Контролер

Вполне возможно уйти из дома
на прогулку ранним утром
и вернутся совсем другим человеком.
Мэри Чэйс
А можно и не вернуться…, человеком.
ДиГраф

………………..
Один мудрец сказал: «будь осторожен в своих желаниях, ведь они иногда сбываются».
Человек не может заглянуть в будущее, и то, что сейчас ему кажется удачей, может оказаться роковым событием, которое в свою очередь может привести к непредсказуемым последствиям.
Так стоит ли желать, неизвестно чего?

……………….

Перспектива провести ночь на перроне пустынного полустанка, маленького провинциального городка, в котором Вы, уважаемый читатель, можете оказался волей судеб, без средств и без знакомств, кажется мало приятной.
Но, нашему герою, на сей раз повезло, в самую последнюю минуту он успел вскочить в вагон электрички.
В вагоне не было ни одной живой души, если не принимать в расчет тело, сидевшее на скамейке прижавшись к оконному стеклу. Тело принадлежало молодой девушке, была ли она живая, с полной уверенностью ответить на этот вопрос было затруднительно. Кожа девушки была бела, словно ее несколько суток вымачивали в гипохлорите натрия. На бледном лице кровавой раной выделялись алые губы. Сбившаяся прядь волос, черным вороним крылом, перечеркивало лицо надвое, словно дорожный знак, предупреждающий водителя об опасности.
Может какая-нибудь словоохотливая пассажирка и не обратила бы на девушку внимание, мертвые, как известно не только не потеют, но и не разговаривают, поэтому малоинтересны для живых.
Но наш молодой человек был не таков, с младенческих лет его интересовало и влекло все необычное и потустороннее, и увидев девушку он потянулся к ней всем своим существом. Девушка неземной красотой пленила юношу. Она даже показалась ему удивительно знакомой, он наверняка встречал ее в своих снах. И теперь стоя над девушкой, он разглядывал ее , с нескрываемым восторгом, его взор обшарил все самые укромные уголки ее тела, нащупал каждую родинку скрытую под одеждой, перебрал каждую волосинку, каждый прыщик.
Тонкие изящные пальцы красавицы сжимали небольшую книжицу. Это был роман Пелевина “Empire V”. Вот он тайный знак, подумал юноша. Его рука инстинктивно потянулась к книге. И только он прикоснулся к ней, как по телу девушки пробежала конвульсия, и она открыла глаза.
В фиолетовых глазах отразилось недоумение.
– Вы кто-о-о-у? – сладко протянула девушка зевая.
Молодой человек оказался не готов к разговору с трупом, поэтому растерялся.
– Я-я-я, это…- в голове мысли спутались и перемешались, – я это…-повторил юноша, и поймав случайную мысль извлек ее из сознания,- ночной позор. Э-э-э, я хотел сказать … дневной зазор. Опять не то… а-а-а, вот, контролер. – наконец договорился он и улыбнулся своей находчивости.
– Мне кажется, что это еще не повод лапать молоденьких девушек, по ночам, в пустых вагонах. Вам не стыдно? Чего вам надо, ваще?
– Простите великодушно мою дерзость, видит Бог я не желал причинить вам никаких неудобств, но мне показалось, что вам не здоровиться, единственно лишь из сострадания и желания помочь, сделать искусственное дыхание, оказать первую, так сказать, медицинскую помощь, если потреебуца – от волнения юноша проглотил пару букв, невольно выдав свои подсознательные желания, но к счастью из присутствующих ни кто этого не заметил. – И к тому же, видите ли, служба обязывает меня, да-с, проверять талоны, я хотел сказать билеты. Между прочим, милостивая государыня, – произнес юноша официальным тоном, как подобает настоящему контролеру. – У Вас есть билет?
– Все вы так, контролер, все под контролем, а как только честная девушка довериться вам, откроет вам самое дорогое, сердце и душу, так вы сразу в кусты, с другой… Бросаете бедную, беззащитную жертву с ребенком.
– Простите, – молодой человек в порыве чувств повалился в ноги, – простите матушка. Я готов жениться, сейчас же, сию минуту. Повелевайте мной, я Ваш раб!
– Ну что Вы, сударь, право слово, такой впечатлительный, я прощаю Вас, ступайте с миром. Кстати, у меня есть билет, студенческий правда, подойдет? И талон есть, на прием к стоматологу, вы что предпочитаете?
– Только не стоматолога, лучше уж зайцем, чем такой ценой.
– У зайцев большие здоровые зубы
– Потому что они едят морковку.
– Так как же нам быть? В столь щекотливой ситуации, что выбираете? Билет или талон. Быть или не быть. Пан или пропал.
– Да я это, собственно говоря, так, к слову, для повода познакомиться, разрешите представиться, Франсуа Вийон.
– Да-а-а? Вы что, тот самый?
– Не знаю, кого вы имеете в виду, но, по-видимому, тот самый. Да, хочется верить, что тот. Кстати, Ваше лицо мне тоже показалось знакомым, честно, честно, я не шучу. Вот только не могу вспомнить, постойте, постойте, вспомнил,- он хлопнул себя по лбу, так что слетела кепка, – вы смотрели мультфильм «Труп невесты»?
– Ну, знаете ли, меня еще ни кто так не оскорблял, я что похожа на …, а кстати, она красивая?
– Она очаровательная. Так вы не смотрели?
– Не припоминаю, а что, фильм достоин внимания?
-Ну как же, как же, там еще озвучивали героев Джонни Депп и, э-э-э, вылетела из головы.., имя.., американка…
– Хилари Клинтон? – Подсказала девушка.
– А причем тут Хилари?
– Просто она мне нравиться и я надеюсь, что ее выберут в президенты.
