Сердце Тёмного

Колесо Времени плетёт Узор Эпох, и жизни людей – всего лишь нити в его бесконечном Кружеве. Лишь две сущности стоят над ним – те, кого смертные именуют Создателем и Тёмным. Они были прежде, чем Колесо сделало первый оборот, и пребудут после, когда Тёмный покинет своё узилище, переделает Колесо, и изменится течение времени. А пока прислушаемся к сердцу Тьмы, чей пульс отмечают годы, а один удар – десятилетия.

Удар первый.
Она вошла в Малый Зал, обустроенный в простом варварском стиле – только камень и дерево, никакого пластика и металла – этот стиль вошёл в моду не без влияния Телламона. Дневной свет, преломляясь в оконном витраже, пятнал ковровую дорожку, протянувшуюся к трону, на котором восседал Администратор Паар Дизена.
Буковые двери с лёгким стуком захлопнулись за спиной Майрин, оставив её наедине с Льюисом Тэрином. По крайней мере, она думала, что наедине. Но, обратив взгляд к трону, Эронайле увидела рядом с Восседающим свою соперницу. Илиена – имя с привкусом неспелого крыжовника. Кротость, что Майрин так старательно лелеяла в себе для этой встречи, исчезла под зарождающимся в груди гневом. Как он посмел привести эту светловолосую дрянь! Лицо Майрин оставалось каменно спокойным, но показная бесстрастность не скрыла от проницательного взора Льюиса Тэрина истинность её чувств. Телламон встал с трона. Он казался высоким, словно башня, и был так же надежён. Волосы и аккуратная борода отливали золотом. Голубые глаза, способные очаровать каменное сердце, в ярости были не менее прекрасны, чем штормовое море. Аура силы окружала его, словно естественная эманация души. О! даже не касаясь саидин, он казался исполином!
-Добро пожаловать в мой дом, Майрин Седай.
Не Майрин! Если он хотел задеть её, ему это удалось. Гнев поднялся. Ещё несколько слов в том же духе, и в зале станет настолько жарко, что в пору будет трупы выносить. Лишь эта дурочка Илиена, не замечает очевидного. Но Льюис Тэрин провел с Майрин столько лет вместе, он должен понимать, куда могут завести его собственные слова. Упрямый глупец! Но она любила его таким. И ради любви сдержала неистовый порыв коснуться саидар – сжечь соперницу и поставить на колени этого упрямца!
Льюис Тэрин, словно прочитав её мысли, слегка улыбнулся. Он был сильнее её в обращении с Единой Силой. Она это знала, и, подходя к трону, сумела совладать с собой.
-Приветствую тебя, Восседающий! – голос Майрин, отточенный двумя столетиями служения, был исполнен должного почтения, но не более. Не будь рядом Илиены, она бы добавила в тон чуть-чуть обольщения, но влюблённая женщина, какой бы дурочкой не была, почувствует это сразу. Майрин признала, что первый обмен ходами она проиграла.
-Присаживайся, – Льюис Тэрин показал на кресло перед троном. – Старым друзьям не пристало церемониться.
Друзья! Ещё один чёрный камешек на весы её терпения. Но голос не подвёл Майрин и в этот раз.
-Благодарю, – ответила она, но осталась стоять. – Я пришла по делу.
Если он за официальностью прячет своё сердце, то может ей удастся повлиять на его разум?
-Что же, – сказал Льюис Тэрин, прежде чем вновь опустился на трон, – в таком случае мы с Илиеной готовы выслушать тебя.
Майрин выгнула бровь. Неужели он собрался тягаться с ней на её поле? Глупец!
-Восседающему известно, что долгие годы моя Айа посвятила изучению природы Единой Силы.
Пауза, чтобы напомнить о её собственных возможностях.
Льюис Тэрин, не переставая легко улыбаться, кивнул, и Майрин продолжила:
-Было время, когда мы направляли, зная ответ на вопрос “как”, но лишь догадываясь, почему результат применения Силы именно такой, каким мы желали его видеть. Практика всегда опровергала любые теории, и мы продвигали прогресс, словно слепые котята. И хотя нашей Айе удалось найти верный подход к сокровенному знанию, только недавно мне и моему помощнику Бейдомону удалось сделать значительный прорыв в этом направлении.
Ещё одна пауза. “Давай, спроси какой!” – в предвкушении подумала Майрин. Но он не спросил, лишь снова кивнул. Гнев начал закипать, что подтолкнуло её раскрыться. Совсем немного.
