Статист

Роман – «Статист».

Синопсис.

В романе «Статист» речь идет о сентиментальной истории – триллере, которая началась в начале восьмидесятых годов 20 века . Главные персонажи истории имеют реальных прототипов. Два друга – Кирилл Поздняков и Вячеслав Свирин знакомятся в Юрмале с девушками Ирэной и Эльзой. Развиваются романтические отношения, вспыхивают чувства и страсть…
Казалось бы,- обычный курортный роман…
Но…
Кирилл – морской пехотинец – уравновешенный, педантичный, сентиментальный, несмотря на род занятий.
Свирин – противоположность – вспыльчив, слегка циничен.
Приехал в отпуск из Афганистана.
На его поведение накладывает отпечаток война. Боль от потерь друзей. В глазах вопрос: «Кому все это нужно? За что страдают люди?»
Друзья ухаживают за девушками, любят,… попадают в щекотливые ситуации. У Свирина, после бурно проведенной ночи, пропадает большая сумма денег, которую ему одолжили однополчане по Афганистану.
Кирилл находит друга лежащим на полу без сознания. Приводит в чувства.
Вячеслав с трудом вспоминает ночные события.
Подозрения в похищении денег падают на Ирэну и Эльзу, которые бесследно исчезли утром.
Друзья начинают разыскивать подруг, но тщетно…
Кирилл отказывается верить, что Ирэна, девушка, которую он успел полюбить, могла стать участником ограбления .
Он ждет ее появления, но… время неумолимо…. Завершаются отпуска, пора возвращаться на службу…
Продолжается жизнь и история героев.
Они расстаются на долгие двадцать пять лет.
Поздняков служит в разведке, живет за границей, становится известным бизнесменом.
Женится на иностранке. Брак оказывается неудачным. Свирин воюет в горячих точках по всему миру, в Югославии подрывается на мине, теряет ногу, становится инвалидом, живет в нищете с женой и маленькой дочерью.
Кирилл все эти годы помнит об Ирэне. Возвращается в Россию. Едет к Свирину в надежде узнать у него хотя бы что – то о любимой девушке из прошлого.
Находит друга в ужасном моральном и физическом состоянии.
Помогает ему и его семье материально. Поддерживает психологически.
Свирин отдает Позднякову фотографию Ирэны, которую та вручила матери Вячеслава, после гибели в автокатастрофе своих родителей, которая и помешала Ирэне и Кириллу встретиться..
Кирилл возобновляет поиски Ирэны.
Случайно встречает в кафе девушку Вику, которая оказывается его с Ирэной дочерью. Викторию мать отдала на воспитание в детский дом, не имея возможности самой воспитать девочку.
Кирилл и Вика начинают жить под одной крышей, не зная о родстве.
Викторию похищают террористы, требуя от Позднякова выкуп .
Поздняков, не доверяя правоохранительным органам, решает сам выручить девушку.
Ему это удается, но он получает тяжелые ранения.
Вика, увидев на теле Кирилла татуировку идентичную с брелоком, который повесила ей на шею в детстве на память мать, с инициалами «И – К», догадывается, что она дочь Кирилла.
Кирилл выздоравливает.
Продолжает успешно заниматься нефтяным бизнесом.
Но новые неприятности обрушиваются на них с дочерью.
Неизвестные люди пытаются отравить их ртутью, подложив контейнеры в машины. Кирилл подозревает, что это плоды действия одного их крупных бизнесменов города, депутата Ивановского.
Чтобы выяснить, справедливы ли его догадки, Кирилл Поздняков разрабатывает хитроумный план.
Осуществить план ему помогают Павел – одноклассник Вики и Виктор Подольский – компаньон по бизнесу.
Им удается обезвредить одного из киллеров готовящих на Позднякова покушение. Второму киллеру удается скрыться.
Следствие по делу о покушении на Позднякова ведет следователь Сухов, с которым у Кирилла завязываются дружеские отношения.
Сухова сбивает машина, и он попадает в госпиталь. Кирилл и Вика берут в дом маленькую дочку Сухова- Олесю.
Ивановский узнав, что Поздняков провел его вокруг пальцев в одной из финансовых сделок, обещает отомстить Кириллу.
