чёрно-белый мир

ЧЁРНО-БЕЛЫЙ МИР
Белый снег. Тёмная река. Чёрный город.
Белое холодное солнце неестественно медленно поднималось из-за горизонта. Наступал ещё один мучительный для земли день. Солнце уже давно не греет, нет, оно – лишь отблески на сахарно-белом снеге, расстелившемся на сотни миль вокруг, в бесконечность… Белый снег… Долину окружал лес мёртвых, высохших деревьев, где лишь изредка поднималась стая чёрных, как смоль, воронов. Солнце осветило наконец и реку, которая медленно и неловко несла свои тёмные воды сквозь всю длину. Река никогда не замерзала, но и жизнь земле не давала. В ней ничего не было кроме чёрной ,под стать душам людей, воды, всё умерло… Тёмная река… В отблесках ослепительно-белого снега чёрным пятном выделяется старая, гниющая свалка, которая постепенно выгнала из долины всё живое, неся лишь смерть. Город. Он бросается в глаза сразу. Огромная тёмная опухоль на лице земли, которая живёт и умирает, которая существует лишь за счёт смерти, отчаяния и боли. Да, боли. Солнце понемногу пронзало Город насквозь, показывая все его ужасы и безразличие ко всему живому, даже к своим детям – людям… Чёрный город… Бездомные в страхе бросались под навес и укрытие разрушившихся домов, боясь Солнца, его холодного света и себя, свою ничтожность. Спешили домой не только они, но абсолютно все жители города: они боялись, что днём, под безжалостными лучами Светила увидят то, чего не видят ночью, увидят правду. Они знали. И боялись. Город затих. Вся долина вымерла под лучами белого Солнца…
Наступала ночь, Солнце медленно, бросая последний беспощадный взгляд на улицы и здания мёртвого города, исчезло за горизонтом, даря свободу всем людям (богатым и бедным), которые медленно выходили из своих укрытий и молились, чтобы Солнце больше никогда не взошло, чтобы они смогли спокойно жить, не боясь, что увидят правду. Солнце ушло, выпустив на свободу темноту ночи и слепоту людей…
Завтра всё начнётся сначала, и Солнце вновь взойдёт над истерзанной землёй, а безжизненные лучи вновь осветят мёртвый Белый снег, Тёмную реку и даже Чёрный город…

ЭХО I
Чёрные перья на белом снегу,
Словно расщелина света во тьму,
Крикнут на ухо они «принесу».
Чёрные перья на белом снегу,
Молча кружатся на тихом ветру
Шёпотом скажут тебе «прокляну».
Чёрные перья на белом снегу
В зеркале вижу свою я судьбу,
И наказанье пойму по лицу,
Молча роняя немую слезу…

ЭХО II
Мрачные дети, порождения света,
Что у них в сердце? – вопрос без ответа,
Белые лики – черты прямые,
Светлые станы – руки худые,
Чёрные крылья растут за спиной,
Тьма в них попала своею стрелой.
Мрачные дети, порождения света
Не разгадает никто их секрета.
Проданы светом, тьмой преданы,
Падшие Ангелы мёртвой земли,
Чёрные струйки стекают из глаз
Боль и отчаяние в этих слезах,
Падают в землю осколком зимы,
Снег заметает надежды следы.
Проданы светом, тьмой преданы
Мрачные дети печальной земли,
Что у них в сердце никто не ответит,
Их никогда никто не заметит.

ЭХО III
Чёрное небо на белом окне,
Светлое солнце на тёмной земле.
Нету спасения в этих краях,
Жизнь утопает в жестоких снегах.
Чёрные вороны – страх всё сильней,
Смерть захватила себе голубей.
Чёрные молнии тёмного неба,
Падают в землю белого снега.
Падшие Ангелы бродят по свету,
И призывают людей всех к ответу,
Солнце во тьму облачают,
Небо с землёй проклинают,
Белые голуби кличут беду,
Тени отвергнули тьму.
Всё изменилось, осталось как было,
Чёрное с белым – вражда не остыла.
Падшие Ангелы ходят по свету,
Так же людей призывают к ответу.
Проданы светом, тьмой преданы,
Мрачные дети печальной земли
Что у них в сердце никто не ответит,
Их никогда никто не заметит,
Чёрные перья ложатся на снег,
Чтобы остаться и умереть.

ПАДШИЕ АНГЕЛЫ
Проданы светом, тьмой преданы,
Мрачные дети печальной земли
Что у них в сердце никто не ответит,
Их никогда никто не заметит…

