Письмо брату в Ашдод Кёльн, май…

Письмо брату в Ашдод

У вас Шаббат, и здесь шабаш – суббота.
Бьют звук и запах, колокол и гриль.
На евроугли покупают что-то.
Игра, и к Богу устремлённый шпиль.
Забрасывает к чёрту колесо
от ангелов кошерного просящих.
Сегодня праздник в город принесло,
и одолжить могу на небо тучкам плащик.
А море бюргеров с пивною пеной,
с утра базаря у палаточной запруды,
как чайки, но с хреновым креном
сбривает луковые бороды фастфуда.
Кораблик по домам, и пальмам, и прохожим,
закладывает круг седьмой. Пока
себя нести в толпе свободным можешь,
от смерти дальше, но не от греха…

Кёльн, май…

“Не смогли сохранить
ощущение общего дома.
По своим крепостям
нынче шепчет тихонечко боль.
Из широких штанин
доставая гражданства саркому,
получили в итоге
скользяще-намыленный ноль.”

“Помню, Солнце ласкало курантики…
Космонавты, поэты, романтики.
Пиво льётся рекой,
выпьем за упокой…
…за „другой я не знаю такой.”

“Да когда жизнь была не прозою? –
Глянь, вот наши иваны борзые
по понятьям заводятся с гансами,
а мы судим – белые, красные…”

“Ну и на…
И глухими узлами тоску,
ею сердце полным-полно.
И уйти по весне, по траве, по песку.
Но…
Мешает проклятое но…”

а рядом –
громада
по имени Дом,
бьёт колокол –
дом-дом-дом-
дом……..

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“Письмо брату в Ашдод” “Кёльн Май…”

Письмо брату в Ашдод

У вас Шаббат, и здесь шабаш – суббота.
Бьют звук и запах, колокол и гриль.
На евроугли покупают что-то.
Игра, и к Богу устремлённый шпиль.
Забрасывает к чёрту колесо
от ангелов кошерного просящих.
Сегодня праздник в город принесло,
и одолжить могу на небо тучкам плащик.
А море бюргеров с пивною пеной,
с утра базаря у палаточной запруды,
как чайки, но с хреновым креном
сбривает луковые бороды фастфуда.
Кораблик по домам, и пальмам, и прохожим,
закладывает круг седьмой. Пока
себя нести в толпе свободным можешь,
от смерти дальше, но не от греха…

Кёльн, май…

“Не смогли сохранить
ощущение общего дома.
По своим крепостям
нынче шепчет тихонечко боль.
Из широких штанин
доставая гражданства саркому,
получили в итоге
скользяще-намыленный ноль.”

“Помню, Солнце ласкало курантики…
Космонавты, поэты, романтики.
Пиво льётся рекой,
выпьем за упокой…
…за „другой я не знаю такой.”

“Да когда жизнь была не прозою? –
Глянь, вот наши иваны борзые
по понятьям заводятся с гансами,
а мы судим – белые, красные…”

“Ну и на…
И глухими узлами тоску,
ею сердце полным-полно.
И уйти по весне, по траве, по песку.
Но…
Мешает проклятое но…”

а рядом –
громада
по имени Дом,
бьёт колокол –
дом-дом-дом-
дом……..

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.