ВИКТОРИЯ

* * *

Теплый день, проходя сквозь матовые стекла окон, ложился на белые подоконники и оседал причудливыми узорами на велюровое покрытие длинного диванчика, стоящего у стены небольшой комнаты. Легкие порывы ветра теребили ажурную занавеску, звучала музыка, –
Гектор Берлиоз «Реквием».
Девушка лет шестнадцати – семнадцати, поджав ноги, сидела в кресле. Локоны светлых, пепельных волос скрывали часть лица. Она, раскачиваясь в такт музыке, что – то сосредоточенно рисовала карандашом в альбоме, лежащем на ее коленях. Время от времени она, подержав лист с эскизом на вытянутой руке, легким движением отбрасывала его в сторону. Лист, покружив в воздухе, беззвучно падал на мягкий белый палас. Девушка брала следующий… Ровные штрихи, овалы… звуки музыкальных инструментов…
Бой настенных часов прервал ее занятие. Девушка собрала лежавшие на полу эскизы и аккуратно уложила их в папку. Вышла на кухню, насыпала в большую фарфоровую чашку несколько ложек зеленого чая и ожидая, пока закипит на плите чайник, посмотрела в окно. Ярко светило июльское солнце. По каштановой аллее неторопливо шли немногочисленные прохожие. У подъезда на лавочках в тени деревьев сидели старушки – соседки и что – то бойко обсуждали, наблюдая за играющими на детской площадке детьми. Чайник на плите сначала зашипел, а потом залился вызывающе наглым и свирепым свистом.
-Соловей разбойник, – усмехнулась девушка и плеснула кипяток в чашку. Открыла холодильник: « Да, негусто…». Достала баночку с яблочным вареньем и, захватив, чашку вернулась в комнату. В этот момент в прихожей раздался телефонный звонок. Девушка недовольно поморщилась,… сделала несколько глотков…
Телефон не умолкал. Поставила чашку на сервировочный столик, прошла в прихожую и сняла трубку.
– Виктория, как наши дела? Это я, твой Эдик. Узнала меня, детка? Что ты так долго не отвечаешь? Заставляешь меня нервничать. И вообще, я страшно соскучился по тебе моя …
-Ладно, ладно, знаю, о ком ты соскучился,- прервав на полуслове говорящего, сказала Вика, закатив при этом глаза под потолок. Я закончила эскизы, где мы можем с тобой, встретится сегодня?
– Приезжай ко мне в офис к 17 часам, я вышлю за тобой свою машину,- изменив тональность голоса, ответил собеседник.
– Хорошо, высылай. Только давай не в офисе встретимся, а в кафе напротив, тебя устроит?
– Ok, нет проблем, договорились.
– Пошел к черту, надоел, …. – повесив трубку, обронила Вика и, допив чай с вареньем, достала косметичку и начала старательно подкрашивать ресницы. Закончив макияж, посмотрелась в зеркало: « Хороша подруга Маша, да, не ваша…». Открыв шкаф, выбрала платье, туфли, скинув халат, быстро переоделась. У подъезда просигналила подъехавшая машина. Вика выключила музыкальный центр и, закрыв на два замка входную дверь, выбежала из квартиры.
– Вика, Вика…- у двери напротив стоял сосед и одноклассник Павел. Куда торопишься? Мы же с тобой сегодня вечером собирались пойти на концерт. Я и билеты уже купил…
– Извини Павлуша, сегодня не получится. Эскизы должна показать заказчику. А это сам понимаешь, дело щекотливое, затянется до ночи, как обычно. Он уже и машину прислал за мной. В другой раз,… – Вика чмокнула опешившего Павла в щеку и скрылась в дверном проеме лифта.

Отыскав свободный столик в уютном кафе, Вика сняла солнцезащитные очки и, листая меню, стала ожидать Эдуарда.
– Что будете заказывать? – спросил ее подошедший официант.
– Кофе, пожалуйста, без сахара и апельсиновый сок со льдом, – ответила девушка.
– И бутылку шампанского для моей дамы, – подвигая со скрежетом металлический стул, и вытирая обильный пот с красного лица, запыхавшись, произнес появившийся Эдик.
– Ты как всегда обворожительна, детка, целую твои прекрасные ручки.
– А ты, Эд, как обычно,… в своем репертуаре, опаздываешь ровно на одиннадцать минут.
– Что делать, Вика, привычка банкира,- не спеши, а то успеешь,… – хмыкнул Эдик. Давай показывай эскизы.
Вика передала ему через стол папку. Тот, внимательно оценивая каждый рисунок, раскладывал их на столе, словно пасьянс.
-Да- да,… это как раз то, что нужно. Молодец… умница…. А вот это мне не очень,… а ты как сама считаешь? Я же просил тебя в прошлый раз, просил, помнишь? Ну, нарисуй им хотя бы какие – то лица. Почему все женщины на твоих картинах безликие?
– Это не комментируется, Эдик. Или тебя устраивают мои эскизы, и я начинаю оформлять твой журнал, или… ищи себе другого художника, покладистого, талантливого, без собственного мнения,…- сказала Вика, закуривая.
– Хорошо, хорошо, не волнуйся, будь, по-твоему. Вот эти держи, а остальные я захвачу с собой, покажу другим членам коллегии, – сказал Эдуард, протягивая Вике несколько листов с эскизами.
-Созвонимся через пару дней, и не огорчай меня, пожалуйста, не затягивай с рисунками. А сейчас извини, дела, дела… Водитель тебя отвезет, сиди, отдыхай…
Допив кофе и сок, Вика встала и направилась к выходу. В одной руке она держала папку с эскизами, в другой очки. Ища взглядом машину, она неожиданно столкнулась с незнакомым мужчиной средних лет. Папка упала на выложенный плиткой тротуар, порыв ветра подхватил несколько листков, они как белые голубки затрепетали в турбулентных завихрениях теплого воздуха и понеслись под столики кафе, под ноги прохожих.
Извиняясь перед Викой за неловкость, мужчина начал быстро собирать рисунки. Дорогой темно – коричневый костюм, загорелая кожа, темные с проседью волосы, стройный, на вид лет 45 – 50 , – автоматически отмечала Вика, глядя как ловко владелец всех этих достоинств справляется с порхающими перед его лицом эскизами.
– Пожалуй, все?- спросил, улыбаясь белоснежной улыбкой, с нескрываемым интересом смотря в глаза девушке незнакомец.
– Да, спасибо Вам. Это я сама виновата, засмотрелась, прошу прощения. Вот и на ногу Вам наступила каблуком, больно, наверное?
– Больно? Нет, нет, что Вы.
Так они, стоя несколько минут у выхода из кафе и извинялись друг перед другом.
Первым спохватился мужчина: « Послушайте, наверное, со стороны на нас смешно смотреть? В качестве компенсации за нанесенный ущерб,- поглядывая на свою ногу, – сказал он, улыбаясь,- я готов довести Вас до дома, или в то место, куда Вам будет угодно.
– Машина у меня есть, вон поджидает, – сказала Вика, указывая кивком на серебряный «Мерседес» Эдика. А впрочем,… почему бы и нет? Я согласна.
– Кирилл Поздняков, – произнес мужчина, представляясь, придерживая девушку под локоть, и вынимая из кармана пиджака ключи от автомобиля.
-Вика, – ответила девушка, оценивая крепость его руки.

