вокруг избушки следы того, кого мы поймали в нашу ловушку, — сказал Кролик.
И друзья, выбравшись наружу через потайной ход, обошли полянку, на которой стоял их дом. Но зайчата были плохими следопытами и все следы, которые они нашли, оказались следами шакала.
— Надо идти к Большому Дубу, — сказал Кролик после получаса неудачных поисков, — может Карр-Кар сможет сказать что-нибудь…
— Отличная идея! — обрадовался Трусишка. — Заодно и прогуляемся!
Друзья пустились в путь, но по дороге они завернули в Бобровую Запруду, чтобы позавтракать, поэтому, когда они оказались у Большого Дуба, было уже позднее утро.
На Мудром Камне уже расположились Колючая Голова, Карр-Кар и заяц Ворчун.
— А вот и они! — увидев зайчат, воскликнула ворона. — А мы уж думали, что вас поймал Мелкий!
— Мы его сами чуть не поймали! — гордо возразил Трусишка, когда все поздоровались.
— В вашем доме сейчас шакал Мелкий! — сообщила ворона.
— Это мы знаем, — махнул лапой Трусишка. — Скажи что-нибудь более новое.
Ворона обиженно сверкнула глазами.
— Может, ты тогда расскажешь что-нибудь новенькое? — язвительно спросила она.
— Не обижайся, Карр-Кар, — сказал Кролик, — просто сегодня утром Мелкий чуть не поймал нас в ловушку в нашем доме. Мы еле убежали.
— Да, — подтвердил Трусишка, — а сейчас мы ждем, когда Мелкий покинет наш дом, чтобы вернуться.
— Нельзя зайцам жить в таких домах, — проворчал Ворчун, но на него никто не обратил внимания.
— Карр-Кар, — спросил Кролик, видя, что ворона немного смягчилась, — в нашем лесу еще кто-нибудь из хищников не появлялся?
— Нет, а что, кто-то должен был появиться?
Кролик пожал плечами.
— Будьте осторожны, — заметил на прощание Колючая Голова.
Так и не пролив света на таинственное ночное происшествие, Кролик и Трусишка двинулись обратно к избушке, где в дверях застали Мелкого.
Шакал проснулся не оттого, что выспался, а от голодного урчания у себя в животе, и как раз выходил из дома, чтобы добыть чего-нибудь съестного. Углубившемуся в кусты на краю Избяной Поляны, шакалу вдруг ударил в нос острый запах копченого мяса. Мелкий вначале даже подумал, что ему это мерещится от голода, но пару раз жадно втянув воздух, все-таки пошел в сторону запаха.
— Давай проберемся в избушку и запрем изнутри дверь! — предложил Трусишка, увидев, что шакал отошел на приличное расстояние.
— Рано еще, — ответил ему Кролик. — Мелкий еще не собирается уходить, видишь, он даже свой мешок не взял.
Шакал тем временем был вознагражден за свои усилия: под кустом он обнаружил вкусно пахнущий сверток, наспех прикрытый прошлогодней листвой. Развернув находку, Мелкий не поверил своим глазам — там оказался кусок копченой дичи!
Оглядевшись и не найдя хозяина этого свертка, шакал, не долго думая, там же в кустах принялся за пиршество. Кусок копчености был довольно-таки приличный для такого маленького хищника, как шакал, но Мелкий проглотил все без остатка за один присест.
С неимоверно раздувшимся пузом, мурлыкая себе под нос, Мелкий с полузакрытыми глазами неспешным шагом побрел в избушку. Влезть на печку сил у него не хватило, и он, разлегшись прямо на полу, в ту же секунду огласил весь дом своим пискливым похрапыванием.
— М-да, — пробормотал Кролик в ответ на вопросительный взгляд Трусишки, — придется нам еще чуть-чуть подождать…
Шакал спал до самого вечера. Проснувшись, он поднялся и, подумав, что на ночь глядя, пожалуй, не стоит трогаться в путь, залез на печку и снова захрапел.
Зайцам ничего не оставалось, как переночевать на чердаке.
Глава VII, в которой неожиданно появляются наши старые знакомые
Ранним утром следующего дня Кролик и Трусишка уже были на лапах и сидели на чердаке в ожидании. Немногим позже проснулся и шакал. Он потянулся, слез с печки и взялся было за свой мешок, но потом положил его обратно на скамью.
«Куда же мне теперь направится?» — и Мелкий стал прохаживаться в раздумьях. Чем он больше размышлял, тем он больше останавливался на мысли, что ему одинаково безразлично, идти куда-нибудь или, вообще, остаться в этом лесу. Для хищника, который провел всю жизнь в скитаниях и привык к этому, эта мысль была довольно-таки странной…
Внезапно дверь, прикрытая лишь наполовину из-за бревна, резко распахнулась настежь. Мелкий и, наблюдавшие за ним, Кролик и Трусишка разом вздрогнули от неожиданности и посмотрели в сторону двери.
На пороге стоял Рыжий Лис, грязный и худой, глаза его злобно поблескивали.
— Рыжий Лис?! — испугавшись, пробормотал Мелкий: вот уж кого он не ожидал увидеть.
Впрочем, удивление было обоюдным: Рыжий Лис тоже не думал увидеть здесь подручного Миши.
— Гм… — мрачно произнес лис, окидывая избушку своим цепким взглядом. — Ты что здесь делаешь, Мелкий?
— Я? Ничего…
Рыжий Лис вошел в дом бочком, старательно обойдя крышку погреба, и подошел к Мелкому.
— А где зайцы? — грозно спросил Рыжий Лис.
— Н-не знаю, — пролепетал шакал, пятясь.
— То есть, как не знаешь?! — Рыжий Лис схватил Мелкого, упершегося в стенку, за грудки. — Шакаленок, ты со мной не шути!
— Честное слово… не знаю, — лепетал Мелкий, — я просто так… проходил мимо…
— Мимо, значит?! — яростно поинтересовался Рыжий Лис, встряхнув Мелкого.
— Да, мимо, — слабым голосом подтвердил тот.
— А где Миша?
— Погиб…
— Как погиб?! — Рыжий Лис от удивления отпустил Мелкого.
— Его охотники застрелили, — затараторил тот, радуясь, что освободился от хватки лиса. — Собственными глазами видел, как его убили…
— Кого это убили?! — раздался в этот момент громоподобный голос.
— Миша… — растерянно пробормотал Мелкий и мешком сполз по стенке на пол.
И действительно, на пороге стоял, опираясь на палку, волк Миша — тощий, изодранный, с затвердевшими сгустками крови на боках.
— Привет, Миша, — сказал Рыжий Лис.
— Здравия желаю, Рыжий, — ответил волк, с трудом переступая через порог.
— Где это тебя так?
— Охотники подстрелили вот из-за этого паршивца, — Миша кивком указал на Мелкого. — Хоть я и раненый был, но сумел убежать от охотников. А этот, — Миша снова кивнул в сторону своего товарища, — забрал все вещи и был таков.
— Я думал, тебя убили! — пропищал Мелкий из своего угла, теряя всякую надежду как-либо выкрутиться.
— А посмотреть хорошенько не мог?! Я целый день без сознания провалялся в Малом Ельнике. Очнулся оттого, что какое-то воронье пыталось клюнуть мне в голову!
— Ты лежал весь в крови, — снова осмелился пискнуть Мелкий.
— Эх, всыпать бы тебе! — пригрозил ему Миша и тяжело уселся на скамью. — Вот сил наберусь, так и сделаю, — пообещал он и повернулся к Рыжему Лису: — А ты что здесь делаешь? Тоже, смотрю, не в лучшем виде…
— Зайчонка одного хочу поймать.
— За что это? — поинтересовался Миша, занимаясь осмотром содержимого своего вновь обретенного мешка.
— Он у меня из сарайчика добычу выпустил.
— Как это?
— Через дыру в стене, которую вы оставили, — холодно ответил Рыжий Лис.
— Хитрый зайчонок попался, — сказал Волк, делая вид, что очень занят своим мешком. — Как зовут?
— Кролик.
— Кролик?! — вскричал Миша, чуть не выронив мешок. — Да это не заяц, это настоящая бестия!
И волк в бурных выражениях поведал Рыжему Лису о том, как Кролик сбежал от них с Мелким. Трусишка, услышав историю, выразительно ткнул Кролика в бок.
— Рыжий, — подытожил Миша свой рассказ, — надо поймать этого зайчонка! Ты знаешь, где он?
— Насколько я знаю, — отвечал Рыжий Лис, — он поселился в этой избушке, но когда я пришел, то застал здесь только Мелкого. Я как раз пытался узнать у него, где Кролик, как заявился ты, Миша.
— Где Кролик? — строго обратился волк к Мелкому.
— Я увидел Кролика совершенно случайно, — быстро затараторил тот, уже немного оправившись от неожиданных вторжений. — В тот же день, когда тебя убили — когда я думал, что тебя убили, — быстро поправился Мелкий, — я потерял следы Кролика, и уже не думал найти беглеца, как через пару дней наткнулся на него возле этой избушки. Оказалось, что Кролик живет в том доме со своим другом зайчонком.
— Хоть одна хорошая новость, — заметил Миша.
— Я решил подстроить им ловушку, — продолжал Мелкий. — Первая ловушка не сработала…
Рыжий Лис усмехнулся, давая понять, что ничего другого он и не ожидал.
— Зато вторая ловушка получилась что надо, — рассказывал дальше Мелкий не без гордости. — Я нашел тяжеленное бревно…
— Ты про зайцев рассказывай, — перебил Рыжий Лис.
И Мелкий поведал, что, несмотря на удачную вторую ловушку, ворвавшись в дом, он никого не нашел.
— То есть, как не нашел? — оторопели Рыжий Лис и Миша.
— Вот так, — пожал плечами Мелкий.
— Либо зайцы хорошо спрятались, либо сбежали через какой-то потайной ход, — задумчиво заметил Рыжий Лис. — Надо еще раз обыскать избушку!
Все трое принялись обшаривать дом; по правде говоря, занимались поисками только Рыжий Лис и Мелкий, у Миши же хватило сил лишь заглянуть в сундучок. Хищники не оставили без внимания ни один уголок, заглянули даже в печку, прощупали каждую пядь избушки.
Рыжий Лис даже заглянул в погреб.
— Так ведь они сбежали через погреб! — воскликнул подошедший шакал. — Как я сразу не догадался! Вон и нора, через которую они бежали! — Мелкий указал на еле видневшийся в темном погребе лаз в стене.
Даже Миша приковылял со своего места, чтобы посмотреть на потайной ход.
— Зайцы не бежали через погреб, — сказал Рыжий Лис.
— Вот же нора! — настаивал Мелкий.
— Зайцы не бежали через погреб, — хмуро повторил Рыжий Лис.
Глава VIII, в которой доказывается, что в ловушки не всегда попадает тот, для кого они сделаны
Когда сорока Белобока сообщила, что Кролик поселился в Малой Сосновой Лощине, Рыжий Лис в ту же ночь направился туда. Но, как мы знаем, Кролик в это время уже вовсю мчался в сторону Капитанского Леса, и Рыжему Лису пришлось вернуться к себе домой ни с чем.
Утром следующего дня сорока Белобока прилетела к Рыжему Лису за обещанной наградой: стеклянными бусами. Лис уже ждал ее.
— Белобока, — с места в карьер начал Рыжий Лис, — а Кролик-то обманул тебя вчера, поселился он в каком-то другом месте, а не в Сосновой Лощине.
— Как?! — ахнула тщеславная сорока. — Как он посмел обмануть честную птицу! Вот я его сейчас найду!
И она улетела снова искать злополучного зайчонка. Вернувшись только в середине дня, сорока сообщила неутешительные как для себя, так и для Рыжего Лиса новости: оба зайчонка покинули лес.
Лис задумался. Его блуждающий взгляд остановился на сороке, и Рыжий Лис хитро осклабился.
— Белобока, — медовым голосом начал он, — ты же хочешь получить свои бусы?
— Конечно! — глаза сороки жадно блеснули.
— Теперь получается, что этот Кролик обманул нас обоих, — продолжал Рыжий Лис.
— Да! — с жаром воскликнула Белобока.
— Ты должна найти, куда убежал этот зайчонок, а я поймаю его.
— Но как мне его найти, ведь он совсем убежал из леса?
— Это будет нетрудно! Куда бы этот Кролик не убежал, молва будет бежать впереди него. Через несколько дней станет известно, в каком лесу он обосновался. Тебе только надо будет полететь туда и выяснить, где он поселился.
Как говорил Рыжий Лис, так и случилось. Через день с Капитанского Леса уже пришли вести, что там живет зайчонок, который перехитрил самого хитрого лиса. Белобока тотчас же вылетела в Капитанский Лес и еще через день рано утром вернулась с достоверными сведениями: Кролик поселился в Заброшенной Избушке, что недалеко от Бобровой Запруды.
Рыжий Лис хорошо знал те края, и тем же утром, прихватив кое-какие припасы, пустился в дорогу. Делая только короткие передышки, Лис короткими тайными тропами, которые он знал еще будучи молодым, добрался к полуночи до избушки.
Рыжий Лис наспех спрятал в кустах кулек с припасами, к которым, решив лишний раз не задерживаться, даже не притронулся, и, не выходя на поляну, обошел избушку. Оказавшись с задней стороны, он осторожно прокрался к дому и заглянул в окошко. Но было слишком темно, чтобы что-либо разглядеть.
Лис продолжил осмотр и направился к двери. Вначале хищнику показалось, что дверь чуть-чуть приоткрыта, но он не поверил своим глазам. Подойдя ближе, Рыжий Лис убедился, что это так и есть!
