СЛОВО

Вечер был ясный. Звездный. Приятно было встретиться с друзьями и посидеть за круглым столом на котором, как и принято на даче, стояли вкусненькие салатики, шашлычок и парочка заветных беленьких бутылочек. Мужчины хлопотали около мангала, рассказывая, друг другу о способах приготовления этого не совсем простого блюда кавказкой кухни, которое давным-давно на Руси приготавливают на свой манер, из тех продуктов, которые попадаются под руку очередному “специалисту”.
Женщины, звенели посудой, расставляя, на столе стопочки и тарелочки, и подгоняли мужичков, которым не очень хотелось торопиться. “Беленькая” уже стояла около них початой. Но вот – торжественный момент! Все сели за стол, как всегда тесный, но дружественный и хлебосольный. Посыпались тосты, стали чокаться и наслаждаться вкусной едой. Кто может сказать, что плохо мясо, даже не очень хорошо приготовленное, если ты его ешь с друзьями в саду среди ароматных роз и жасмина, под вкусную стопочку мягкой водочки и тебе предназначенное доброе слово.
Лидия сидела за столом и поглядывала за гостями, стараясь заметить, кому надо подать или помочь, может быть поднести еще еды на стол с кухни. Особенно хлебосольной она не была. Не было возможности собирать застолья. Время сложное, мало клиентов – мало заработка, а следовательно нет возможности приглашать гостей, как бы ты к ним, своим друзьям, хорошо не относился. Но сегодня так получилось, что они съехались сами. Герман и Наташа – ее соседи по даче, супруги. Женаты уже много лет, вырастили дочь и завели прекрасное хозяйство, но все время ссорятся и неладят. Когда-то они обратились к ней за помощью, точнее за советом. С тех пор советов они получили не мало, но не следовали ни одному из них . Ссориться продолжали и, как виделось Лидии, скоро это должно было подойти к логической завершающей. Денис – высокий и худой молодой человек. Очень любознательный.Она с ним познакомилась несколько лет назад , на презентации фирмы, продающей биодобавки. Это был трудный год и Лидии требовались серьезные заработки, чтобы поддержать семью. Пришлось оставить основное в стороне и заняться дистрибьюторством. Он уже работал там и нахватал кучу долгов, с которых и пытался развить свой “бизнес”. Лидия, по природе своей будучи очень осторожным человеком, стала работать более осмотрительно и получила неплохие результаты. Давно уже они не работали в той фирме, но дружбу сохранили. Денис часто приезжал попить чайку и “пошаманить”. Так он называл их беседы за чайным столом о мистике и эзотерике. Эти отношения были дороги ей своей чистотой и искренностью. И когда муж Лидии, Григорий очередной раз выносил “суровый приговор” Денису, раздражаясь чрезмерным желанием получить знания, не прикладывая к этому никаких финансовых усилий, ей было неприятно. Она сумела сохранить в себе баланс между рациональностью и безкорыстностью, что так не просто в ее ситуации. Занятия парапсихологией не давали стабильного заработка. И как бы не был велик поток клиентов, чаще всего это были люди не имеющие возможность платить, но им была нужна помощь и отказать было нельзя. Ее передавали из рук в руки, как по конвееру
и мало кто задумывался о том, что этому человеку, решающему их нестандартные и, в том числе, стандартные проблемы, нужно содержать себя и свою семью.
Близилась ночь. На террасу паучком проползли сумерки. Запахи и тени стали ярче. Настроение было прекрасное. Заливался веселым лаем Натальин Джулик. Название породы этого пса Лидия никак не могла запомнить, да это было для нее и не важно. К животным она относилась спокойно. Силы и любовь не безграничны. И если их и отдавать животному, то только тогда, когда больше некому. Конечно, это ее отношение к миру меньших наших братьев не значило, что она не жалела их. Но у Натальи Джулик был почти вторым ребенком. После того, как выросла ее дочь, ребенком единственным. Никогда не вырастающим и никогда не мудреющим настолько, чтобы стать умнее и опытнее матери. Поэтому вокруг Джулика было всегда много умилительных лиц, женского щебетанья, заботы, выраженной в свежих сосисочках и печеночке. Мяско с рынка и витаминки. Лучшие ветеринары и дорогостоящие обследования. Глядя на это, Лида всегда сглатывала подкатывающую к языку фразу, – “Возьми ребенка из детдома!” Эта игра в мамку вполне устраивала Наташу. Она и не замечала, что не просто отдает дань, взятой на содержание собаке, а тешит себя, играя в живую игрушку. Человеку это свойственно, игрушкой может стать что или кто угодно.