Черный джип «Судзуки» стремительно рванул с места. Вика махнула на прощание водителю, выскочившему из «Мерседеса». Звук сигнала,… и они скрылись за поворотом.
– Какой план? Покатаемся по городу, или…?- спросил Кирилл, отдавая инициативу в руки девушки. Та, немного помолчав, ответила: « Или… Слишком жарко, поехали сразу домой, и назвала свой адрес».
Узкая лента трассы извивалась вдоль набережной. Сгущались сумерки. Кирилл включил габаритные огни, щелкнул пальцем по кнопке магнитофона. Из колонок полились ритмичные звуки, – болеро Равеля, щелканье кастаньет, барабаны… Вика опустила до отказа дымчатое стекло дверки автомобиля со своей стороны, откинулась на сиденье. Ее длинные волосы тормошил ласковый ветер.
-Вика, Вы позволите взглянуть на Ваши рисунки? – первым нарушил затянувшуюся паузу Кирилл.
– Да, конечно, мне будет интересно узнать Ваше мнение, только сильно не ругайте, договорились?
Здесь, пожалуйста, тормозните,- произнесла девушка и достала из папки несколько рисунков.
Кирилл остановил машину возле небольшого трехэтажного дома, стены которого были окрашены в желтый цвет, крышу укрывала красная черепица, в окнах уже горел свет. Приглушил звук магнитофона и стал внимательно рассматривать эскизы. Степные курганы, низко гнется к земле на ветру ковыль, дождевые сизые тучи, обнаженная всадница припала к голове скакуна. Волосы девушки переплелись с лошадиной гривой, из – под копыт искры, пыль столбом, в небе вместо солнца, – два женских глаза. Повторяющийся сюжет на всех листках, отдельно крупно нарисованы лошадиные головы, круп животного, волосы всадницы, ее высокая грудь, длинные пальцы, обхватившие шею животного.
– Мне нравится, Вика, Вы настоящий мастер, – произнес Кирилл, возвращая папку девушке.
– Что Вы, какой там мастер, так,… рисую для души, оформляю журнал одному богатенькому местному Буратино.
– Так Вы на Эдуарда Ивановского работаете? Это Ваши рисунки в его журнале?
– Да, – недоумевая, ответила Вика. – Кирилл, так Вы знакомы с Эдом?
-Знаком, знаком, Вика. Я недавно в вашем городе. У меня здесь мало знакомых, друзей нет. А с Ивановским, наши пути пересекались в бизнесе, встречались несколько раз на официальных приемах, презентациях. Разрешите, я Вас провожу до подъезда, уже стемнело, – сказал мужчина, меняя тему разговора.
Они вышли из машины, и не торопясь, подошли к подъезду.
– Вика, завтра выходной день, воскресенье. У меня есть, как мне кажется очень интересное для Вас предложение….
– Давайте завтра встретимся и поужинаем вместе, – продолжила Вика.
Кир рассмеялся: « Да-да… давайте завтра встретимся, если Вы, конечно, не возражаете, часиков в десять утра, и позавтракаем вместе. А потом… А вот, что будет потом, это маленький секрет.
-В десять утра? – удивилась Вика.- Хорошо в десять, так в десять… форма одежды…
– Форма одежды… повседневная, желательно джинсы, спортивную куртку и улыбку,… – значит договорились?
-По рукам, договорились,- Вика протянула ему руку. Кирилл подержал ее некоторое время в своих ладонях, нехотя отпустил.
-До завтра.
Дверь подъезда, скрипнув пружиной, плотно закрылась за девушкой. Кирилл сел в машину, закурил, завел двигатель. В этот момент в окнах на втором этаже дома вспыхнул свет. Кирилл увидел стройный силуэт девушки за ажурной занавеской.
-Интересная девушка Вика, Вика… Виктория… победа. Эх, Вика, Вика… – прошептал Кирилл и нажал на педаль газа.

На следующий день ровно в десять утра Поздняков подъехал к дому, где жила девушка и посигналил негромко и отрывисто, три раза. Вика выглянула в окно и помахала ему рукой, приглашая подняться в квартиру. На лестничной площадке второго этажа одновременно открылись две двери. Из одной выглянула улыбающаяся девушка, из двери напротив вышел высокий светловолосый парень лет двадцати пяти с мешком для мусора в руках.
-Привет, Пашка, – поздоровалась с ним Вика, затем взяла Кирилла за рукав спортивной ветровки и потянула за собой.
– Доброе утро, Вика.
– Я сейчас, проходите в комнату, располагайтесь, через пару минут я буду, готова, и скрылась в ванной комнате.
Кирилл услышал, как зашумел душ, прошел в комнату и внимательно огляделся по сторонам. Длинный диванчик у одной стены, три ряда книжных полок на другой, компьютер, кожаное кресло, журнальный столик, круглый аквариум в котором на ветке застыл, словно статуя хамелеон…. Бегло перелистал несколько книг, альбомов. Его заинтересовала небольшая фотография в деревянной рамке,- средних лет женщина с открытым простым лицом, оборотная сторона портрета чистая, никаких отметок и записей.
-Симпатичная женщина, – сказал Кирилл входящей в комнату Вике.
-Это моя мама, вернее приемная мама, она умерла несколько лет назад,- ответила Вика.
– Извините, Вика.
-Ничего, ничего…. Давайте я Вас угощу завтраком, пойдемте на кухню, кофе готов.
-Вообще – то я предпочитаю крепкий чай, но у Вас, Вика, наверное, особенный кофе, угощайте…
На кухне Вика аккуратно налила кофе в чашки, предложила гостю сахар, от которого он любезно отказался.
– Я тоже пью кофе без сахара, – улыбнулась девушка.
– Вика… мне неудобно спрашивать Вас об этом, но… Ваши родители…
– Об их судьбе я ничего не знаю. До двух лет воспитывалась в детском доме. Потом меня взяла к себе на воспитание приемная мать. Она рассказывала, что в детский дом меня определили почти сразу после рождения. Оставила какая-то женщина на пороге роддома. В пеленку было вложено письмо, в котором три слова: « Прости меня, Вика». И золотая цепочка с кулоном. Вот и все …
-Безрадостная история,- сочувственно произнес Кирилл и неожиданно для самого себя погладил девушку по голове.
– Приемная мама… никогда, я ее приемной и не звала. Она мне была самой, что ни на есть, настоящей мамой, доброй, отзывчивой. Воспитала, поставила на ноги…. А когда ее не стало, соседи помогали хозяйничать. Павел вот, он мне как брат, вместе в школу, вместе на пляж, по магазинам, по садам окрестным. Ох, и чудили мы с ним раньше,- продолжала Вика. Ну, да ладно заболтала я Вас своими проблемами. Мы едем, или не едем?
– Поехали, – ответил Кирилл.

