Подари человечеству прошлое 1,2 глава

Глава 1

Чип переполнился… Она протянула руку, взяла чистый, подключила к мозгу.
– Так… вернёмся к нашим баранам… Что там по плану? Шестидесятые хармы двадцатого века. Россия. Поезд, мчащийся через поля и леса…
Никак не получалось представить эту эпоху. Да, конечно, Лола Брикс видела старые киноленты всех стран. И полный курс истинной истории был вживлён в голову. Но, не хватало ощущения реальности. А завтра уже сдавать материал. И Вильямс точно устроит истерику, если она не успеет.
Женщина опять протянула тоненькую руку, взяла маленький пульт, ввела пару цифр и… комната превратилась в купе старинного вагона, за импровизированными окнами замелькали пейзажи, эффект покачивания был поразительным, запахи, ударявшие в нос, ошеломляли. Какой-то, особо едкий, раздражал. «Креозот» – услужливо подсказал название мозг – “И… моча…”
– Как они дышали этим коктейлем? – вслух удивилась она.
Мозг посылал нервные импульсы. Ему явно не нравились ни звук, ни запах.
Лола решила, что впечатлений уже вполне довольно и перепрограммировала комнату в уютный морской пляж.
Бриз, крики чаек, шелест прибоя, солнце, песок – обычные атрибуты обычного пейзажа, банального, но более знакомого и даже ставшего родным – умиротворили и успокоили мозг. Прикрыв глаза, расслабившись, она погрузилась в режим «отвлечённые размышления». Теперь она могла думать о чём угодно, бесконтрольно и не опасаясь ни за общее дело, ни за своё существование, ни за свой мозг…

Как далеко шагнуло человечество за прошедшие годы. Конец двадцать первого века, а мир изменился до неузнаваемости. Давно нет этих железных монстров – вонючих, грохочущих, портящих экологию Планеты. Никто не корёжит землю, добывая нефть, уголь, торф, чтобы обеспечить людей светом и теплом. Нет уродцев – городов, переполненных нечистотами и вечно спешащими толпами-производителями этих тонн фекалий и мусора.
Нет их. Давно нет. Лет смемьдесят уже нет. Этих таракашек-уродцев, расплодивших потомство, утратившее человеческое лицо, превратившееся в зверей, уничтожающих всё на своём пути, как стая саранчи: почву, воздух, флору, фауну и себе подобных. Хорошо это или плохо – Лола не знала. Так случилось. И воспринимать ей, старшему научному сотруднику Ассамблеи Исторической Истины, нынешнюю ситуацию по-другому не дано. Только поиск истины. Анализ фактов без необоснованных выводов. Не более того. Если уклониться от выполнения сверхзадачи – Ядро получит выбивающийся из диапазона импульс и примет меры по уничтожению угрозы Истине. Мнимой. Или реальной. Ядру всё равно.

– Да. Не очень весёлые мысли у тебя, Лола – просигналил мозг – Ты не заболела?
– Не знаю…
– Может быть, связаться с Институтом Бионики и Медицины?
– Ты считаешь – ситуация выходит из-под контроля?
– Мне бы не хотелось терять партнёра. У нас с тобой неплохой симбиоз. С Вильсоном было сложно. И малопродуктивно.
– Кстати, а что стряслось с Вильсоном? Почему тебя прикрепили ко мне? И почему именно ко мне?
– Ты подошла по антропологическим, биомеханическим, нервно-имульсным параметрам. И генетическое соответствие было выше, чем с другими претендентами. Процент отторжения равен одной тысячной. Ниже нижнего предела на несколько порядков. И, Лола, не задавай вопросов о Вильсоне. Ты же знаешь, что они противоправны. Чип, кстати, всё фиксирует – напомнил мозг.
– Это не проблема.
Тонкая рука быстро извлекла микрочип из мозга.
– Теперь мы можем поговорить? Или есть ещё какие-то препятствия?
– Ты действительно хочешь этого? – спросил мозг, делая акцент на предпоследнем слове своего вопроса.
– Да! – почти закричала Лола – Я хочу знать, что ждёт меня. И в каком случае.
– Боюсь, что эти знания не добавят продуктивности нашей работе.
– Работа, работа, работа… Неужели раньше было то же самое? Только работа.
– Нет, конечно. Было много чего. Были войны, например.
– Это тоже работа. Грязная, кровавая, неэстетичная, но работа. Работа убийц. Мы анализировали. И пришли к выводу, что любое механическое действие, совершаемое человеком – работа.
От мозга пошли короткие импульсные волны. Странные, не похожие на обычные.
– Что это с тобой? – спросила Лола.
– Это смех. Ты знаешь, что такое смех? Ты в курсе, что такое эмоции?
– Конечно в курсе. Я видела. Изучала. Но, не испытывала.
– Ошибаешься. Ты испытываешь эмоции. Страх за Вильсона, к примеру. Это эмоция. Или умиротворение от морского пейзажа. Это тоже эмоция.
– Но, нас учили, что это всего лишь инструменты, помогающие в работе.
В молчании мозга ей послышался тяжёлый вздох.
– Пожалуй, я расскажу тебе о Вильсоне…