«Глупый зайчонок», — злорадно подумал лис, тихонько толкая дверь: та поддалась.
Ночному гостю даже показалось, что он слышит чье-то посапывание внутри дома. И, отбросив всякую осторожность, Рыжий Лис рванул в избушку.
Уже делая второй шаг, лис вдруг почувствовал, что пола под ним нет, и он летит куда-то вниз!
«Что это?!» — только и успел ужаснуться Рыжий Лис во время своего недолгого полета. Приземлившись, лис, несмотря на боль, сразу же вскочил. Было темно хоть глаз выколи, и Рыжий Лис скорее догадался, чем увидел, что сверху закрыли крышку погреба.
Он был в ловушке.
На ощупь исследовав доступную ему территорию, пленник уселся около одной из стен и принялся размышлять.
«Несомненно, это была специально подстроенная ловушка. Но никто не знал, что я именно этой ночью буду здесь, даже болтливая Белобока. Значит, ловушка была не для меня, а для кого-то другого».
Лис вскочил и прошелся по погребу.
«И этот кто-то, — продолжал рассуждать он, — тоже охотится за моим зайчонком. Интересно было бы знать, кто же этот кто-то. Насколько я знаю, в Капитанском Лесу хищников до этого не водилось».
Лис остановился.
«Но сейчас это все не важно, мне сначала нужно выбраться отсюда!»
И Рыжий Лис ощупью исследовал каждый клочок своей тюрьмы, затем ощупал стены, пытался даже допрыгнуть до потолка, но безуспешно.
И чем дольше лис думал о побеге, тем больше останавливался на мысли, которая более всего ему претила: прорыть ход наружу. Рыжий Лис вообще не выносил физической работы, а более всего не любил рыть всякие норы. Даже свою нору, в которой он жил, он вырыл не сам, это была просто чья-то заброшенная нора. Зато лис обожал обманывать и хитрить, это у него и получалось отменно, правда, в нынешнем положении даже вся его хитрость была бесполезна.
Как бы то ни было, но сейчас Рыжий Лис был слишком уставшим, чтобы что-либо рыть, поэтому он свернулся клубочком в уголке погреба и заснул, думая о куске копченого мяса, который он спрятал наверху в кустах и к которому он даже не притронулся, о чем сейчас очень жалел…

— Вот таким образом я здесь и оказался, — закончил свой рассказ Рыжий Лис. — И эту нору в погребе прорыл я. Теперь-то я понимаю, что ловушка, в которую я попал, предназначалась для Мелкого.
Шакал испуганно поежился: сегодня определенно все шишки сыпались на него.
— Как же тогда сбежали эти зайчата? — спросил он, чтобы сменить тему.
— Через дымоход, — ответил Рыжий Лис.
— Через дымоход?! — удивился Мелкий: ему самому такая мысль не приходила в голову.
— Да, — подтвердил Рыжий Лис. — Зайчата маленькие и вполне могут пролезть в дымоход, подняться по нему, выйти на крышу, а оттуда спрыгнуть на землю.
Хищники заглянули в истопник печки, а потом вышли наружу, чтобы осмотреть печную трубу.
— Сомневаюсь я, что зайчата могли так выбраться, — заметил Миша.
— Другого пути просто нет, — отрезал Рыжий Лис.
Подумав, хищники вынуждены были согласиться с лисом.
— Теперь нам надо решить, что мы будем делать, — заявил Рыжий Лис.
— Неплохо было бы сначала подкрепиться, — подал голос Миша, — а то у меня совсем живот к спине прилип.
— Я тут в кустах припрятал свой узелок с припасами, — сказал Рыжий Лис.
— Где? — сразу оживился волк.
И все трое бросились искать припасы Рыжего Лиса, но нашли только обертку
— Все уже растащили, — огорчился Миша.
— Вороны склевали, — как можно естественнее предположил Мелкий.
— Возможно, — с подозрением взглянув на шакала, сказал Рыжий Лис.
Он выкинул остатки обертки и сказал:
— Придется поохотиться. Пошли.
И все трое углубились в лес.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КОМАНДА КРОЛИКА
Глава I. Шайка Рыжего Лиса
— Давненько я здесь не бывал, — протянул Миша, незаметно смахнув слезу и окинув взглядом небольшую прогалину, к которой они вышли из чащи. — С тех самых пор как Армия Капитана развалилась…
На прогалине возвышалась полуразвалившаяся бревенчатая землянка, окруженная некогда частоколом, а теперь лишь в некоторых местах вкривь и вкось торчащими полусгнившими бревнами. Когда-то здесь жила знаменитая Армия лиса Капитана, в которой молодой Миша был сержантом.
Рыжий Лис буркнул что-то невнятное: в Армии он числился простым солдатом, и воспоминания о том времени не вызывали у него такой ностальгии, — и первым направился к Землянке; за ним последовали Миша с Мелким.
Когда все трое ввалились в Землянку, ее нынешний обитатель, медведь Иваш, мирно почивал на своей обширной лежанке.
Землянка когда-то была довольно просторной и имела Г-образный вид, но со временем она сильно осела в землю, а одна половина и вовсе обвалилась. Убранство Землянки состояло из широкой лежанки, огромного стола, длинного бревна, служащего скамьей, и небольшой каменной кладки печки в глубине, которая скорее напоминала камин или очаг с подвешенным большим котлом.
В Землянке царил полумрак: свет проникал сюда только через небольшое полузаваленное окошко у самого потолка.
Рыжий Лис кашлянул. Медведь открыл сначала один глаз, потом другой.
— О! — сказал он, поднимаясь и садясь. — Рыжик, ты что ли? И ты, Белый!
Рыжий Лис недовольно поморщился: он не любил это прозвище, которым его наградили еще в Армии Капитана, когда он был еще совсем юнцом.
— Здравия желаю, Иваш! — радостно гаркнул волк в ответ, подходя ближе.
Старые приятели тепло поздоровались.
— Опять в шайку собрались что ли? — поинтересовался медведь.
— Нет, порознь ходим, — отвечал Миша.
— Тогда какими же судьбами в этих краях?
— Дела, Иваш, — уклончиво ответил Рыжий Лис, усаживаясь за стол.
— Иваш, — вмешался Миша, — может сначала того, подкрепимся? — Волк показал медведю двух тетеревов, которых он держал в лапах. — А то я, по правде говоря, два дня ничего не ел.
— Конечно, — согласился Иваш. — И выглядишь ты неважно. Вроде слух был, что охотники тебе шкурку подпортили?
— Так точно, — отвечал Миша, разжигая огонь в очаге. — Мелкий, принеси-ка хворосту.
Шакал вышел.
— Иваш, — Миша брезгливо сморщил нос, снимая котел с камина: тот был весь покрыт плесенью, — ты что здесь варил?
— Я там хранил кое-что, — отмахнулся медведь.
— В свое время, если б этот котел довели до такого состояния, никому бы не поздоровилось — усмехнулся Миша.
Огонь в очаге разгорался, но дым упорно не желал идти в дымоход и медленно наполнял Землянку.
— Миша, — недовольно буркнул Рыжий Лис, — ты же задымил все!
Волк, пытаясь высмотреть в каком состоянии дымоход, закашлялся от дыма, от кашля у него заболела рана в боку, и он в сердцах загасил очаг.
— Пошли наружу, — сказал он, — лучше костер разведем.
— Давно ничего не готовил, — заметил в свое оправдание медведь, — завалило, наверное, дымоход…
Все трое вышли из Землянки и расположились в тени деревьев. Волк быстро разжег костер и начал готовить с Мелким обед.
— Ну, — обратился Иваш к Рыжему Лису, — какое у вас дело?
— Надо одного зайчонка в этом лесу поймать.
— Это который тебя перехитрил что ли?
Рыжий Лис поморщился и кивнул. «Ну вот, — подумал он про себя, — молва уже преувеличила все до того, что будто этот Кролик перехитрил меня!»
— И вы все втроем охотитесь за одним зайчонком?
— Этот зайчонок еще перехитрил Мишу и Мелкого, — ответил Рыжий Лис. — Вообще говоря, это из-за него и подстрелили Белого.
— Действительно хитрый зайчонок! — удивился Иваш.
— Ему просто повезло, — возразил Рыжий Лис, — но теперь мы возьмемся за дело по-настоящему! И нам, Иваш, здесь нужна твоя помощь.
— Это какая же?
— Нам нужно, чтобы ты прошелся по лесу и собрал новости про зайчонка Кролика.
— Ну, — усмехнулся Иваш, — это будет нетрудно. Есть тут у нас местечко одно, у Большого Дуба, где можно собрать все новости округи. Там сейчас только и говорят, что про этого твоего Кролика. Так что к вечеру, я думаю, ты будешь знать все, что хочешь.
— Вот и замечательно, — обрадовался Рыжий Лис: по правде говоря, он не надеялся, что узнать все новости будет так легко и быстро.

Солнце уже скрылось за деревьями, когда на прогалину вернулся Иваш.
— Уф! — устало вздохнул он.
Хищники, дожидаясь медведя, мирно дремали возле Землянки; при появлении Иваша Рыжий Лис встрепенулся и вскочил.
— Ну же, рассказывай! — в нетерпении воскликнул он.
— Угадайте, что взбудоражило весь лес? — загадочно сказал Иваш, усаживаясь.
— Иваш, не томи, — строго сказал лис.
— Кролик объявил войну хищникам!
Тут подскочили даже Миша и Мелкий.
— Что?! — в один голос воскликнули все трое.
— Кролик объявил войну хищникам! — услужливо повторил Иваш и добавил: — То есть всем вам: Рыжему Лису, Мише и Мелкому.
Хищники ошарашено переглянулись. Насладившись произведенным впечатлением, Иваш продолжил свой рассказ:
— Кролик собрал целую команду зайчат, теперь они всем скопом засели в Заброшенной Избушке и объявили вам войну.
— Охотник меня застрели! — вскричал Миша. — Наверное, со времен Первой Охоты не бывало таких нахальных зайцев! Нам тоже надо сколотить шайку! Шайку Рыжего Лиса!
— Откуда ты все это узнал? — махнув лапой на горластого волка, спросил Рыжий Лис у Иваша.
— У Большого Дуба от вороны Карр-Кар. Хотя можно к ней и не ходить: весь лес только об этом и шумит.
— Ты уверен, что это не сплетни какие-нибудь? — Рыжий Лис все еще не мог поверить в услышанное.
— Карр-Кар, конечно, любопытная ворона, — пожал плечами Иваш, — но врать она не любит.
— Сколько зайчат в Команде Кролика?
Иваш пожал плечами.
— Слышал только, — сказал он, — что Трусишка, зайчонок с нашего леса, с ним заодно и ворона Карр-Кар.
— Ничего себе команда! — угрюмо фыркнул Рыжий Лис и начал прохаживаться взад-вперед по прогалине.
— Рыжий, — подал голос Миша, — надо что-то делать!
— Я думаю, — буркнул лис, продолжая свои упражнения.
— Надо окружить со всех сторон Заброшенную Избушку и обложить все выходы! — Миша рубанул лапой воздух. — И никуда зайчата не денутся!
Рыжий Лис на секунду приостановился.
— Нет, — сказал он, — нам придется сторожить сразу три выхода на троих, и это может затянуться еще на охотники знают сколько времени.
И лис продолжил свое хождение. Миша и Мелкий мрачно наблюдали за ним.
Наконец Рыжий Лис остановился.
— Нам надо как-нибудь проникнуть в Избушку, — задумчиво изрек он.
— Через дымоход! — сразу предложил Миша.
— Не пролезем, — отрезал лис.
— А Мелкий? Он-то пролезет!
Рыжий Лис критично оглядел съежившегося шакала.
— Нет, — сказал он наконец, — он застрянет.
Мелкий облегченно выдохнул.
— Что же ты тогда предлагаешь? — спросил волк.
— Есть у меня один план, — уклончиво отвечал Рыжий Лис, прищурившись, и обратился к медведю: — Только нам понадобится твоя помощь, Иваш.
— Ну, — протянул медведь, — староват я уже для таких приключений…
— Иваш, — голос Рыжего Лиса стал медовым, — ты поможешь нам, мы поможем тебе.
— Ну, — сказал Иваш, — вообще-то, у Землянки крыша протекает, неплохо было бы починить ее.
— Гм, — сказал Рыжий Лис, оглядываясь и окидывая взглядом обширную крышу Землянки. — Уж больно она у тебя большая, Иваш.
— Так и вас трое, — возразил медведь.
Рыжий Лис поморщился: мы уже отмечали, что всякая работа претила ему.
— Мы починим только половину, — снова повернулся он к Ивашу.
— Нет, — твердо ответил Иваш, — никакого толка от этой половины не будет, крыша ведь все равно будет протекать. Надо починить целиком.
Рыжий Лис несколько секунд пребывал в раздумье, затем морда его внезапно осветилась какой-то новой идеей, и он радостно заявил Ивашу:
— Хорошо! Мы согласны!
Глава II. Команда Кролика
Выход из норы оказался всего в нескольких шагах от избушки, в кустах. Кролик и Трусишка, решив, осмотреть ход, который прорыл Рыжий Лис, спустились в погреб и вылезли через этот ход наружу.
— Ага! Вот вы где! — Внезапно раздавшийся возглас заставил вздрогнуть обоих зайчат, и только что вылезший из норы Трусишка юркнул обратно.
Но это была всего лишь Карр-Кар.
— А я вас ищу, — продолжала ворона, подлетая к зайчатам. — У меня столько новостей! Столько новостей!