ИСТОРИЯ I
Девочка сидела в каком-то грязном, узком переулке прижавшись к холодной серой стене большого здания. Её звали Элли и ей примерно 8 лет, она была одета в некогда белое, но сейчас уже совсем грязное платьице, волосы её были от природы чёрными, но лицо бледным. Она, как и многие другие дети, не имела родителей, дома, тёплых слов и всего остального, так необходимого людям.
Элли сильнее прижала к себе свою любимую игрушку – маленького плюшевого медвежонка с синей бабочкой на шее. «Ну почему я здесь одна? Почему у меня никого нет? Почему я никому не нужна?..» из глаз девочки медленно текли блестящие струйки. «Я же ни в чём, ни в чём не виновата!..» Элли сильнее прижала к себе игрушку. «Я же ничего плохого не сделала! Почему мне никто не хочет помочь?..» Элли силой воли остановила слёзы и медленно встала. Темнота сгущалась и девочка стала искать место, где она смогла бы укрыться от опасностей Города. «Почему все люди, когда темно, начинают работать? Почему они не делают этого при свете дня? Всё, сегодня же попробую походить по Городу, когда на небе Солнце…» Элли осмотрелась и решила остаться в этом же переулке. Девочка решительно пошла дальше в переулок и, наконец дойдя до угла, села, прижалась к стене, обняла игрушку и заснула.
Наступал новый день и Элли проснулась с восходом Солнца. Она оставила свою любимую игрушку на асфальте (она всегда так делала, потому что верила, что сможет вспомнить дорогу назад, если там будет её любимая игрушка, её талисман…) и тихо, оглядываясь, вышла из переулка. Тишина нахлынула на неё бурным потоком. Девочка вышла на тротуар и осмотрелась: ничего живого нигде не было видно. Элли с изумлением поняла, что во всём Городе сейчас только она не спит! Девочка решила походить по улицам и посмотреть на пустой мегаполис.
Солнце ярко сияло своим белым, не греющим светом, который проникал по всюду в Городе и затапливал все улицы на своём пути, скрывая всё зло, что вершили люди на своей земле.
Элли, конечно, этого не знала и поэтому спокойно шла по обезлюдевшим бульварам и улицам, а старые разрушающиеся многоэтажные дома выжидающе смотрели на неё своими пустыми глазами-окнами. Кругом был только яркий белый свет и мусор, смешанный с грязью. Вдруг, девочка услышала чьи-то шаги и непонятный шорох: Элли оглянулась – никого не было видно. Девочка решила идти вперёд, но внезапно до неё стали доносится какие-то слова, наполненные невыразимой тоской и грустью. Элли попыталась их различить: «иди к нам…» – разносилось вокруг тихое эхо, которое заполнило всё пространство рядом с девочкой. «Это то, что мы искали… то, что нам нужно… Спи… Верь нам… Всё будет хорошо…». У Элли перед глазами всё поплыло, а земля ушла из под ног, свет исчез. Девочка заснула и невесомым телом упала на асфальт.
Элли проснулась от того, что её кто-то тихо, но настойчиво позвал «Вставай, тебя ждёт много загадок, которые предстоит решить…». Девочка поднялась с пола и только тогда поняла, что она уже не на улице в Городе, но в огромном удивительном белом зале, а сама одета в красивое, изящное чёрное платье. Элли осмотрела свой новый наряд: удивительный крой, мягкая ткань и светлые перчатки – всё изумило восьмилетнюю девочку. Зал был огромным в размерах и абсолютно белым, а стены украшали необычные символы из блестящего серебра, из него же была сделана и огромная люстра, которая тяжело нависла над всем залом. «Это сон… прекрасны сказочный сон…» подумала Элли. «Ты ошибаешься, это не сон, верь в это…» разносилось эхо и заполняло весь воздух вокруг.
Девочка отчаянно пыталась поверить и у неё это получилось: рядом с ней возник прекрасный образ белоснежного Ангела, который протянул ей руку. «Идём со мной…» пел кристально-чистый голос. Элли не могла ему сопротивляться и готова была сделать всё, что тот потребует. Удивительная пара проследовала через весь зал, пока девочка восхищалась всем вокруг: и ледяными зеркалами, и серебряной люстрой с свечками-кристаллами, и прозрачной светлой водой, которая была за стенами.
Наконец, они дошли до дальней стены и подошли к зеркалу – самому большому и удивительному из всех, что висели в зале. В этом изумительно-прозрачном стекле Элли не увидела отражения, но зато там были зелёные луга, прекрасные цветы и людей с добрыми улыбками. От этой новой картины у девочки на глазах заблестели слёзы:
– Ангел! Я хочу туда! – закричала Элли с мольбой в голосе, тряся одной рукой незнакомца, другой указывая на зеркало – пожалуйста!
«Хорошо… Но ты должна мне верить и не признавать всё, что здесь будет происходить…» опять разнеслось эхо в воздухе. Лицо Ангела не менялось на протяжении всего разговора.
– Конечно, конечно! – глаза девочки уже высохли, а на лице появилась улыбка – конечно! Только помоги мне попасть туда! Я хочу иметь друзей и видеть эти зелёный луга! У меня никогда ничего этого не было кроме… – у Элли опять навернулись слёзы.
«Хорошо… Я сделаю это…» решительный голос прозвучал у девочки в голове. «А теперь слушай меня внимательно…»
– Ты должна протянуть руку к зеркалу – Ангел стал говорить решительным, громким голосом, который постепенно нарастал – ничего не бойся, закрой глаза и иди к своей мечте! – голос незнакомца буквально окутал Элли – иди к зеркалу!
Элли подошла к огромному зеркалу и… закрыла глаза. Внезапно поднялся сильный ветер, длинные чёрные волосы Элли пустились в загадочный и причудливый танец. Пальцы девочки коснулись обжигающе холодного зеркала. Элли хотела открыть глаза и отдёрнуть руку, но Ангел громким голосом приказал верить ему и не делать этого. Девочка продолжила погружаться в зеркало, как вдруг всё усиливающийся ветер и шум разбитого стекла всё же заставили её открыть глаза…
Все зеркала исчезли, их заменили тёмные, ужасающие своей глубиной, дыры. Некогда прекрасный белый зал изменился: все серебряные украшения и даже люстра покрылись чёрной, как вороное крыло, краской, которая поглощала весь свет, а по всему залу вдруг зажглись призрачные огни, от которых становилось всё холоднее и темней. Сама Элли стояла на половину погрузившись в огромную чёрную дыру. Девочка в испуге стала идти назад, но наткнулась спиной на что-то холодное.
– Ты мне не веришь? Почему ты меня не послушала? – это был уже не тот добрый голос, но мрачное, пронизанное невыносимой болью эхо, которое окутало Элли.
Сзади девочки стоял не белоснежный Ангел, нет – это было лишь его подобие. Не было светлых крыльев, заместо них появились чёрные перья, волосы из белых стали тёмными. Сзади несчастной Элли стоял Падший Ангел из глаз которого капали чёрные слёзы и оставляли следы на белом полу. Девочка пыталась вырваться из его цепкой хватки, но было поздно. Незнакомец с силой толкнул Элли в темноту, которая поглотила её и уже не было надежды на возвращение назад…
Свет отрёкся от неё и отступил. Тьма её не приняла…
Появился ещё один Падший Ангел…
Который живёт в нашем мире…
Проданы светом, тьмой преданы,
Падшие Ангелы мёртвой земли…

ИСТОРИЯ II
Люди-слепцы, зачем вы нужны
Грешному миру, пустому итак?
Вы умираете ещё не родившись
Вы убивайте всех остальных
Ещё не ослепших людей.
Люди-слепцы, вы не нужны,
Но вы навечно останетесь с нами…

