ВСТРЕЧА

Санька был парень что надо, не удивительно, что им заинтересовались инопланетяне. Они стали приглашать на работу, склонять к переезду за границу нашей (солнечной) системы, обещая признание диплома, подьемные, квартиру, личный гравитолет и столько информации, сколько он сможет проглотить. Или поглотить.
Санек был не дурак и не хлипак, причем, от рождения. В возрасте полутора месяцев, когда медсестра сделала ему укольчик в мягкое место, он не стал плакать, как поступило бы большинство груднячков, а тут же сжал кулачок и больно стукнул обидчицу в нос. Медсестра вовсе не обиделась, а, потрогав нос, одобрила: «Настоящий мужик!».
В два месяца мама ставила перед ним в кроватке большую детскую книжку с картинками и он рассматривал ее, аккуратно переворачивая каждый листок. Чем, однако, сильно напугал родную тетю, пришедшую в гости посмотреть на пока еще беспомощного малыша. Санька с укором посмотрел на взвизгнувшую тетю, но промолчал – говорить он еще не пробовал, а орать не любил.
Рос он спокойным и всем интересующимся ребенком –по телевизору до трех лет были внимательнейшим образом просмотрены все передачи – «Время», «Новости», «Сельский час», «Строительство», « Служу отчизне» и так далее. К четырем годам научился читать и писать печатными буквами и даже написал письмо в передачу «Встреча со сказкой» с просьбой показать мультик «Храбрый заяц».
Писал Санек совершенно грамотно и излагал мысли литературным языком. Дело в том, что, когда он учился говорить, дикторы и комментаторы телевидения еще не перешли на феню, а когда начал писать, еще не вошли в обиход полуграмотные форумы по интернету.
Однажды в школе математичка, желая указать мальцу на его место с системе знаний, заставила Саньку, стоя у парты, перемножать в уме двузначные числа на двузначные, потом на трехзначные. Разозлившись, тот все посчитал и не разу не ошибся. С тех пор училка время от времени кидала на Санька настороженные взгляды, а моду объяснять ученикам какие они дебилы оставила.
Сложен он был вполне спортивно, считалось, что по наследству- дедушка был бригадиром портовых докеров и обладал недюжинной силой.
Во всяком разе, учитель физкультуры всегда нервничал, дожидаясь, когда Санька кончит подтягиваться на перекладине или отжиматься от пола. Он был уверен, что качая пресс триста раз Санька специально срывает урок, не давая принять зачет у остальных. И, стало быть, издевается над его умственными способностями, что для учителя физкультуры обиднее всего на свете.
Санька обошел часть спортивных секций города, умел отжимать штангу, скакать на лошади, грести на каноэ и давать, если потребуется, пяткой в нос.
В студентах всех удивлял тем, что мог решить любую задачку по ТОЭ -теория электромагнитного поля или по квантовой физике. Для тех, кто не в курсе этих предметов, сообщаю, что задачки эти суть подобие любимой загадки Швейка «Стоит четырехэтажный дом, в каждом этаже по восьми окон, на крыше два слуховых окна и две трубы, в каждом этаже по два квартиранта. В каком году умерла у швейцара бабушка?»

После института началась работа в НИИ, в проблемной лаборатории. Руководители Санька, зная его устойчивую установку «не выпячиваться» часто бессовестно эксплуатировали его умственные способности для решения каверзных проблем. Просили помочь в редактировании научных статей, диссертаций и т.п. Начальники часто брали его с собой на совещания или в трудные командировки – Саня всегда хорошо соображал что сказать и написать, но, при этом, никогда не звонил на всех углах «без меня бы не справились». В свободное от умственной работы время Санька просили на работе передвинуть шкаф или поднести стол. Он и здесь никогда не отказывал. Жил Санька в институтском общежитии, в злоупотреблениях загулами замечен не был.
Короче, такой кадр вполне подходил инопланетянам, хотя у них был огромный выбор – шизики всех мастей и направлений буквально бредили подобной вакансией. Однако, они, инопланетяне, как существа разумные, хотели улучшить породу, а не наоборот. А Санька был еще не женат, имуществом не обременен и, вообще, выездной, в межпланетном смысле.