— Знаем! — отмахнулся Трусишка, вылезая из норы: ему было немножко стыдно, что он так напугался. — Рыжий Лис и волк Миша в лесу!
— А я так спешила! — надулась ворона.
— Ты уж, Карр-Кар, не обижайся, — примирительно сказал Кролик. — Так получилось, что мы первые узнали обо всем этом.
И Трусишка, правда, изредка поправляемый Кроликом, на одном дыхании рассказал все вороне, Той оставалось только слушать да хлопать глазами от удивления.
— Вот мы как раз осматривали ход, который прорыл Рыжий Лис, — закончил Трусишка.
— Потрясающая история! — заявила потрясенная до глубины души Карр-Кар.
В этот момент в заросли кустов, где сидели зайчата и ворона, ворвался какой-то незнакомый зайчонок, попал лапой в злополучную нору и кубарем налетел на Трусишку.
— Путешественник! — ахнул Трусишка.
— Привет, Трусишка, — тяжело дыша, отозвался тот, — какая неожиданная встреча. Сегодня, видать, день неожиданных встреч!
— Привет, Путешественник, — важно поздоровалась ворона.
— Привет, Карр-Кар! — обрадовался Путешественник. — Я как раз торопился к тебе за новостями! Я только что вернулся из соседнего леса и — на тебе! — натыкаюсь на Рыжего Лиса, Мишу и Мелкого. Что за нашествие хищников в нашем лесу, уважаемая Карр-Кар? Уж не объявился ли второй Капитан?
Карр-Кар поняла, что она наконец-то обрела благодарного слушателя.
— Второй Капитан не объявился, — важно ответила она, — но появился Кролик!
И ворона показала на Кролика.
— Ничего не понимаю! — честно признался Путешественник.
— Дело в том, — многозначительно начала Карр-Кар, — что все эти хищники охотятся за Кроликом!
Тут Карр-Кар и Трусишка, иногда перебивая друг друга, иногда дополняя, поведали только что вернувшемуся Путешественнику историю Кролика.
— Клянусь ружьем охотников! — воскликнул восторженный Путешественник, пожимая передние лапы Кролику. — Никогда еще не встречал такого храброго и находчивого зайчонка! Посадить в погреб самого Рыжего Лиса! Чтобы такое увидеть, я не пожалел бы одного глаза! Ребята, — Путешественник понизил голос, — я тоже хочу быть в вашей команде.
— Команде? — удивился Кролик.
— Да! — подтвердил Путешественник. — Я тоже хочу участвовать в таких мероприятиях, где всяких рыжих лисов сажают в погреба!
— Надо подумать, — заявила хитрая ворона, — мы кого попало в команду не принимаем.
— Я вас не подведу! — убежденно сказал Путешественник. — Я просто создан для борьбы с хищниками!
— Ну, — с сомнением сказал Кролик, — если ты настолько же храбр, насколько болтлив…
— Это, конечно, вряд ли, — нисколько не смутившись, отвечал этот бойкий зайчонок. — Но столько же храбрости, сколько есть у Трусишки, ручаюсь, у меня наберется!
Тут все покатились со смеху и единодушно приняли Путешественника в свои ряды.
— Ура! — тотчас завопил неуемный зайчонок и пустился в пляс. — Да здравствует Команда Кролика!
Вот так сама собой образовалась Команда Кролика, состоящая из самого Кролика, Трусишки, Путешественника и вороны Карр-Кар.
— А теперь, — сказал Кролик, — нам надо устроить военный совет.
И все четверо направились в избушку.
Когда все уселись за столом, а ворона устроилась прямо на столе, Кролик, прокашлявшись, начал:
— Теперь у нас целая команда…
— Ура! — завопил Путешественник, но на него цыкнули, и он замолк.
— Но и хищников набралось предостаточно, — продолжал Кролик, — целая шайка. Вот теперь-то нам и предстоят настоящие испытания.
Все присутствующие переглянулись: только сейчас они начали осознавать всю серьезность положения.
— Может, тогда убежать, пока не поздно? — предложил Трусишка, сам понимая свое малодушие.
— Куда убежать? — с улыбкой спросил Кролик.
— Не знаю, — пожал плечами Трусишка, — в другой лес.
— Вот я тоже убежал от Рыжего Лиса в другой лес, — сказал Кролик. — И что получилось? Рыжий Лис меня и здесь нашел. Кроме того, я, пока бежал, успел найти на свою голову еще и Мишу с Мелким.
Трусишка вздохнул и опустил голову, но все равно не мог отделаться от этой единственной навязчивой мысли, которая болталась у него в голове: «Бежать!»
— Зато ты здесь обрел друзей и дом! — добавила ворона.
— Верно! — согласился Кролик. — Поэтому-то я и не хочу покидать этот лес! Мы будем бороться с Рыжим Лисом!
— Точно! — поддержал Путешественник. — Команда Кролика объявляет войну Рыжему Лису и его шайке!
— Но сначала нам надо выяснить, — продолжал Кролик, — куда направились хищники. В этом нам может помочь Карр-Кар.
Ворона важно кивнула.
— Есть только одно место, — сказал она, подумав, — куда они могли направиться: это Землянка лиса Капитана, где живет медведь Иваш.
— Тогда лети туда и постарайся разузнать, что они задумали.
Ворона кивнула и улетела.
— Ну, а чем займемся мы? — потирая лапы, поинтересовался Путешественник, заперев за Карр-Кар дверь.
— Ты должен увидеть наш потайной ход, — ответил Кролик.
И Кролик с Трусишкой показали Путешественнику свою гордость: потайной ход через чердак, и даже все втроем вылезли через него наружу. Теперь пришлось Путешественника учить, как лазить по деревьям, и в этот раз Трусишка почти совсем уже не боялся и даже немножко помогал новичку.
Путешественник не скрывал своего восторга от потайного хода:
— Замечательно придумано! Ни в жизнь никакому Рыжему Лису не догадаться про этот ход!
Едва зайчата снова вошли в Избушку, как раздался стук в дверь.
— Кто там? — спросил Кролик.
— Это я, Карр-Кар, открывайте!
Кролик отпер дверь и впустил ворону; та устроилась на столе.
— Как я и предполагала, — сразу начала Карр-Кар, — хищники сейчас в Землянке Капитана. Но они сейчас ничего не замышляют, а только обедают.
— Гм, — заметил Путешественник, — это неплохая мысль, и нам бы не мешало немного подкрепиться.
— Хорошо, — подумав, сказал Кролик, — сейчас мы тоже устроим себе обед. А вечером, Карр-Кар, еще раз слетаешь к Землянке.
— Хорошо, а пока полечу к Большому Дубу рассказать новости! — заявила ворона.
— А какие новости-то? — спросил по привычке Трусишка.
— Команда Кролика объявила войну Рыжему Лису и его шайке! — уже в дверях крикнула ворона и взмыла вверх.
— Я думал, есть еще какие-нибудь новости, — сказал Трусишка.
— Сегодня главные новости это мы! — весело хохотнул Путешественник, и друзья отправились обедать.

Однако вечером Карр-Кар тоже ничего определенного не удалось выяснить о планах Рыжего Лиса и его шайки: хищники явно к чему-то готовились, но к чему — было непонятно. Они шептались и постоянно оглядывались, чтобы их никто не подслушал.
— Хищники знают, что мы никуда не ушли, — сказал после некоторого раздумья Кролик. — И этой ночью, скорее всего, они что-нибудь предпримут.
Трусишка при этих словах нервно сглотнул.
— Поэтому, — продолжал Кролик, — нам предстоит беспокойная ночь. Карр-Кар, ты возвращайся к Землянке, тебе придется следить за хищниками всю ночь. Мы же втроем останемся здесь, в Избушке.
Ворона важно кивнула и полетела к Землянке. Кролик запер за ней дверь и сказал:
— Этой ночью мы узнаем, чего стоит наша Команда.
Глава III. Штурм Избушки
Уже далеко за полночь тишину нарушил громкий стук в дверь. Зайчата, сидевшие как на иголках, разом подскочили на месте.
— Кто там? — почему-то шепотом спросил Кролик.
— Это я, Карр-Кар!
Зайчата тотчас впустили запыхавшуюся ворону.
— Хищники направляются сюда! — сходу выпалила она. — Иваш и Миша тащат бревно, а Рыжий Лис и Мелкий — какие-то палки!
— Карр-Кар, — сразу скомандовал Кролик, — тебе лучше покинуть избушку и следить снаружи. А мы запремся внутри.
Ворона вылетела, и зайчата заперли вслед за ней дверь.
Началось тревожное ожидание.
— Трусишка, — сказал Кролик, — полезай на чердак, будешь наблюдать оттуда за хищниками и сообщать нам, что они делают.
Трусишка кивнул и бросился на чердак. По правде говоря, ему было немножко страшно находиться в доме. Вскоре Трусишка шепотом сообщил:
— Появились Иваш и Миша, они тащат бревно!
Было слышно, как медведь и волк, тяжело ступая, подошли к самой двери, опустили бревно на землю и сели на него отдохнуть.
— А где же Рыжий Лис и Мелкий? — задумчиво сказал Кролик, пытаясь высмотреть что-нибудь из окошка.
Послышался решительный стук в дверь.
— Кролик! — раздался громовой голос волка. — Открывай дверь подобру-поздорову!
— Попробуйте сами открыть! — ответил зайчонок.
— Клянусь охотниками, — рассердился волк, — мы сейчас разнесем эту дверь вдребезги!
Хищники снаружи завозились.
— Они собираются вышибить дверь бревном! — сообщил Трусишка.
И в самом деле, после волчьего «И-раз!» раздался гулкий удар бревном в дверь. Хищники начали ритмично бить тяжелым бревном в дверь. Дверь не поддавалась, но зайчата все же подперли ее скамьей.
— Неужели они и вправду думают вышибить нашу дверь? — прошептал Путешественник.
— Это-то меня и настораживает, — ответил Кролик. — Иваш и Миша могут просто отвлекать наше внимание, в то время как Рыжий Лис будет исполнять г룇авный план.
— Может, они нашли наш потайной ход? — предположил Путешественник.
Кролик покачал головой.
— Вряд ли, — сказал он задумчиво, и тут его взгляд упал на крышку погреба. — Уж не задумал ли Рыжий Лис воспользоваться ходом, который он прорыл в погребе?
— Надо осмотреть погреб! — заявил Путешественник.
Зайчата подошли к люку погреба и через щель в крышке заглянули внутрь. Но было темно, а в погребе было еще темнее, поэтому зайчата не могли ничего разглядеть. Тогда Путешественник чуть-чуть приподнял крышку погреба, а Кролик, просунув голову, осторожно заглянул внутрь. Когда его глаза привыкли к темноте, царившей внизу, Кролик смог рассмотреть погреб. Погреб был пуст, и Кролик уже хотел было высунуть голову обратно, как вдруг из норы одна за другой выпали три палки и следом моток веревки.
Кролик не стал дожидаться появления хозяина всего этого добра и, подавшись назад, дал сигнал Путешественнику отпустить крышку на место.
— Рыжий Лис с Мелким здесь, — прошептал Кролик.
— Что они задумали? — также шепотом спросил Путешественник.
— Они хотят пробраться в дом через погреб. Нужно чем-нибудь придавить крышку погреба!
Зайчата окинули взглядом избушку.
— Стол, — предложил Путешественник.
— Слишком большой, — возразил Кролик
— Тогда сундук Трусишки!
Зайчата вдвоем подтащили к люку погреба тяжелый сундук.
— Надо приготовить Рыжему Лису достойную встречу, — сказал Кролик. — Сундук пока пусть стоит рядышком. Как только крышка начнет подниматься, ты по моей команде передвинешь сундук на крышку.
— Хорошо! — кивнул Путешественник и занял место позади сундука.
Удары в дверь прекратились.
— Хищники сели передохнуть, — доложил Трусишка.
Иваш и Миша, тяжело дыша, уселись на свой таран.
— Мелкий! — заорал волк. — Зайцы из дымохода не появлялись?
Стало понятно, что Мелкий приставлен наблюдать за дымоходом — потайным ходом зайчат, по мнению хищников. Ответ шакала прозвучал слишком тихо, и зайчата не расслышали его.
— Ты там хорошенько смотри! — наказал Миша.
— Ладно, — кисло отозвался шакал.
Медведь и волк, тяжко вздохнув, вновь принялись долбить бревном дверь, но уже с меньшим усердием: сила ударов снизилась.
Кролик и Путешественник, взволнованные донельзя, стояли у люка в погреб. Вот наконец крышка погреба начала медленно приподниматься. Зайчата переглянулись: это Рыжий Лис связал между собой три палки таким образом, что получился один длинный шест, и взобрался по нему. Путешественник приподнял сундук, чтобы по сигналу сразу придавить им люк погреба.
Приоткрыв крышку, Рыжий Лис неожиданно для себя оказался лицом к лицу с Кроликом.
— Привет, Рыжий Лис! — сказал Кролик.
— Привет, — отозвался ошарашенный лис.
Несколько мгновений Рыжий Лис и Кролик смотрели друг на друга. Затем, опомнившись, Рыжий Лис схватился за край люка и попытался, откинув крышку погреба, пролезть в дом. Кролик махнул лапой, и Путешественник отпустил сундук. Последний своей тяжестью закрыл крышку погреба, придавив переднюю лапу Рыжего Лиса.
Взвизгнув от боли и бессильной злости, лис полетел обратно в погреб вместе с шестом, согнувшимся в обоих коленах. Шмякнувшись о дно погреба, Рыжий Лис тотчас же вскочил и, в бешенстве сломав одну из палок, исчез в норе.