Парень одиноко брёл по длинной тёмной и узкой улице. На вид ему было немного меньше 25 лет – не очень высокий, худой, с чёрными волосами, а одет он был бедно (впрочем как и большинство людей в этом Городе): потёртая чёрная кожаная куртка, грязные джинсы, старые кроссовки и запачканная чем-то футболка. Этого парня звали Тим. Он брёл не куда-то определённо, нет (куда ему было идти?..) а просто ходил по улицам, несмотря на то, что это было не безопасно. Иногда кажется, что лучше умереть, чем жить так, как он. Нет, не жить, просто существовать, каждый раз думая о том, что он будет есть, что будет делать и куда пойдёт завтра.
Улица наконец закончилась и он повернул за угол – в такой же тёмный переулок. Внезапно Тим увидел женщину, которая почему-то плакала и звала на помощь. Парень, даже не оглядываясь, быстро выбежал из переулка и повернул в другой проход. Он не останавливался до тех пор, пока совсем не выбился из сил и просто не упал на асфальт. «О Боги! Опять эти кошмары… Сколько ещё они будут меня преследовать? Я так больше не могу!» парень с силой ударил по земле и, не заметив что там лежали осколки стёкла, поранился. «Чёрт! Вот наказание… Где я теперь найду бинты? За что всё это! Да ещё опять эти видения… Я не могу так больше жить!»
– Боги! Вы слышите меня? – Тим уже поднялся и дерзко смотрел на тёмное небо – Я не хотел, не хотел этого делать! – кричал парень – что мне ещё оставалось? Я должен был просто умереть, да? – уже охрипшим от напора чувств голосом говорил он – Что Вы молчите? Я должен был умереть? Да?! – ответа не было, но Тим услышал сухие раскаты грома и увидел ослепительные белые ветви молнии на тёмном небе Города – да, лучше бы я умер, чем эта никчёмная жизнь… – закончил парень дрожащим голосом.
Тим вспомнил, что ночь уже кончалась, а он ещё не взял ампулу. «Ну вот, теперь надо будет искать этот пункт раздачи…» парень вздохнул и медленно, повесив голову, побрёл через переулок.
Выйдя из него, Тим наконец вспомнил путь к пункту выдачи этих ампул. «Надо успеть! Иначе что я буду делать!» парень бегом бросился через очередную тёмную улицу. «Так, здесь надо направо, теперь прямо и снова направо…» Тим, задыхаясь, бежал со всех ног «Только бы успеть…».
Вдруг парень услышал тихие голоса неподалёку от себя. «Наконец-то! Я успел!» Тим завернул за угол и увидел пункт (обычная маленькая палатка, сделанная из металлолома). Парень встал в очередь за ампулами, когда послышалась у него за спиной:
– А вы слышали, что происходит с людьми, которые не принял ампулу? – спрашивал какой-то попрошайка у своего товарища – говорят, что они… – далее разговор утонул в шёпоте остальных людей, которые стояли в очереди.
Наконец пришла очередь Тима получать свою ампулу:
– Вам сколько? – спросил грузный мужик тяжёлым голосом – ну так сколько вам ампул-то давать?
Тим уже хотел сказать «одну» когда увидел бедную девочку, которая стояла неподалёку от лавки и плакала:
– Мне две.
– Хорошо – мужик запустил руки в контейнер рядом с собой и достал горсть ампул – раз… два… вот, держите – сказал толстый работник.
– Да, спасибо… – Тим взял две ампулы.
– Иди уже отсюда! – Тима стали пихать в бок сзади стоявшие люди из очереди.
Тим отошёл от стойки и подошёл к несчастной девочке. Это была его давняя знакомая – семилетняя девочка Элли. Тим помогал ей довольно часто, ведь быть маленькому ребёнку в таком месте как этот Город, совсем не просто. Парень иногда доставал еду для неё, какие-то лекарства, если они были ей нужны, или цветные мелки, которыми она очень любила рисовать, раскрашивая серый асфальт этого Города. А ещё он подарил ей год назад (когда только начал ей помогать) плюшевого мишку, который стал любимой игрушкой Элли. Тим наклонился к девочке:
– Привет! – с улыбкой сказал парень.
– Ой! – пискнула девочка – привет! Я так рада тебя видеть! – уже не плача, говорила Элли.
– Тебе опять не дали взять ампулу? Ну ничего, я взял и тебе и мне – всё также с улыбкой говорил Тим.
– Спасибо! А то я боюсь даже представить, что будет если я не… – девочка вся затряслась.
– Ну не бойся! Всё будет хорошо, я же всегда смогу найти для нас ампулы – весело сказал Тим – вот, держи – парень протянул Элли ампулу.
– Ну теперь не страшно! Спасибо! Я тогда пойду, ещё надо найти место, где буду ночевать… – сказала Элли и пошла в ближайший переулок.
– Пока Элли! Удачи тебе! – сказал вдогонку Тим.
Парень отвернулся и зашагал прямо по улице. «Действительно, люди здесь так быстро становятся самостоятельными… Элли, в её семь лет, ничем не отличается от тринадцатилетних детей. Здесь, в этом проклятом месте, и не могло быть иначе, ведь тогда просто люди бы не выжили…». Парень продолжал шагать прямо по улице, когда его разум захлестнули воспоминания, возрождённые встречей с Элли. «Я тогда, три года назад, украл еду у бедной женщины. Да, я был другим человеком, не таким, как сейчас. Я украл еду, не подумав даже о том, что этой женщине нечего есть и что у неё могут быть дети. Я тогда думал только о себе, да я и сейчас думаю только о себе. Всё бы было нормально, если бы я через несколько дней не увидел эту несчастную женщину мёртвой, лежащей на асфальте. Она была совсем худой и смертельно бледной. Рядом с телом женщины был ребёнок, маленькая четырёхлетняя девочка… Увидев её, я, не помня себя, бежал куда-то далеко, абсолютно неважно куда, я просто бежал и мне было всё равно – умру я или нет – лишь бы уйти от этого ужасного места, от этого мёртвого тела… Не убежал… После этого почти каждую ночь я видел в тёмных переулках эту женщину. Я раскаялся, раскаялся в этом! Я не мог есть, пить, даже думать! Всё моё существование было подчинено страшной мысли о своей ошибке. После того, как чувства немного успокоились, я стал искать эту девочку, чтобы хоть как-то ей помочь. Но нашёл я её только через несколько лет, когда ей было уже шесть. Тогда я бежал от очередного «воспоминания» о той женщине и совершенно случайно увидел эту девочку. Я сразу вспомнил её лицо, оно впечаталось в моё сердце навсегда. Я помню её грустный, но добрый взгляд, пройти мимо которого я не смог и остановился рядом с ней. Тогда мы долго смотрели друг на друга, не зная что говорить, ведь в этом Городе люди редко разговаривают между собой… Но, наконец, мы кое-как нашли общий язык и я спросил как её зовут. Она сказала – Элли…» Тим так глубоко погрузился в воспоминания, что не заметил, как прошёл мимо нужного поворота и что уже скоро будет рассвет. Он развернулся и уже хотел бежать обратно, когда внезапно его кто-то сильно ударил по голове и он упал на асфальт.
– Ну вот парень, ампула теперь моя, а ты полежи тут, утра дождись… – Тим не видел, кто это говорил, потому что сознание покидало его. «Ну вот, кажется и получилось так, как я хотел, может это конец никчёмной жизни…» промелькнула у парня в голове, когда глаза его закрылись и он погрузился в темноту…
Тим очнулся от яркого света. Настало утро. «Как странно, что я ещё жив… почему меня не убили эти грабители?..» подумал Тим, вставая с асфальта. «А главное, что теперь делать?» подумал парень. «Придётся, наверное, искать какое-нибудь укрытие…» решил Тим и зашагал по улице вперёд.
Внезапно время будто остановилось: ветер, который дул до этого, прекратился, а мусор, который тот поднял, завис в воздухе. Всё замерло в ожидании чего-то. Тим оглянулся. «Чистое сердце…..да……мы его искали очень долго……в этом обезумевшем и гнусном месте…….да…….он подойдёт» эхом разносилось по всей улице и сливалось в единый непонятный звук. Тим совершенно не понимал в чём дело и попятился назад. «Что за чёрт! Почему время будто остановилось?.. ничего не понимаю!..» подумал Тим.
– Ты хочешь покоя?.. Тебе никто не будет мешать, и ты получишь всё, что захочешь! – громкий тяжёлый голос разнёсся над улицей – хочешь?
Внезапно, в стене ближайшего от Тима дома, появилась дверь и распахнулась.
– Если «да», то иди смелее в эту дверь! – голос затопил весь Город.
«Действительно, а что мне терять? Хуже уже ничего быть не может… парень, смелее!» Тим решительно направился к дыре, зияющей в стене. «Он сделает это……нам удалось….наконец….чистое сердце…..мы будем спасены……». Тим решительно вошёл в тёмну дыру… и очутился в удивительно красивом белоснежном зале, с огромной серебреной люстрой и необычным орнаментом на его стенах. Почти рядом с парнем стоял стеклянный столик.
– Подойди к столику – Тим подошёл к нему и увидел, что на нём лежит изящный нож и какой-то флакон с чёрной жидкостью – Ты должен сделать порез у себя на руке – продолжал голос – и потом капнуть туда жидкость из флакона – голос закончил тоном, который не терпел возражений.
Тим не решительно приблизился к столу. «Нет, не делай этого!» оглушительно звал чей-то голос в голове. Парень почувствовал, что сзади него кто-то появился. Незнакомец пристально смотрит на него. От него исходит огромная угроза. Тим взял нож и… резко развернулся с ним в руках, чтобы вонзить его в незнакомца. Но то, что увидел парень его изумило и он остановился. Сзади него стоял белоснежный ангел с чёрными большими крыльями и такими же глазами.
– Зря ты не сделал то, что я тебе сказал! – громыхал голос – теперь придётся всё делать мне – Падший Ангел протянул руку и сильным движением поставил Тима на колени.
Падший Ангел выхватил нож, сделал порез на руке Тима и выбросил оружие, после чего взял флакон и открыл его. Тим из всех сил пытался вырваться, но шансов уже не было. Падший Ангел вылил жидкость на руку парня. У Тима всё поплыло перед глазами и он потерял сознание…
Падший Ангел разжал руку и тело человека рухнуло на пол. Через несколько мгновений перед ним лежал уже не парень, а существо такое же, как он сам. «Мы….снова ошиблись!…….этот тоже стал такими как мы……надо ещё искать…..да……..надо искать……..когда он очнётся…….расскажи ему всё……у нас появился ещё один…….Проклятый……..» эхо разносилось по залу, заполняя все ниши, и, наконец, закрутилось в его центре в вихрь и исчезло…
«Мы опять ошиблись…» услышал Тим, когда очнулся…
Проданы светом, тьмой преданы,
Падшие Ангелы мёртвой земли…