Во время субботнего завтрака в кафе, по времени соответствующего позднему обеду, когда Санек расправлялся с отбивной котлетой, к нему подсел пришелец, которого тот сперва, вполне естественно, принял за беженца из дурдома и посоветовал туда вернуться. Однако, пришелец, как мог, доказал, что прибыл совсем из другого места. Он продемонстрировал кучу всяких технических новинок, которые не могли не заинтересовать инженера и молодого специалиста. Особенно Сане понравился межпланетный коммуникатор – искусственный интеллект, очень похожий на мобиляк, отвечающий на все вопросы и показывающий всякие иноземные картинки. Коммуникатор был настроен на земные языки и отвечал без переводчика и без запинки.
Пришелец пояснил, что это служебный инвентарь. Хотя есть и бытовые, но не такие навороченные. Однако, если Санек будет в штате, и ему выдадут.
Санек поскучнел – он не собирался ехать даже в другой город, не то, что в другую систему, тем паче звездно-планетную. Суетятся неудачники, а к Саньке это не относилось.
Тогда пришелец предложил работать местным аналитиком, график свободный, оклад твердый.
– Знаешь, залетный – сказал Санька,- к доносительству склонности не имею, а за предложение стучать незнамо кому и зачем на своих, на земляков, могу и по репе дать.
Разговор не клеился, тогда пришелец стал в цветах и красках расписывать какие блага ждут Саньку, если он станет репатриантом –летай куда хочешь, живи где хочешь, заказывай любые блага на дом, в контору являться только в присутственные дни, остальные- или дома с компом или делай, что хочешь. Отдых по выбору – только кнопки нажимай.
– А с кем работать и над чем? – поинтересовался Саня.
– Сначала прийдется подучиться – вводный курс для имигрантов два года, магистратура по выбранной специальности – полтора, а потом распределение.
– А друзья, подруги?
– У нас нету такого понятия. Мы гомогенное общество. Все за нас решает компьютерная сеть исходя из наших возможностей и наклонностей.Особи женского пола существуют, предварительный выбор делает система исходя из целесообразности, а окончательный можно провести на индивидуальном уровне. Все параметры компьютер может не учесть – может запах не подходит или форма ног раздражает…
-Да, сказал Санька, средневековье, хоть и сваха электронная…И девки у вас, судя по твоему рассказу, не подарок. Послушай братец, а строй то у вас какой, не домострой, часом?
-Не беспокойтесь, строй самый лучший, какой только может быть. Одна единая страна, компьютерная демократия, говоря на вашем уровне.
-Ну, уровень не трожь, еще проверим твои возможности. А насчет компьютерной демократии объясни.
-Очень просто. Человек субъективен. И подвержен страстям. Кого-то жалко. Жена хочет выделиться, детей надо пристроить….А у компьютера нет неожиданных приоритетов, он вырабатывает оптимальные решения.
– Ну, сказал Санька, придвигайся, я закажу. Разговор, кажется, становится интересным. Красавица,- обратился он к официантке по школьному подняв руку,- нам армянского по сто, получше, чтобы перед иноземцем не краснеть.
– Я не пью химических композиций, могу выпить простой воды,- запротестовал пришелец.
– А мы и не будем пить – возразил Санька – это для разговора, пригубим. Понимаешь, брателло, традиция такая. Для психологического комфорта, свободного обращения к подсознанию. Понял, командировашный? Звать то тебя как? Мы, ведь, не на вокзале.
– Звать меня сложно, да никому это не надо- у всех индивидуальные коды, не ошибешься. Можешь звать меня Виенс.
– Годится, сказал Санек и хлопнул пришельца по плечу, будешь Веня. Держи! И придвинул бокал. Не понравится не пей, тогда делай вид, что участвуешь, Обычай такой.
– Обычай – правовая база древних, я знаю, я магистр межгалактического права…
– Не отвлекайся на ерунду,- сказал Санек,- со свиданьицем!