-Нам удалось определить ту часть Узора, где барьер разделяет саидар и саидин. Эксперименты подтверждают, что оба потока Силы имеют один источник. Разрушив барьер, мы добьёмся того, что каждый способный направлять, получит доступ к Истинному Источнику, не сдерживаемый более рамками, налагаемыми на него природой. – В каждое новое слово она вкладывала всё больше страсти, той страсти, что так желала разделить с ним. – Женщины и мужчины – отныне мы сможем творить чудеса, которые боялись представить даже в самых смелых мечтах!
Улыбка сошла с лица Льюиса Тэрина. Он должен был понимать лукавство сделанного предложения. Не все, отнюдь не все смогут воспользоваться Объединённой Силой. Если он окончательно не поглупел рядом с этой дурочкой, то поймёт, что она, Майрин, даёт ему в руки ключ к величайшему могуществу. Они вместе поставят весь мир на колени. А когда это произойдёт, Льюис Тэрин, будёт её. Только её!
Илиена охнула. Но ни Майрин, ни Льюис Тэрин не обратили на неё никакого внимания, словно она была всего лишь мебелью.
Телламон, казалось, задумался. Весы качнулись.
-Недоброе это дело, – молвил, наконец, Восседающий. Холод сквозил в его голосе, и сердце Майрин упало. – Единая Сила вращает Колесо, воля Создателя запечатлена в образе Узора. – Льюс Тэрин поднялся с трона, и глаза его пылали, как сапфиры, а голос, отражаясь от каменных стен, рокотал. – Уничтожив даже малую часть плетения, мы преступим замыслы Творца, и кара за дерзость немногих падёт на весь людской род!
Майрин была ошеломлена, хотя ничем и не выдала своего чувства. Если бы она точно не знала, что Телламон лишён таланта пророчества, могла бы подумать, что на Восседающего снизошло видение. Неужели он всего лишь играет?
-Я выражаю своё порицание вашим экспериментам! – сказал тот, рубанув воздух рукой, на которой сверкнуло кольцо Тамерлина. – И Зал Слуг услышит его!
Последний чёрный камешек упал на чашу весов. Гнев выплеснулся наружу.
-Ты не понимаешь, отчего отказываешься! – прошипела-прокричала Майрин. Ярость пожара и снежного бурана столкнулись в глазах Айз Седай и Восседающего.
Прибегни оба сейчас к Единой Силе, они могли бы разнести Башню Слуг по камешку, но так и остаться стоять в центре развалин, вперив друг в друга взгляды.
Противостояние затянулось.
-Я люблю тебя, Льюис Тэрин! – словно удар огненного копья, эти слова заставили пошатнуться Телламона.
-Ты любишь Власть! – послал он ей в ответ ледяную стрелу, и пламя дрогнуло.

Удар второй.
Сегодня! Небеса свидетели, сегодня она покажет, как был неправ Льюис Тэрин Телламон, когда отверг её любовь и весь мир в придачу. Тепло тер”ангриала согревало Майрин, несмотря на весеннюю прохладу, что создавали ангриалы воды в Главном Зале Коллам Даана. Ключ к могуществу был в её руках – непритязательная фигурка в виде женщины, держащей на ладони мировой шар, – ключ, который откроет ей путь к могуществу Истинного Источника!
Рядом с Майрин находился её помощник и коллега по Айе Чарил Бейдомон. В его руках был второй ключ. Через несколько минут, обратив Силу в тер”ангриалы, они активируют два гигантских са”ангриала-проводника, воздвигнутых на полюсах мира. Южный – для саидар. Северный – для саидин. И когда, потоки достигнут проектной мощности, фокус-ангриалы Шарома – тысячефутовой хрустальной сферы – объединят их. В этот миг торжества и славы они с Бейдомоном, аккуратно изымут из Узора нити барьера, отделяющего два потока Силы, и сольют их в Объединённый.
Вокруг перешёптывались свидетели её скорого триумфа. Многие Администраторы почтили в этот день своим визитом научный центр Коллам Даан. Здесь был и Аред Мосинел – Администратор М”джинна, и Барид Бел Медар – Администратор Комелле, и философ Элан Морин Тедронай – Администратор В”Зайна, и многие другие, среди которых можно было выделить Главенствующих Айя: Солинду Седай от Творцов, Диендру Седай от Искателей и Имара Седай от Восстановителей. Жоар Аддам Нессосин, гений музыкальной скульптуры, Тел Джанин Айллинсар, известный спортсмен, и Дурам Ладдел Чам, адвокат, сверкали среди представителей культурной элиты. Это были одни из самых выдающихся личностей своего времени.