Стало прохладней, но никто не хотел уходить с терассы. Стемнело, и звездочки светили в хрусталь бокалов и стопочек, мерцая в гранях. Может быть это были и не звездочки, а свет с веранды, который был единственным освещением этого стола. Мужички совсем расслабились и поодиночке стали выходить “ за угол”, по направлению к туалету. В этом не было бы ничего странного, если бы Лидия не заметила нечто ее смутившее.
Первым выходил Григорий. Вернулся не так скоро, но сев за стол не прикоснулся больше к водке, что на него не было похоже. Муженек любил вкусить, в отличие от Лиды, которая вообще не пила спиртного. Посидев несколько минут, с каким то странным растерянным видом он откланялся и ушел спать в дом. Это вообще не входило в рамки его нормального поведения!
Затем вышел Денис и, тоже пришел не совсем
таким, как ожидалось. Парень он был, почти не пьющий. Предположить, что ему стало плохо от выпитого было сложно. Но он был мертвецки бледен! “ Господи, отравились!”,- подумала Лида. Зато Наталья с мужем были в прекрасном расположении духа. “Ну, хорошо, хоть эти в порядке. Так может быть не отравились. У Дениса язва двенадцатиперстной, наверное приступ от жареного.”
Подумала она и несколько успокоилась оттого, что одному происшествию можно дать хотя бы какое-то логическое объяснение. Но тут она почувствовала, как мягкий и теплый пес Джулька прижался к ее ногам. Он дрожал всем своим маленьким телом и тихо скулил. После этого ей уже точно надо было быть настороже.
Времени было уже почти два часа ночи. Нефедовы, наконец, собрались домой. Денис и Лида пошли провожать их. Веранду оставили освещенной, чтобы в темноте было видно, где дом родной, фонари вдоль дачной дороги не горели. Спотыкаясь, шли по заросшей травой дороге. Пьяненькой походочкой двигался Герман. Денис, сутулившись, переставлял свои ноги-ходули, следом семенили Лида с Наташей, похожие друг на друга пухленькими фигурками и небольшим ростиком. Впереди всей этой ночной процессии рысцой, пробегая туда и обратно, скакал Джулик, явно одобрявший возвращение в родное лоно.
Наконец, простились. И Лида посеменила вслед за Денисом, по едва заметной в темноте дороге, обратно. Прохладный ветерок обдувал и ласкал. Было приятно и легко. Небо светило яркими окошками, из которых смотрели лица ангелов. Мысли были легкими, а тело уставшим. Хотелось поскорее лечь спать. “Трудно даются эти приятные вечера, – подумала, Лида,- и почему людям, чтобы пообщаться, обязательно нужно поставить на стол вагон еды и цистерны спиртного?” Но понимая, что на подобные вопросы бесполезно искать ответ, просто решила об этом больше не задумываться, тем более что эти мысли сразу навевали новую – завтра мыть посуду!
Издали светилась любимая веранда. В ней было уютно, светло и там жил ее невидимый, но слышимый друг – домовой. Она часто с ним разговаривала. Ее не волновало мнение скептиков о том, что духов нет, а те кто их слышат, больные люди. Мнение других ее вообще мало волновало. Всю свою жизнь она строила по принципу –у меня есть моя жизнь, мой опыт и мое мнение. Все, что исходило со стороны, строго отбиралось, подвергаясь сомнению и изучению со всех сторон. Она никогда не отрицала, что ее взгляд на жизнь мог быть не правильным, но кто кроме нее самой мог ей это доказать? “Никто за тебя не проживет ни одной минуты твоей жизни,- говорил ей Григорий,- Верь себе и в себя”. И она понимала истину сказанного, и несмотря на то, что веры в себя у нее явно было маловато, себе она верила вполне .