Глава 2

Вильсон Артур Иванович. Так его звали в той, другой жизни. Он, так же как и остальные люди, просыпался рано утром от противного зуммера будильника сотового телефона, нехотя вставал, засовывал в микроволновку полуфабрикат, пока готовилась еда – чистил зубы, брился, потом проглатывал подсушенные продукты, второпях выпивал чашку кофе и бежал на работу. Как все. Только работал он не в заштатном институте, оставшемся с прошлого века в России – полуразвалившемся, с облупившимися стенами и слабым финансированием, и не в новомодном тогда офисе, вылизанном уборщицами с тремя высшими образованиями или даже с профессорской степенью… Он работал в страшно засекреченном правительственном отделе, занимавшимся связями со внепланетным разумом. Жил в Москве, но частенько наведывался на Байкал. Говорил всем друзьям и знакомым, что занимается лесозаготовочным бизнесом. А поскольку выглядел вполне респектабельным, в средствах не стеснённым, ездил на дорогой машине, жил в центре в не дешевой квартире – все верили. Но, когда начинались более конкретные, уточняющие детали, вопросы – или начинал злиться, или отшучивался – коммерческая тайна.
Развал России к тому времени был уже факт пережитый и даже подзабытый. Образовалась некоторая стабильность. Люди стали менее любопытны. И вскоре вопросы прекратились.
Надо сказать – Артур не был женат. Это условие входило в контракт с организацией первым пунктом. Уволиться никто не мог. Тех, кто уставал или «съезжал с катушек» – просто устраняли, устраивая автомобильные аварии, или крушение поезда, или катастрофу авиалайнера. То, что были дополнительные жертвы – никого не смущало. Слишком велик был риск, слишком ценна была информация, чтобы допустить утечку. Неизвестно, как отреагировал бы обыватель на новость, что во всех водоёмах глубже лужи живут инопланетные существа, помогающие Земле выжить в условиях всемирного потепления и экологической катастрофы. Их было множество. Орионцы помогали тем, что регулировали погодные условия на планете. Сириусцы контролировали состояние мантии планеты. Жители галактики Водоворот обеспечивали популяцией рыбы, посланцы звезды Денеб обеспечивали землян новыми видами флоры и фауны. Каждый контракт был выгоден для обеих сторон, заключивших его. Земля отдавала иногалактианам часть СО2 (углекислого газа), выделяемую человечеством за год. Весь выкачать не могла позволить – растения на планете, лишившись фотосинтеза, погибли бы. А с ними – и само человечество.
Никто не вмешивался в политику государств, не пытался захватить богатую ресурсами «новую» территорию.
Я сейчас думаю – лучше бы вмешались, как можно раньше… Может быть, тогда нам не пришлось бы сидеть под водой в этих тесных отсеках, совершенно непригодных для человека. Не пришлось бы пользоваться технологией Ригелевцев. Не надо было бы создавать эти симбиозы. И не надо было бы искать истины.
– Ты это серьезно, мозг? – вставила словечко Лола.
– Да. Более чем. Ты вот тут наслаждаешься сейчас морским пейзажем. А это всего лишь иллюзия. Представь, как прекрасна была реальность.
Лола обдумывала слова мозга. И не знала чем возразить ему. Или с чем соглашаться. Всё было хорошо, на её взгляд.
– Ты хочешь сказать, что запах, от которого ты не пришёл в восторг не более четверти иргов назад – блаженство? – нашлась она.
– В каком-то роде – да. Знаешь чего мне хватает сейчас?
– И чего?
– Во-первых, тела. Во-вторых, простора.
– Подожди. Ты хочешь сказать, что ты и есть Артур Вильсон?
– Лола, ты очень хороший аналитик. И ты права – это я.
– Не понимаю. Почему ты в таком виде? И почему ты здесь?
– Всё просто, девочка. Даже элементарно. После катастрофы иногалактианцы собирали уцелевших людей по всем уголкам планеты. Ты помнишь в каком году упал астероид?
– 30 августа 2027 года.
– А ты знаешь, почему он упал?
– Тогда не было защитного экрана Земли. Люди не сумели изменить траекторию и…
– Нет, дорогая. Всё было совсем не так. Противостояние некоторых государств достигло точки апогея. Атмосфера в политике настолько накалилась, что даже в ООН начались драки представителей заинтересованных в мировом господстве одной из противостоящих сторон. Дипломаты махали кулаками, как боксеры на ринге. В итоге мир стоял на пороге Четвёртой Мировой Войны. Третья проходила на территориях Восточно-Азиатских стран. К счастью (относительному, конечно) не было использовано ни химическое, ни бактериологическое, ни нейтронное оружие. А вот ядерное… Так называемый в то время «облегчённый» вариант – тайно использовали. Якобы оно было менее разрушительное, и практически не радиоактивное. Но это была ложь. Те люди, которые попали под удар и выжили – потом умирали от онкологических заболеваний. Они гнили заживо.