Вырвавшись из объятий городских пробок и светофоров, джип облегчено взревел мощным двигателем и понесся к морю. Кирилл уверенно вел машину, изредка поглядывая то на Вику, то в зеркало заднего вида. Минут через пятнадцать их обогнал мотоциклист, стараясь перегородить дорогу. Кирилл, слегка притормозив, объехал его, затем утопил педаль газа в пол джипа.
– Пашка,- вскрикнула Вика.
Кирилл, не сбрасывая оборотов двигателя, увидел, что мотоцикл под Павлом встал на заднее колесо и рванул с места.
– Погоняемся.
-Да, с ним погоняешься, мастер спорта по мотогонкам. Дурачок, ей Богу, – сказала девушка и, высунув руку в окно, погрозила соседу кулаком.
Стрелка спидометра автомобиля приблизилась к отметке сто пятьдесят километров в час. Мотоциклист и не думал отставать, держась на безопасной дистанции. Стоило Кирилл чуть- чуть оторваться, как Павел тут – же сокращал отрыв до минимума. Так продолжалось четверть часа…
-Молодец парень, – сказал Кирилл, несколько раз плавно нажал на тормоз, а потом резко съехал на обочину.
Павел подъехал к автомобилю со стороны, где сидела Вика, и поднял защитное стекло шлема.
– Вылезай,… вылезай из машины, – нахмуренно смотря девушке в лицо, сказал , тяжело дыша.
– И не подумаю! Ты что спятил? Гонки с преследованием устроил сначала, теперь командуешь, вылезай,… вылезай, – ответила Вика и демонстративно отвернулась в сторону.
– Молодой человек, – обратился Кирилл к Павлу, выходя из автомобиля.- Может нам по пути? Составите компанию?
Посмотрев Кириллу со злостью в лицо, Павел развернул мотоцикл в обратном направлении:
« Нет уж, спасибо. Мне с вами не по пути». Его «Хонда» рванула с места и в скором времени скрылась из вида.
Сев в кресло Кирилл, смотря на Вику, произнес: « А Пашка твой с характером парень».
– С характером… с характером,… да и ты я смотрю тот еще гонщик, – рассмеялась Вика.
-Вот и хорошо, Пашка, хоть и настырный, но молодец, это он нам помог перейти на «ты», а то так бы и выкали дальше всю дорогу,… правда?
-Пожалуй,…- ответила Вика,- и нежно дотронулась до руки Кирилла.

Свернув с трассы, Кирилл включил пониженную передачу и направил автомобиль на проселочную дорогу, которая круто взбиралась в гору. Через несколько минут они выехали на гранитное плато, окруженное со всех сторон лесом. Метров в тридцати внизу шумело море,- волны разбивались о скалы на миллионы капелек – брызг, стаи чаек кружили в изумрудном летнем небе. На краю плато у кромки леса стоял большой двухэтажный дом, обнесенный кирпичным забором. Кирилл подъехал к воротам и посигналил. Ворота плавно открылись, пропуская джип на территорию. На площадке возле дома большой плоской лужей голубела вода бассейна, по периметру которого раскинули свою вечнозеленую крону высокие мохнатые пальмы. Кирилл проехал мимо дома, помахав рукой стоящему у входных дверей молодому мужчине крепкого телосложения. Джип остановился у металлического ангара: « Прошу Вас леди», – произнес Кирилл, открыв дверцу и держа галантно Вику за руку, помог ей выйти из автомобиля. Та с широко открытыми от удивления глазами прошла вслед за ним вовнутрь ангара. По обеим сторонам высокого сооружения, располагались вольеры, в которых стояло десятка два лошадей разных пород.
– Да, секрет, так секрет, – восхищенно прошептала Вика. Surprise по высшему разряду. Кирилл я в шоковом состоянии… Кто ты? Что все это значит? Я в сказке, или заснула, и никак не могу проснуться?
– Вика, когда я вчера увидел твои эскизы, мне захотелось сделать тебе приятно… Я рад, что мне это удалось. Пойдем к лошадям ближе, не бойся, они добрые и умные.
Вика взяла его за руку, они пошли вдоль вольеров, осматривая поочередно лошадей. Те, учуяв хозяина, миролюбиво похрапывали, стучали копытами по полу, усыпанному стружкой.
-Вот это мой любимец – Адмирал,- сказал Кирилл, подводя девушку к гнедому жеребцу.
– Своенравный, как твой Пашка. Добрый, хороший, гулять хочешь? Сейчас будем гулять, сейчас…
Вика протянула руку сквозь ограждение и боязливо дотронулась до головы Адмирала: « Ты научишь меня скакать на нем?» – задала она вопрос Кириллу.
Тот, улыбаясь, утвердительно кивнул.
-И еще я хочу их всех рисовать, можно?
– Можно, конечно, можно Вика, но давай попробуй прямо сейчас прокатиться, ничего не бойся, я буду рядом, садись, – с этими словами Кирилл отворил дверцу вольера и вывел Адмирала.
Девушка вставила ногу в стремя и легко запрыгнула в седло. Конь, почувствовав на себе всадницу, несколько раз нервно мотнул головой, но Кирилл удержал его за узду и повел к выходу из конюшни.
– Старайся держать спину ровно, прислушиваясь к движениям Адмирала, держи повод крепко в руках, оставляя его свободным. Так, так, умница Вика, … хорошо. Теперь немного натяни повод и слегка пришпорь коня, пошел, пошел, потихоньку, вот так, вот так…
Через полчаса занятий, уставшая от физического напряжения Вика вывалилась из седла в руки Кирилла: « Здорово, я такой заряд энергии получила, класс, спасибо тебе и поцеловала его в щеку».
Кир, засмущавшись, слегка отстранился от девушки: « Мы с Адмиралом старались…».
Передав коня в руки подошедшего конюха, обнял Вику за плечи, и они направились к дому.
-Виктор, какие новости? – спросил Кирилл, поздоровавшись за руку со стоящим у входа человеком.
-Все в порядке шеф, было несколько звонков, почта на столе в холле, я все приготовил, как Вы просили, – ответил тот и распахнул перед ними двери.
Вика зашла в дом и, пройдя несколько шагов, остановилась, осматривая помещение.
Мраморный пол холла был устелен медвежьими и леопардовыми шкурами. На стенах висели чучела животных, – кабаны, олени, фазаны, тетерева… Под потолком висела на цепи люстра с массивными канделябрами… Старинная мебель, – резные столы, кресла. Потрескивал углями камин, пахло хвоей…
– Замок Синей бороды?- спросила Вика.
– Дракулы, – ответил, усмехнувшись, Кирилл, и повел девушку по лестнице на второй этаж дома.
– Здесь у меня комнаты для гостей, это спальная комната, там за углом еще одна спальная комната, мой кабинет, прямо по коридору ванная комната, – говорил хозяин, исполняя роль экскурсовода.
– Да, впечатляет, ничего не скажешь, а где детская комната?- спросила Вика.
– Детская, детская,- Кирилл замедлил шаг и, увлекая Вику в просторный холл второго этажа, усадил ее за стол, на котором стояло два обеденных прибора.
«А она не только красива, но еще и умна, несмотря на юный возраст», – подумал Кирилл, понимая, как ненавязчиво и тонко девушка подталкивает его начать разговор о себе.
– Детская, – еще раз произнес Поздняков, наливая в бокалы шампанское.
Вика увидела на его руке держащей бутылку глубокий шрам, но сдержалась, чтобы задать очередной вопрос.
-Понимаешь, Вика,… я долгое время жил за границей, долго, почти двадцать лет. Объездил много стран, занимался разным бизнесом, сначала работал шофером такси, официантом в барах и ресторанах. С годами освоился, стал на ноги, поставил свое дело, открыл сначала маленькое кафе, ресторан, потом увлекся архитектурой, дизайном, строительством. А вот семья, семейная жизнь, прямо скажу, не очень удалась, вернее не удалась вообще. Был женат, не долго полтора года… . Не сложилось, одним словом. Давай об этом в другой раз, хорошо? Не хочется в такой чудесный день ворошить былое.
Вика в знак согласия кивнула и, делая глоток шампанского, подумала: « В другой раз, когда он будет этот другой раз, и будет – ли? Хочу – ли я этого? Не знаю, не знаю…. Он такой спокойный, рассудительный, приятный в общении и загадочный. Тянет к нему, тянет так, что,… не знаю, не знаю… ».