– Вы так думаете? Хотя чем черт не шутит, почему нет, сейчас от американцев можно ожидать чего угодно. Но я думаю, что было бы вполне логично, что новым президентом должен стать афроамериканец. У них теперь такая политика, где есть белый, должен быть и черный. По-моему это справедливо. Был президентом белый, следующий должен стать черный.
– Точно, я бы выбрала Эдди Мерфи? Он такой милашка, с ним было бы еще смешней, чем с нынешним.
– Но у него же нет никакого политического опыта. Я бы выдвинул кандидатуру Шварцнегера, он как раз поднабрался опыта, будучи губернатором.
– Как Шварцнегера? Он же, насколько мне известно, чистокровный арий, то есть абсолютно белый.
– Ну и что, белый, а знаете, что Шварц в переводе с немецкого означает черный, а вторая часть фамилии негер, говорит сама за себя. во всех отношениях лучший кандидат. Да и при сегодняшнем развитии косметологической медицины, у них на западе, сделать из белого черного и наоборот…смешно говорить.
– Вы меня убедили. Так Вы тоже увлекаетесь политикой?
– Я? Да нет что Вы.
– А я вот обожаю заниматься политикой, особенно с друзьями. Мы даже организовали команду поддержки кандидатов. Оле! Оле! Оле! Та, та, та-а-а, та, Президент.
– Поддержки каких кандидатов?
– Какая разница, главное же не в этом, главное сам процесс. Это ж клево, ездить по разным странам тусоваться на площадях, танцы- манцы, пиво, пепси-пипси, ну ты меня понимаешь… новые друзья, впечатления, жить надо радостно. И подработок неплохой. Мне то все равно кто победит, вот если бы Хилари выдвинула свою кандидатуру, я б только за нее.
-Далась вам эта Хилари, у нас и своих хватает, вот хоть бы взять Хакамаду, чем не президент, если вам хочется чтоб это была непременно женщина и фамилия тоже начинается на Ху.
– Ну что Вы, сравнили, ху из ху…впрочем, дело вкуса.
– Вы правы, политика дело настолько интимное, что говорить о ней с человеком, малознакомым, не совсем удобно.
– Хорошо сменим тему. Как вы относитесь к групповому сексу? Я лично – за. Знаете, это так сплачивает, в политической борьбе, вы себе просто не представляете. И еще я думаю, что если семья ячейка общества, почему не стать одной большой ячейкой, одной семьей?
– Нет, я лично, извините, не хочу спать в одной ячейке, со всеми подряд, знаете ли, всякие элементы встречаются в обществе. Потому и политику не люблю.
– Ну ладно, давайте тогда поговорим о кулинарии, – предложила девушка, помня о том, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, простату и крайнюю плоть. – Какое ваше любимое блюдо?
– Я, по большому счету очень не разборчив в блюдах, мне все равно…
– А как у Вас с простатой? – задала девушка второй главный вопрос.
Франсуа был еще молод и к стыду своему не знал где именно находиться у него простата, и какие у него с ней отношения, поэтому как в таких ситуациях говорят все англоговорящие, произнес. – О,кей.
Да, подумала девушка, парень не так прост, каким прикидывается. Последний вопрос о крайней плоти, она не успела задать, так как Франсу ее опередил, закрыв тем самым все подступы к своему сердцу.
– Извините, мою бестактность, но я не расслышал Вашего имени. Как Вас в детстве называла бабушка?
– Я совсем не помню свою бабушку. Она ушла от нас, когда мне было четыре годика. – От воспоминаний на глаза навернулись слезы. – Где она ходит до сих пор, не представляю. Она не выключила утюг и нам теперь каждый месяц приходиться оплачивать огромные счета за электричество, мама все еще надеться, что бабушка вернется, поэтому не разрешает выключать утюг. Зовите меня просто, mon cher.
Mon sher всхлипнула, слеза юркнула в носовой проход и через мгновенье выкатились из носа изумрудной каплей.
– Ой, простите, я такая плакса, – она приоткрыла книгу, сунула нос между страниц и высморкалась,
– Ничего ничего, не расстраивайтесь, бумага все стерпит. Что пишут? – желая сменить тему, спросил Вийон.
– Ой. Такое пишут, такое. Читать стыдно. Будто человек это не хомо сапиенс, а вообще тварь какая-то. И его вывели из скотины и гламуром обсыпали. А управляют ими, человеками то есть, не поверите, – вампиры! Хотите, я что-нибудь сейчас процитирую, – она открыла книгу и прочитала абзац помеченный зеленым пятном,- «…современное рабочее место в офисе — cubicle — даже внешне похоже на стойло крупного рогатого скота. Только вместо ленты с кормом перед мордой офисного пролетария стоит монитор, по которому этот корм показывают в дигитальном виде. Что вырабатывается в стойле? Ответ настолько очевиден, что вошел в идиоматику самых разных языков. Человек делает деньги. Не or she makes money».
– стойте, стойте, больше не надо цитировать, а то кое-кто может расценить это, как нарушение авторских прав. Мы же с вами в общественном месте
– Вы правы. Так страшно жить стало. Вот встретишь человека и не знаешь, кто он, человек или вампир, – при этих словах девушка опасливо покосилась на контролера и тесней прижалась к стенке.
– Уверяю вас, мадмуазель, я не вампир, можете пощупать, – Франсуа протянул девушке руку. – Правда, в том, что я человек, полной уверенности у меня нет, кто знает, с кем согрешила моя мамам.
Девушка отстранила руку Вийона.
– Извините, мне надо сходить.
– Как? Уже? – на лице юноши отразилось растерянность и отчаяние. – разве мы уже приехали?
– Ах, Франсуа, Вы не поняли, мне надо сходить, по- маленькому. Я сейчас вернусь, мне с Вами так интересно. Вы такой галантный кавалер.