Майрин торжествовала. Присутствие всех этих людей было свидетельством её триумфа и поражения Льюиса Тэрина. Зал Слуг в Паарен Дизене не поддержал его предложение запретить исследования Майрин. Конечно, тогда, пять лет назад не обошлось без обещаний, кое-кого из Восседающих пришлось улестить… во снах Тел”аран”риода, а некоторые слепцы поддержали начинание Эронайле всего лишь из альтруизма. Майрин усмехнулась. Немногие разделяли с ней настоящую страсть. Тедронай и Медар – единственные, кто польстились не на её тело, а на ключ к Объединённой Силе. Первые среди Слуг, больше не желали быть слугами. Три повелителя мира – это много. Но Майрин всё ещё надеялась, что Льюис Тэрин одумается и присоединится к ней. Вдвоём они устранят других претендентов на Власть.
Тем временем техники Да”Шайн включили визор. Экран был настроен на изображение Шарома. Зрители расположились вокруг, но Майрин чувствовала на себе их взгляды. Восхищение и страх должны были они сейчас испытывать перед ней – именно такое сочетание она любила больше всего.
Время пришло. Майрин расслабилась и коснулась саидар. Мир обрёл жизнь, не доступную чувствам простого смертного. Цвета открыли мириады оттенков, а звуки – триллионы значений. Владение Силой было сродни экстазу, но Майрин, уступив ему, тут же пересилила своё животное естество и обрела контроль над саидар. Только так нити Силы давались женщине. И хотя она не могла этого почувствовать, Бейдомон тоже должен был начать направлять. Мужчины описывали собственное касание, как вхождение в горную реку, а управление как борьбу с яростью стихии. Быть может, поэтому контроль над потоками у них был слабее, но и нити Силы – мощнее. Однако её внимание сейчас было обращено на собственное плетение Воздуха, Воды и Духа, в то время как Бейдомону досталось управление Огнём и Землёй. Использование сразу пяти Сил опасно своей непредсказуемостью, но расчёты Шарома и многолетняя практика работы в паре с Чарилом давали уверенность, что всё пройдёт по плану.
Тоненькая струйка Силы потекла от неё через тер”ангриал к проводнику. Как только соединение было достигнуто, Майрин зачерпнула из саидар больше, ещё больше, ещё… Она давно преодолела личный порог владения Силой – возможности са”ангриала казались бесконечными. Поток, что сейчас проходил через неё, при обычных условиях выжег бы не только её разум, но уничтожил и Университет, и может быть даже сам В”Зайн.
Эманация неразделённого Источника манила, несмотря на сопротивление Узора. Эронайле и Бейдомон, словно правая и левая рука, приступили к расплетению. Вода размягчала узлы, Воздух изымал концы нитей из Узора, Огонь выжигал остаточные связи, а Земля закрепляла края разъединения. Но над всем царствовал Дух, чтобы плетения человеческие не покинули измерения Узора.
Процесс шёл медленно, но верно. Около пятой части барьера было расплетено, когда Источник неожиданно всколыхнулся, и его излучение рябью прошло по Кружеву Узора, разъедая, как кислота, плетения иных планов. Неимоверная отдача ударила по реальному миру.
Майрин в долгий промежуток двух мгновений почувствовала, как разрушается её проводник, как исчезает контроль над саидар и, чтобы не выжечь себя, отпустила Источник. Мир вдруг поблек и завертелся, а сознание Эронайле озарилось ослепительной вспышкой. Мрак.
Она не видела, как отдача Узора с небес обрушилась на город. Первым препятствием на пути потока Силы оказалась сфера Шарома, которую буквально смяло, словно пустую скорлупу. Уникальный исследовательский центр, паривший в двадцати милях над Университетом, разлетелся на мириады горящих осколков. Дождь расплавленного стекла и металла, опережая воздушную волну, упал на В”Зайн. Город был обречён, и лишь немногим его жителям удалось спастись в тот день. Большинство составляли владеющие Силой. Мужчины и женщины Айз Седай открыли сотни Проходов в Главном Зале Коллам Даана, и люди, ставшие свидетелями ужасной катастрофы, устремились в них. Кому Майрин была обязана своим благословенным или проклятым спасением, она так и не узнала.
А над полыхающими куполами В”Зайна росла воронка чернильной тьмы. Взгляд Тёмного коснулся мира.

Удар третий.
Он обезумел, если решил нанести удар в самое сердце Тёмного Повелителя! Тысячи кулаков троллоков – созданий Избранного Имара Моррада Чауйна, принявшего имя Агинор, – окружали Шайол Гул. Ведомые их детьми, Мурдраалами, они непроницаемой стеной должны были окружать подходы к Отверстию, через которое касался мира Великий Повелитель.