***
ЧЁРНЫЙ ГОРОД

Бал у Святого Порока
Часы уж давно отсчитали всё время
Пустой оболочке – грешному миру,
Где всуе давно все молятся Богу,
А в верности Чёрту клянутся.
Здесь Бал у Святого Порока,
Где вещи давно поглотили людей,
А деньги в кармане – цена чьей-то жизни,
Где честь и достоинство – только легенда,
Разврат и порок – давно уже явь,
Где люди не видят рассвет,
Ведь утром слепеют от Солнца,
Где каждый сдаёт своё тело,
И душу в залог оставляет.
Где все позабыли про Чёрта и Бога,
Здесь бал у Святого Порока!..

Двуличье
Люди – уже вымирающий род,
Страх и отчаяние в сердце живёт,
Ложь искупала давно этот мир,
В сладких объятиях – правда гниёт.
Маски умы захватили и души,
Сердце замёрзло в душе,
Яркие фразы скрывают безличье,
Гнусностью честь называют,
Жалости нету даже к родным.
Люди по улицам молча идут,
Нищему тоже монеты не бросят,
После найдут оправданье!
Ложь превозносится, правда гниёт,
Главное в мире – двуличье…

Шахматы
Время – секунды,
Шахматы – жизнь,
Люди – фигуры,
Чёрное, белое – просто судьба,
Жалкие пешки стремятся наверх:
Всех продадут, предадут и забудут,
Станут ладьями – успех!
Снова борьба за статус повыше,
Всех растерзают, опять предадут,
Снова успех! – теперь уже ферзь.
Прочные нити сплетёшь из интриг,
В них ты поймаешь уже короля!
Свергнешь его и сядешь на трон,
Скажешь потом, что всё так и было,
Ты был царём, они – только пешки,
Ты управляешься даже с ладьями,
Ты понимаешь, что мир только твой!..
Верно, ты предал уже и себя?
Жалкая пешка – игрушка судьбы,
Люди забудут царя, люди забудут тебя…

Мелкие души в жалких телах,
Мрачные тени на белых стенах.
Плачь и страданье,
Город зовёт.
Белые птицы по небу летят,
Вороны чёрные в тучах кружат,
Город тебя неслышно меняет,
Город тебя за жалость карает.
Свет умирает –
Тьма скоро умрёт.
Есть только Город,
Он ждёт…