На улице сначала вдали, а потом все ближе и ближе, приближаясь к дому, раздался непонятный гул. Кирилл и Вика вышли на балкон, увидели как в небе, на небольшой высоте на огромной скорости летят два больших белоснежных самолета с удлиненными носами.
– Белые лебеди, – заворожено глядя на них, воскликнула девушка.
– Белые лебеди, белые лебеди, – да, ты права Вика. Это Белые лебеди, сверхзвуковые стратегические бомбардировщики ТУ-160. Белые лебеди, так их называют в авиации дальнего действия…
– Кирилл, ты воевал? – спросила Вика, вспомнив о шраме на его руке.
– К сожалению, да, Вика, воевал, – ответил Кирилл, наблюдая, как, делая крутой вираж, самолеты, стремительно удаляясь, все дальше и дальше, сначала превратились в маленькие точки, а затем и вовсе исчезли из поля зрения.
Хозяин и гостья вернулись к столу.
Остаток дня прошел в беседах о музыке, поэзии, живописи, спорте.
Вика с немалой долей удивления отмечала, что Кирилл знает наизусть много стихов Пастернака, Наума Коржавина, Бахыта Кинжеева, Мандельштама. Не тушуясь, размышляет об отличительных чертах импрессионизма и классицизма в живописи, о последних новинках в литературе. В свою очередь Вика оказалась большим знатоком футбола и тенниса, автомобильной техники, рыбалки.
За окнами начало смеркаться. Увидев, что Вика несколько раз взглянула на часы, Кирилл зажег стоящие на столе свечи: « Вика, оставайся, переночуй здесь. Гостить так, гостить, места, как видишь, хватает».
– А почему бы и нет, – подумала девушка, и поймала себя на мысли, что эти слова она повторяет уже второй раз за прошедшие сутки.
– Кирилл спасибо тебе за предложение, но, там Хома без меня уже, наверное, весь от тоски извелся.
– Какой Хома?- вскинув брови, спросил Кирилл.
– Хома, Хома, хамелеон… Ты же видел его у меня дома в аквариуме!
– Ах, хамелеон,… ничего, пусть поскучает. Километры, дожди проверяют чувства,- улыбнувшись, подытожил Кирилл. Не в силах больше сопротивляться Вика, вздохнув, откинулась на спинку кресла и посмотрела в глаза Кириллу: « Хорошо, я согласна, но с одним условием, ты позволишь мне вымыть всю посуду, показывай, где у тебя кухня».
– Ну, уж нетушки. Мытье посуды на сегодня отменяется, предоставь это право мне, пойдем, я тебе покажу ванную комнату.