– Но, это же был геноцид!
– Ты думаешь, что такое положение вещей кого-либо настораживало? Ни в коем случае. Выгода. Сиюминутная выгода двигала маленькой кучкой людей, наделенных властью. Тогда царил культ денег. Складывалось впечатление, что мир сошёл с ума. И воротилы не понимали, что они могут купить мир, но не смогут купить себе вечную жизнь. Вот иногалактиане и “подкорректировали” упущенные знания. Они сознательно изменили траекторию астероида, чтобы человечество переключилось на решение общепланетарной проблемы, забыв о междоусобицах и распрях. Я до сих пор не могу понять – почему их план сработал не так. Масса астероида оказалась слишком большой. И вместо того, чтобы охладить горячие головы – практически полностью уничтожила человечество.
Уцелели единицы.
– И среди них ты…. – задумчиво, эхом откликнулась Лола.
Она пребывала в состояние транса. Информация, полученная от Вильсона полностью переворачивала сознание. Их обучали высококлассные специалисты по индивидуальной программе. Каждого. Учитывались даже биоритмы и циклы организма. Малейший сбой – и реабилитация в Медицинском Центре была неотвратима.
Преподавались все известные землянам науки. И были добавлены межгалактические, обязательные для Союза Вселенной. Но, никто и никогда не рассказывал (и даже не намекал) на то, что она сейчас узнала от Артура.
А ведь жители Марианвпада между собой общались. Но, не ходили друг к другу в гости, как это было принято ещё в начале этого века – надобность отпала с появлением голограммовизоров. Ощущение полного присутствия было полным. Даже прикосновения чувствовались – рукопожатие, объятия. И на этих встречах старейшины ни словом не обмолвились о тех событиях. Неужели ложь? Но кто лжёт – Артур или община?
Вильсон молчал. Без чипа он не воспринимал мысли девушки. Только вибрации голоса. Из них двоих одна Лола владела телепатией. Это было вновьприобретённое качество новых жителей новой планеты Земля – полностью покрытой водой, без островка суши, без животных, без растений, без городов, без людей.
“А кто же тогда я?” – подумала Лола, вспоминая толпы, спешащие по своим делам.
– Артур – позвала мозг молодая женщина.
– Да.
– Мне страшно.
– Мне тоже, Лола. Мне страшно за остатки человечества.
– Почему ты в таком виде? Ты так и не ответил. Мы же не больше арха назад виделись. Всё было нормально. Председатель совета старейшин, близкий друг иногалактиан, лучший специалист по межгалактическим связям… Что произошло, хранитель Истинных знаний Земли?
– Наши друзья решили: тело настолько износилось, что представляет угрозу для жизни мозга. Извлечь извлекли, а что дальше делать – пока не решили. Предлагали вживить в биооболочку. Одну из тех, что они использовали, когда изучали человечество. Ты знаешь, как это было?
– Я так понимаю, что вообще ничего не знаю. Какую Истину они ищут, если постоянно лгут?
– Деточка, им надо чем-то занять популяцию. Чтобы не возникало нежелательных эксцессов. Версия об астероиде – очень удобна. А теперь о биооболочках…
– Могу предположить, что они вживались в среду землян в таком виде – перебила Вильсона Лола.
– Верное предположение. Пересаживался мозг иногалактианца, наш отдел делал все необходимые документы. А остальное – область науки или профессия, место жительства, круг общения – определялись согласно контракту. В некоторых случаях они даже женились и имели детей. Правда, такие браки были недолговечны, как правило. И, обычно, распадались.
– По какой причине?
– Отсутствие любви.
– Чувства. Опять чувства.
– Конечно. Они и сейчас пытаются стерилизовать эту область в человеке. Вернее – в том, что от него осталось. Ты заметила отличия между тем, как ты выглядишь и тем, как выглядели люди в прошлом?
– Не только заметила. Но и спрашивала у наставников – откуда они взялись. Эти отличия.
– И что тебе ответили?
– Стремительная мутация из-за воздействия космических лучей, спровоцированная естественным природным катаклизмом – падением астероида – заученной фразой отозвалась Лола.
– Нет, девочка моя. Это искусственное вмешательство извне в генетический код человека.
– Опять работа Союза?
– Да. Они начали разработки очень давно. Есть ли у тебя информация о конце двадцатого века?
– Есть. Но, думаю, что эта информация далека от правды.