Последние холодные лучи Солнца вонзались в Город и покидали его. Свет на прощание отразился в разбитых стёклах домов. Светило ещё раз взглянуло на долину и исчезло за тёмным горизонтом.
Город понемногу оживал: люди выходили из своих домов, просыпались в подворотнях и начинали ещё одну партию игры под названием «жизнь». Они это делали не потому, что так хотели сами, нет – Город всё решил один, не спросив их. Люди не сопротивлялись ему, потому что понимали, что любой, кто не играет по правилам, будет уничтожен в этом мире.
В Городе давно нет жизни, есть лишь её иллюзия. Люди просыпались, когда заходило Солнце и никогда не спрашивали себя – почему так? Их это не интересовало. Они просто играли по правилам, чтобы не сойти с ума от реальности, которую сами же создали и постоянно поддерживали.
Казалось, что Город жил – люди ходили по улицам, чем-то занимались, но это только обман. Город давно умер изнутри и потянул за собой всех своих жителей, не давая им вырваться из цепких объятий страха.
Солнце ушло и люди начали выходить на улицу: кто-то искал себе еду, кто-то бесцельно бродил по кварталу. В Городе давно не было власти, кроме бесконечного отчаяния его жителей. Мегаполис разделён на области, которые контролируют местные царьки. Они являлись единственной гарантией существования в Городе: если ты не подчинялся им, то просто не мог выжить в этом мире. Если бы не было даже такой власти, то Город окончательно поглотил бы тебя.
В Городе не было даже света, лишь изредка встречались тусклые фонари, поэтому людям приходилось надеяться только на бледное сияние Луны и на самих себя. Необходимо было быть постоянно внимательным – иначе здесь не выживешь.
Преступления на улицах Города были не редкость, скорее правило. Постоянно следовало ожидать нападения и быть на чеку. Заблудился или отвлёкся – и ты больше никогда не увидишь Город.
Мегаполис буквально утопал в свалках и помоях так же, как и умы людей утопали во лжи и обмане своего существования. Это было неотъемлемой частью жизни, такой же естественной, как и то, что люди ненавидели и боялись Солнце.
В Городе почти не было еды и поэтому люди отчаянно боролись за неё. Если им не удавалось добыть её на улицах, то они отнимали еду у таких же людей, как они сами, обрекая их на смерть. Люди убивали подобных себе. Жили благодаря смерти.
Мораль уже давно стала пережитком прошлого, потому что она не могла оправдать то, что происходило в Городе каждый день. Люди предавали своих близких ради собственной жизни, а проявление жалости считались преступлением.
Вера покинула умы людей и это грешное место. Здесь никто ни во что не верил, кроме своих страхов и заботе о собственной жизни. Люди закрыли свою душу для веры, боясь, что, приняв её, не смогли бы больше жить здесь, в этом Городе. Людям никогда не хватало времени на неё.
Никого не жалей, никому не сочувствуй, забудь о принципах – и ты выживешь в этом Городе. Забудь о справедливости и чести, отдай своё сердце страху и делай всё, чтобы от него спастись, никому никогда не помогай – и ты победишь в этом мире! Не бойся, потом найдётся оправдание и для тебя. Все его находят…
Так проходил новый день и так пройдёт ещё очень много дней, без надежды на спасение, без веры, без чувств, без самих себя. Впереди пустая бесконечность, а время идёт так медленно, что его просто не замечаешь…
В Городе никто не вспомнил про Элли и Тима, да и кому они нужны? Их просто забыли – это сделать легче всего. Им нет здесь места…
Только Город, только Он,
Правит человеком.
Каждый день умрёт от Ада,
Просто к Раю нет возврата.
Всё забудется и ты,
Не останешься святым.
Только Город, только Он,
Правит человеком…

ИСТОРИЯ III
Перья на ветре кружатся,
Тихо на землю ложатся.
Элли кто-то безжалостно тянул в кромешную темноту. Она пыталась сопротивляться, но сильные бледные, холодные руки тянули её всё дальше в пустоту. Девочка верила, что ещё есть надежда на спасение, на свет, который был у неё за спиной, но… внезапно он потух. Элли в отчаянии стала вырываться из мёртвой хватки холодных пальцев, но вдруг появилось ещё несколько пар рук, которые быстрым движением схватили её за локти и сильным толчком бросили во всепоглощающую тьму.
Девочке было очень холодно, она ничего не видела в кромешном мраке и напрасно озиралась по сторонам. Бледных рук больше не было. Ничего не было кроме непроницаемой темноты.
Элли решила искать выход и она побежала туда куда глаза глядят. Тишина. Элли не слышала даже своего дыхания и шагов. Ничего не было видно, а время будто забыло о несчастной девочке. Его здесь просто не было. Окончательно устав и выбившись из сил, Элли села на пол там, где остановилась.
Девочка решила во что бы то не стало не сдаваться своему страху, который пытался захватить её сердце. Она стала считать про себя:
– Раз… Два… Три… – Элли произносила слова вслух, но сама их не смогла расслышать.
«Как странно. Почему здесь нет никаких звуков? Здесь ничего нет… а я?». Элли принялась опять считать, но её постоянно захлёстывали собственные мысли, и она сбивалась на одной и той же цифре. Время не поддавалось девочке.
Элли не знала сколько тут уже сидит и сколько ещё будет здесь. Она думала о своей жизни, и в её сознании всплывали образы прошлого. Внезапно они словно ожили и девочка увидела их своими глазами. Элли не могла поверить, но перед ней возникала её собственная память:
Вот она сидит в тёмном переулке… возле своей мёртвой матери… плачет и не верит, что самого близкого ей человека больше нет… – на глазах у Элли навернулись слёзы – … кто-то подошёл к ней и посмотрел на тело матери… – Элли всмотрелась в лицо незнакомца. «Это же Тим!» промелькнуло в голове – … потом парень развернулся и куда-то убежал… Кто-то еле заметный стоял у стены, рядом с трупом – девочка внимательно посмотрела на едва различимый силуэт и увидела у него крылья за спиной. «Это же они! Они уже тогда наблюдали за мной!» – … Вот она сидит в углу какого-то переулка и кладёт свою игрушку на асфальт… опять тот же силуэт манит её выйти на улицу… при свете дня… она вышла… и побрела за силуэтом… внезапно вокруг неё появились несколько Ангелов, которые ей что-то нашептывали… – глаза Элли расширились и она ногтями вцепилась в свою руку, чтобы не закричать – … она упала на асфальт… и очнулась в разрушенном голом зале с серыми стенами – «так всё это только иллюзия?» Элли ударила кулачком о твёрдый, холодный пол – … к ней подошёл… Падший Ангел… – Элли внимательно его рассмотрела и… «это же… это же… Тим!». Из глаз Элли медленно потекли слёзы «Почему?… за что?» – … она идёт к зеркалу, рассматривая удивительный белый зал… она сама идёт в ужасную тёмную дыру… открывает глаза… парень тянет к ней руки, чтобы толкнуть дальше, но почему то не делает этого… лицо Тима исказилось от внутренней борьбы… одной рукой он берёт другую, тянущуюся к ней… и пытается не толкать её в зияющую дыру темноты!.. но сзади парня появляется ещё один Падший Ангел и что-то шепчет ему на ухо, после чего Тим толкает её в пустоту… из его глаз капают слёзы… Он падает на колени, задыхаясь от собственного бессилия – «нет! Он не хотел этого делать! Они заставили его! Он не мог предать меня…».
Воспоминания прекратились, образы исчезли. Элли всей душой возненавидела Падших Ангелов, когда вдруг услышала чей-то мелодичный, но настойчивый голос. Сначала он был тихим, но постоянно усиливался. Наконец Элли стала различать слова:

ЭХО IV
Солнце взошло и сковало людей,
Падшие Ангелы стонут сильней,
Бродят они по белому полю,
Их красота отражается болью.
Крылья раскроют и ходят по снегу,
Падают ниц и смотрят на небо,
Слёзы расплавятся в тёмных глазах,
Нет им защиты в ничтожных богах.
Символ надежды рассыплется прахом,
Чёрные птицы смеются над крахом,
В белые лица безумно глядят,
Падшие Ангелы всего лишь молчат.
Ищут спасения в тёмных лесах,
Ветки суровые все в их слезах,
Вороны вьются повсюду вокруг,
Путь и следы заметают им вдруг.
Падшие Ангелы идут по песку,
Богу и Дьяволу скажут «прошу»,
Бьются, в отчаянии, руки о камни,
Слёзы несчастные молят «прости».
Алая кровь застилает глаза,
Шепчет на ухо она им слова:
«Солнце уходит с земли,
Следом за ним исчезнете Вы,
Чтобы на завтра внимая рассвету,
Вновь появиться согласно завету…»

Девочку захлестывали эмоции, когда она слушала этот рассказ. Из глаз её текли слёзы искреннего сочувствия. «Теперь я… я поняла их! Вот зачем они всё это делают здесь… и в Городе. Они… они хотят вырваться из этого замкнутого круга!..»
Мелодичный голос незнакомки продолжал звучать, но быстро стихал. Она хотела сказать что-то ещё девочке, что-то очень важное. Элли чувствовала это, но не могла её услышать. Наконец голос совсем исчез.
Элли обдумывала всё увиденное, пыталась успокоится. От последнего рассказа у Элли щемило в сердце от жалости и сочувствия. Она встала, сжала пальцы в кулачок, и тихим, но упорным голосом, начала говорить:
– Я… Я прощаю вас! – начала девочка – … и там… с мамой, ведь ты помогал мне потом… и там, в зале… я прощаю тебя – Тим, потому что ты не виноват в своей судьбе! И вас – Падшие Ангелы, потому что… – уже громким голосом продолжала Элли – потому что вас очень жаль, вы стали игрушками в чьих-то руках! Я вас прощаю! – кричала девочка, а слёзы всё катились по её щекам.
У Элли похолодели руки, а голова начала кружиться. Без сил она упала на пол.
Когда девочка очнулась, то услышала «мы опять…»
Молятся богу, ищут спасенье,
Не отпускают их грешные земли…