Кролик и Путешественник бросились на чердак: наблюдать, что будет дальше.
Услышав вопль, Иваш и Миша прекратили стучать в дверь и прислушались к тому, что творится в избушке.
— Рыжий Лис? — неуверенно позвал Миша.
— Чего орешь? — мрачно отозвался лис, который вылез из норы и направился к хищникам.
— Что случилось?
— Зайчата меня заметили, — зло ответил Рыжий Лис. — Вам надо было шуметь сильнее!
— Куда уж сильнее! — возмутился волк. — Мы совсем из сил выбились!
Все трое уселись на бревно-таран.
— Что делать-то будем? — спросил Миша.
— Не знаю, — огрызнулся Рыжий Лис.
Волк вздохнул, и наступила тишина. Рыжий Лис, подперев голову передней лапой, сидел мрачнее тучи и думал. Иваш и Миша, не решаясь заговорить, лишь многозначительно переглядывались между собой. Шакал же, разлегшись, чтобы удобнее было наблюдать за дымоходом, и вовсе задремал.
Глава IV, в которой Рыжему Лису удается всех перехитрить
Ночную тишину оборвал резкий голос:
— Слышали последние новости?
Лис вздрогнул и обернулся в поисках говорившего.
— Это Карр-Кар, — сказал Иваш и указал на крышу избушки, где на коньке восседала ворона. — Чего случилось-то?
— Сегодня Кролик объявил войну Рыжему Лису!
— Это мы уже знаем, — отмахнулся медведь.
— А этой ночью эту войну Рыжий Лис уже проиграл, — невинным тоном сообщила ворона.
— Ах ты, мерзкая птица! — Миша вскочил и швырнул в ворону камнем, но та ловко увернулась. — Во времена лиса Капитана ни одна птица подобной наглости себе не позволяла! А сейчас, что птицы, что зайцы, все распоясались! Они даже перестали бояться хищников! Рыжий, надо придумать что-то еще!
Рыжий Лис поднялся.
— Что-то я себя неважно чувствую, — бросил он. — Пошли в Землянку.
Миша кликнул Мелкого, и хищники побрели восвояси.
Рыжий Лис чуть отстал от остальных; на краю поляны он вдруг зашатался и мешком повалился на землю. Хищники не сразу заметили потерю друга, только случайно обернувшись, Миша увидел лежащего лиса.
— Рыжий, ты чего? — растерянно окликнул волк.
Лис не шевелился. Волк подбежал к нему, присел и потряс за плечо.
— Помер! — удовлетворенно констатировала с дерева подлетевшая ворона.
— Отставить карканье! — сверкнул глазами Миша, пытаясь привести лиса в чувство щелчком по носу, но тот оставался недвижим.
— Помер! — радостно повторила ворона.
Иваш и Мелкий подошли ближе.
— Ну что? — спросил медведь.
Волк растерянно пожал плечами.
— Надо водой плеснуть, — посоветовал Иваш, — если живой — обязательно очнется.
— Мелкий! — приказал Миша. — Сбегай к ручью!
— Да он притворяется, — проворчал шакал: ему было лень ходить за водой.
Рассерженный Миша поднялся и, подойдя к Мелкому, схватил его за шиворот, но как следует встряхнуть не успел — раздались истошные крики и хлопанье крыльев.
Все обернулись на шум. Рыжий Лис стоял и сжимал в лапах вырывающуюся Карр-Кар. У лиса носом шла кровь, но, несмотря на это, он злорадно улыбался. Он ловко совладел с вороной и зажал ей клюв.
— Тяжелая у тебя лапа, Миша, — сказал он своим оторопевшим друзьям, оттирая кровь с носа о плечо.
— Рыжий, ну ты даешь! — от удивления волк отпустил шакала.
— Я так и знал, что эта любопытная ворона клюнет на эту уловку!
— Наконец-то эта мерзкая птица поплатиться за свои наглые выходки, — довольно сказал Миша. — Сверни ей шею, и дело с концом!
Ворона испуганно захрипела со сжатым клювом.
— Не торопись, Миша, — хитро улыбнулся Рыжий Лис.
— Ты что-то придумал, — догадался волк.
Но Рыжий Лис лишь молча направился обратно к избушке и поманил за собой остальных. Хищники остановились прямо напротив двери, и зайчатам все хорошо было видно через щель в чердачной дверце.
Рыжий Лис постучал в дверь и крикнул:
— Кролик и Трусишка! Если вы сейчас же не откроете дверь, я сверну вашей вороне шею!
Зайчата переглянулись. Трусишка нервно сглотнул.
— Что будем делать? — прошептал Путешественник.
— Кролик! — раздался голос Рыжего Лиса. — Считаю до трех!
— У нас нет выбора, — сказал Кролик, спускаясь через лаз на печку.
— Но ведь…
— Раз!
— … Рыжий Лис нас поймает! — возразил Путешественник, следуя за Кроликом.
— Они думают, что нас здесь двое, поэтому ты, Трусишка, оставайся на чердаке и ни в коем случае не вылезай оттуда! — Кролик закрыл потайной ход.
— Два!!
— А ты, — сказал он Путешественнику, отодвигая сундук в сторону, — беги через погреб!
— А как же ты?!
— В конце концов, это по моей вине в лесу появились Рыжий Лис и его шайка, — и Кролик почти силком столкнул Путешественника в открытый погреб.
— Я уже начинаю сворачивать ей шею! — сообщил Рыжий Лис.
Кролик кинулся к двери и отпер ее. Дверь тотчас же отворилась, и лис, выпустив Карр-Кар — та сразу взлетела и огласила лес истошными воплями, — ворвался в избушку и схватил Кролика.
Быстро оглядевшись, Рыжий Лис крикнул волку:
— Трусишка бежал через погреб!
Миша кивнул и опрометью бросился в кусты, где был выход из норы, ведущей в погреб. По расчетам Кролика, Путешественник уже должен был вылезти и убежать, и тем сильнее было его удивление, когда из кустов показался сияющий волк, держа беглеца за уши.
— Во! — заорал волк. — Поймал Трусишку!
— Я не Трусишка, я — Путешественник, — огрызнулся в ответ зайчонок.
— Все одно кончились твои путешествия! — заявил довольный Миша. — Славный у нас сегодня будет завтрак!
— Завтрак сегодня будет другой, — возразил Рыжий Лис.
— Как это другой? — не понял Миша.
— Появилась у меня одна мысль, — отвечал хитрый лис, — эти зайчата сначала за нас починят крышу для Иваша. Мелкий, принеси-ка веревки из погреба.
— Гм, — сказал Миша, — не нравится мне эта затея, Рыжий. С этими зайчатами лучше не шутить.
— Миша, — сказал Рыжий Лис своим проникновенным голосом, — теперь уже беспокоиться не о чем. Зайчата пойманы, они сделают за нас работу, а мы за это время отдохнем, поправим свои силы, да еще и откормим добычу, а то вот этот, — лис показал на Кролика, — совсем тощий.
Миша почесал затылок.
— Может, мы с Мелким хотя бы своего зайчонка, Трусишку этого, съедим, — неуверенно предложил он.
— Миша, — улыбнулся лис, — нас здесь четверо, а зайчат только двое. Не беспокойся, больше они от нас уже не сбегут.
Волк нехотя уступил Рыжему Лису и, недовольно качая головой, накинул на зайчат ошейники из веревки, которую притащил Мелкий.
Миша тщательно проверил каждый узел на веревках, и все двинулись в сторону Землянки Иваша. Первыми шли Рыжий Лис и Иваш, следом Волк, который вел за собой зайчат, и замыкал процессию Мелкий.
Шакал немного приотстал, и зайчата смогли наконец перекинуться парой слов.
— Что случилось, — прошептал Кролик, — почему тебя поймали?
— Я в погребе неудачно приземлился, — также шепотом отвечал Путешественник, — прямо на палки лиса, и, кажется, подвернул лапу.
Он и в самом деле прихрамывал.
— Хорошо, хоть Карр-Кар спаслась, — заметил Кролик.

Шум снаружи давно стих, а Трусишка все сидел и боялся даже пошевелиться. Внезапно раздавшийся тихий стук в чердачную дверь заставил его вздрогнуть и отскочить в сторону.
— Трусишка, — сказал жалобный голос, — это я, Карр-Кар.
Зайчонок приоткрыл дверь, и ворона проскользнула на чердак.
— Это я во всем виновата! — запричитала она. — Это все из-за меня!.. Я же только посмотреть хотела!..
— Карр-Кар, успокойся…
— Что же теперь делать?! Что же теперь будет! Они погибнут, их уже не спасти!
— Карр-Кар! — строго сказал Трусишка, чтобы остановить причитания вороны. — Кролик и Путешественник еще живы, и мы спасем их!
— Мы спасем их? Но как?
— Мы что-нибудь придумаем, — неуверенно сказал Трусишка.
— Но там же и Рыжий Лис, и Миша, и Мелкий, и Иваш! — ворона вновь готова была зарыдать. — Что мы можем сделать?!
— Мы что-нибудь придумаем, — повторил зайчонок, но на этот раз твердым голосом.
Внезапно он осознал, что единственные, кто сможет помочь Кролику и Путешественнику, это он, маленький зайчонок Трусишка, и Карр-Кар. И больше надеяться не на кого, потому что тот, на кого можно было бы понадеяться, то есть Кролик, сам в плену.
— Мы должны что-нибудь придумать, — добавил Трусишка. — Но сначала ты выясни, где и как будут держать пленников.
Ворона, немного успокоившись, кивнула.
— Также узнай, что будут делать сами хищники. Короче, высматривай все, что только можно. Мы будем устраивать побег!
— Я все сделаю! — сказала Карр-Кар. — Никто меня даже не заметит!
Ворона улетела, и Трусишка вновь почувствовал себя маленьким и очень растерянным зайчонком. И ужасно трусливым…
Глава V. В плену
Было раннее утро. На краю прогалины в тени деревьев, рядом с Землянкой догорал костерок. Вокруг расположились хищники: Миша дремал, что-то догрызал Мелкий, Рыжий Лис сидел, прислонившись к дереву, и жевал травинку. Чуть поодаль расселся Иваш.
— Итак, — лениво заметил Рыжий Лис, прерывая молчание, — завтрак вам устроил я, так что, Миша, обед за вами.
— А крыша? — подал голос Иваш.
— Прямо сейчас и начнем, — ответил Рыжий Лис. — Ты, Иваш, давай, командуй зайчатами, а я буду присматривать, чтобы они не сбежали.
Рыжий Лис потянулся, встал и направился к хижине, куда они поместили зайчат на время обеда.
— Эге-гей! — еще с порога закричал он. — Каторжники, на работу!
Кролик и Путешественник сидели в дальнем углу, привязанные к огромному бревну, служившем скамьей. Рыжий Лис отвязал их, проверил веревки — а вдруг перегрызли? — и вывел зайцев наружу.
Крыша Землянки, некогда двускатная, со временем осела и стала почти плоской; она лишь немного возвышалась над землей, поэтому влезть на нее не составляло большого труда.
Лис водрузил зайчат на крышу, а поводки протянул Ивашу:
— Только не умори их работой.
— Миша! — крикнул он затем. — Отправляйтесь на охоту, нечего разлеживаться! И зайцам поесть принесите!
Миша, вздохнув, поднялся, и они с Мелким потащились на охоту.
— В Армии лиса Капитана, конечно, было хорошо, — заметил волк шакалу, — но тоже приходилось все время исполнять всякие приказы, ни одной свободной минуты, чтоб подремать…
Сам же Рыжий Лис уселся в тени и задремал вполглаза.
А зайчата приступили к работе. Сначала нужно было очистить крышу от всякого хлама: Иваш, чтобы крыша не протекала, натаскал туда всякого мусора — хвороста, листьев, досок и просто глины.
Проработали пленники до вечера, правда с небольшими перерывами, на которых настаивал Рыжий Лис, чтобы зайчата не очень выдыхались. Только один раз они запротестовали сами, что хотят пить, и лис сводил их к ручью, к Капитанской Запруде, которая находилась неподалеку и была построена еще Армией Капитана, чтобы сподручнее было брать воду.
Наконец вернулись Миша и Мелкий с добычей и охапкой травы, и Рыжий Лис велел прекратить работы.
— Может, пусть еще поработают немножко? — попробовал возразить Иваш.
— Нет, — отрезал лис, принимая у Миши добычу. — Мелкий, заведи зайчат в Землянку. Траву-то хоть сочную нарвали?
— Да охотник его знает, — отвечал Миша, разжигая костер, — рвали, где погуще.
Мелкий завел зайчат в Землянку, привязал их бревну-скамье и кинул им охапку травы.
— Уф! — облегченно вздохнул Путешественник, когда они остались одни. Он подсел поближе к охапке травы и порылся в ней. — Так и знал: нарвали всякой гадости! И где только они все это отыскали?
Но выбирать не приходилось, и зайчата принялись за ужин.
— Как ты думаешь, — шепотом спросил Путешественник, — куда нас поместят ночью?
— Сюда же.
— Ночью можно будет попробовать бежать. У тебя есть какой-нибудь план?
Кролик покачал головой.
— Думай, Кролик! Тебе не привыкать быть в таких переделках, и ты обязательно что-нибудь придумаешь!
Кролик в ответ лишь грустно усмехнулся.
— Эх, если бы нам кто-нибудь помог! — продолжал словоохотливый Путешественник. — Но единственный, кто смог устроить нам побег из такого положения, это ты, Кролик.
— А как же Трусишка? Карр-Кар?
