Немного о любви

Я заметил ее сразу же. Нет, не так. Когда я увидел ее в толпе, сразу понял – это она. Нет, всё не то… Я искал ее долгие годы, пока она сама не увидела меня… и улыбнулась. Именно.

Ночная жизнь большого города не может не привлекать вампиров. Буйство красок ночного клуба, разгоряченная толпа людей, танцы, смех, веселье… Иногда я думаю, что мы были созданы именно для такой жизни. Или, возможно, ее создали специально для нас… Но это не важно, раз мы так хорошо подходим друг другу. Я могу часами сидеть в каком-нибудь дальнем углу, просто наблюдая за людьми – они так трогательно милы в своей наивности. Считают пустую жалкую человеческую жизнь величайшим даром Вселенной и даже не подозревают, что рядом, совсем близко, сижу я – Хранитель вечности, к которой они никогда не смогут прикоснуться. Впрочем, не все.
В ту ночь я не искал себе жертву, просто хотел немного побыть среди людей, окунуться в их жизнь, прочувствовать, как она течет сквозь меня, наполняя все тело сладостью. Я смотрел на танцующих девушек и, сам того не замечая, сравнивал их со знакомыми вампирессами – вот уж где грация и изящество! Не то, что эти разодетые куклы… А потом я увидел ее.
Она не танцевала, нет, – плела узор из рук и волос. Не двигалась по полу, а смещала реальность вокруг себя. Не отдавала энергию тела, но вбирала в себя всё окружающее – слова, музыку, движения других людей, цвета и запахи. Обычно люди не замечают, когда я на них смотрю, – это одна из наших способностей, но она заметила сразу. Посмотрела на меня и улыбнулась. Казалось, мир перевернулся. Или, возможно, я сам вывернулся наизнанку и посмотрел на него совсем по-другому…

Она была ведьмой. Я почувствовал это, когда она произнесла свое имя, – воздух между нами покачнулся, пол под ногами дернулся, а по моим пальцам пробежала дрожь. Так мы познакомились. Она смотрела на меня с легкой насмешливой улыбкой, будто знала все мои секреты, а я впервые за последние пару столетий почувствовал себя глупым мальчишкой.
Потом мы гуляли. До самого утра и до самой окраины города. Я выкладывал ей все тайны бытия и человечества, а она смеялась моим шуткам и молчала о своей жизни. Уже у реки она, задумавшись, долго смотрела мне в глаза, потом, улыбнулась то ли мне, то ли своим мыслям, поцеловала меня и сказала:
– Тебе пора домой. Впрочем, и мне тоже.
Она не разрешила себя проводить и ни разу не обернулась, но у меня был номер ее телефона и обещание новой встречи.
Домой я не шел – летел. Не потому, что решил тряхнуть стариной и принять облик летучей мыши, а потому, что первый раз за весь этот долгий срок своего вампирского существования я чувствовал. По-настоящему. Будто во мне проснулось что-то, заставившее сердце застучать, а кровь – потечь по венам. Я приложил руку к груди – там было всё так же тихо, но что-то теплое и живое отозвалось откуда-то из-за ребер. Мне вспомнилось такое глупое, совсем человеческое слово «любовь»…

Для меня наступили совершенно сумасшедшие дни. Я нарушал законы вампиров один за другим. Я редко и без удовольствия охотился, плохо спал днем и выходил на улицу задолго да заката, рискуя подпортить кожу. Я стал меньше общаться с другими вампирами и гораздо больше – с людьми. Мне было интересно всё – чем они живут, что любят, чего боятся. Я впитывал их слова кожей, пробовал на вкус их мысли, любовался их чувствами и желаниями… А она стала для меня всем – моя ведьма… Она смеялась – я тут же улыбался, она задумывалась – я умолкал, она говорила – я внимал. Казалось, весь мир в ее присутствии живет по ее законам. Или же это была лишь часть колдовства… Разве это так важно для внезапно ожившего вампира? Нет, я едва замечал этот танец Вселенной вокруг нее. Я был лишь частью создаваемого ей узора…

Прошло очень много времени, прежде чем я решился. Или, возможно, это было лишь на мгновенье позже ее первой улыбки – кто знает… Каждый вампир может сделать это лишь раз за все время существования – передать свой дар простому смертному. Я понимал, что больше не встречу никого более достойного. К тому же она не обычный человек, а ведьма – а значит, сможет оценить мой подарок по достоинству.
Скажу честно, я ни разу не видел, как она колдует. Не знаю даже, что именно она умеет. Однако ее воздействие на людей и события не заметить трудно. Вампиры чарам неподвластны, поэтому я мог спокойно любоваться ее способностями со стороны. Некоторые из них схожи с моими – дар внушения и убеждения, умение видеть людей насквозь, предугадывать будущие события… Но были и такие, которые меня просто поражали. Так, однажды она чуть не убила человека, одним лишь взглядом – большего я не заметил – заставив его шагнуть прямо под машину. Я даже не знал, что люди на такое способны. А впрочем, возможно, я просто не встречал настолько способных людей…
Итак, я выбрал ночь. Пусть всё случится сегодня. Она станет одной из нас… и моей. Навеки.

Мы у нее дома. Полумрак, свечи, недопитое вино у кровати… Она выходит из ванной, обнаженная, божественная, и останавливается перед большим зеркалом. Мы любуемся ею вместе. Я понимаю, что лучшего момента просто глупо ждать. Перемещаюсь бесшумно, как могут только вампиры – и появляюсь прямо у нее за спиной. Она не видит меня – в зеркале я не отражаюсь – расчесывает волосы. Мои чары явно на нее действуют – она даже не вздрагивает, когда я произношу древнюю формулу обращения и кладу руки ей на плечи, не слышит моих слов, не чувствует прикосновений, замирает… Я медленно наклоняюсь к ее шее – зачем торопиться в такой прекрасный момент – и вот уже мои клыки касаются ее кожи… и скользят по ней! Я не могу ее прокусить! Я пытаюсь снова и снова, но у меня ничего не получается – на коже ни царапинки! Все мои знания об этом мире осыпаются прахом. Или, возможно, это я сам осыпаюсь к ее ногам…
Она смотрит в зеркало. Я смотрю на нее, а она – на меня! Я не отражаюсь, и все же она смотрит прямо мне в глаза… и смеется! И лишь спустя целую вечность моего страха и трепета она язвительно произносит:
– На демонов не действует.
Я понимаю, что отныне всё вокруг – да и я сам – изменится неузнаваемо. Я подчиняюсь, закрываю глаза – и чьи-то теплые мягкие крылья обнимают меня. Затем появляются когти – они рвут меня на части: мое тело, мысли, чувства, желания, воспоминания… Я – в лохмотья, мир – в осколки. И вместе с ним мы падаем куда-то в пропасть. Всё дальше и дальше, чтобы уже никогда не вернуться. Или, возможно…?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.