ИСТОРИЯ IV
Элли проснулась и услышала чей-то голос: «мы опять ошиблись…». Девочка медленно подняла голову и попыталась встать, но внезапно ощутила сильную слабость и опять упала на пол.
Тим хотел к ней подойти, но другой Падший Ангел остановил его жестом руки. Лицо Элли и её тело начало изменяться: то неожиданно появиться слабый образ чёрных крыльев за спиной, то лицо станет мраморно белым. Тим смотрел на неё широкими, почти сумасшедшими глазами. Он не верил, что Элли становится похожим на него.
В приступе боли и отчаяния Тим стремительно оттолкнул руку старого Падшего Ангела и подбежал к девочке. Он упал на колени рядом с ней и прислонил её голову к себе. Тим тихо шептал ей на ухо срывающимся голосом «борись, борись!.. Ты должна остаться собой…». В зале воцарилась тишина, нарушаемая только голосом Тима.
Внезапно из стен стали выходит другие Падшие Ангелы. Они становились вокруг Тима и Элли и хотели вырвать девочку из рук парня, но их предводитель (старый Падший Ангел) приказал не мешать им.
Тим тихо продолжал шептать на ухо девочке успокаивающие слова. Он просил её бороться с тем, что происходит внутри неё. Тим гладил её прекрасные, почти кукольные, чёрные волосы. Элли внезапно открыла глаза, прижалась всем телом к парню и заплакала. Её невинные слёзы быстро стекали по лицу, смывая с него белый налёт проклятия. Образ чёрных крыльев больше не появлялся за спиной, девочка стала такой же, какой была совсем недавно.
Тим смотрел на Элли и не верил своим глазам. Он сильно обнял девочку, тихо прошептав «у тебя получилось, у тебя получилось…». Все Падшие Ангелы в зале стали переглядываться между собой, задавая друг другу немые вопросы, мучившие их так долго. Они не понимали того, что произошло сейчас на их глазах
Наконец, предводитель Падших Ангелов, стоявший рядом с Тимом и Элли, развернулся к своим собратьям и громко произнёс:
– Мы нашли! Мы нашли её! Долгое время мы были прокляты и жили в мучениях, в поисках того, кто не станет таким же, как мы, от проклятья! И наконец-то Падшие Ангелы нашли такого человека, – он указал пальцем на Элли, – это она! Она избавит нас от мучений.
Элли испуганным взглядом обводила всех, кто был в зале. Тим крепче её прижал к себе и тихо сказал «не волнуйся…». Старый Падший Ангел подошёл вплотную к девочке, наклонил к ней своё старое, измученное, но всё же прекрасное лицо и сказал:
– Избавь, избавь же нас от проклятия! Спаси нас от мучений! Ты получишь за это всё, всё что захочешь! – голос предводителя то хрипел, то срывался на оглушительный крик – ты должна нам помочь…
– Нет… – тихо произнесла девочка.
– Что?! Почему?! – с дрожью в голосе спросил предводитель, протягивая к девочке свои слабые руки.
– Нет, я не знаю как вас спасти… – в страхе сказала Элли.
– Этого не может быть! Не может быть, – угасающим голосом восклицал старик, – годы поисков, годы, десятки лет! Ты… ты просто не хочешь нам помочь! Ты не веришь мне? Почему ты отворачиваешься? – спрашивал Падший Ангел – посмотри на меня – девочка взглянула в глаза старцу и… едва не упала в обморок.
– Слушай меня внимательно, девочка, – начал предводитель, – ты не хочешь нам помогать? Тогда я расскажу тебе нашу историю и, может быть, ты поверишь мне, и сжалишься над Падшими Ангелами – закричал старик.
– Всё началось очень давно, – тихим, грустным голосом начал старик, – когда, я сейчас уже не помню. В памяти всплывает лишь тёмная ночь, яркая вспышка на чёрном небе и я проваливаюсь куда то под землю. Я ничего не понимал и прибывал в почти бессознательном состоянии. Очнулся я в тёмном, мрачном просторном зале, в котором были и другие люди: едва различимые силуэты. Жутко болела голова, я хватался за неё руками, вырывал волосы, но ничто не могло помочь мне спастись от безумия и страха, плотно сковавшего моё сердце. Потом я снова упал в обморок. Когда ко мне вернулось сознание, то я встал и увидел перед собой огромное зеркало во всю стену. Я посмотрел в отражение, и… – голос старика задрожал – я там увидел свой проклятый облик! Чёрные крылья, белая одежда, тёмные волосы и глаза. Будь всё это проклято, проклято! Ненавижу! – предводитель, казалось, обезумел и беспорядочно махал руками – А потом я увидел, что и остальные существа в зале были такими же, как и я.
Мы сходили с ума в этом тёмном зале, пока я не призвал всех к спокойствию и не предложил им подумать о том, что теперь нам делать. Мы стали разговаривать друг с другом и узнавать историю каждого из нас. Оказалось, что все собравшиеся тогда в зале были известными людьми, – старец усмехнулся, – учёные, доктора, профессора, учителя, писатели, поэты…. Каждый был по-своему «великим». Среди нас был и мэр нашего Города, и шеф полиции. Одним словом – все, кто мог влиять на людей и на их жизнь. Мы делали всё ради их блага! По прихоти судьбы, а может по воле обезумевшего Бога и Дьявола, мы были буквально стёрты из памяти людей и выброшены из Города!. После этого и пошли все страшные беспорядки в мегаполисе. Больше некому было сдерживать все самые страшные пороки людей и Город буквально захлестнуло безумие. Разврат и убийство творились там днём и ночью – люди совершенно забыли о морали. Она ничего для них не значила!
Пытаясь как то спасти Город от абсолютного хаоса, мы стали при свете дня выходить на его улицы и превращать в Падших Ангелов преступников. В начале всё шло хорошо и Город стал приходить в себя. Но мы не учли… Мы не знали тогда, что всё так получится! Мы не знали! – старец перевёл взор с пола наверх, будто обращаясь к небесам с немыми мольбами – мы ничего, ничего не понимали…
Произошло ужасное: обезумевшие Падшие Ангелы стали убивать простых, невинных людей на улицах Города. После этого наша жизнь стала невыносимой! За свои поступки мы были обречены на вечную муку в этом мире. Каждый день, на рассвете, мы обязаны появляться в Городе. Многие из нас давно лишились рассудка и поэтому убивают людей, которые при свете Солнца ходят по улицам. Именно для своего спасения от нас люди жители придумали какие-то капсулы и раздают их всем желающим в Городе. Те Падшие Ангелы, которые не убивают людей, ищут спасение от проклятия: пытаются вырваться из этой белой, ставшей для нас адом, долины. Но лес для нас непроходим. Мы заперты в этом мире! – он обернулся к Элли – Ты! Ты знаешь, как невыносимо каждый день ходить по этой богом забытой долине и по бледному, мёртвому снегу?! А знаешь ты, как ужасно стучаться о глухие стены леса, когда нет спасения и нет даже надежды на него?! Ты знаешь?! – старец отвернулся от девочки – нет, ты даже представить себе этого не можешь!..
Но однажды мне было видение: какой-то далёкий и слабый голос шептал, что в мире появился человек, который спасёт нас от проклятия! Это было примерно 8 лет назад…
Девочка уже давно не слышала рассказ старца, потому что у неё бешено колотилось сердце и невыносимо болела голова. Её взгляд постепенно заволакивался туманом и, не выдержав этого, Элли потеряла сознание, упав на руки Тиму.
В зале стояла давящая тишина. Каждый понимал, что сейчас решается его судьба. Внезапно Элли резко поднялась на ноги и открыла глаза. Чужим тихим голосом она начала говорить:
– Вы… Вы были прокляты за свою… гордость… – голос звучал нежной, немного резкой скрипкой – Вы… Вы думали, что Город зависит только от Вас… Вы возомнили себя…
– Замолчи, замолчи, замолчи! – в исступлении закричал предводитель Падших Ангелов хватаясь за голову – мы ни в чём не виноваты! – невнятный ропот побежал по залу.
– Вы… Вы возомнили себя, себя – обычных смертных…. Богами! – с трудом выговорила Элли – За это на вас лежит проклятье… Но даже после этого вы продолжили… Продолжили мнить себя Творцами жизни…. И превращали людей в… Жалкое подобие себя… Наказывая их за ваши грехи!.. – голос слабел и постоянно надрывался – Но случилось удивительное… Вас простила маленькая девочка – совершенно невинная душа… И теперь вы можете искупить свою вину…. Перед Городом… Для этого вы должны молить его жителей о прощении… На главной площади Города… Сегодня…. Перед… Перед – голос почти совсем стих – Рассветом… – Элли упала без сознания на пол.