— Что Трусишка? — улыбнулся Путешественник. — Он, конечно, парень неплохой, но… — Путешественник повертел лапой в воздухе, — трусоват более, чем обычно.
— Он гораздо храбрее, чем ты думаешь.
В это время снаружи послышался шум, дверь отворилась, и в Землянку вошли Рыжий Лис и Миша.
— Так, — сказал лис, подходя к окошку, — сюда они вряд ли дотянутся, но все равно завалим окно снаружи бревном. Подкоп за ночь они не успеют сделать, да и Иваш тут за ними ночью присмотрит. Надо будет сказать ему об этом, когда вернется с малинника.
— А дымоход? — сказал Миша.
— Заложим снаружи камнями — не выберутся. Так, а здесь у нас что? — Рыжий Лис присел на корточки и заглянул под лежанку. — Порядок, — заключил он, поднимаясь. — А дверь снаружи бревном подопрем. Пошли, Миша, как бы там Мелкий наш ужин не испортил.
— Не беспокойся — что-что, а готовить Мелкий умеет, — отвечал волк, тщательно закрывая за собой дверь.
— М-да… — протянул Путешественник. — Похоже, у нас нет никаких шансов даже ночью…
На другой день ранним утром зайчат вывели на работу. На этот раз за ними наблюдали Миша и Мелкий, Рыжий Лис ушел на охоту. Как и накануне, зайчата работали с небольшими перерывами, Миша один раз сводил их к Капитанской Запруде. К полудню зайчата полностью очистили крышу от всякого мусора. Тут вернулся лис, и уставших зайчат наконец завели в хижину обедать.
— Теперь нас можно и не охранять, — сказал Кролик, — у меня нет сил даже для побега.
Путешественник лишь кивнул в ответ с набитым ртом.
— Трава, которую нарвал Рыжий Лис, не в пример лучше вчерашней, — заметил он, разжевав.
— Когда лис собирался у себя в сарайчике откармливать зайчат, он наверняка изучал, что мы любим.
После обеда зайчат сводили на водопой, а затем снова заставили работать. Вечером у уставших зайчат не было сил даже думать о побеге: едва поужинав, они заснули мертвым сном.
Еще засветло Кролик растолкал Путешественника:
— У меня появилась одна идея!
— Побега?! — сразу вскочил Путешественник.
— Тише! Не совсем. Если мы спрячемся под лежанкой, то хищники, решив, что мы сбежали, могут пуститься в погоню…
— А мы в это время сбежим по-настоящему! — догадался Путешественник.
— План сомнительный, но можно попробовать.
Зайчата перегрызли свои поводки, которыми они были привязаны, и, осторожно подкравшись к лежанке, на которой храпел Иваш, спрятались под нее.
Было еще очень рано, поэтому ждать пришлось долго, и зайчата задремали…
Их разбудил вопль Миши:
— Лис!! Зайчата сбежали!
В Землянку стремглав вбежал Рыжий Лис.
— Сейчас разберемся, — лис старался говорить спокойно, но голос выдавал его.
— Я же предупреждал! — волк в отчаянии носился по Землянке. — Ты куда смотрел, медвежья морда?!
— Они не могли сбежать! — немного успокоившись, сказал Рыжий Лис. — Давайте сначала все осмотрим…
И тут же, заглянув под лежанку, Рыжий Лис увидел схоронившихся пленников.
— Вот же они! — облегченно воскликнул лис. — Как следует не подумал, а уже поднял панику на весь лес! Вытащи их оттуда и отведи на водопой. Сегодня они будут работать вдвойне.
Рассерженный волк самым нелестным образом выудил зайчат из-под лежанки и, накинув на них ошейники так, что они только что не задохнулись, повел их, ворча, к запруде. Зайчата совсем пали духом и плелись еле-еле, понукаемые Мишей.
Подходя к Капитанской Запруде, Кролик сразу же заприметил скомканный клочок бумаги в траве около воды и, толкнув Путешественника в бок, указал ему глазами на листок. Зайчата переглянулись — листок лежал здесь неспроста.
Кролик, дернувшись в сторону, отвлек внимание волка, за что, правда, отхватил подзатыльник, но в это время Путешественнику удалось незаметно подобрать клочок бумаги.
Вернувшись с водопоя, зайчата сразу же принялись за работу. Лис выполнил свое обещание: зайчата работали, почти не отдыхая, и допоздна. Работа быстро продвигалась, и довольный Иваш вечером даже угостил пленников малиной.
Только перед сном, когда все хищники заснули, зайчата решились развернуть клочок бумаги. Они не ошиблись — это была записка; она гласила: «Держитесь!»
— Гм, — сказал Путешественник, осматривая записку со всех сторон, надеясь найти еще что-нибудь. — И что бы это значило?
— Это Трусишка, — задумчиво сказал Кролик. — Но, скорее всего, он не один. Сам он не смог бы составить такую короткую и многозначительную записку. Он что-то придумал. Только как бы он не натворил глупостей…
— Могли бы еще что-нибудь написать, а то сиди тут — гадай, — недовольно заметил Путешественник.
— Записку могли перехватить хищники, — ответил Кролик.
— В самом деле, — согласился Путешественник. — Но нам было бы легче, если бы мы знали, что там придумал Трусишка…
Зайчата разорвали записку на мелкие кусочки, закопали остатки в углу и улеглись спать.
— Никак не могу догадаться, что же придумал Трусишка, — через некоторое время сказал Путешественник. — Ведь у нас совершенно безвыходное положение!
— Мне тоже ничего в голову не приходит, — успокоил его Кролик.
Глава VI. Потайной ход
Ночью Кролика разбудил неуемный Путешественник.
— Чего тебе? — спросонья буркнул тот.
— Тсс! — сказал Путешественник шепотом. — Прислушайся!
В Землянке стояла непроглядная темень, единственное окошко было завалено снаружи бревном. Зайчата, затаив дыхание, навострили уши.
Из угла, где находился камин, донесся еле слышный шорох, который сквозь храп Иваша с трудом можно было разобрать.
— Ты слышал? — взволнованно прошептал Путешественник.
— Да.
— Значит, мне не показалось! Это уже с полчаса продолжается!
— Это у камина!
Зайчата на ощупь пробрались поближе к камину. Шорох повторился.
— Кто здесь? — шепотом спросил Кролик.
Все стихло. Только Иваш продолжал безмятежно похрапывать.
— Кролик, это ты? — еле слышно, как из-под земли донеслось из камина.
— Да! — воскликнул Путешественник шепотом.
— Тише! — одернул его Кролик. — Это ты, Трусишка?
— Да, я! — радостно отвечал голос.
— Ты что, подкоп сделал?
— В общем, да, — ответил Трусишка из темноты. — Помогите, тут надо лаз расширить.
Пленники быстро избавились от своих веревочных ошейников и подошли к камину. В задней стенке камина они нащупали небольшую дыру. Пожав лапы Трусишке, Кролик и Путешественник принялись расширять ход, стараясь работать как можно тише. Вскоре усилиями зайчат дыра в камине стала довольно большой, и пленники смогли пролезть в туннель. Здесь было ужасно тесно, и зайчата могли продвигаться только гуськом и на четвереньках.
— Здесь суслик Пик, — представил кого-то в темноте Трусишка, — это он раскопал этот ход.
— Ладно, нечего тут в темноте знакомиться, — раздался в ответ тонкий голос. — Идемте к выходу.
Пик возглавлял шествие, за ним следовали по одному Трусишка, Кролик и Путешественник. Туннель был местами довольно узким — зайчата еле протискивались, — извилистым и, казалось, бесконечным. Сначала он вел куда-то вниз, потом выровнялся, затем пошел в гору, и все наконец, тяжело дыша, вывалились наружу, в заросли кустов в небольшом овражке.
Путешественник был самым крупным из всех четверых, и ему пришлось туже всех.
Отдышавшись, пленники поблагодарили своих спасателей.
— Пик, ты настоящий герой! — поднявшись, воскликнул Путешественник. — Думаю, выражу общее мнение, если скажу, что в нашей Команде прибыло!
Кролик и Трусишка с жаром поддержали эту идею, чему скромный Пик был несказанно рад.
— Трусишка, — продолжал Путешественник, — теперь я буду тебя называть Храбрый Трусишка, как бы странно это не звучало. Признаться, я не очень-то верил, что ты сможешь нас спасти из этого безвыходного положения, но Кролик ни одной минуты в тебе не сомневался!
И, охнув, Путешественник сел: он отбил в туннеле все бока.
— Трусишка, но как вы за два дня успели сделать такой подкоп? — спросил Кролик.
— Это не мы его сделали, — ответил Трусишка, хитро прищурившись. — Это потайной ход самого лиса Капитана. Вдвоем с Пиком мы его просто раскопали.
— Это было нетрудно, — добавил Пик. — Туннель хоть и наполовину завален, но еще крепкий.
— А как вы его нашли? — удивился Путешественник.
— Дедушка Колючая Голова помог, — ответил Трусишка.
— Это тот старый еж, что вечно сидит на Мудром Камне и читает какую-то книгу?
— Да, только он не читает, а пишет эту книгу. Она называется… — Трусишка наморщил лоб для пущей уверенности. — Она называется «Описание жизни жадного Капитана и его Армии».
Если по правде, книга старого ежа называлась «Жизнеописание кровожадного лиса Капитана и его Армии», но Трусишка от волнения не смог точно запомнить такое длинное название.
— Про этот потайной ход уже никто не помнит, — продолжал Трусишка, — но у Колючей Головы есть даже схема этого туннеля. Он же нам и посоветовал написать такую краткую записку, чтобы только вы смогли ее понять, а хищники, если бы записка попала в их лапы, ничего не поняли бы. А Карр-Кар положила записку возле запруды. Это она все выведывала про вас: где вас держат, чем кормят, куда на водопой отводят.
— А где она сама?
— Следит за землянкой. Утром она присоединится к нам, — ответил Трусишка и добавил: — Боится она вас немного, ведь это из-за нее вас поймали.
— Она не виновата, — сказал Кролик, — это Рыжий Лис всех перехитрил.
— Конечно! — с жаром отозвался Путешественник. — А я, так вообще, по собственной неловкости попался!
— Ну, — сказал Пик, поднимаясь, — пора идти.
И немного передохнувшие друзья снова пустились в путь.
— Я думал, мы идем к Большому Дубу! — через некоторое время удивленно воскликнул Путешественник, озираясь по сторонам.
— Мы идем к Бобровой Запруде, — сказал Трусишка, не оборачиваясь.
— А почему туда?
— Увидишь, — ответил Трусишка и хитро подмигнул Пику.
Друзья вышли к реке прямо у плотины бобров. Уже светало, но солнце еще не взошло; и легкая дымка над водой скрадывала истинные размеры запруды.
Здесь Трусишка и Пик повели своих друзей вдоль берега вверх по течению. Кролик и Путешественник недоуменно переглянулись: ведь там было заболочено; и любопытный и нетерпеливый Путешественник хотел было уже разразиться вопросом, но Пик, обернувшись, знаком призвал их к молчанию.
Так, в тишине, друзья гуськом крались по берегу, хлюпая лапами по болотистой земле. Пройдя определенное расстояние, они перебрались по поваленному дереву через один из многочисленных каналов, вырытых бобрами, и оказались, таким образом, на острове.
Продравшись через кусты вглубь островка, друзья вышли к шалашу. К нему-то и направились Трусишка и Пик; Кролик и Путешественник последовали за ними.
— А вот и мы! — радостно заявил Трусишка, входя в шалаш.
В шалаше оказались Колючая Голова и бобренок Острозуб.
— Ура! — завопил Острозуб, бросаясь к новоприбывшим..
— Рад вас видеть снова свободными, — Колючая Голова пожал переднюю лапу сначала Кролику, а потом Путешественнику.
— Спасибо вам, дедушка Колючая Голова, — поблагодарили зайчата в свою очередь, — что помогли нам!
— Моя помощь ничтожна, — улыбнулся в ответ Колючая Голова, — вы сами все сделали. Ну, а теперь я, пожалуй, пойду, сыровато тут для моих старых костей…
Колючая Голова попрощался со всеми и, кряхтя, отправился домой.
— Острозуб тоже хотел бы вступить в нашу Команду, — заметил Трусишка, кивнув на потупившегося бобренка. — Без вас я не стал никого принимать.
Бобренок Острозуб тут же единодушно был принят в Команду Кролика.
— Теперь наша Команда стала еще многочисленнее, — сказал Кролик, оглядев своих друзей, — чему я очень рад. Спасибо вам всем огромное!
— Уже достаточно светло, так что пора приниматься за дело, — заметил Острозуб, вытаскивая откуда-то листок бумаги.
— Какое еще дело? — не понял Путешественник.
— Очередной номер газеты «Лесные новости», — с гордостью отвечал Трусишка за бобренка. — Это Острозуб сам придумал.
— Мне дедушка Колючая Голова подсказал, — скромно поправил автор газеты, раскладывая бумагу на пеньке, стоявшем посреди шалаша.
— Когда вы были в плену, — продолжал Трусишка, — Карр-Кар была все время занята тем, что следила за Землянкой, и некому было рассказывать новости в лесу, и Острозуб решил делать газету и вывешивать ее у Большого Дуба.
— Отличная идея! — Путешественник не скрывал своего восторга.
— А сколько ты номеров уже сделал? — спросил Кролик, зевнув.
— Пока только один, — все тараторил Трусишка, — там Острозуб написал про то, как вы попали в плен к Рыжему Лису. А сейчас он будет делать следующий номер, где напишет про ваш побег!
Бобренок тем временем зубами ловко очинил карандаш и начал старательно, аж высунув язык, выводить на бумаге большими буквами название газеты.