Кирилл прячет дочь у друга – Ивана Рябова в глубинке страны. Сам же с Виктором Подольским пытается покинуть город.
Ночью в вагоне на них совершается нападение.
Подольский погибает, успевая сообщить Кириллу важную информацию.
Кирилл понимает, что попал в неприятную ситуацию, его предал Подольский, а Лиза – секретарша была любовницей Виктора и работала на Ивановского.
Поздняков увольняет Лизу.
Та возвращается домой и погибает – дом сгорает, ее убивают люди Ивановского.
После похорон Виктора и Лизы Поздняков решает устранить Ивановского – отравляет его при помощи сильнодействующего яда.
Сразу же после смерти Ивановского, Позднякова задерживает ФСБ.
Генерал Гранкин предъявляет Кириллу обвинение в торговле оружием, в связях с террористом Асадом Таррири на счету которого десятки терактов по всему миру, в том числе и в России.
Поздняков пытается доказать свою невиновность, предъявляя Гранкину документы указывающие на то, что истинным пособником Асада Таррири был Виктор Подольский – компаньон Кирилла.
Генерал Гранкин выдвигает Позднякову условие – либо он сотрудничает с ним и Асадом, продолжая торговать оружием, либо Гранкин устранит Кирилла и его дочь Викторию.
Поздняков вынужден согласиться.
Гранкин снабжает его капсулой со смертельным вирусом, которую Кирилл должен передать Асаду.
Кирилл вместе с переводчицей Дарьей Семеновой улетают в Арабские Эмираты для встречи с Асадом.
Между Кириллом и Дарьей вспыхивает любовный роман. На них совершается покушение, но им удается выжить.
Поздняков встречается с Таррири.
Они договариваются о продолжении сотрудничества.
В момент передачи капсулы со смертельным вирусом, появляется друг Кирилла – Свирин, заявляя, что его нанял Гранкин с целью обезвредить Асада и Позднякова после того, как деньги за совершенную сделку будут переведены в банк на счет Гранкина.
Асад не верит Свирину и Позднякову, приказывает телохранителям арестовать их. Завязывается схватка, в которой Поздняков в одном из охранников Асада узнает Викторию.
На помощь девушке бросается женщина – это Ирэна, с которой Кирилл расстался в Юрмале.
Ирэна объясняет Кириллу, что она жена Асада, а девушка похожая на Викторию- вторая дочь Кирилла – Вия.
Вия и Вика – сестры – близнецы.
Кирилл узнает, что у него две дочери. Ирэна узнает, что ее дочь Вика жива и живет вместе с отцом.
Асад пытается заполучить капсулу с вирусом, но она бесследно исчезает в момент борьбы.
Поздняков, Свирин, Дарья Семенова, оказываются в плену у Таррири, который собирается их, несмотря на уговоры Ирэны и Вии, казнить.
Ирэна с Вией помогают бежать Кириллу, Вячеславу и Даше.
Кирилл уговаривает Ирэну ехать с ним. Но она, мучаясь в сомнениях, охваченная вновь вспыхнувшими чувствами к Кириллу отказывается, говоря о том, что у нее есть еще два сына от Асада.
Кирилл прощается с Ирэной и Вией.
Друзья, понимая, что попали в тиски – в Эмиратах за ними охотится Асад, в России -Гранкин, принимают решение сделать пластические операции по изменению внешности. Капсула с вирусом оказывается у Ирэны, ее прятала в одежде женщины Семенова.
Ирэна возвращает капсулу Позднякову.
Через год они возвращаются в Россию с новыми лицами, с новыми именами.
Кирилл узнает, что Вика вышла замуж за одноклассника Павла. Узнает, что у него родился внук, которого назвали Кириллом.
Генерал ФСБ Гранкин, поняв, что сделка не состоялась, осознав, что за ним следит Асад с одной стороны, с другой – служба собственной безопасности, скрывается в неизвестном направлении.
Кирилл и Дарья ждут ребенка. Поздняков мечтает о возвращении Ирэны и Вии в Россию.
Таков краткий сюжет моего романа. Плохие и хорошие парни… Погони, перестрелки, мистика..
Размышления героев о смысле жизни, о чувствах, о Любви, о времени… Эротические сцены, страсть, измены, поэтические строки в тексте…
Объем текста – 11 авторских листов.