Вика стояла под душем, теплые струйки воды ласкали ее кожу, волосы, кружась в водовороте, стекали в отверстие розового кафельного пола. Пузырьки нежно пахнущего шампуня летали в воздухе, играя всеми цветами радуги. Она видела свое тело в зеркалах, улыбалась, затем хмурилась, показывала себе язык, строила рожицы и, хохоча, плясала по голубой воде. Насладившись вволю стихией воды и дав выплеснуться на волю собственной энергии, вытираясь пушистым полотенцем, девушка услышала музыку, доносящуюся сквозь двери ванной комнаты. Надев махровый халат, висевший на вешалке, потихоньку пошла на звуки музыки. В холле у открытого окна, сквозь проем которого виднелось ночное небо с миллиардами поблескивающими фосфором звезд, стоял Кирилл и играл на саксофоне. Блюз страдал и рыдал, звуки этого вдохновенного, искреннего плача носились по комнате, отражаясь от стен, смешивались в диссонансе, исчезали за окном, и вновь врывались в комнату с потоками свежего морского воздуха. Музыкант раскачивался в такт музыке, срывал синкопы, замедлял ритм, и вновь разгоняя мелодию, вкладывал в нее свою тайну, свою душу. Вика с восхищением, затаив дыхание, смотрела на него, прикоснувшись к дверному косяку. Затем подошла к Кириллу, и осторожно положив ему руки на плечи, прильнула к нему всем телом. Кирилл, почувствовав прикосновенье женского тела, пахнувшего свежестью, положил саксофон на подоконник, и, повернувшись к Вике лицом, сжал ее в своих объятьях, затем слегка отстранился, халат соскользнул с плеч девушки. Кирилл посмотрел в прикрытые глаза девушки, затем, опустив взгляд вниз, увидел ее загорелую высокую грудь, на которой еще виднелись капельки воды, а в маленькой ложбинке, в свете луны поблескивала золотом тоненькая цепочка с кулоном в виде изогнутого кленового листочка. Кирилл покрутил кулон пальцами, внимательно осматривая его со всех сторон, затем приподнял Вику и на руках понес в спальную комнату.
Подойдя к широкой кровати, бережно уложил ее на мягкий матрац и поцеловал в обе щеки и губы. Вика лежала с закрытыми глазами, боясь пошевелиться, сердце колотилось в груди, которая высоко поднималась и трепетала. Скрипнул несколько раз паркет, Кирилл выключил верхний свет:
– Виктория, спокойной ночи…
Вика, открыв глаза, увидела, силуэт мужской фигуры, скрывшейся за двустворчатой дверью.
-Дура, я дура набитая, – вскрикнула девушка и бросилась лицом в подушки.
-А почему бы и нет… Принц на белом коне… Размечталась, как – же, – шептала дрожащими губами Вика, глотая набежавшие слезы.
-Кинулась первая к нему на шею, а он, а он… Да, у него таких как я наверное сотни было, одной больше, одной меньше.
Она вскочила с кровати, надела халат и выбежала в коридор. Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта. Подойдя к ней на цыпочках, и заглянув вовнутрь комнаты, Вика увидела, что Кирилл сидит за письменным столом и что – то сосредоточенно пишет в толстой тетради. Затем, он отложил в сторону ручку, закурил и начал медленно ходить по комнате из угла в угол. Бросив взгляд на приоткрытую дверь, подошел к ней и плотно закрыл. Вика отшатнулась в сторону: « Заметил, не заметил?» Вернулась в свою комнату легла в постель. Не спалось. Она долго лежала с открытыми глазами, глядя через окно в ночное небо. Постепенно ее веки начали опускаться, и несколько раз глубоко вздохнув, девушка, повернувшись на бок, уснула. Всю ночь ей снились, плавающие в бассейне белые лебеди, скачущие по степи табуны лошадей, звуки музыки, издаваемые незнакомым ей инструментом.

Первый и скромный луч солнца, скользнув по полу, взобрался на кровать и притронулся к лицу спящей девушки. Ее длинные ресницы несколько раз дрогнули, глаза открылись. Вика, потянувшись в кровати, освобождаясь от сна, осматривала комнату, восстанавливая в памяти события вчерашнего дня. Раздался стук в дверь и в комнату с блестящим подносом в руках вошел улыбающийся Кирилл.
Подойдя к кровати, поставил поднос на рядом стоящий столик. Взял руку Вики и, поцеловав ее, произнес: « Доброе утро, Вика. Как спалось на новом месте?». Лицо его было бледно, под глазами чернели круги.
– Спасибо, Кирилл. Спала, как младенец. Сны снились волшебные, так не хотелось просыпаться…
– Ну, вот и умница. Давай завтракать, – сказал Кир и протянул Вике тарелку, на которой дымилась чашка черного кофе, и горкой лежало несколько пирожных.
– Вкуснотища, – сказала девушка, сделав несколько глотков кофе, и откусила кусочек одного их пирожных.
– Кир…
– Подожди, подожди Вика. Давай поднимайся, … в ванную, потом поговорим, – ответил тот, улыбнулся и вышел из комнаты.
Через полчаса они встретились в холле.
– Вика, я хочу, я хочу, видеть тебя в моем доме каждый день, я хочу, – Кирилл взял паузу, затем потянул девушку за руку и повел за собой по длинному коридору. Остановившись перед одной из дверей, сказал: « Закрой глаза, Вика и не открывай, пока я тебе не разрешу. Хорошо?».
– Ладно, – ответила Вика и, зажмурив глаза, подумала,- господи, опять секреты с утра до ночи, сплошные секреты…
Они вошли в комнату. Вика почувствовала под ногами мягкий ковер…
– Открывай, – раздался голос Кирилла.
Девушка после маленькой паузы открыла глаза, осмотрела комнату и тут – же, вновь зажмурилась: « Кирилл, это сон? Я еще сплю?».
Кирилл подошел к ней, поцеловал: « Нет не сон, это мой тебе подарок, в честь нашего знакомства».
Сквозь овальную панораму окна Вика увидела гуляющих на площадке перед домом лошадей. Вдоль стен комнаты стояли треножники с чистыми мольбертами, на столиках были аккуратно разложены кисти, тюбики и баночки с красками, карандаши. В одном из углов комнаты стоял компьютер с огромным плоским монитором. В противоположном углу, журчал струйками падающей воды, миниатюрный фонтанчик. На стенах висело множество фотографий с изображением порхающих разноцветных бабочек.
Вика, потеряв дар речи, смотрела то на Кирилла, то на мастерскую.
– И вот еще, – это ключи от дома, держи.
Девушка безмолвно протянула ладонь.
– А это ключи от «Мазды», увидишь ее внизу в гараже. Она желтого цвета с откидывающимся верхом, спортивный вариант. Я думаю, тебе понравится.
Не давая Вике, опомнится, Кирилл продолжал: « Меня не будет некоторое время в городе. Надо уладить кое – какие дела заграницей. Оставайся за хозяйку, осваивайся…. По всем вопросам, обращайся к Виктору Подольскому. Он мой помощник и надежный друг. Не стесняйся. Будь умницей.
Да, и Хому своего привози, я думаю, мы с ним подружимся… Я буду тебе звонить каждый день, каждый день… Все мне пора». С этими словами Кирилл повернулся и сбежал по ступенькам лестницы вниз. Вика, продолжая держать в руке связку ключей, подошла к окну. Кирилл несколько минут о чем – то поговорил с Виктором, обернулся и, увидев смотревшую на него девушку, помахал ей на прощание рукой. Ворота перед его машиной открылись и он, посигналив, направил свой джип вниз по дороге.
-И Хому своего привози, а сам сел на коня и… по – ска – кал,- произнесла нараспев Вика и села на стул возле компьютера.
В мастерскую, постучавшись, вошел Виктор: « Здравствуйте, Виктория. Вот Вам мой телефон, звоните в любое время суток, днем, и ночью. Рад буду служить.