ИСТОРИЯ V
Медленная процессия Падших Ангелов нехотя приближалась к главной площади Города. Они были одеты в обычные светло-серые плащи с капюшонами, которые закрывали их лица почти полностью. Падшие Ангелы шли с опущенными головам, в руках они держали факелы, горевшие спасительным огнём, который очищал Город от неприступной темноты, так долго сковывающей людей.
Впереди молча следовал старый Падший Ангел. Он шёл статной, почти внушающей страх, походкой. При этом он мерно постукивал своим посохом по слабому, старому асфальту. Могло показаться, что эти удары никто не замечает и не слышит. Но люди, будто повинуясь немому приказу, выходили из своих домов навстречу процессии. Жители не понимали, что происходит, но всё же шли на главную площадь Города.
Тим и Элли были рядом с предводителем Падших Ангелов. Они тоже были одеты в серые плащи и закрывали свои лица капюшонами. Элли почти ни на что не обращала внимания. Она думала о том, что быть может сейчас решается не только её судьба, но многих Падших Ангелов и даже Города. Элли искренне надеялась, что люди простят этих странных созданий и мегаполис вновь оживёт. Долгому, страшному царствию страха и безнадёжности придет конец. Девочка радовалась, что она может стать свидетелем рождения новой жизни. На её глазах навёртывались слёзы, когда она мечтала о прекрасном будущем: голубое, без тёмных прожилок туч, небо; яркое, ослепительно-жёлтое Солнце, которое греет землю и мягко ласкает кожу. Элли представляла себе зелёные луга, трава на которых шепчет что-то загадочное её чуткому слуху. Ветки на деревьях все усыпаны шелестящими листьями. Девочка никогда раньше всего этого не видела, но картина сама собой всплыла в её сознании.
Почти задыхаясь от собственных слёз и надежд, Элли увидела серые, старые улицы. Опять они. Девочка испытала сильное разочарование, но решила сделать всё, что бы её надежды сбылись. Элли ещё более уверенно зашагала к центральной площади Города.
Тим шёл чуть позади девочки и не сводил с неё глаз. Он радовался, что Элли не стала похожим на него, что возможно спасение от мучавшей его боли найдено и осталось лишь немного подождать. Он относился к девочке, как к своей родной сестре и не мог себе представить, чтобы с ней что-то случилось. Тим был уверен, что сделает всё для блага Элли, даже если придётся пожертвовать собой. За долгое время парень вновь почувствовал то, что у него есть смысл в жизни, что он кому-то нужен. Это безумно согревало ему душу. Он был будто усталый и замёрзший путник, который, наконец, нашёл яркий, тёплый огонь. Ведь после случая с матерью Элли, жизнь Тима словно оборвалась и потеряла всякое значение. Но сейчас всё менялось…
Тишина безмолвно следовала за процессией. Жители выскальзывали из каждого переулка. Они почти забыли страх, они почти верили в чудо, они почти обрели души. Почти. Огромная масса людей столпилась в центре Города.
Площадь по форме напоминала квадрат, в разные стороны от которого лучами отходили улицы. На этом пространстве не было никаких построек. Сюда почти не заходили жители, потому что здесь ощущалась какая-то едва ощутимая аура. Призраки прошлого всё ещё не оставили этого места.
Люди в ожидании Падших Ангелов молча стояли по краям площади, пока кто-то не крикнул, оборвав этим мёртвую тишину, «идут!». Наконец, процессия подошла к центру Города и люди почтительно расступились. Падшие Ангелы проследовали мимо безликой толпы, не обращая на неё никакого внимания. Они заняли центральное место в сердце Города.
Площадь была полностью заполнена людьми. Падшие Ангелы остановились, образовав подобие круга. Тим и Элли находились в его центре. Падшие Ангелы резко подняли вверх свои факелы, осветив огнём всю пространство.
Над площадью нависла тяжёлая, давящая тишина. Люди ждали. Город ждал. Внезапно Падшие Ангелы бросили под ноги факелы, которые из-за сырой земли тут же потухли. Только у Тима, Элли и предводителя остался огонь. Падшие Ангелы встали на колени, глядя своими чёрными глазами в тёмную массу толпы.
Предводитель высоко над головой поднял свой факел и начал говорить:
– Жители Города! Сегодня мы пришли к вам… Мы пришли просить у вас прощения, – сбивчивым, но уверенным голосом говорил старец, – вы знаете, что при свете дня происходят исчезновения людей. Это, – слабо прошептал предводитель, – наша вина! – Падшие Ангелы сбросили с себя плащи, представ перед жителями в своём истинном обличии – я понимаю, что многие из вас потеряли родных, но мы искренне просим у вас прощения. Мы молимся, чтобы вы нас услышали и поверили нам!
– Пожалуйста, верьте им! – тонким, но сильным голосом сказала Элли – люди должны уметь прощать, мы должны хранить в нашем сердце частичку добра. Всего лишь маленький огонёк, который может быть разрастется в пожар. Пожалуйста, – срывающимся от чувств голосом сказала говорила девочка, – простите Падших Ангелов!..
Вновь над площадью нависла непроницаемая тишина, которую оборвала выступившая из толпы женщина:
– Вы говорите о прощении? Вы? Почему… Почему я должна вам верить, если днём была убита моя десятилетняя дочь? – со слезами на глазах спрашивала несчастная женщина – разве это справедливо?.. Я не могу жить без своей любимой дочери! В этом виноваты вы!..
– Да! – послышался громкий голос мужчины – вы убили мою семью! Жену и сына я больше никогда, слышите, никогда не смогу увидеть! Кто за всё это ответит?
Все Падшие Ангелы начали опасливо озираться, ожидая нападения. Предводитель безумными глазами смотрел на толпу, почти лишившись рассудка. Тим крепко обнял Элли, которая рвалась к людям, чтобы всё им объяснить, надеясь, что ей поверят.
– Как вы можете? Разве вы не понимаете, что добро и сострадание может спасти Город? Это единственная надежда! – кричала Элли – нельзя на зло отвечать злом!
– Молчи, девчонка! – крикнул какой-то парень из толпы – ты, наверное, никого не потеряла! Ты не можешь нас понять!
– Да, верно – поднялся гул в толпе.
– Предательница! – кто-то громко крикнул из серой массы людей – мы отомстим вам за все наши страдания! – из толпы полетели камни в строну Тима, Элли и старого предводителя.
Все люди на площади стали обступать Падших Ангелов. В них летели камни, а круг всё сжимался. Падшие Ангелы не двигались, только слёзы капали из их чёрных глаз. Элли прижалась к Тиму и тихо спросила:
– Что, что с нами будет? Почему?.. – слабым голосом спросила девочка.
– Не волнуйся, – сжав руку Элли сказал Тим, – у нас всё будет хорошо. Верь в это.
– Хорошо – едва ответила девочка.
Толпа бешено навалилась на Падших Ангелов. Всюду текла алая кровь, которая не впитывалась в землю, лишь смешиваясь с грязью. Безумие творилось на главной площади сошедшего с ума Города. В давке гибли не только Падшие Ангелы, но даже обычные люди, среди которых были и дети. Их просто не замечали.
Беспощадные звёзды беспощадно беспомощно смотрели с высоты на хаос, творившийся в Городе. Главная площадь превратилась в кровавое месиво, где уже сам воздух был пропитан ядовитой ненавистью. Только она осталась в сердцах людей. Всего одно чувство было у них.
Элли казалось, будто её отделили от надежд на будущие. Зелёные луга, шелест листьев, Солнце – всё отняли у неё. Даже Тима, который умирал, лёжа на безжалостно-сером асфальте. Даже её саму.

***
Ветер молча смотрел на бесшумно улетающие души Ангелов. Он знал, что они обрели избавление от проклятия. Люди превратились лишь в картонные макеты, которые с искажёнными от ненависти лицами стояли на измученном и прогнившем асфальте.
Ветер бешено ревел по всей долине, которая изнывала под его ударами: деревья и фонарные столбы с обречённым грохотом падали на землю. Вороны, которые жили в лесу, были сметены подступающим ураганом. Ветер метался по улицам Города, будто смывая следы старого мира: окна в домах разбивались, а мебель постепенно растворялась в безумном хаосе. Люди, которые были теперь лишь картонными макетами, были стёрты с лица земли новым, дарящим надежду на возрождение, отчищающим ураганом. Ничто, кроме полуразвалившихся домов, не напоминало долине о ужасном времени старого, навсегда ушедшего, мира.
Посреди этого спасительного урагана стояло два человека: Тим (избавившийся от проклятия) и Элли. Они тихо наблюдали за всем, что происходило в насквозь искусственной долине. Взявшись за руки, Тим и Элли направились в сторону, где вставало настоящее, яркое, дарящее жизнь Солнце…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.