Когда не растут волосы

– Вы понимаете…, перепробовала столько средств…, ничего не помогает…, пришла к вам… последняя надежда…

Иштван Ежи рассеянно слушал сбивчивые фразы женщины и понимающе кивал в такт ее словам, повторяя давно заученную и привычную модель поведения: сначала выслушать, потом посочувствовать, потом ненавязчиво убедить клиента, что именно средство «Агниш» решит его проблему.

Иштван уже 10 лет продавал «Агниш». Ему было наплевать, как, но почему-то оно помогало восстановить рост волос. А иногда не помогало. Были даже случаи, когда эффект был отрицательным. Но тогда компания выплачивала солидную компенсацию, и слухи об этом не просачивались в прессу.
Сам Иштван никогда, естественно, не считал «Агниш» хорошим средством. Но и проблем с волосами Иштван тоже не имел. Он просто делал свою работу, этот Иштван Ежи, и она не была хуже или лучше любой другой работы. Только и всего.

Сейчас перед ним сидела Амели Браун, женщина сильно за 40, высокая, дородная, но все еще привлекательная, если б не волосы, а точнее практически их отсутствие, за исключением тусклого и тощего пучка на затылке.
Амели плакала, не поднимая глаз, теребила платок в руке. Сколько он уже видел таких женщин, Иштван не помнил, но все они вели себя одинаково, все страдали и рыдали. Раньше он им сочувствовал, а теперь привык.

– Моя жизнь никогда не была простой. Но все проблемы я решала, потому что их решение зависело только от меня самой. От моих способностей и воли. От моей веры в собственные силы. Мне не столько страшно облысеть, сколько довериться чужому человеку.

Иштван заинтересовался. Такого он еще не слышал.

– Я слишком переживаю из-за этого, понимаете? Слишком, чтобы не делать ничего. Но в то же время именно мысль, что мое счастье и благополучие зависят не от меня, а от постороннего, ввергают меня в отчаяние. Я ничего не знаю о вас. Вы можете быть прекрасным специалистом, искренне заинтересованным в результате, а можете быть откровенным шарлатаном, думающем только о наживе. Или находиться где угодно между этими двумя крайностями. Я не могу сейчас довериться своей интуиции, потому что очень хочу вам верить и поэтому очень боюсь. Вы понимаете? – Амели Браун впервые подняла на него глаза.

Иштван не был готов к подобному разговору. 4 года назад он перестал ходить к своему психоаналитику, потому что, несмотря на многолетние сеансы, ни один из них так и не снял маску и даже не попытался преодолеть барьер между ними. Иштвану самому особенно не хотелось, а уж доктору тем более.
Ежи был обескуражен этой абсурдной честностью. Взрослые женщины так не должны себя вести. Они должны придти, пожаловаться и уйти, купив или не купив у него «Агниш». Но они не должны разрушать стену между собой и Иштваном, чтобы донести до него свои печали. Только он сам имеет право выбирать степень откровенности с клиентами.

«Что вы хотите от меня? – ответил Иштван. – Вы же знакомы со статистикой. Иногда это не работает» – устало проговорил он, мечтая, чтоб она ушла.

– Я не верю в статистику. Я верю людям. В данном случае я готова довериться вам. Если вы, конкретно вы, обратите на меня внимание, услышите меня и после этого скажете «купите»; я куплю. Если же нет, то я не буду этого делать. Мне нужно ваше участие, ваше мнение, ваше стремление помочь, а не ваш профессионализм. Я хочу достучаться до вас! – снова заплакала Амели.

Видит Бог, именно это и произошло. Иштван так и не понял почему, но она достучалась. До каких-то глубин, куда даже его дети и вообще-то любимая жена не имели доступа. Никто. Никогда ранее.
А вот Амели Браун за 10 минут общения открыла все закупоренные двери. Как ей это удалось, этой совсем даже не красивой тетке?

Иштван не знал, что ей посоветовать. Он попросту не знал, сможет ли «Агниш» ей помочь. Поэтому так и сказал тогда: «Я не знаю».
А Амели улыбнулась и спросила: «Вы же хотите, чтобы он мне помог? Хотите по-настоящему?»
Ежи ответил, что да, он хочет по-настоящему. Как ни странно, он не врал, он действительно этого хотел.

Амели Браун купила «Агниш» и ушла.

Ушла из кабинета и жизни Иштвана, но только не из его мыслей. Ежи слишком сильно и откровенно тогда хотел ей помочь, поэтому его интересовал результат. В первый раз жизни его это интересовало, черт возьми. И, как следствие, его интересовала Амели Браун. Сначала, как носитель этого результата, а потом уже просто как Амели Браун, необыкновенная и прекрасная Амели, которая умеет так с ним говорить.

Через три месяца он ей позвонил.
– Ну как вы? Как «Агниш»? Помог? – спросил он с замиранием сердца.
– Ой, Иштван Ежи! Еще как помог! Я все собиралась вам позвонить. Спасибо.

Самым страшным для Ежи было то, что ему нечего больше сказать. Или спросить. А что он еще мог ожидать от этой совершенно незнакомой женщины, давно замужней, мечтающей закончить этот разговор и побежать к внукам?
– У меня к вам деловое предложение, можно с вами встретиться? – воскликнул он, чувствуя, что она вот-вот положит трубку на рычаг и уже навсегда исчезнет из его жизни.
– Правда? Интересно… Тогда я жду вас завтра на ужин.

Ежи не знал, что он может ей предложить, но зато теперь он знал ее адрес. На ужин он, разумеется, не пришел.

Примерно две недели Иштван следил за ее домом. Несколько раз он видел ее, идущей в магазин или выходящей из машины. Она была разной: усталой и старой, веселой и молодой. Но волосы, чудесные и густые, непослушные и вырывающиеся, оставались неизменными. Чужими на ее голове. Как он их ненавидел!
Иштван боялся и вожделел эту женщину. Безумно… Хотел заставить ее отдать ему долг. Он же смог ее понять и не остаться равнодушным тогда. Значит, и она ему должна.

А если она этого не понимает, то он объяснит.

Амели Браун как раз домывала посуду, когда постучался в дверь ее внук Ники, убежавший за мороженным. Вытирая руки о фартук и заранее улыбаясь, она пошла открывать дверь.

За порогом стояли Ники и Иштван Ежи, державший нож у горла ребенка.

– Отрезай волосы, сука! – четко проговорил Иштван.
– Зачем? – ответила она, мило улыбаясь. – Мы можем решить это по-другому. Входите.
Она повернулась к нему спиной и сделала шаг в сторону комнаты. Иштван расслабился.

В этот момент женщина ударила его под дых и заломила руку с ножом.
– Ники, беги. Вызывай полицию» – закричала она.

Уже сидя в камере, Иштван смотрел репортаж с Амели Браун.
– Как вы относитесь к Иштвану Ежи? Вы ненавидите его? – галдели репортеры.

– Почему? Он так мне помог! – Женщина выглядела удивленной.
– Но он посягал на жизнь вашего внука!
– Вы с ума сошли! – гневно ответила Амели. – Это был совсем другой человек! Ежи умер, когда мои волосы начали расти!

Она раздраженно дернула себя за кудри, показывая их журналистам, и Иштван почувствовал боль.

Теперь они всегда вместе.
И внуки Амели никак не могут уговорить ее постричься.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.