* * *

Прошло несколько дней. Вика напряженно работала над эскизами и картинами. Купалась в бассейне, загорала под палящими лучами июльского солнца. Время от времени выезжала в город за покупками. Забрала из своей квартиры необходимые ей вещи, аквариум с хамелеоном. Кирилл звонил каждый день утром и вечером, узнавал как ее настроение, и как она проводит свое время. Виктор давал уроки верховой езды, любезно показывал окрестности возле дома. На вопросы о Кирилле отвечал уклончиво, но тактично, стараясь не обидеть Вику. Та, поняв, что из него ей не удастся ничего личного, касающегося Кирилла вытянуть, отстала от него с вопросами , решив приберечь свое любопытство до возвращения хозяина.
Закончив очередную серию рисунков, девушка позвонила Эдуарду, и они договорились встретиться в знакомом им обоим кафе возле офиса Ивановского.
Выйдя из машины, которая ей действительно понравилась, Вика села за столик, положив на колени папку с рисунками.
– Привет, дорогуша, – подкатил к столу, пыхтя, Эдик.
– Как творчество? Я смотрю, ты на новой машине разъезжаешь? Поздняков, подарил?
– Хотя бы и Поздняков, тебе какое дело? – выпалила Вика.
– Хм, Поздняков, Поздняков,… – перелистывая рисунки, шепелявил Ивановский. Не знаешь о нем ничего, а живешь в его доме, интересные дела, подруга.
Вика подумала: « Бог мой, а ведь я, действительно не знаю Кирилла. Кир, да, Кир….
– Что, Эдик, понравился тебе Кирилл? – вопросом на вопрос ответила Вика.
– Вика, деточка, не волнуйся, не понравился, не в моем вкусе, а вообще занятная он личность, занятная. Лошадки это его на рисунках? Да, любитель бабочек, лошадей, борец за чистоту окружающей среды, а что он еще любит Вика, не знаешь? – смотря девушке в глаза, спросил, ерничая, банкир.
-Эдуард, тебе понравились рисунки, берешь?
– Беру, беру, высший пилотаж. Ты гениальна, Вика. Я думаю, есть смысл увеличить сумму
твоего гонорара, и это дело следует отметить, не возражаешь?
– Спасибо, Эд, но…
– Ладно, не оправдывайся, лети голубка, лети, – похлопав Вику несколько раз по щеке, закончил разговор Ивановский.
Допив кофе и рассчитавшись с официантом, Вика села в машину, запустила двигатель. В этот момент в ее кармане зазвонил телефон.
-Слушаю вас… Кирилл, ты где? Через час будешь в аэропорту? Я сама тебя встречу. Жду, соскучилась ужасно, целую…

Пройдя таможенный контроль и получив багаж, Кирилл с букетом роз в руках вышел в зал ожидания аэропорта. Окинул взглядом встречающих, поискал в толпе Вику и, не приметив среди них ее стройной фигуры, направился на стоянку машин. Стеклянные двери бесшумно открылись перед ним. – Ага, вот ты где,- справа наискосок стоял автомобиль Вики.
Каково – же было его изумление, когда он, подойдя к автомобилю, заметил, что двери его открыты, но девушки в нем нет.
Положив вещи в машину, Поздняков достал телефон и набрал номер Вики.
«Абонент не отвечает, или находится вне зоны досягаемости».
– Странно.
Кирилл набрал свой домашний номер и, услышав, как ему ответил Виктор, спросил его: « Виктор, это Кирилл. Я в аэропорту, Вика тебе не звонила? Услышав отрицательный ответ, продолжил, – слушай, тут такая история,… автомобиль ее на стоянке, двери открыты, а ее самой нигде не видно. Не нравится мне что – то эта ситуация. Жди меня дома и веди контроль над телефонными звонками. Прошу, проверь еще раз систему видео – наблюдения за домом и территорией, я буду скоро, до встречи. Бросив телефон на сидение, Кирилл несколько минут покопался в проводах у замка зажигания, перемкнул нужные ему два и, включив первую передачу, отъехал, оглядываясь по сторонам от здания аэропорта. Вернувшись, домой все оставшееся время текущих суток потратил на розыски Вики. Собственно говоря, ее знакомых, друзей и подруг он практически не знал. Не знал и ее фамилии, только имя Вика… Поэтому, едва дождавшись наступления утра выехал в город, поняв, что единственный человек который может ему помочь в сложившейся ситуации это Павел, друг и сосед Вики.
Звонок в дверь разбудил спящего Павла. Тот взглянул на часы: « пять тридцать утра, кого это несет в такую рань?». Надев тапочки и зевая на ходу, пошел открывать. На пороге стоял Кирилл.
– Поздняков, – представился, протянув руку Павлу.
– Павел,- слегка опешив, ожидая увидеть перед собой кого угодно, только не этого самоуверенного франта автоматически ответил парень.
– Паша, мне нужно поговорить с тобой, удели пару минут. Дело в том, что Вика пропала.
– Как пропала? – окончательно проснулся Павел.
Кирилл рассказал ему все немногочисленные подробности, связанные с исчезновением девушки.
– Да, история, – почесывая затылок, пробормотал Павел. В этот момент они, оба услышали, как в квартире Вики раздался телефонный звонок. Павел сорвал ключи, висевший на крючке в коридоре его квартиры, открыл дверь напротив и поднял трубку.
– Поздняков, это ты? – услышал Павел мужской голос на другом конце провода.
– Это Вас, – протянул трубку Кириллу.
– Поздняков, ты меня слышишь?
– Поздняков на проводе. С кем я говорю? – ответил строго Кирилл, чувствуя, как по спине его побежали мурашки.
– Не важно, с кем ты говоришь. Важно другое, пока ты слушаешь меня пошел отсчет времени… Через сутки привезешь миллион зелеными. Место обговорим дополнительно. Не привезешь,… твоя художница умоется цветными слезами, каждые полчаса будем отрубать ее прекрасные пальчики и высылать тебе по почте… Ты понял меня Поздняков?
– Понял,- ответил Кирилл, качая головой.
– И не вздумай со мной шутить. Никакого ОМОНА, шмона. Во – первых у меня хватит сил и средств, чтобы устроить маленький сабантуй в вашем паршивом городе. А во – вторых, не видать тебе тогда своей принцессы. Я все сказал. До связи.

Поздняков повесил трубку и посмотрел на Павла.
– Я все слышал, что будем делать? Какие – то отморозки, замучают девчонку, убью гадов,- пуская сизые круги табачного дыма, волнуясь, и стуча об стенку кулаком ругался Пашка.
– Так,… давай осмотрим внимательно квартиру Вики, и подумаем, что мы можем предпринять. И, Павлик, только молча, понял? Мне кажется здесь, – Кирилл показал пальцем на свои уши, на потолок и стены.
Осмотрев комнату, они обнаружили несколько прослушивающих устройств установленных на кухне, в зале, в коридоре. На лестничной площадке, открыв монтажную коробку связи, Кирилл увидел и показал Павлу на устройство прослушивания телефонных разговоров. Закрыв двери квартиры, они спустились на улицу и сели в джип.
– Времени в обрез. Ты готов помочь мне? – спросил Кирилл у Павла.
– Я готов помочь Вике,- ответил тот.
– Ты прав. Спасибо. Поехали.