* * *

«А если есть в вас страх,
Что справедливости вы к ним,
Сиротам-девушкам, не соблюдете,
Возьмите в жены тех,
Которые любимы вами,
Будь то одна, иль две, иль три, или четыре.
Но если есть в вас страх,
Что справедливости вы к ним не соблюдете,
Возьмите в жены лишь одну
Иль ту, которою владеют, ваши правы руки.
Сие есть ближний путь
От справедливости не уклониться».

Коран. Сура 4.

Кирилл сидел на веранде и по давно заведенной традиции наслаждался утренним кофе. Кресло – качалка мерно раскачивалось, поскрипывая. Было прохладно и ветрено. Деревья шуршали листьями. В небе появились первые паутинки. Наступало бабье лето. Укрывшись поплотнее пледом из верблюжьей шерсти, Кирилл включил радиоприемник: « Прослушайте прогноз погоды: На курортах Прибалтики дожди, туман. Температура воздуха +13+ 15 градусов, воды +8+10 градусов….». Кирилл, улыбнувшись, вынул из кармана кожаный блокнот.
Полистав, остановился на странице в верхнем углу которой, стояла буква « С».
– Ага, вот – Свирин Вячеслав. Славка Свирин. Рига. Ул. Ленина, дом12, кв.54.
-Тел. 23-54-55,- прошептал Кирилл, водя смуглым пальцем вдоль строчек. Опустил блокнот на колени, задумался…
Лицо по началу хмурилось. Темные брови собрались в складку. Затем легкая волна улыбки пробежала по гладко выбритой коже.
-Славка Свирин…. Юрмала.
На тропинке у дома показался еж. Под раскидистой березой, укрывшись листвой, спрятался гриб.
Кирилл, слегка прихрамывая на левую ногу, подошел к дереву. Срезал гриб перочинным ножом. Шляпка подберезовика была усеяна прозрачными капельками влаги. Кирилл, покрутив гриб в руках, догнал убегающего ежа и насадил подберезовик на частокол колючек.
– С добычей тебя, дружище!
Обвел взглядом окружающую местность. В небе курлыкали журавли.
– Красота!
Славка Свирин, где ты старый знакомый?
Постояв еще некоторое время, пошел по направлению к дому.
Выбив остатки табака из трубки, отворил металлопластиковую дверь. Звякнул колокол- рында, отбивая склянки….
***
В тот год Кирилл получил путевку в прибалтийский санаторий Министерства обороны. Лечить в молодом теле морского пехотинца Позднякова было нечего, работал организм как часы фирмы Павла Буре. А вот отдохнуть Кириллу не мешало. Накопилась психологическая усталость после нескольких лет тяжелой работы. Собрать немногочисленный скарб холостяка дело нехитрое.
Прямого рейса аэрофлота в Ригу из городка, где проживал Кирилл, не было. Взял билет до Москвы. Несколько часов полета,… смена часовых поясов, и вот она… столица, кипучая, могучая, суетливая, невнимательная к иногородним людям разных полов и национальностей.
Кирилл, посмотрев на часы, хотел перевести стрелки, но, подумав, что в Риге придется проделать эту операцию еще раз, махнул рукой.
Взял такси и помчался во Внуково. Аэропорт кишел народом. Очереди у касс, духота, невнятные объявления информатора о рейсах. Прошел к стойке регистрации и с удивлением выслушал от миловидной блондинки в голубой униформе сообщение, что его рейс задерживается по техническим причинам до утра.
– Приехали. Как быть? – буркнул Кирилл недовольно под нос.
– В гостиницу обратитесь молодой человек, – кокетливо улыбаясь, решила помочь девушка за стойкой.
– А может… – попытался подбить клинья Кирилл.
– Увы, увы, Вы не герой моего романа, – отсекла его зародившиеся помыслы взмахом ресниц блондинка, привыкшая выслушивать такие предложения за день, видимо по нескольку раз.
– Простите, леди, – откланялся Поздняков и, положив авиабилет в карман, зашагал к двухэтажному зданию гостиницы.
« Свободных мест нет», – прочитал надпись на табличке в регистратуре.
– А как Вы, дорогуша посмотрите на это?- протянул Кирилл администратору паспорт.
Женщина, заметила краешек десятирублевой купюры:
– Могу предложить место в холле на одну ночь. Устраивает?
– Вполне, – после небольшой паузы кивнул Кирилл.
Заполнив карточку гостя гостиницы, поднялся на второй этаж, где в холле за бархатным занавесом стоял ряд раскладушек.
Бросив сумку на свободное место, почесал затылок.
– А не посетить ли нам ресторан? – задал сам себе вопрос.
– Пожалуй, в этом есть смысл, – ответил, не колеблясь и попросив соседа присмотреть за вещами, вернулся в аэропорт.
Вечерело. В зале ожидания взволнованный гул потихоньку стихал. Тут и там, на лавках, а зачастую прямо на мраморном полу, подстелив газеты, сидели, лежали люди. Пытались уснуть, забыться от ненавязчивого сервиса «Аэрофлота».