…………………………
В приятном обществе, с хорошим собеседником время летит незаметно, и любая дорога кажется короче, в том числе и жизненный путь.
Но каждый раз, после ночи, наступает утро.
И каждый раз все повторяется сначала.
Но, – в этом месте надо выдержать многозначительную паузу, – не для всех.

…………………………..
Вагон наполнился озабоченными и суетящимися пассажирами, они толкались и перебранивались, улыбались знакомым, передавали приветы и рассказывали анекдоты. Только молодой человек, сидящий у окна, был безучастен к этой суете, он равнодушно смотрел остекленевшими глазами на пролетающий за окном пейзаж, алые губы, на бледном лице, застыли в чуть заметной улыбке, под ногами лежала выпавшая из рук книга, со странным названием”Empire V”.
Толкающиеся вокруг него люди не обращали на него внимания, он был не разговорчив и потому малоинтересен.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Контролер

Вполне возможно уйти из дома
на прогулку ранним утром
и вернутся совсем другим человеком.
Мэри Чэйс
А можно и не вернуться…, человеком.
ДиГраф

………………..
Один мудрец сказал: «будь осторожен в своих желаниях, ведь они иногда сбываются».
Человек не может заглянуть в будущее, и то, что сейчас ему кажется удачей, может оказаться роковым событием, которое в свою очередь может привести к непредсказуемым последствиям.
Так стоит ли желать, неизвестно чего?