— Ух ты! — прыгая вокруг от нетерпения, воскликнул Путешественник, когда слово «лесные» было готово. — А можно я тоже попробую?
Острозуб, не отрываясь от бумаги, помотал головой в знак отрицания и взялся за второе слово. Путешественник огорченно вздохнул и уселся в уголке шалаша рядом с задремавшими уже после ночных треволнений Кроликом и Пиком.
Через некоторое время к ним присоединился и бодрившийся дольше всех Трусишка, и вскоре все участники ночного побега дружно спали под мерный скрип карандаша Острозуба…
Глава VII. Газета
Стояло прекрасное солнечное утро, которое предвещало не менее прекрасный солнечный день; весело насвистывая под щебетанье пичужек, Миша убрал в сторону бревно, которым была придавлена дверь Землянки, и вошел внутрь.
Через секунду оттуда раздался истошный крик, в котором с трудом можно было узнать голос волка:
— Лис!! Зайчата сбежали!
Рыжий Лис, с удовольствием потягивавшийся после сна, подскочил на месте и бросился в Землянку.
— Зайчата сбежали! — взбешенный Миша стоял у камина.
— Спокойно, — сказал ему Рыжий Лис, — надо все осмотреть, они не могли бежать!
— Они сбежали через эту дыру! — слова волка звучали как приговор.
Холодея и внутренне понимая, что все-таки то, чего они боялись, случилось, лис, все еще надеясь на чудо, заглянул под лежанку, на которой сидел Иваш, скорее обеспокоенный тем, что его так шумно разбудили, чем побегом зайчат.
— Они сбежали через эту дыру! — повторил Миша, показывая на потайной ход в камине.
Рыжий Лис наконец подошел к тому месту, куда указывал волк. Делая вид, что рассматривает темный проем лаза, лис лихорадочно размышлял, что же делать. Наконец он воскликнул:
— В погоню! Зайчата не могли прорыть длинный ход!
— Этот ход прорыли не зайчата, — хмуро изрек Миша.
— А кто же тогда? — удивленно спросил Рыжий Лис, оборачиваясь на хозяина Землянки.
— Я эту нору не рыл, — поспешил ответить Иваш.
— Болтали в свое время в Армии про какой-то потайной ход, — продолжал Миша, — который вырыли барсуки по плану Капитана.
— Так что же ты ничего не сказал?! — взвизгнул Рыжий Лис.
— Никто в глаза не видел этот ход, и все думали, что это выдумка. Кто ж знал!
— Все равно надо было сказать!
— Надо было сразу пустить добычу на обед! — вскричал Миша, в сердцах хватая лиса за грудки. — Я так и знал, что эта твоя затея добром не кончится!
— Не время ссориться, — примирительно сказал Рыжий Лис, стараясь освободиться от железной хватки волка, — надо снарядить погоню!
— Никто не знает, где выход из этой норы! — возразил Миша, тем не менее отпуская лиса.
— Мы пустим Мелкого по туннелю, — отвечал лис, взглянув на шакала, скромно стоявшего у дверей Землянки.
— Мелкий! — тут же позвал Миша.
Шакал попытался было протестовать, что он не пролезет в нору, но его никто не стал слушать; лис с волком общими усилиями затолкали его внутрь.
Оказавшись в норе, Мелкий делать нечего полез дальше. Туннель вначале был хоть и тесноват, но все же места было достаточно для него, но уже через два шага ход сильно сузился.
— Я дальше не пролезу, — крикнул Мелкий, пятясь назад: в тесноте невозможно было развернуться.
— Сейчас мы попробуем тебя протолкнуть, — крикнул Рыжий Лис и кивнул волку.
Миша попытался дотянуться до шакала передними лапами, но было слишком далеко, и он, ухватившись за верхний край камина начал толкать Мелкого задними лапами.
После пары толчков из туннеля послышался приглушенный шакалий визг. Миша остановился.
— Ну что? — крикнул Рыжий Лис в нору.
Шакал что-то сказал, но, так как голова его была повернута внутрь, ничего нельзя было разобрать.
— Что-что?! — переспросил лис.
— Я дальше не пролезу, — удалось наконец разобрать хищникам ответ бедного шакала.
— Он дальше действительно не пролезет, — подтвердил волк.
— Ладно, — крикнул в ответ Рыжий Лис, — вылезай!
Шакал что-то ответил, но хищники снова не расслышали, и пришлось переспрашивать несколько раз.
— Он застрял, — подытожил Рыжий Лис.
— Как же мы его вытащим? — озадачился Миша.
— Надо расширить ход, — подумав с секунду, сказал Рыжий Лис.
Волк двумя мощными движениями разрушил камин и расширил лаз. Теперь он мог дотянуться до задних лап застрявшего шакала. Тогда Миша устроился поудобнее, схватил Мелкого за задние лапы и, не обращая внимания на его визг, начал тянуть.
Мелкий застрял очень хорошо и не сразу поддался усилию, но волк напрягся, и шакал вылетел из норы как пуля из ружья охотника. Волк от неожиданности повалился навзничь.
— Уф-ф! — облегченно выдохнул шакал, весь чумазый, поднимаясь и отряхиваясь.
— Быстро в Заброшенную Избушку! — тотчас скомандовал Рыжий Лис, первым бросаясь вон из Землянки; остальные последовали за ним.
Вообще говоря, идея эта была довольно-таки сомнительной, но лис не хотел об этом задумываться. Через полчаса хищники запыхавшейся толпой вывалились на поляну, где стоял дом Кролика, и здесь остановились.
Дверь избушки была открыта настежь, какой они ее сами и оставили два дня назад. Зайцами здесь и не пахло.
Рыжий Лис хмуро проследовал в избушку, словно желая удостовериться во всем сам, и даже заглянул в открытый погреб. Остальные молча ждали снаружи, усевшись на бревно-таран.
— Большой Дуб далеко отсюда? — спросил лис, наконец выйдя из Избушки.
— Не то чтобы очень, — ответствовал Иваш, пожав плечами.
— Пошли туда, — кивнул лис, — узнаем последние новости.
На этот раз процессию возглавил Иваш, как знающий самый короткий путь. Всю дорогу хищники хмуро молчали. Каждый думал о чем-то своем, и лис чувствовал это. Чувствовал и знал, что это ведет к распаду шайки. Вообще-то, Рыжий Лис не очень любил всяческого рода компании, он больше предпочитал одиночество, но за эти дни он так привык командовать, что мысль о распаде шайки ему определенно не нравилась.
Иваш по своей неторопливой природе шел вначале медленно, но шедший рядом лис все ускорял шаги, и медведю, чтобы быть впереди и показывать дорогу, тоже пришлось прибавить ходу; и к Большому Дубу хищники вышли уже скорым шагом.
У старого великана собралась целая толпа зверей и птиц, при виде Рыжего Лиса и компании все они тотчас же бросились врассыпную. Подойдя ближе, хищники увидели, что привлекло их внимание: к стволу Большого Дуба был прикреплен листок бумаги.
— Ого, — воскликнул Иваш, — этого раньше не было.
Друзья подошли поближе. Рыжий Лис, быстро пробежавшись глазами по листку, вдруг посерел, сорвал листок с дерева и, скомкав, бросил в сторону.
— Негодные зайчишки! — зло сказал он.
Остальные, читающие не так быстро, недоуменно переглянулись
— А что это такое? — спросил волк.
Рыжий Лис хмуро буркнул что-то невнятное и уселся на Мудрый Камень.
Миша подобрал листок, расправил, но так как он сам по части грамоты был слабоват, то, усевшись рядом с лисом, сунул бумажку Мелкому:
— Ну-ка, прочитай.
Шакал прочистил горло и начал читать вслух:
— Газета «Лесные новости», номер второй.
— Надо же, газета, — многозначительно кивнул волк Ивашу, севшему рядом.
— Негодные зайчишки! — еще раз пробормотал Рыжий Лис и, вскочив, начал прохаживаться взад-вперед возле камня.
— Рыжий Лис остался с носом, — прочитал Мелкий заголовок и продолжил: — Сегодня ночью зайчата Кролик и Путешественник сбежали из Землянки медведя Иваша. Побег долго и тщательно готовили зайчонок Трусишка, ворона Карр-Кар и суслик Пик…
Иваш и Миша внимательно слушали, изредка переглядываясь друг с другом, Рыжий Лис же все время, пока шакал читал, нервно прохаживался рядом.
— Составитель: бобренок Острозуб, — прочитал Мелкий последнюю строчку и, облегченно вздохнув, тоже уселся на Мудрый Камень рядом с волком.
— Да-а, — вздохнул Волк, рассматривая газету, — где ж теперь их искать-то…
Воцарилась тишина.
Надо было что-то придумать. Рыжий Лис чувствовал, что сейчас все ждут этого именно от него. Казалось, самый воздух пропитан этим ожиданием, но, сколько лис не старался, впервые в жизни ему в голову ничего не приходило.
Время шло, а лис все ходил из стороны в сторону рядом с Большим Дубом.
Иваш как сидел, так и задремал, уронив голову на грудь; Мелкий раздумывал, что, пожалуй, пора бы обеспокоиться насчет обеда, но подать голос не решался; Миша сидел, уставившись в одну точку где-то в траве.
Наконец волк, словно очнувшись, поднял голову и встал. Следом вскочил с валуна Мелкий; проснулся Иваш; Рыжий Лис, несмотря на то, что в тот момент был спиной, прекратил свою ходьбу и стал, чуть повернув голову.
— Мы, — прочистив горло, сказал Миша, — пожалуй, пойдем.
И тут Рыжего Лиса осенило.
Когда он повернулся к своим товарищам, то на его морде уже не было и следа растерянности, а глаза вновь сузились в хитром прищуре.
— Именно, — сказал он, подходя к Мише.
— А как же моя крыша? — подал голос Иваш, обеспокоенный таким поворотом событий.
Рыжий Лис взял удивленного такой метаморфозой волка под локоть и отвел его в сторону.
— Миша, — зашептал лис в самое ухо товарищу, — сейчас мы действительно здесь разойдемся. Мы с тобой покинем этот лес…
— Мы так и собирались, — прервал волк.
— Мы с тобой покинем это лес, — так же шепотом, но с нажимом повторил Рыжий Лис, — чтобы все подумали, будто мы отказались от своей затеи. Заодно отдохнем немного, наберемся сил. За это время все в лесу успокоится, зайчата вернутся в свою Избушку. И тогда, — лис сделал выразительную паузу, — мы вновь нагрянем сюда!
— А как мы узнаем, что зайчата вернулись? — спросил Миша.
— А для этого здесь останутся Иваш и Мелкий, — ответил Рыжий Лис.
— Мелкий останется здесь? — переспросил озадаченный волк.
— Это необходимо, — убежденно зашептал лис. — Кто-то должен остаться, чтобы следить за возвращением зайчат.
— Так Иваш же здесь останется, — возразил волк.
— Во-первых, Миша, — зашептал в ответ Рыжий Лис, — от этого лентяя и увальня нет никакого проку, сам прекрасно знаешь. Во-вторых, нужен кто-то маленький и незаметный, на кого не обратят особого внимания. Это как раз Мелкий.
— А как же моя крыша? — снова подал голос Иваш.
— А как же его крыша? — переспросил волк.
— От крыши мы не отказываемся, — так же шепотом отвечал лис на ухо Мише. — Все будет по уговору: он поможет нам поймать зайчат, мы ему — починить крышу.
Волк бросил взгляд на Мелкого и озадаченно почесал голову.
— В конце концов, — прибавил рыжий хитрец, — когда ты был ранен, Мелкий бросил тебя и убежал.
Это развеяло последние сомнения волка.
— Я согласен, — сказал он.
Лис довольно кивнул и повернулся к остальным.
— Мы покидаем этот лес! — объявил он громко.
— А как же моя крыша? — тут же поинтересовался Иваш.
Глава VIII. За хищниками
С тяжелым сердцем проводил Мелкий взглядом своего товарища, скрывшегося в кустах следом за Рыжим Лисом. Все произошло так быстро, что шакал не успел даже переговорить с волком наедине, чтобы попробовать переубедить его. Но больше всего Мелкого настораживало, с каждым из них: и с Ивашем, и с Мишей и с ним, Мелким, — Рыжий Лис беседовал отдельно. Что-то здесь было не так, хитрый лис явно что-то замыслил…
Из раздумий шакала вывел окрик Иваша.
— Что? — растерянно переспросил тот.
— Работать давай, — раздраженно отвечал медведь, — чего расселся!
— Как работать?! — оторопел шакал.
— Ясное дело как: крышу чинить!
— Но такого уговора не было! — беспомощно пискнул Мелкий.
— Еще как было! — грозно возразил медведь, нависнув над шакалом. — Лис сказал, что пока ты здесь, ты и будешь чинить мою крышу.
Шакал хотел возразить, но, еще раз окинув взглядом нависшего над ним Иваша, лишь горестно вздохнул. Вот и прояснилась каверза, задуманная Рыжим Лисом.
Пришлось Мелкому заняться ремонтом крыши Землянки. Иваш же, будучи большим бездельником, и не думал помогать, но зато очень строго следил, чтобы шакал не отлынивал от работы. Крыша была сделана зайчатами только наполовину, и для маленького шакала работы было достаточно.
Только когда совсем стемнело, Иваш разрешил Мелкому прекратить работу и отправился спать. Шакал же, у которого не осталось сил даже умыться, весь чумазый улегся рядом с Землянкой и горько заплакал…

В шалаше Острозуба царил веселый галдеж. Путешественник, Трусишка, Пик и Карр-Кар, перебивая друг друга, вовсю советовали бобренку, склонившемуся над листом бумаги, как озаглавить новый номер газеты. Лишь Кролик сидел в уголке и задумчиво молчал.