Да, на веранде жил домовой. Она не подвергала это сомнению, так как он с ней разговаривал. Он всегда отвечал ей на мысленные вопросы. Голос его был басовитый и говорил он кратко, отрывисто, но всегда понятно. Ей было известно, что об этом подумали бы другие, она и сама называла это своей “шизой”, но однажды в его существовании пришлось удостовериться и другому человеку –ее сыну Володьке. Он так достал ее с покупкой своего участка земли. Надо было срочно привезти заработанные им деньги. Но Вовка участок хотел, а привозить деньги не торопился. И тогда она, разозлившись, поставила ему конкретное условие – чтобы в пятницу деньги были! Врятли помогло бы это слишком слабое для Вовки указание. Но на утро они с отцом застали засоню сыночка проснувшимся необычно рано. При выяснении обстоятельств данного чуда, оказалось, что дитятко засыпая, услышал густой бас шепчущий ему в ухо,- “ смотри, я тебе верю!” Не поняв в чем дело, милый ее ребеночек подумал , – “что за хрен!”
И тут же получил такой звериный рык в ответ, что мгновенно соскочил с кровати и, включив свет, побежал в комнату родителей. Так и осталось неизвестным выпрыгнул он из постели на самом деле или, что называется, убежал его “астрал”. Лида с Григорием решили, что второе самое верное. Иначе он бы их точно разбудил. В пятницу Вовка прибыл без опозданий, час в час, минута в минуту. Деньги, копейка в копейку, были переданы матери. Конфликт – исчерпан. Лида и не знала, как благодарить своего бесценного домоуправителя.
Еще один случай так же был косвенным подтверждением
существования домового. Лида любила печь оладышки и всегда угощала соседей. И в тот раз она щедро наложила в тарелку румяненьких “солнышек” и с радостью отдала соседке. Та, как никогда, тарелку сразу не вернула, но Лида и не заметила этого. Но утром Ольга прибежала и извиняясь, за задержку, сказала,- “Тетя Лида, Ваш домовой был не доволен, что я тарелочку задержала.” “Да, Бог с тобой, Ольгуш, он то здесь причем?” “Да вы понимаете, я поставила вчера эту тарелочку на полку. Утром встала – полка рухнула,а посуда перебилась вдребезги и только ваша тарелочка осталась цела. Причем, так странно зацепилась за почти вертикально развернувшуюся полку! ” Лиде было жалко Ольгушкины тарелки, но и приятно подобное внимание невидимого друга, и в тоже время, понимая законы нижнего мира, она знала, что его “поводок” должна держать очень крепкая “рука”.Ведь главная проблема общения с обитателями непроявленного мира заключается в
том,что о нас они знают все, а мы о них ничего. Малейшее движение души, мысль, считываются ими мгновенно. Их нельзя бояться, и еще глупее пытаться им соврать. Этот живой, но неорганический “детектор лжи” ловит все колебания!
Дорога стала спускаться с холма. Лида и Денис приблизились к дому. Оставалось приблизительно метров сто пятьдесят, когда от ярко освещенного светом веранды дома до них стал доноситься странный для этого времени суток звук – звук бревна ударявшегося о стену. После странного поведения собаки во время пирушки, она уже была готова и к этому. Оставалось только понять причину этой своеобразной атаки. Она посмотрела на Дениса, интересно слышит ли Денис этот звук. Или только она благодаря своей “шизе”, которую еще называют яснослышанием. Эта способность дана была ей с детства, было ли это связано с травмой, или она получила этот дар от рождения прояснить уже было невозможно. Этой необычной способностью она могла управлять.Хотя иногда, случались и сбои в работе скрытых механизмов, помогающих существовать в ней этому нестандартному дару. Причиной этих сбоев могли быть, прежде всего, усталость или болезни. Но несмотря на то, что сейчас она была очень уставшей, но она чувствовала, что ее не глючит!
Денис шел молча. Когда они открыли калитку, звук прекратился. Денис на пороге дома начал причитывать.
Полушутя, полусерьезно: “Домовой не балУй, я тебя не боюсь”. “Боится”, – подумала Лида. “Ничего, пусть тренируется. Хочет много знать, надо многим стать.” Выдав Денису постельное белье. Она удалилась в комнату, где громоздилась могучая спина ее драгоценного супруга. Сон его был крепким и спокойным. Она стала снимать кофточку. И тут то и…началось! Заработал ее дар. Она не удивилась тому, что услышала
внутри себя чужие мысли, которые тут же перемешались с ее собственными: “Ого! Пожалуй гость проявился! Вот она причина сегодняшних странностей. Зачем пришел-то?…… Подняться не может… уйти…. Ему трудно… Он принял на себя слишком много чужого… А у него хватало своего… И что я должна делать?…. Сил моих нет, с ним разбираться сейчас. Я спать хочу. Где ты, домовой? Возьми его помоги ему подняться!” Перед ее мысленным взором возникло видение вихря, поднимающегося вверх, в спиралевидном вращении. Этот смерч пронесся… и все успокоилось.Она разделась и легла спать рядом с тихо посапывающим Гришей.