……………….

Перспектива провести ночь на перроне пустынного полустанка, маленького провинциального городка, в котором Вы, уважаемый читатель, можете оказался волей судеб, без средств и без знакомств, кажется мало приятной.
Но, нашему герою, на сей раз повезло, в самую последнюю минуту он успел вскочить в вагон электрички.
В вагоне не было ни одной живой души, если не принимать в расчет тело, сидевшее на скамейке прижавшись к оконному стеклу. Тело принадлежало молодой девушке, была ли она живая, с полной уверенностью ответить на этот вопрос было затруднительно. Кожа девушки была бела, словно ее несколько суток вымачивали в гипохлорите натрия. На бледном лице кровавой раной выделялись алые губы. Сбившаяся прядь волос, черным вороним крылом, перечеркивало лицо надвое, словно дорожный знак, предупреждающий водителя об опасности.
Может какая-нибудь словоохотливая пассажирка и не обратила бы на девушку внимание, мертвые, как известно не только не потеют, но и не разговаривают, поэтому малоинтересны для живых.
Но наш молодой человек был не таков, с младенческих лет его интересовало и влекло все необычное и потустороннее, и увидев девушку он потянулся к ней всем своим существом. Девушка неземной красотой пленила юношу. Она даже показалась ему удивительно знакомой, он наверняка встречал ее в своих снах. И теперь стоя над девушкой, он разглядывал ее , с нескрываемым восторгом, его взор обшарил все самые укромные уголки ее тела, нащупал каждую родинку скрытую под одеждой, перебрал каждую волосинку, каждый прыщик.
Тонкие изящные пальцы красавицы сжимали небольшую книжицу. Это был роман Пелевина “Empire V”. Вот он тайный знак, подумал юноша. Его рука инстинктивно потянулась к книге. И только он прикоснулся к ней, как по телу девушки пробежала конвульсия, и она открыла глаза.
В фиолетовых глазах отразилось недоумение.
– Вы кто-о-о-у? – сладко протянула девушка зевая.
Молодой человек оказался не готов к разговору с трупом, поэтому растерялся.
– Я-я-я, это…- в голове мысли спутались и перемешались, – я это…-повторил юноша, и поймав случайную мысль извлек ее из сознания,- ночной позор. Э-э-э, я хотел сказать … дневной зазор. Опять не то… а-а-а, вот, контролер. – наконец договорился он и улыбнулся своей находчивости.
– Мне кажется, что это еще не повод лапать молоденьких девушек, по ночам, в пустых вагонах. Вам не стыдно? Чего вам надо, ваще?
– Простите великодушно мою дерзость, видит Бог я не желал причинить вам никаких неудобств, но мне показалось, что вам не здоровиться, единственно лишь из сострадания и желания помочь, сделать искусственное дыхание, оказать первую, так сказать, медицинскую помощь, если потреебуца – от волнения юноша проглотил пару букв, невольно выдав свои подсознательные желания, но к счастью из присутствующих ни кто этого не заметил. – И к тому же, видите ли, служба обязывает меня, да-с, проверять талоны, я хотел сказать билеты. Между прочим, милостивая государыня, – произнес юноша официальным тоном, как подобает настоящему контролеру. – У Вас есть билет?
– Все вы так, контролер, все под контролем, а как только честная девушка довериться вам, откроет вам самое дорогое, сердце и душу, так вы сразу в кусты, с другой… Бросаете бедную, беззащитную жертву с ребенком.
– Простите, – молодой человек в порыве чувств повалился в ноги, – простите матушка. Я готов жениться, сейчас же, сию минуту. Повелевайте мной, я Ваш раб!
– Ну что Вы, сударь, право слово, такой впечатлительный, я прощаю Вас, ступайте с миром. Кстати, у меня есть билет, студенческий правда, подойдет? И талон есть, на прием к стоматологу, вы что предпочитаете?
– Только не стоматолога, лучше уж зайцем, чем такой ценой.