Сто лет длилось падение в Тень, когда хаос социальных катаклизмов потрясал цивилизацию. Сто лет росла сила Тёмного. Лучшие из лучших объявляли о переходе под его длань. Слуги Света были избраны им, и стали свободны от ложных клятв. Тедронай, Мосинел, Чуайн, Нидар, Таразинд, Рамман, Боанн, Мойрал, бывшие генералы Телламона Медар, Айллинсар и Чам, и, наконец, она, Ланфир, “Дочь Ночи”. Их прежние имена были прокляты, и они в перерождении приняли новые. Если бы упрямцы, вроде Льюиса Тэрина, не воспротивились воле Великого Повелителя, мир никогда бы не узнал ужаса войны, что длится уже десять лет. Если бы он не отверг Майрин! Прежнее имя прошелестело опавшим листом. Теперь она Ланфир! Льюис Тэрин ещё пожалеет, что женился на этой мерзавке Илиене! Да, это я открыла Отверстие! Но я же нашла и способ запечатать его! Пятьдесят лет кропотливых исследований без ангриалов погибшего Шарома, без собственной Айи, скрываясь от мести целого мира!
Когда она принесла Телламону результат многолетнего труда, он не нашёл ничего лучшего, чем представить ей свою жену! Ха! Даже обретённое третье имя не поможет Илиене Морейле Далисар со своим скудным умом разобраться в положениях её проекта. Разве что пройдёт ещё пятьдесят лет!
За пределами пещеры, в которой собрались тринадцать Избранных, кипело сражение. Его искажённые каменными стенами шумы достигали ушей предавшихся Тени. Сотня Спутников Дракона Телламона с десятитысячной армией пыталась прорвать к самому сердцу Тьмы, к ней, Ланфир.
Ты будешь моим, Льюс Тэрин! Если мы не могли быть вместе в Свете, то будем вместе в Тени! Пусть Ишамаэль пытается расшевелить впавших в столбняк Избранных, она не будет ждать судьбы.
Ланфир расправила узкие плечи. Отсвет подземного огня пробежал по её воронова цвета волосам. Она потянулась к саидар, создала Проход и вышла у ворот Шайол Гула – пока самого защищённого места в развернувшейся около него бойне. Мужчины – именно они составляли сотню Спутников – не способны ощутить движения саидар, впрочем, как и женщины – саидин, но молнии и огненные сгустки, разлетающиеся от соприкосновения со щитами Воздуха или разрывающие людей и троллоков там, где щиты давали трещину, свидетельствовали о невероятном разгуле энергий. Из всех Сил только Земля не была задействована в боевых плетениях.
На Ланфир обратили внимание. Ряды троллоков, несмотря на влияние Мурдраалов, смешались – ужас от присутствия Избранной был сильнее ужаса перед собственными командирами. Агинор перестарался, создав гибрид человека и животного. Троллоки могли стать превосходными солдатами – сильными, кровожадными и безжалостными, но без Мурдраалов они были всего лишь стаей, и только последним было под силу объединить их в боевые единицы – кулаки.
Проигнорировав взгляды безглазых Мурдраалов, Ланфир сотворила плетение Духа, чтобы стреножить троллоков. Не хватало ещё отвлекаться на этих нелюдей. Сейчас у неё была другая задача – найти в царящем хаосе Телламона. Знамя Дракона оказалось в неожиданной близости. До него было не более двухсот спанов! Словно наконечник копья, тот возглавлял строй, шедший на прорыв к Шайол Гулу. Серебристая змея Спутников дрожала и прогибалась меж челюстей троллочьего натиска, но, тем не менее, продолжала ползти, оставляя по краям движения кровавую окалину.
Задействовав Воздух, она приблизила к себе образ наступавших. Вот он! Даже закованного в броню доспехов, она легко узнала Льюиса Тэрина. Фигура и осанка не могли принадлежать никакому другому мужчине. Но не они выделяли его среди Спутников. Аура силы, окружавшая этого человека, затмевала, словно солнце, огоньки чужих звёзд. Всполохи молний и огненные зарницы плясали на металле доспехов красным золотом, придавая Дракону сходство с могучим зверем, давшим ему имя. Именно перед ним монолитная стена озверевших от крови и ужаса троллоков давала трещину.
