ЖАР-ПТИЦА НА ОРБИТЕ

То ли космонавты непосредственно или дистанционно вселились в телевизионный спутник, то ли его осенили Небеса. Ненароком он ожил, радостно осознал своё пламенное имя, удивлённо замахал крыльями, но вовремя вспомнил о своей геостационарной траектории. Подсознание подсказало, что он призван «к священной жертве» и обязан послушно «висеть» над одной-единственной и неповторимой точкой земного экватора. И почему-то именно 13 градусов восточной долготы… Счастливое или несчастливое число? Как знать… Как посмотреть! Задумался о пользе позитивного мышления и оптимистического настроя. 1 плюс 3 – это 2 во 2-й степени, 2 умножить на 2 или 2 плюс 2. На выбор! Одна возможность краше другой. К тому же 2 – единственное целое между 1 и 3, разность 3 минус 1 и простое число. Единственное чётное…

Спутник гордо оглянулся на коллег. Они бессознательно и бездушно двигались по той же траектории, но, сдвинутые по фазе, «висели» над «своими» точками земного экватора. Их было так много… У них не было такой замечательной координаты. А главное, столь искромётного имени! Вот и пусть несут свой серый крест! Прекрасный фон…

Как вдруг коммутативный закон насквозь пронзил лучезарную логику спутника. А если переставить 1 и 3? 31. Чем хуже? Столь же замечательно? Нет, убывание цифр! А убывать так не хочется! И это не периодично, как Луна, вернее, её часть, видимая с Земли, а вечный приговор. Вечность! Сколь сладкое слово… И вечно возрастать – от 1 к 3. Восклицать здесь нельзя, иначе получится факториал трёх, то есть произведение 1, 2 и 3, а это уже 6. Ну, и пусть! Первое совершенное число, равное сумме своих делителей меньше себя самого. Как хочется совершенства! А воскликнешь там дважды – получишь произведение 1 и 3, и это 3. А Бог троицу любит. И число 13 на глазах Жар-птицы расцветает ею же. Да ещё почти всегда – купание в щедрых лучах солнца. Ведь велика высота над Землёй – чуть меньше длины экватора. Поэтому затмить даже столь малый спутник – краткая и крайне редкая удача для всех гигантов мироздания. И спутник снисходительно посмотрел на них. Они – всего лишь естественные, дети природы. Зато он – рукотворный, явление стерильного искусства, которое куда выше грубой и грязной жизни. Правда, есть и другие искусственные спутники, но они неживые…

Вспомнилась и настоящая сказочная жар-птица со светящимися перьями. Олицетворение огня, света и даже Солнца? А зачем, когда есть настоящее? Жар-птица питается золотыми яблоками, дарующими молодость, красоту и бессмертие? А где она берёт несуществующее? Пение жар-птицы исцеляет больных и возвращает зрение слепым? Кого и кому именно? При этом из её клюва сыплются жемчуга? И кто ими обогатился? Сплошные выдумки… Многие прочитали или прослушали сказку в детстве, и больше она им ни к чему. Лень даже скачать её текст по Интернету, да и незачем разбрасываться памятью винчестера… Иное дело – спутник с тем же именем! Десятки миллионов не жалеют миллиардов. Велик соблазн донельзя точно направить прямофокусную или офсетную антенну часто метрового или даже куда большего размера на Жар-птицу с большой буквы, а то и ангажировать «вместо сердца пламенный мотор». Чуткий конвертер решительно и беспощадно снижает входную частоту хилого сигнала и гонит его в шею. Да так, чтобы он не утонул в кабеле, а всё-таки угодил в лапы к далеко не всегда голубому экрану. Тысячи каналов… Всё не пересмотришь. Как и дам… Вот это фантастика! Правда, может исчезновением при нежном налёте урагана попросить о новой юстировке. Да ещё обледенения и снежные заносы… Но чего не сделаешь ради любимой игрушки? А сколько внимания к новостям, трепетно касающимся такой Жар-птицы! Сказочной и не снилось…

Спутник задумался о том, кому и чем он, оживившийся, может оказаться полезнее бездушных коллег. И скромно решил: всем! Но как? Добавить что-то своё, неземное? Хлопотно. А какое действие обратно или противоположно сложению? «Ты как хочешь это назови!» Вычитание! Редактировать – по-английски сокращать. Но надо на всех языках. Естественных и искусственных. Подумаешь, эсперанто! Пусть думают аспиранты! Значит, цензурные фильтры. Где располагать – на выходах транспондеров? Но зачем собственное переполнение чужими отбросами? Значит, прямо на входах. Как стражу. Как страшно! Выбрасываемому. Трудно произнести? Тем более пронести? Так и надо! Но что пропускать, а что прогонять в шею или пониже? И спутник пристально и критически посмотрел на поток телевизионного сознания и применил классический хронометражный метод. Невероятно! Сплошная массовая «культура». Чего? Нижайшего. То дают, то берут. То стреляют, то попадают. То певицы в облике девиц, то наоборот. Прощай, «страна героев, страна мечтателей, страна учёных», инженеров (и «человеческих душ»)? Высокому отводится глубокая прОпасть. Да и как ему в таком военном мире не пропАсть? Но, может, просто все современные творцы – недостаточно интересные, «как на подбор»? Проверим! Как? Мысленный эксперимент. У одной стены длинного зала вдохновенно читает свои шедевры оживший Пушкин. У противоположной – восставший, словно феникс (мифологический, как и жар-птица), из пепла Эйнштейн, аккомпанируя себе на скрипке, воспевает свои специальную и общую теории относительности. Слушатели разделились, а некоторые, не выдержав теста на буридановость, раздвоились. И вдруг в центре зала молча появляется произвольная девица и откровенно демонстрирует данное природой без малейших собственных заслуг. Куда обратится почти всеобщее внимание? Однозначно. Случайно? Повторяемость – свидетельница закономерности. «Невидимая рука рынка» диктует именно так. «Что делать?» Укоротить! И фильтры дружно возвели неодолимую преграду для низкопробного.

А что коллеги? И умный «пример заразителен», если посилен. Другие спутники стали постепенно оживать, и «добра наживать», и щедро делиться им. Думы исключительно положительной направленности концентрировали талантливую изобретательность на избирательной (по части объёма показа, времени и адресата) обратимости телевизионных трансляций в соответствии с желанием отправителя. И был сделан важный шаг на пути к созданию общества с избранными информационными потоками.

А Жар-птица, слыша заслуженные высокие слова, стала проявлять удивительную скромность. Все спутники создали творческое объединение в виде «разумного, доброго, вечного» кольца. И этим превзошла близкая Земля далёкий Сатурн в глазах родного Солнца. А оно – Жар-птица жизни – отвечало горячей взаимностью на зависть прохладной Вселенной…

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.