– У зайцев большие здоровые зубы
– Потому что они едят морковку.
– Так как же нам быть? В столь щекотливой ситуации, что выбираете? Билет или талон. Быть или не быть. Пан или пропал.
– Да я это, собственно говоря, так, к слову, для повода познакомиться, разрешите представиться, Франсуа Вийон.
– Да-а-а? Вы что, тот самый?
– Не знаю, кого вы имеете в виду, но, по-видимому, тот самый. Да, хочется верить, что тот. Кстати, Ваше лицо мне тоже показалось знакомым, честно, честно, я не шучу. Вот только не могу вспомнить, постойте, постойте, вспомнил,- он хлопнул себя по лбу, так что слетела кепка, – вы смотрели мультфильм «Труп невесты»?
– Ну, знаете ли, меня еще ни кто так не оскорблял, я что похожа на …, а кстати, она красивая?
– Она очаровательная. Так вы не смотрели?
– Не припоминаю, а что, фильм достоин внимания?
-Ну как же, как же, там еще озвучивали героев Джонни Депп и, э-э-э, вылетела из головы.., имя.., американка…
– Хилари Клинтон? – Подсказала девушка.
– А причем тут Хилари?
– Просто она мне нравиться и я надеюсь, что ее выберут в президенты.
– Вы так думаете? Хотя чем черт не шутит, почему нет, сейчас от американцев можно ожидать чего угодно. Но я думаю, что было бы вполне логично, что новым президентом должен стать афроамериканец. У них теперь такая политика, где есть белый, должен быть и черный. По-моему это справедливо. Был президентом белый, следующий должен стать черный.
– Точно, я бы выбрала Эдди Мерфи? Он такой милашка, с ним было бы еще смешней, чем с нынешним.
– Но у него же нет никакого политического опыта. Я бы выдвинул кандидатуру Шварцнегера, он как раз поднабрался опыта, будучи губернатором.
– Как Шварцнегера? Он же, насколько мне известно, чистокровный арий, то есть абсолютно белый.
– Ну и что, белый, а знаете, что Шварц в переводе с немецкого означает черный, а вторая часть фамилии негер, говорит сама за себя. во всех отношениях лучший кандидат. Да и при сегодняшнем развитии косметологической медицины, у них на западе, сделать из белого черного и наоборот…смешно говорить.
– Вы меня убедили. Так Вы тоже увлекаетесь политикой?
– Я? Да нет что Вы.
– А я вот обожаю заниматься политикой, особенно с друзьями. Мы даже организовали команду поддержки кандидатов. Оле! Оле! Оле! Та, та, та-а-а, та, Президент.
– Поддержки каких кандидатов?
– Какая разница, главное же не в этом, главное сам процесс. Это ж клево, ездить по разным странам тусоваться на площадях, танцы- манцы, пиво, пепси-пипси, ну ты меня понимаешь… новые друзья, впечатления, жить надо радостно. И подработок неплохой. Мне то все равно кто победит, вот если бы Хилари выдвинула свою кандидатуру, я б только за нее.
-Далась вам эта Хилари, у нас и своих хватает, вот хоть бы взять Хакамаду, чем не президент, если вам хочется чтоб это была непременно женщина и фамилия тоже начинается на Ху.
– Ну что Вы, сравнили, ху из ху…впрочем, дело вкуса.
– Вы правы, политика дело настолько интимное, что говорить о ней с человеком, малознакомым, не совсем удобно.
– Хорошо сменим тему. Как вы относитесь к групповому сексу? Я лично – за. Знаете, это так сплачивает, в политической борьбе, вы себе просто не представляете. И еще я думаю, что если семья ячейка общества, почему не стать одной большой ячейкой, одной семьей?
– Нет, я лично, извините, не хочу спать в одной ячейке, со всеми подряд, знаете ли, всякие элементы встречаются в обществе. Потому и политику не люблю.
– Ну ладно, давайте тогда поговорим о кулинарии, – предложила девушка, помня о том, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, простату и крайнюю плоть. – Какое ваше любимое блюдо?
– Я, по большому счету очень не разборчив в блюдах, мне все равно…