Саня посвятил Веню в технологию создания волшебного напитка и предложил еще попробовать что-нибудь более невинное, вермут, например, или что-нибудь химически чистое. А именно водки.
Веня вкратце обрисовал, как устроено и функционирует инопланетное компьютерное суперобщество. При этом он чуть-чуть напробовался и повеселел. Как-никак, миссия продвигалась к выполнению. Межгалактический контакт налаживался.
– Пошли в общагу,- сказал Саня, – ребятам тоже будет интересно поучаствовать. Я тебя познакомлю, отличные мужики, может кого завербуешь в свое Чуч-хе. А нет, так в отчете о командировке напишешь, что изучал, анализировал, внедрялся и т.д.
Прихватив с ближайшем магазине бутылочку и все, что к ней причитается, собеседники объявились в комнате, где Санек проживал. Для начала он Веню представил двоюродным братом из Твери, слегка чокнутым на астрономии. Поскольку сосед Санька по комнате Вадик был тоже заядлым астрономом-любителем, да еще и пописывал по вечерам теорию относительности и переписывался по такому случаю с ребятами из Дубны, парой индусов и одним американцем, разговор быстро наладился. Потом пришел из соседней комнаты социолог Жора, поговорили про компьютерную демократию, прикинули возможности ее применения в России, в условиях безграничной гегемонии чиновничьего клана.
Короче, все поднабрались и Веню оставили ночевать, положили на раскладушку. Утром социолог сбегал за пивом и, после поправки здоровья, решено было отправиться в шашлычную в лесопарковой зоне. С ними увязались и девчата – молодые инженеры Лена и Галя, жившие в том же общежитии и считавшиеся, по этому случаю, чем-то вроде сестер. Девочки взяли Веню под руки и, пока дошли до шашлычной, составили мнение, что он немного с приветом, хилый, но не злой и на него можно положительно влиять.
После шашлычной купались в лесном озере, один Веня сидел на берегу и, помахивая сломанной веткой, рассматривал все вокруг. Трава, конечно, на его планете местами была, но таких огромных растительных форм, как деревья, да еще в таком количестве, не помнили даже летописцы. Прибежала чья-то овчарка и Веня сильно испугался, хотя старался не показать этого. Санька позвал знакомую собаку, потрепал по голове и дал кусочек сахара, который на такой случай носил с собой.
– Это разумное существо? – с опаской спросил Веня.
– Разумное, да не очень, – ответил Саня, – скорее, душевное.
– Это как? – не понял Веня.
– А так, – сказал Санек, поглаживая собаку. – Если к тебе привяжется, то, случись чего, и жизни не пожалеет, чтобы тебя защитить.
– Веня, – вступила в разговор Лена. – Мы с Галей разумные существа, а ты совсем за нами не ухаживаешь. У вас, где ты живешь, озера есть?
– Есть, но это, как правило, искусственные водоемы, покрытые культурными водорослями. Они вырабатывают кислород и являются основой органической пищи…
– – Фу, какая пакость, – сказала Лена. – Бросай ты свои несчастные болота и переселяйся к нам. Мы в следующие выходные на байдах поплывем… Можем тебя с собой взять. Если хорошо гребешь веслом, посадим в лодку к девочкам.

Когда шли обратно, Веня попросил Саню отстать и, спросил, а нельзя ли ему, Вене, у них пожить какое-то время. И поработать, как все.
– А паспорт у тебя есть? И диплом или аттестат, хотя бы, об окончании средней школы?
– Меня снабдили кое-какими документами земного образца, – заверил Веня. – Я же в гостинице живу и, вообще, милиция и все такое…
– Магистр межгалактического права вряд ли кому подойдет… Разве что лаборантом к нам. Допуска не надо, а то начнут проверять… И общежитие проще выбить. В общем, волоки документы, подумаем.
Так в нашем городе появился еще один пришелец, вольно или невольно подтверждая мнение свидетелей НЛО, что они живут среди нас.
Впрочем, у Вени были совсем другие заботы. Надо срочно узнать что такое байда, весло и научиться хорошо грести.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.