На встречу подъехавшему джипу вышел Виктор: « Кирилл, телефоны прослушивались, я проверил и отключил прослушку. Возле дома на территории пока все чисто. Усилим охрану, я спущу собак, мышь не прошмыгнет».
– Спасибо, дружище, но это не главное, давай обдумаем план действий, надо спасать Вику.
– Понятно, что милицию привлекать нет смысла, пока они расшевелятся… Только упустим время.
Справимся сами, поступим так… – начал говорить Кирилл, но его прервал телефонный звонок.
-Поздняков?
– Да, это я.
– Слушай меня внимательно. Твоя Вика рядом со мной. Я один из охранников, приставленных следить за ней. Меня не интересует твоя судьба, деньги привезешь в то место, куда тебе сообщат завтра. Но, мне жаль Вику, уж больно хороша чертовка. И не все мы варвары здесь, чтобы ты знал. Я постараюсь ей помочь. Подготовься основательно к операции. Босс тебе будет завтра петь, что отпустит девчонку сразу – же, как получит деньги. Не верь ему. Я слышал, как он говорил, что не видать Позднякову денег, не видать и девчонку. Они прикончат ее, слышал?
А потом прикончат и тебя!
– Что с Викой?
– Слушай, – ответил мужской голос.
– Кирилл, Кир….
– Вика, ты как? В порядке?
– Вытащи меня из этой ямы, вытащи! Ты знаешь, это место – заброшенный монастырь на окраине города, там еще озеро большое примыкает к постройкам. Кирилл…
– Все, все хватит. Ты все слышал Поздняков. За тобой следующий шаг, – буркнул собеседник в трубку и оборвал разговор.
– Да, Вика, я знаю это место, и все сделаю, все… – с этими словами Кирилл подошел к стене, открыл потайной сейф, начал вытаскивать и укладывать в чемодан пачки долларов.
– Проклятые деньги. Виктор приготовь оружие, два помповых ружья, автомат Калашникова, пистолеты Стечкина с глушителями, десяток гранат, бронежилеты. Павел, ты служил в армии?
– Нет еще, но с оружием знаком не понаслышке.
– Даже так? Тогда тебе и флаг в руки, коллега. Смотри, вот это пульт дистанционного управления. А это пластиковая мина.
– Знакомая конструкция, – усмехнулся Пашка.
-Я укладываю ее под обшивку чемодана. На встречу с бандитами поедете вы с Виктором. А я по озеру доберусь до монастыря и попробую проникнуть внутрь через затопленные водой ходы сообщения. Будем держать связь по рации. Я должен попытаться освободить Вику одновременно с передачей вами чемодана главарю банды. А потом, потом,… не будем заранее загадывать, что будет потом. Теперь всем отбой, спать, спать, – сосредоточенно произнес Поздняков.
Прошел в спальню и, не раздеваясь, прилег на кровать. Белье еще хранило нежный запах, запах тела девушки и ее парфюмерии.
Позднякова разбудил телефонный звонок: « Ну что, ты собрал деньжата?».
– Я готов передать тебе деньги, назначай место и время. И не дай бог с головы Вики упадет хоть один волос, я тебя из под земли достану!
– Ой, ой, не стращай, пуганные мы, и не таких крутых мордой в парашу окунали… Ничего с твоей кралей не случится. Слушай сюда, через час у монастырской ограды. И не вздумай шутить.
– Через час мои помощники отдадут тебе деньги. Жди.
– Что самому слабо со мной встретиться?
-Встретимся сразу, как только я увезу Викторию в безопасное место, обязательно встретимся, – Кирилл бросил трубку и побежал будить Виктора и Павла.

* * *
Кирилл подъехал к озеру, достал бинокль и внимательно осмотрел монастырь. У входа прохаживалось два человека с автоматами наперевес. На крыше, осматривая подъездные пути, сидело несколько снайперов.
– Да, уж, – произнес Поздняков, и достал из багажника джипа два акваланга. Водрузил на спину баллоны с кислородом, за ремень засунул пистолет в водозащитном кобуре, и, держа второй комплект водолазного снаряжения в руке погрузился в мутную озерную воду. За десять минут он преодолел расстояние от берега до стен монастыря. Осторожно высунул голову над поверхностью воды и, заметив полузатопленный вход, снова погрузился под воду.
Виктор и Павел молча сидели в автомашине, то и дело, поглядывая на часы. Оставалось еще полчаса до встречи с бандитами.
Кирилл, плывя на глубине, натыкался на коряги и ржавые прутья, повсюду плавали целлофановые мешки и пустые пластиковые бутылки. Впереди он увидел светлое пятно, быстро увеличивающееся в размерах. Всплыл на поверхность, сняв маску и баллоны, вполз в узкий лабиринт. Включив фонарь начал с трудом протискиваться вперед. Выход из лабиринта был закрыт металлической дверцей. Кирилл со всех сил дернул ее несколько раз и она, скрипнув, открылась.
-Поздняков, это ты? – услышал он впереди негромкий мужской возглас?
– Я.
-Не шуми и иди сюда быстро.
На каменном полу, свернувшись калачиком, лежала Вика, около нее стоял высокий человек с автоматом в руках, и в черной маске на голове с прорезью для глаз и носа.
– Что с ней?- Кирилл направил на неизвестного свой пистолет с глушителем.
– Опусти пистолет, с ней все нормально, заснула недавно, – опуская в свою очередь оружие, успокоил его бандит, и тронул несколько раз Вику за плечо. Та, проснувшись, увидела Позднякова, радостно бросилась к нему на грудь.
– Кирилл, я знала, я так тебя ждала…
– Все, все спешите, сейчас вернуться остальные. Вам нужно уходить, – торопил их неизвестный.
– Кирилл, это Вагиф, это он тебе вчера звонил.
– Спасибо…
– Э… слушай, какое спасибо. Женщина – это святыня для мужчины. Я помогаю ей, а не тебе.
Забирай ее и уходи. Только ударь меня как следует, а то мои – же абреки мне голову отрежут, узнав, что я неверным помог.
Кирилл размахнувшись, ударил кулаком Вагифа по голове. Тот ничком упал на пол.
Поздняков закинул его автомат подальше в лабиринт, и они с Викой бросились к выходу.
-Подожди, Вика, – Кирилл остановился и, вытащив из внутреннего кармана водолазного костюма рацию, вызвал на связь Виктора.
– Витя, Вика у меня, все в порядке, продолжай операцию, встречаемся на берегу озера.