– А как у Вас с простатой? – задала девушка второй главный вопрос.
Франсуа был еще молод и к стыду своему не знал где именно находиться у него простата, и какие у него с ней отношения, поэтому как в таких ситуациях говорят все англоговорящие, произнес. – О,кей.
Да, подумала девушка, парень не так прост, каким прикидывается. Последний вопрос о крайней плоти, она не успела задать, так как Франсу ее опередил, закрыв тем самым все подступы к своему сердцу.
– Извините, мою бестактность, но я не расслышал Вашего имени. Как Вас в детстве называла бабушка?
– Я совсем не помню свою бабушку. Она ушла от нас, когда мне было четыре годика. – От воспоминаний на глаза навернулись слезы. – Где она ходит до сих пор, не представляю. Она не выключила утюг и нам теперь каждый месяц приходиться оплачивать огромные счета за электричество, мама все еще надеться, что бабушка вернется, поэтому не разрешает выключать утюг. Зовите меня просто, mon cher.
Mon sher всхлипнула, слеза юркнула в носовой проход и через мгновенье выкатились из носа изумрудной каплей.
– Ой, простите, я такая плакса, – она приоткрыла книгу, сунула нос между страниц и высморкалась,
– Ничего ничего, не расстраивайтесь, бумага все стерпит. Что пишут? – желая сменить тему, спросил Вийон.
– Ой. Такое пишут, такое. Читать стыдно. Будто человек это не хомо сапиенс, а вообще тварь какая-то. И его вывели из скотины и гламуром обсыпали. А управляют ими, человеками то есть, не поверите, – вампиры! Хотите, я что-нибудь сейчас процитирую, – она открыла книгу и прочитала абзац помеченный зеленым пятном,- «…современное рабочее место в офисе — cubicle — даже внешне похоже на стойло крупного рогатого скота. Только вместо ленты с кормом перед мордой офисного пролетария стоит монитор, по которому этот корм показывают в дигитальном виде. Что вырабатывается в стойле? Ответ настолько очевиден, что вошел в идиоматику самых разных языков. Человек делает деньги. Не or she makes money».
– стойте, стойте, больше не надо цитировать, а то кое-кто может расценить это, как нарушение авторских прав. Мы же с вами в общественном месте
– Вы правы. Так страшно жить стало. Вот встретишь человека и не знаешь, кто он, человек или вампир, – при этих словах девушка опасливо покосилась на контролера и тесней прижалась к стенке.
– Уверяю вас, мадмуазель, я не вампир, можете пощупать, – Франсуа протянул девушке руку. – Правда, в том, что я человек, полной уверенности у меня нет, кто знает, с кем согрешила моя мамам.
Девушка отстранила руку Вийона.
– Извините, мне надо сходить.
– Как? Уже? – на лице юноши отразилось растерянность и отчаяние. – разве мы уже приехали?
– Ах, Франсуа, Вы не поняли, мне надо сходить, по- маленькому. Я сейчас вернусь, мне с Вами так интересно. Вы такой галантный кавалер.

…………………………
В приятном обществе, с хорошим собеседником время летит незаметно, и любая дорога кажется короче, в том числе и жизненный путь.
Но каждый раз, после ночи, наступает утро.
И каждый раз все повторяется сначала.
Но, – в этом месте надо выдержать многозначительную паузу, – не для всех.

…………………………..
Вагон наполнился озабоченными и суетящимися пассажирами, они толкались и перебранивались, улыбались знакомым, передавали приветы и рассказывали анекдоты. Только молодой человек, сидящий у окна, был безучастен к этой суете, он равнодушно смотрел остекленевшими глазами на пролетающий за окном пейзаж, алые губы, на бледном лице, застыли в чуть заметной улыбке, под ногами лежала выпавшая из рук книга, со странным названием”Empire V”.
Толкающиеся вокруг него люди не обращали на него внимания, он был не разговорчив и потому малоинтересен.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.