Утро было прекрасным. Именно таким солнечным, ярким и должно быть летнее утро. Лида вышла на порог дома.Денис и Гриша сидели в креслах на террасе за белым пластиковым столом. Лица их были хмурые и совсем не соответствовали хорошей погоде. Молча она ушла на кухню, сварила кашку и принесла им завтрак. Вяло, с неохотой, мужчины, как маленькие капризные дети, стали размазывать белое месиво по тарелкам. Сев рядом, Лида спокойно сказала,- “Ну что мальчики, покойничек приходил”.
Мужички ошарашено посмотрели на нее. Затем, Григорий, стал взахлеб рассказывать, что вчера он ЕГО видел. “Ну да,- подумала Лида,- и наверно решил, что у тебя белая горячка.” “Ты, понимаешь, я пошел пописать за дом к забору. Только примостился. А он из воздуха выплыл и стоит за забором, на меня смотрит. Я не понял. Думаю, что за мужик незнакомый. Да еще в наглую так уставился. Говорю ему,- чего надо? ,- а он исчез.”
Денис, рассмеялся и тоже стал выкладывать факты “на стол”. “А я там же был, за домом у забора. Иду вдоль него и слышу шаги за мной и такие явственные. Просто обалдеть! Честно говоря, я испугался, потому что ничего не понял.”
– “Если бы понял, испугался бы еще больше.
А стук бревна не слышал, когда мы возвращались?”
-“Слышал, но опять же не понял, что это все то же самое. Думал домовой меня пугает, чтобы на его веранде спать не ложился. А что у Вас, ребят за дела. Кто это приходил то?”

“Ты понимаешь, Денис.,- наливая себе в чашку кофе, стала рассказывать Лидия, -тяжкий грех я взяла себе на душу. Недавно обратился мужчина. Принес фотографию маленькой девочки. Там проблема, еще прошлой жизни. Очень сложная. Это то, что обычно проклятьем называют. Я ему сказала, что избавиться совсем нельзя, но чуть-чуть облегчить можно.И делается это только плохим способом, а другого нет. Я ему объяснила, что на себя этого брать не хочу – не занимаюсь такими вещами. Плохо это очень. А он стал меня уговаривать. Долго это продолжалось, не раз приезжал, да и мне ребенка было очень жаль. Такая девочка маленькая, хорошенькая. Я же сама – мама! Ослабла и сказала ему, чтобы делал сам, а как объясню. Думала, если я сама не буду,то с меня станется. А делается на покойничка. Я дала родственнику этой девочки СЛОВО. Видимо, он уже и сделал это… дело. А умерший никак оказался мужичком. С грешками своими. И их то ему тяжело тащить, а тут еще чужие проблемы. Вот и нашел меня – слово было мое, я и виновата. А значит кроме меня и спрашивать ему не с кого. Не поможет. Я первопричина его страданий.

“ Ну и дела! – заныл Денис. И что же будет дальше?” “Ничего. Уже все в порядке. Все разошлись по местам.
Домовой помог. Он единственный мог это сделать быстро.
Да и сил у меня вчера не было на подвиги. Душа умершего – на небесах, это главное. Так что справились. Но ситуация для нас поучительная. Не искушайся на прелести!
Могло быть все значительно хуже. Никогда я не поступала так неосмотрительно. Как я могла подумать, что всем будет хорошо? Как не смогла увидеть очевидное и ужасное?
Кстати, Гриш! Надо дом почистить, да и участок. Ладан привез? Ну и хорошо.
Вот так то! – сказала она, глядя на плывущие по небу огромные кучевые облака,- Ничего то мы еще не знаем и не понимаем!”

Эпилог.
Через неделю они вернулись домой, в город. Лида позвонила своему клиенту и все совпало – его избранником был мужчина. Больше никогда она не позволяла себе пожалеть кого-либо так, чтобы решать их проблемы за чужой счет. И всем своим знакомым рассказывала эту историю, чтобы они поняли, что в начале всего стоит СЛОВО и каждое СЛОВО найдет своего хозяина!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.