Виктор вышел из автомобиля, держа чемодан в руке. Увидев приближающегося к ним человека, люди в маскировочных костюмах у ворот монастыря расступились перед ним. Виктор, пройдя несколько шагов вперед, обернулся.
-Стой, не оборачивайся, – один из бандитов подошел к нему и тщательно обыскал.
– Иди прямо, как шел,- крикнул на него другой из бандитов и, подтолкнув его стволом автомата. Оба пошли следом.
Из тени монастыря отделилось несколько фигур с оружием на перевес.
Все они были в масках. Только один человек с бритой головой шедший впереди толпы не закрывал свое лицо от Виктора.
– Деньги принес.
Виктор молча открыл чемодан и показал содержимое главарю.
– Эй, возьмите и пересчитайте. Знаю я этих шакалов, жадные они, обведут вокруг пальца, не успеешь и глазом моргнуть, – заржал лысый. Виктор, всмотревшись в его лицо, увидел, что место расположения правого глаза было изуродовано шрамом.
– Все в порядке, босс, – сказал один из подчиненных.
-Ведите девчонку, а ты стань вон там под деревом, начнем представление. Пусть Поздняков полюбуется. Посмотрим, насколько эта шлюшка ему дорога.
Двое вооруженных людей зашли в монастырь. Остальные сгрудились возле своего главаря, поглядывая то на чемодан с деньгами, то на стоящего у большого дуба Виктора.
Павел внимательно следил все это время за происходящими событиями в бинокль. Улучив момент, когда поблизости от Виктора не оказалось ни одного бандита, нажал сначала на черную, а затем на красную кнопку пульта дистанционного управления взрывного устройства. Раздался мощный хлопок. Площадку перед монастырем окутал черный дым, загорелась сухая трава, пламя быстро стало расползаться во все стороны, с неба сыпались зеленым дождем обгоревшие купюры. Виктор за долю секунды до взрыва, услышав, как за подкладкой его куртки издал протяжный и тихий свист датчик, свидетельствующий, что мина была поставлена Павлом на боевой взвод, сделал сальто назад и укрылся за деревом. Павел, не став ждать, пока рассеется дым, перебегая с одного места на другое, открыл огонь по снайперам на крыше монастыря. Виктор, пользуясь огневым прикрытием друга низко нагнувшись над землей, добежал до джипа вскочил за руль и, заведя двигатель, понесся на встречу к Павлу. Тот, впрыгнув на заднее сиденье, закричал: « Уходим, уходим Витя», – продолжал на ходу отстреливаться от оставшихся в живых бандитов.

Кирилл, услышав взрыв, помог надеть Вике акваланг, и они плавно погрузились в воду.
Вика плыла под водой, крепко ухватившись за руку Позднякова: « Боже, когда – же все это кончится».
Все это время она ничего, не понимая, что с ней происходит, ощущала себя зверьком, попавшим в капкан. Каждое попытка сделать шаг в сторону, неловкое движение вызывали боль от побоев бандитов. Кто эти люди в масках? За что? Все эти взрывы, выстрелы, сколько этот ужас еще будет продолжаться?» Вопросы постоянно пульсировали в ее воспаленном от нехватки сна, воды и пищи мозге. Только сейчас, ощущая рядом плывущего Кирилла, она начала постепенно приходить в себя.
Перед всплытием на поверхность, Поздняков придержал девушку за руку. Медленно высунул голову над водой и увидел несущейся к ним джип. Раздвигая камыши руками, на ходу освобождаясь от водолазного снаряжения, Вика и Кирилл побежали по направлению к спрятанной в кустах машине.
– Вика, ложись на пол и не двигайся,- крикнул Поздняков и погнал автомобиль прочь от монастыря.
Колонну из двух джипов преследовал автомобиль с бандитами, Павел, открыв дверцу, бросил несколько гранат, стараясь попасть в него. Один из взрывов подбросил машину в воздух, она, перевернувшись несколько раз, осталась лежать в кювете вверх колесами.
– Кажется, оторвались, – успокоительно выдохнул Кирилл, поглядывая в зеркало заднего вида.
Вика поднялась с пола, села на сидение и вцепилась руками в спину Позднякова.
Минут через десять езды, оба автомобиля остановились на лесной поляне.
Трое мужчин и девушка измученные погоней опустились на траву. Вика смотрела на голубое небо и не могла поверить, что все испытания, выпавшие на ее долю, остались позади.

-Это кто еще? – закричал Павел, увидев, как из леса на большой скорости выехал черный « Мерседес». Кирилл вскочил на ноги с криком: « Все в укрытие». Из резко затормозившего
« Мерседеса» высунулась рука с пистолетом. Кирилл, укрывая Вику телом, выхватил пистолет…
Выстрелы слились воедино. Человек, находившийся за рулем автомобиля, несколько раз дернулся от попадания в него пуль. Его рука с еще дымящимся пистолетом свесилась бессильно вниз. Виктор подошел к нему и сдернул маску с головы и изумленно воскликнул: « Граф- начальник охраны Ивановского. Кто бы мог подумать?»
Вика лежащая на земле почувствовала, что Кирилл, прикрывший ее телом, лежит неподвижно.
– Кирилл, Кирилл, – закричала она, переворачивая его лицом вверх.
Стоя перед ним на коленях, девушка, плача расстегнула куртку и увидела на его груди два выходных отверстия от пуль и татуировку в виде большого слегка скрученного кленового листа с буквами, – «И.К.» в центре.
По лицу девушки лились слезы, она дрожащими руками достала свою цепочку с кулоном, посмотрела на его тыльную сторону, – две буквы,- «И.К.»
Виктор положил руку на запястье Кирилла: « Есть слабый пульс. Быстро в машину…».

Прошло два месяца…
Джип « Судзуки», шурша колесами по гальке, проехал в распахнувшиеся ворота, и остановился у крыльца дома. Павел помог выйти из машины Позднякову, опиравшемуся на трость. Кирилл сильно осунулся за время длительного лечения. Им навстречу выбежала Вика. Обняв и расцеловав Кирилла, она, глядя ему в глаза, сказала: « Ну, что – же мы стоим на пороге дома, на пороге нашего дома. Пошли, родной».
Войдя в дом, изумленный Кирилл остановился в холле. На его стене висела большая картина,-
по широкой аллее, держа за обе руки, маленькую девочку шли, улыбаясь, молодые мужчина и женщина, с изумрудного неба на них, кружась, падали желто – красные листья.
– Кирилл, как ее звали?- спросила девушка.

-Ее звали, Ирэна!- ответил дрогнувшим голосом Поздняков, не стараясь сдерживать слез катящихся из глаз. Поднявшись в кабинет, открыл сейф и, вынув оттуда фотографию, протянул Виктории.
Она взяла снимок…
– Мы будем ее искать?
– Ты этого хочешь? – спросил Кирилл.
– Я? Наверное, хочу. А ты?
-Хочу, моя девочка. Очень хочу!
– Тогда, давай искать ее вместе!

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.