— Рыжий Лис посрамлен Командой Кролика! — кричал Трусишка.
— Рыжий Лис и его шайка терпят поражение! — вопила ворона.
— Команда Кролика одерживает полную победу! — пищал Пик.
— Рыжий Лис с позором убирается восвояси! — рубил лапой воздух Путешественник.
Бедный бобренок с карандашом в лапах не знал, кого и слушать.
— Пусть название выберет Кролик, — наконец беспомощно заявил он.
Все сразу умолкли и повернулись к Кролику.
— Вообще говоря, — медленно начал Кролик, — я думаю, что пока еще рано праздновать полную победу…
— Но ведь хищники бежали! — воскликнул Трусишка.
— Бежали, — согласился Кролик, — а почему тогда остался Мелкий?
— Мелкий нам не страшен! — гордо заявил Путешественник.
— По-моему, хищники оставили Мелкого не просто так, — продолжал Кролик, — а с какой-то целью.
Все удивленно переглянулись: об этом никто не подумал.
— А стало быть, хищники хотят вернуться. Вернуться, чтобы закончить свое дело.
В шалаше воцарилась гробовая тишина.
— Ты думаешь, они могут вернуться? — спросил Трусишка.
— Обязательно вернутся, — убежденно ответил Кролик.
— И что же писать в газете? — совсем растерялся Острозуб.
— И что нам делать? — добавил Трусишка.
Кролик встал и вышел вперед.
— Предлагаю не ждать возвращения хищников, — твердо сказал он. — Теперь наша очередь первыми нанести удар.
Вновь наступило молчание. Все обдумывали услышанное: даже в самых смелых мечтах никто из присутствующих не заходил так далеко.
— Кролик, — прищурился Путешественник, — признайся, ты что-то уже придумал?
— Придумал, — кивнул Кролик, — но одному тут не справиться, нужна вся Команда.
— В конце концов, — вышел вперед Пик, — мы все — одна команда.
— Не для того я вступал в Команду, — подхватил все тот же неутомимый Путешественник, — чтобы отсиживаться в кустах!
Остальные тоже дружно поддержали Кролика.
— Когда выступаем? — потирая лапы, поинтересовался Путешественник.
— Мне бы газету закончить, — нерешительно подал голос бобренок.
— Выступаем, как только Острозуб сделает газету, — кивнув, ответил Кролик.
— В таком случае все вон из шалаша! — решительно заявил Острозуб, поднимаясь. — Не мешайте мне! Пусть останется только Трусишка.
— Можно я тоже останусь? — попросил Путешественник.
— Нет.
— Но я тоже хочу что-нибудь написать в газету!
Но бобренок был непреклонен, и Путешественник, горестно вздохнув, последовал за остальными.
Вдвоем Острозуб с Трусишкой довольно быстро завершили третий номер газеты. Так как все хотели быстрее узнать, что там написано, то Острозубу пришлось прямо здесь же, у шалаша прочитать газету вслух. Газета всем понравилась, за исключением, пожалуй, Путешественника, который счел заголовок «Рыжий Лис и Миша вынуждены покинуть наш лес» слишком скромным.
Команда Кролика разделилась: сам Кролик, Путешественник и Пик выступили следом за хищниками, а Острозуб с Трусишкой отправились к Большому Дубу вывешивать газетный листок, договорившись затем нагнать остальных. Карр-Кар же, как самая быстрая из всей компании, успевала везде и надолго нигде не задерживалась.
Кролик с друзьями без особых усилий догнали Рыжего Лиса и Мишу, пробирающихся в сторону восхода солнца: те особо не торопились. Команда Кролика пристроилась хищникам в хвост и следовала за ними, но на довольно-таки приличном расстоянии.
Порой Кролик и Путешественник отрывались от остальных и шли вперед, на разведку, чтобы узнать, чем занимаются лис и волк.
— Эти хищники как дети малые, — после первого такого рейда умилился Путешественник. — Не прячутся, по сторонам не смотрят, следы не путают. Следить за ними — одно удовольствие!
— А чего им прятаться, они же хищники, — нервно заметил Трусишка, который чувствовал себя не в своей тарелке.
Путешественник хохотнул и похлопал Трусишку по плечу.
— Если бы я не знал, какой ты на самом деле храбрец, — сказал он, — я бы подумал, что ты трусишь!
Трусишка лишь вздохнул: ему и в самом деле было немножко страшновато.
На третий день путешественники добрались до дома Рыжего Лиса. Хищники сразу же скрылись в норе лиса, чтобы отдохнуть и подкрепиться после дальней дороги. Команда же преследователей обосновались в кустах у Поляны Рыжего Лиса, где раньше было убежище Кролика.
— Ну, — вопросительно прошептал Путешественник, не решаясь говорить в полный голос, — что будем делать дальше?
— Сначала сходим в Заячью Рощу, — также шепотом отвечал Кролик, — и предупредим всех о возвращении Рыжего Лиса, а потом примемся за дело!
Глава IX. В норе
Оказавшись в своем родном лесу, Рыжий Лис полностью воспрял духом и снова почувствовал себя полновластным хозяином жизни. Целый день хищники прохлаждались, ничего не делая и поглощая припасы лиса.
Несколько раз в течение дня волк тревожно вскакивал при подозрительных шорохах.
— Как бы охотники не нагрянули, — говорил он, обеспокоенно оглядываясь по сторонам.
— Не волнуйся, — лениво отвечал Рыжий Лис, — никто не станет искать добычу рядом со своим логовом.
Миша ничего не возражал и лишь качал головой, оставаясь при своем мнении.
К вечеру друзья уничтожили все запасы еды Рыжего Лиса. Решив отложить охоту на следующее утро, хищники устроились на ночлег в норе лиса.
Нора не отличалась особым убранством: на земляном полу лежала охапка высушенной травы, служащая лежанкой; одну стену украшала холщовая мешковина, на другой стене виднелось небольшое углубление, служащее кладовкой.
Первым посреди ночи заворочался Миша. Еще даже не проснувшись, он перебрался повыше, пробормотав:
— Ну и сырость здесь у тебя, Рыжий…
Чуть позже проснулся лис оттого, что у него замерзли задние лапы. Поджав лапы, он услышал всплеск воды. Насторожившись, лис еще раз пошевелил задними лапами: всплеск повторился.
Рыжий Лис соскочил с лежанки и оказался по колено в воде. Лис растолкал Мишу, но тот лишь недовольно заворчал, и хозяин норы бесцеремонно столкнул его в воду.
— Наводнение! — завопил волк, мгновенно проснувшись от холодной ванны.
— Какое наводнение? — сердито оборвал его Рыжий Лис. — В это время года не бывает наводнений.
— Тогда откуда же вода?
Рыжий Лис подошел к туннелю, ведшему наружу, и заглянул в него. Тихо журча, вода втекала в нору через этот туннель.
— Не нравится мне это, — пробормотал лис, — уж больно смахивает на ловушку…
— Охотники?! — нервно поинтересовался Миша, заглядывая в туннель из-за плеча лиса.
— Не каркай! — сверкнул на него глазами Рыжий Лис, хотя сам подумал то же самое.
Хищники осторожно двинулись по туннелю, первым шел Рыжий Лис, затем Миша. Когда до выхода осталось пара шагов, лис остановился и молча указал волку, выглядывающему из-за его спины, на странный предмет у порога.
— Это капкан! — прошептал Миша.
— Охотники, — процедил сквозь зубы Рыжий Лис, — значит, нашли все-таки мою нору…
Друзья двинулись обратно.
— Я так и знал, что охотники рано или поздно нагрянут сюда, — проворчал Миша, когда они снова оказались в норе. — Что теперь будем делать?
Рыжий Лис окинул его высокомерным взглядом.
— Не паникуй, я все предусмотрел и сделал потайной ход, — с этими словами Рыжий Лис сдернул со стены мешковину, и на ее месте открылся потайной туннель, правда, уже парадного.
— Куда он ведет? — с опасением спросил Миша.
— В заросли крапивы на краю поляны.
— Это же совсем близко! — ахнул Миша. — Охотники наверняка уже нашли твой потайной ход!
— Не говори глупостей! — раздраженно ответил Рыжий Лис. — Все знают, что люди боятся крапивы.
На самом деле, у Рыжего Лиса попросту не хватило терпения и сил прорыть запасной ход подлиннее. И лис, чтобы не дать усомниться в своих словах, первым скрылся в туннеле. Волк последовал за ним.
Уже у самого выхода Рыжий Лис внезапно затормозил: прямо на него сверкнуло лунным светом дуло ружья — и резко подался назад. Грянул выстрел. Туннель был узкий, и в нем нельзя было развернуться, поэтому Рыжий Лис со всей мочи попятился, но натолкнулся на Мишу.
— Осади назад! — надсадно зашипел Рыжий Лис.
Но уговаривать волка нужды не было, тот сам изо всех сил полз обратно в нору. Грянул второй выстрел, но друзья уже скрылись в глубине потайного хода.
Миша и Рыжий Лис, задом вывалившись прямо в воду, снова оказались в норе.
— Я так и знал, что ход слишком короткий! — отплевываясь от земли, в сердцах заметил Миша. — Не мог, что ли прорыть чуть дальше в лес…
— Не время ссориться! Надо что-то делать! — прервал его Рыжий Лис.
— А что делать?!
— Не знаю! — раздраженно бросил лис.
Вода все прибывала, мутными потоками заполняя нору. Она доходила хозяину норы уже до пояса.
— Надо копать! — поморщившись, решил наконец Рыжий Лис после нескольких секунд лихорадочного раздумья.
— Нас просто затопит! — возразил Миша.
— Мы будем копать вверх.
— Вверх?..
— Нет времени — принимайся за работу! — оборвал Рыжий Лис.
И хищники с быстротой, на какую только были способны, принялись раскапывать потолок норы. Сыпавшаяся сверху земля лезла в глаза, в ноздри, в пасть, но хищники, отплевываясь и отфыркиваясь, с закрытыми глазами продолжали работать ради своего спасения.
Вода все прибывала; теперь в норе она становилась мутной и грязной. Пол норы превратился в болото, и задние лапы лиса и волка все сильнее и сильнее увязали в грязи.
Рыть вверх было непривычно и тяжело, лапы быстро уставали и наливались свинцовой тяжестью, но хищники не могли позволить себе отдохнуть и минуты.
Но им пришлось все-таки остановиться: они не могли больше дотянуться до потолка. Хищники еще пытались подпрыгивать, но только еще больше выбились из сил.
— Что теперь?.. — тяжело дыша, наполовину прохрипел, наполовину просипел Миша, плюхнувшись в воду, которая уже была ему по грудь, и закашлялся: земля забилась в горло.
Лис тяжело сглотнул. От усталости у него плыли круги перед глазами, а сам он стоял пошатываясь. Но Рыжий Лис не собирался сдаваться.
— Я встану тебе на плечи, — сказал он.
Миша кивнул и присел, насколько позволял уровень воды. Рыжий Лис, держась за стены норы, взобрался на плечи волка и, приняв устойчивое положение, начал разрывать потолок. Под тяжестью мокрого лиса Миша еще больше погрузился во взболоченный пол норы, и вода доходила ему уже до шеи.
А Рыжий Лис рыл и рыл. Его лапы онемели и уже ничего не чувствовали, но лис продолжал с остервенением рыть ход вверх.
Вода все прибывала. Мише, чтобы не захлебнуться приходилось вытягивать шею.
Вдруг земля сверху обвалилась целым пластом, подняв тучи брызг и волн, и в образовавшуюся дыру хлынул лунный свет, ослепив Рыжего Лиса. Лис собрал остатки сил и, хорошенько оттолкнувшись, выпрыгнул из норы.
От этого неожиданного толчка Миша весь скрылся под водой и чуть не захлебнулся, но у него хватило сил вынырнуть обратно. Он хотел прыгнуть следом, но едва смог оторвать задние лапы от вязкого дна.
— Рыжий! — Миша хотел крикнуть, но у него вырвался лишь едва слышный сип. — Рыжий…
До него донеслись два выстрела, последовавшие один за другим.
«Сейчас сюда заглянут охотники!» — промелькнуло в голове барахтающегося волка, и он нырнул. Нырнул и ужаснулся, почувствовав, что сейчас захлебнется. Он резко подался вверх и, хотя ударился головой о земляной потолок, все еще не выбрался на воздух. В отчаянии Миша замахал лапами, закрутился, каким-то невообразимым способом вынырнул, но едва успел глотнуть воздуха, как снова пошел ко дну, потому что потерял опору…

Через некоторое время после того, как Рыжий Лис сломя голову умчался прочь, из зарослей крапивы на краю поляны показался Кролик. Следом за ним выбрался Путешественник с палкой в передних лапах.
Вдвоем они подошли к третьему только что вырытому выходу из норы и осторожно заглянули в него. Нора была залита мутной водой, на поверхности которой зайчата увидели лишь свои отражения и плавающие травинки — остатки бывшей лежанки Рыжего Лиса.
— Все, — подытожил Кролик.
С другой стороны поляны, где протекал ручеек, из-за кустов выглянул Острозуб.
— Идите сюда! — крикнул ему Путешественник.
За Острозубом показались Трусишка с Пиком, и все трое, подойдя, в свою очередь, заглянули в нору. С дерева слетела к ним Карр-Кар.