– Вряд ли. То, что вводилось вам экспресс-методом –наработки нашего отдела, предназначенные для исследователей-иногалактиан. Лучше адаптировались и ассимилировались, паршивцы. Значит, ты должна знать о детях индиго, детях с ихтиозом и прочих детях с отклонениями от нормы, принятой тогда.
– Да. Есть такая информация.
– Ихтиозные дети – работа галактиан Водоворот. Я был там. Как раз в то самое время, когда астероид разрушал планету. Потому и жив. Относительно жив. То, как ты выглядишь сейчас – тоже их работа. Они не засунули меня в биооболочку по одной просто причине – слишком велика разница между текущими антропологическими данными и старой нормой. Эта разница будет бросаться в глаза, вызывать ненужные вопросы и наводить на размышления. Любой нынешний аналитик из вашей Ассамблеи в пять иргов додумается до Истины.
– Они же могут тебя ликвидировать, Артур!
– Не могут. Открыто – не могут. Впрочем – и тайно тоже не могут. Гуманисты липовые. Я проработал в отделе 50 лет. Или как там по вашему – хармов. Побывал практически во всех уголках Вселенной. Меня слишком хорошо знают. И я, в свою очередь, знаю о них не так мало, как им бы хотелось. А ещё… Гражданство Вегианца тоже не последнее дело. По законам Веги за каждого созвездианца, которому причинена смерть, планета обидчика сначала выплачивает астрономический штраф, а потом (после уплаты) – уничтожается.
– Ты считаешь это гуманным?
– Вегианцев можно понять. Взрослая особь достигает половозрелого состояния через сто пятьдесят шесть земных хармов. Рождает только одного себе подобного. Они пытались обращаться во Вселенский Центр Репродукции Видов, но безрезультатно. Та же проблема, что и с человеком – нежизнеспособны. Иммунитета нет. В естественной среде Веги погибают мгновенно. Прививки от наиболее распространённых вирусов не спасают. Чем-то похоже на СПИД, захлестнувший Землю в середине двадцатого века.
– Но ты же не Вегианец.
– По бумагам – Вегианец. За особые заслуги удостоен такой чести. Спас детёныша Верховного Правителя. Это было не сложно. Так что – теперь все законы Веги на моей стороне.
– А почему тогда ты здесь, а не на Веге?
– Потому что есть задача, если хочешь – мечта…
– Какая, если не секрет?
– Я хочу вернуть человечеству их планету. И хочу вернуть человека в первоначальный вид! Все эти генетические эксперименты ненавистны моему сердцу. Впрочем – сердца-то как раз у меня сейчас нет. Тогда – ненавистны моей личности. Да. Так точнее.
– Интересно, как ты в одиночку, в таком виде, собираешься осуществить свою мечту? – Лола смотрела на мозг удивлённо и с недоверием.
– У меня есть план. И я не одинок – ты мне поможешь. Ведь поможешь?
Лола помолчала немного, подумала, что было бы неплохо вместо рыбьего хвоста получить пару изящных ног и не просто валятся в отсеке, поглощая иллюзорное солнце и дышать искусственным воздухом, а пробежаться по шершавому песку… И ей, почему-то, очень захотелось проснуться под противный писк будильника рано утром в объятиях любимого мужчины… Ей почему-то очень захотелось вернуться на семьдесят лет назад в толпу людей и пожить, как они…
– Да. Я помогу тебе.
– Я знал, что ты подумаешь и не откажешь, девочка. Потому-то и попросил, чтобы присоединили к тебе. Якобы для анализа изменений, произошедших в популяции. Значит так… Слушай….

Миниэпилог

Через несколько пхаров сотрудникам АИИ предстояло отправиться в Волжскую колонию. Наступали дни обмена секретом. Размножение происходило естественным путём. Единственное, что запрещалось жителям одной колонии – спариваться между собой. Для этого и были предназначены массовые миграции. И ещё для того, чтобы поделиться своими наработками. Иногалактиане считали, что землянам необходимо общение. Проще, конечно, было бы размножать людей искусственным путем, в лабораториях. Обмениваться информацией по голограммовизорам. Но, выяснилось, что без непосредственных контактов с себе подобными, у землян разрушается психика. А особи, полученные лабораторным путём – слабожизнестойкие, не такие умные и подвержены генетическим отклонениям. Поэтому Союз Вселенной и принял решение – пусть эволюционируют, как могут. В этот процесс они вмешиваться не собираются. Поэтому Лоле предстояло прожить в Волжске харм-полтора. Пока ребёнок не окрепнет настолько, чтобы жить без матери. Её первый малыш…

Продолжение, видимо, следует…

——————————————–
харм – год
Ирг – минута
Марианвпад – община, организованная иногалактианами на дне Марианской Впадины
Арх – месяц
Пхар – день

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.