Не дойдя до ворот Шайол Гула каких-то пятидесяти спанов, тело колонны неожиданно стало расширяться, пытаясь обрести форму полого круга, в центр которого отступил Телламон. Щит Воздуха выгнулся куполом, вобрав в себя индивидуальные щиты людей. А сам Льюс Тэрин воздел руки, явно готовя особое плетение. Ланфир не могла видеть нити саидин, но жесты, сопровождавшие направление Силы, узнала. Они были характерны только одному плетению – тому, что она создала для запечатывания Отверстия. Неужели Телламон сумел воссоздать её работу?! Глупец! Держи фокус! Впервые за долгие годы дрожь охватила Ланфир. Малейшая ошибка в наводке и барьер, отделявший Тёмного от мира, может пасть окончательно. Но при этом погибнут и все в районе Шайол Гула! Она не хотела умирать. Воздух и Вода, скреплённые Духом легли в основание её плетения. Инвертировав потоки, Ланфир сделала его и себя невидимыми обычному взгляду. Раздвигая живую плоть окружающих её троллоков, словно жидкую кашу, женщина охваченная праведным гневом двинулась в сторону кольца Спутников.
Она с трудом, но проникла за их щит – на расстоянии касания материальные тела, легче преодолевали его барьер, особенно при помощи Силы. К тому же тот и так не был полностью цельным – то и дело Спутники опускали щиты, чтобы послать во вражьи полчища разряд молнии или шар огня.
Около Телламона стояла группа из шести молодых мужчин. Сняв гермошлемы, они внимательно следили за работой своего предводителя. Усталость и решимость сочетались на их измождённых лицах, блестевших от пота. Всё правильно. Печатей должно быть семь. Льюис Тэрин, судя по цветовым колебаниям эфира, был близок к завершёнию первой. Ланфир оставалось только наблюдать за ним. Малейшая помеха, и высвободившиеся нити Силы вырвут значительный кусок не только из материального мира, но и самого Узора.
Наконец, Льюис Тэрин закончил плетение, тяжело вздохнул и жестом показал спутникам начинать собственные. Время пришло!
Ланфир реинвертировала потоки, и невидимость опала с неё, словно сорочка.
-Льюис Тэрин!
Он обернулся к ней. Изумление исказило его лицо, придав тому гротескные черты. Да, он уже был не тот мужчина, который отверг её годы назад. Седина съела позолоту волос, голубые некогда глаза запали в глазницах синей тьмой, что, казалось, поглощала любой свет.
-Майрин!
Вокруг них моментально образовалась пустота. Где-то рядом кипела ярость битвы, пенящиеся кровью, троллочьи волны разбивались о кольцо Спутников. Огни смерти рвали на лоскуты небесную чернь. Крики, вой и схлопывания воздуха от выбросов Силы отошли на задний план. Остались только Он и Она, а между ними – их страсть и ненависть.
– Четвёртая! – вклинился возглас одного из Спутников.
– Ты пришёл ко мне, – сказала Ланфир. – Склонись перед Великим Повелителем, и вечность будет наша!
Он смотрел на неё, но, казалось, не видел.
-Иди ко мне. Я люблю тебя!
-Пятая! – крик заглушил её слова.
Льюис Тэрин вздрогнул.
-Я люблю тебя! Оставь надежду! Вам не победить!
-Шестая!
-Иди ко мне!
Дракон подобрался. Доспехи будто ороговевшая кожа скрипнули.
-Я люблю тебя! – вскричала Ланфир, протягивая к Льюису Тэрину руки.
Но он отмахнулся от её слов. Безмолвно, словно онемев, бесстрастный Дракон проделал отверстие в Узоре – так мужчины открывают Проход – и потоком Воздуха швырнул Ланфир в него. Выдернув нить из плетения, он резко оборвал его, заключив отдачу спонтанного расплетения в кокон Воздуха и Духа. Но та частично всё же задела его, повалив на землю.
Липкое и в то же время ласковое прикосновение скользнуло по его душе.
-Ты любила Власть, – прошептали, наконец, иссохшие губы.
-Седьмая!
Реальность со стуком костей сместилась. Многоголосый вой охватил окрестности. Троллоки прекратили атаки на людей и в ужасе начали резню в своих рядах. Факелами среди них полыхали Мурдраалы.
Тёмный и его Избранные были запечатаны в Шайол Гул!
Победа!
Преневозмогая усталость Дракон обратился к саидин, но прежде чем безумие охватило его, он, словно издалека, услышал женский голос: “ТЫ МОЙ!!!”

0 Comments

  1. POKUO

    Я очень рад тому, что в портале есть возможность копировать произведения на жесткий диск, что экономит и время и деньги. Чем я и воспользовался. Я скопировал Ваш рассказ. Надеюсь, прочитав двадцатый или тридцатый раз сей текст, я наконец-то пойму о чем повествование. Или, в крайнем случае, разбив текст на абзацы, а абзацы, в свою очередь, на предложения, попробую вкурить в себя Смысл.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.