Нападение охотников на нору Рыжего Лиса на самом деле было работой Команды Кролика. Сразу после похода в Заячью Рощу, пока хищники отдыхали, друзья занялись делом.
Острозуб соорудил небольшую запруду на ручейке; Пик прорыл узкий подземный ход от запруды к норе Рыжего Лиса; Путешественник с Трусишкой принесли капкан, поставленный охотниками недалеко от поляны; Кролик утащил от тех же самых охотников пустую консервную банку и отрезок алюминиевой трубки. Карр-Кар все это время следила за хищниками, чтобы в случае чего предупредить всех.
Трудилась Команда допоздна, и вот, ночью, все было готово. Капкан поставили у парадного входа в нору, чтобы хищники подумали, что это ловушка. На самом же деле капкан никакой опасности не представлял, так как никто не умел им пользоваться. Кролик встал около черного хода, направив трубку внутрь, но так, чтобы его не было видно из норы; рядом расположился Путешественник с палкой. Острозуб, Трусишка и Пик спрятались у плотины. Карр-Кар устроилась у главного входа.
Кролик глубоко вздохнул и сказал, обернувшись к Путешественнику:
— Пора!
Путешественник махнул лапой Пику, ждущему сигнала в кустах, а тот махнул Острозубу. Бобренок открыл плотину, и вода потекла из ручейка по подземному ходу, вырытому сусликом, прямо в нору Рыжего Лиса.
Началось напряженное ожидание.
Через полчаса Карр-Кар взлетела на дерево: это был сигнал, что хищники проснулись и пытаются выбраться наружу.
Но из парадного хода так никто и не вылез. Кролик и Путешественник переглянулись: стало быть, хищники поверили, что их окружили охотники. Теперь, по предположению Кролика, лис и волк должны были попробовать вылезти через черный ход.
Зайчата приготовились. Кролик крепче сжал трубу, а Путешественник замахнулся палкой.
Вскоре из потайного хода донесся едва различимый шорох, и Кролик кивнул головой. Не сводящий с него глаз Путешественник со всех сил шандарахнул палкой по специально для этого приготовленной консервной банке. Раздался грохот не хуже выстрела из ружья.
Из норы донесся какой-то хрип, и шорох усилился. Кролик стоял, чувствуя, как от страха дрожат лапы, но, тем не менее, трубы не выпускал. Путешественник еще раз ударил по банке.
После этого все стихло. Похоже, хищники поверили, что в них стреляли.
Кролик с Путешественником облегченно вздохнули: самое страшное осталось позади. Теперь, по замыслу Кролика, хищники, оказавшиеся в безвыходной ситуации, должны были прорваться через парадный вход.
Прошло еще томительных полчаса.
Вдруг земля где-то посредине между черным входом и парадным обвалилась, образовав дыру, и оттуда выскочил мокрый и грязный Рыжий Лис. Кувырнувшись, он, к счастью для зайчат, понесся зигзагами прочь от них, даже не оглядываясь.
Пока лис не скрылся в зарослях, Путешественник успел два раза стукнуть вдогонку палкой по консервной банке.
Лис убежал, и вновь наступила тишина. Так и не дождавшись, когда из норы покажется волк, друзья вылезли из своих укрытий.
— Это был рискованный план, — сказал Кролик, обращаясь ко всем, — но он сработал благодаря нам!
— Ура! — закричал Путешественник. — Наконец-то мы разгромили Рыжего Лиса!
И все принялись поздравлять друг друга.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПОБЕДА
Глава I, в которой Рыжий Лис признает свое поражение
Отбежав достаточное расстояние, Рыжий Лис без сил повалился в траву у заросшего берега ручья. Нестерпимо болели лапы.
— М-да… — мрачно протянул он, подтянувшись поближе в воде и увидев свое отражение.
Лежа лис попил воды и промочил морду. От холодной воды передние лапы защипало. Только взглянув на них, лис увидел, что они все сбиты в кровь от напряженного рытья. Но в воде передние лапы болели меньше, и лис, сунув их в прохладный ручей, развернулся на спину.
Стояла теплая летняя ночь, небо было усеяно звездами. Однако у Рыжего Лиса, смотрящего на всю эту красоту и размышляющего о своих дальнейших планах, мысли были, прямо скажем, невесёлые.
Со встречи с этим Кроликом у него определенно началась черная полоса в жизни. Никогда еще Рыжий Лис не терпел столько неудач! А тут еще охотники как снег на голову…
Лис горестно вздохнул.
Впрочем, появление охотников Рыжий Лис тоже считал отчасти виной Кролика. Ведь именно из-за всех этих треклятых злоключений лис позволил себе забыть об охотниках, и те тут же нагрянули!
Усталость немного прошла, и Рыжий Лис искупался в ручье, чтобы смыть грязь. От прохладной ванны стало легче.
«Я покину этот лес еще до рассвета, чтобы никто меня не видел, — решил лис. — Покину навсегда и начну все сначала в другом лесу на новом месте!»
И, обвязав больные лапы длинными листьями осоки, Лис решительно направился от ручья на юг…

Мелкий осторожно ступил в нору Рыжего Лиса и поежился. Шакал никогда не бывал в ней, но у него были сильные подозрения, что раньше она выглядела несколько лучше.
Жилище лиса представляло собой мрачное, сырое и неуютное подземелье. Вся Поляна Рыжего Лиса была испещрена какими-то подозрительными следами, и прошло довольно много времени, прежде чем Мелкий осмелился наконец выйти из кустов на открытое место.
Первой же ночью Мелкий, утерев слезы, сбежал от Иваша. «Будь что будет!» — решил он. Шакал хотел улучить момент и тайком от Рыжего Лиса поговорить с Мишей с глазу на глаз, чтобы сбежать вдвоем.
Мелкий шел споро, но плохо знал лесные тропы, а потому заплутал и добрался до норы Рыжего Лиса только на утро после известных ночных проишествий.
Стараясь не поскользнуться, шакал прокрался до конца главного туннеля и, здесь остановившись, осмотрел саму нору, которая теперь была хорошо освещена сквозь дыру в потолке. Нора была все еще залита, хотя вода уже значительно спала. Звуки извне сюда доходили приглушенно, поэтому отчетливо было слышно, как капает вода.
В дальнем конце бывшего жилища Рыжего Лиса лежал волк, по грудь высунувшись из воды; голова его покоилась на каком-то возвышении.
— Миша! — шепотом позвал Мелкий: кричать он не решился. — Миша!
Но волк оставался недвижим.
Шакал, держась за стенку, осторожно ступил в жилую комнату лиса и, погрузившись по пояс в воду, побрел в дальний конец норы. Здесь уровень пола был выше, и вода доходила Мелкому только до колен.
Присев, шакал тронул тело волка: оно было холодным.
«А ведь это мой единственный товарищ, — подумалось вдруг Мелкому. — Возможно, иногда он и поступал со мной не по-товарищески, но ведь другие обращались со мной еще хуже».
У Мелкого даже защипало в носу.
Просидев так несколько минут, шакал решительно поднялся и принялся трясти волка за плечи, тормошить и плескать водой.
Вдруг Миша пошевелился.
— Миша! — тихонько позвал Мелкий.
Волк приоткрыл глаза, хотел заговорить, но закашлялся. Мелкий помог ему приподняться. Волк так зашелся в кашле, что даже прослезился.
— Ты здесь откуда? — севшим голосом спросил волк, совладав наконец с кашлем.
— Сбежал.
— Сбежал? — Волк все еще ничего не мог сообразить.
Мелкий кивнул. Миша приподнялся выше и сел, опершись на шакала.
— А что здесь произошло? — поинтересовался Мелкий.
Волк посмотрел наверх на дыру в потолке.
— Охотники ушли? — спросил он вместо ответа.
— Ушли, — пожал плечами Мелкий.
— Давай-ка выберемся из этой норы, а то как бы все здесь не обвалилось…
Шакал помог товарищу подняться, и они вдвоем выкарабкались наружу. Волк сразу же без сил повалился на землю.
— Там в норе, — отдышавшись, просипел Миша, — с левой стороны есть ниша, там должны быть наши вещи…
Мелкий, кивнув, полез обратно в нору и через минуту уже вышел, таща за собой грязный мешок со скарбом внутри.
— Знаешь, — сказал волк, когда шакал присел рядом, — однажды лис Капитан нам сказал, что добыча, которая ушла один раз, достойна уважения, и ее не надо преследовать.
Мелкий почесал затылок и неуверенно пожал плечами.
— Я тоже, когда молодой был, — продолжал Миша, — многого не понимал из того, что говорил Капитан. А это был старый и мудрый лис.
Хищники немного помолчали.
— Что-то мешок больно большой, — заметил волк.
— Я собрал все, что было.
— Это правильно, — сказал волк, поднимаясь, — пошли, здесь нам делать нечего…
И друзья, поддерживая друг друга, направились на север.
Глава II. Новоселье
— Надо привести дом в порядок, — сказал Кролик, окинув взглядом избушку, — завтра у нас будет новоселье.
— У нас? — удивился Трусишка. — Это же ты недавно здесь поселился, значит у тебя новоселье. Я-то тут живу уже с весны.
— Ты до этого здесь только прятался, да и то в сундуке, — ответил Кролик. — А сейчас действительно стал жить в доме, следовательно, новоселье и у тебя тоже.
— Вообще-то, да, — обрадовался Трусишка и закричал: — Ура! Завтра у нас новоселье! Кого пригласим на праздник?
— Всех наших друзей, но сначала надо навести порядок.
И зайчата принялись за дело. Сначала они совершили рейд на чердак, откуда вытащили из всякого хлама кучу полезных вещей: ведро, посуду, гвозди, табуретку и карандаш для Острозуба. Кроме того, там нашлись деревянные брусья и доски для починки стула, сломанного Рыжим Лисом.
Затем новоселы вымыли окошко — и в избушке сразу стало светлее; потом избавили все углы и закоулки от паутины, помыли полы, почистили печку…
В общем, работы хватило до самого вечера.
Напоследок Кролик и Трусишка соорудили еще одну, временную скамью из двух стульев и доски.
— Вот теперь места должно хватить всем, — удовлетворенно заметил Кролик. — Завтра с утра надо будет предупредить всех наших друзей, а потом заняться угощением…
Тут Кролик заметил, что Трусишка его уже не слышит: от усталости тот заснул прямо на новой скамье.
— Остальное завтра, — пробормотал себе под нос Кролик, почувствовав, как и на него наваливается усталость, и тоже полез на печку спать…

К вечеру следующего дня в доме Кролика и Трусишки собрались гости: Путешественник, суслик Пик, бобренок Острозуб, ворона Карр-Кар, еж Колючая Голова. Все уселись по скамьям, только ворона устроилась прямо на столе.
Кролик встал и прокашлялся, чтобы утихомирить гостей и привлечь к себе внимание.
— Друзья! — начал он, когда все успокоились. — Сегодня мы с Трусишкой празднуем новоселье. И в этом есть немалая ваша заслуга, теперь этот дом и для вас стал родным, где вас всегда рады видеть. Наш дом — ваш дом!
— Наш дом — наша крепость! — с набитым ртом вскричал Путешественник. — Да здравствует зайчонок Кролик — гроза всех лисов, волков и шакалов! С новосельем!
— Острозуб, — обратился он шепотом к бобренку, — будешь описывать в следующем номере газеты это новоселье — не забудь упомянуть мою речь.
— Боюсь, про новоселье я не буду писать столь подробно, — уклончиво ответил Газетчик Острозуб.
— Тем более про твою речь! — притворно ехидным голосом вставила ворона, обращаясь к Путешественнику.
— Но для нас, для друзей новоселов, это такое же важное событие, как и уход Рыжего Лиса с Капитанского Леса, — не унимался Путешественник. — И я должен все-таки попасть в газету!
Но тут на слишком бойкого зайчонка цыкнули, потому что, чтобы сказать речь, поднялся со своего места Колючая Голова.
— Почти все зайцы с нашего леса, — начал старый еж, — переселенцы из других лесов. Так уж повелось, что к нам бежали в поисках более счастливой доли, более спокойной жизни. И Кролик дал всем нам очень хороший урок того, что за свой дом надо бороться. С новосельем вас!
— Вот это, я понимаю, речь! — сказала ворона Путешественнику.
— А я и не спорю, — нисколько не огорчился тот. — Может, в речах я и не силен, но зато я знаю другое: вы все славные ребята!
— Слушай, Путешественник, — осенило вдруг Острозуба, — ты мог бы писать в газету про свои путешествия, это было бы интересно…
— Хочу также сказать, — продолжал тем временем Колючая Голова, — что свою вторую книгу я решил написать про Кролика, она будет называться «Удивительные похождения храброго Кролика и его друзей»
— Ура!! — вскочив с места, провозгласил Путешественник, правда, было не совсем ясно, чему он радовался: тому, что Острозуб разрешил ему наконец-то писать в газету, или же новой книге Колючей Головы.
За Путешественником все остальные тоже вскочили со своих мест и стали поздравлять смущенного Кролика.
Когда шум поутих, слово взяла Карр-Кар.
— А теперь скажу я, — ворона придирчиво оглядела присутствующих: все ли слушают. — Я желаю, чтобы это новоселье у вас, Кролик и Трусишка, было последним, то есть, чтобы вы больше никуда не переселялись, а всегда жили в нашем лесу.
— Ура! — завопил Путешественник.
— Сам не умеешь говорить и другим не даешь! — Карр-Кар сверкнула своими глазами-бусинками на крикуна и закончила: — С новосельем!
— Ура! — снова завопил неутомимый Путешественник. — Да здравствует непобедимая Команда Кролика!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.