Перешагивая через распростертые тела, Поздняков, улавливая звуки оркестра и запахи пищи, поднялся на четвертый этаж, распахнул ресторанную дверь. Навстречу шагнул швейцар: «Мест…».
Кирилл сунул ему в карман пятерку и сел в любезно предложенное официантом кресло. Сосед по столику, обладатель окладистой бороды, сосредоточенно употреблял коньяк и закусывал шашлыком. В музыкальных паузах оркестра раздавался скрежет зубов по металлу: куски плохо прожаренного мяса исчезали в топке организма. Бородач сделал большой глоток коньяка, вытерся салфеткой:
– Куда летим служивый?
– В отпуск, – ответил Кирилл, не пытая себя догадками, откуда тот знает о роде его занятий, так как и простаку было это ясно по короткой стрижке и наколке в виде якоря на руке.
-В отпуск. В Прибалтику. А Вы?
– Я домой и тоже в отпуск.
– Священник? – задал Поздняков вопрос незнакомцу, подставляя рюмку, в которую тот, потянувшись через стол, пытался налить коньяк.
– Почему священник? А… борода…. Нет, нет…. В Бога верую, а занимаюсь добычей зла.
– Как это?
– На приисках я золотишко мою. Годик, другой повкалывал, глядишь на «Волгу» сколотил. Давай к нам, браток. Силушкой тебя природа не обделила. Бросай ты это грязное служивое дело.
Кирилл молча выпил коньяк, поморщился, закусил бутербродом с черной икрой. Подумав, ответил:
– Спасибо, друг. Буду иметь в виду твое предложение на будущее. Дай адресок, если не секрет. А пока знаешь, втянулся уже, помогу матушке – Отчизне. Нравится.
– Коль нравится, так что ж от себя бежать. Бежать не стоит. Дело твое молодое. Хотя может, и изменишь мнение. Это часто так бывает, поверь. Кого у нас там, в тайге нет. Артисты, инженеры, военные. Да, да, и военные есть, причем не мало. Конечно, и зеки присутствуют. Но соблюдают порядок, все чин, чином. Иначе нельзя, сгинешь, даже эха не останется. – Продолжал бородач, поглядывая в задымленный зал, в лицо Кирилла.
– Вот держи адресок. Если что, пиши. Меня Иваном величают. Иван Рябов или Рябой. А тебя как?
– Кириллом мать с отцом назвали. Можно Кир.
– Кир, – хмыкнул бородач. Хорошее имя. Качественное и рациональное.
– Вот – вот, так меня одна подруга и зовет. Говорит: « Ты у меня Поздняков, качественный и рациональный». Ну, Иван, спасибо за угощение, за адрес и доверие. Пойду спать. Притомился малость. Да и шумно здесь.
-Будь здоров, Кир. Я еще посижу. Мне шум и гвалт в радость. Намолчался там в ямах. Лопатой да киркой маши, кричи, вой, все равно кроме медведей никто не услышит.
Пожав крепкую ладонь Рябова, Кирилл аккуратно сложил салфетку с адресом Ивана и положил в бумажник.
Вернувшись в гостиницу, прошел мимо дремавшей дежурной по этажу, отдернул занавес в холле и в полумраке, увидев свою раскладушку сел. Та, сложилась пополам, ударила по голове. Кирилл, чертыхаясь, поднялся. Раздался смех, показалась голова из одеяла, сверкнули золотом зубные коронки. Кирилл понял, что это соседи решили подшутить над ним и сдвинули ножки раскладушки так, чтобы она сложилась под ним.
– Вот черти!
– Семен!- Протянул волосатую руку сосед.- Куда летим?
– Да пошел ты. Что не спится? Шутки шутишь?- потер ушибленную голову Кирилл.
– Скучно. Бессонница. Не обижайся зазря, товарищ. Я из Одессы – картавя ответил сосед.
– А… Все ясно. Спокойной ночи.- Плюхнулся Кирилл на подушку и моментально захрапел.
-Вот и этот в храп. Не поговорить, не посмеяться – остался недовольным одессит. Достал из пакетика поролоновые вкладыши, аккуратно воткнул в уши и уставился, в темный потолок, бормоча под нос: – Скоро рассвет, а Германа все нет и нет…
Рано утром Кирилла разбудил луч света. Проснувшись, с трудом помнил, что снилось. Но отчетливо осознавал, – пора бриться, пить кофе и собираться в полет.
Достал электробритву, кипятильник, пакетик с черным кофе.
Из графина плеснул теплой воды в стакан, включил кипятильник в розетку, подождал, пока забулькают пузыри, высыпал кофе, сахар и стал елозить бритвой по щекам.
Соседи стали потихоньку просыпаться и собирать постели. Электрошнур бритвы задевал за лицо одессита. Тот морщился, водил носом, но не просыпался. Наконец открыл один глаз : « Я еще здесь?»
– Нет, ты уже в Израиле, – ответил Кирилл.
– Да? Вот, как славно! А я, то думаю, отчего, так славненько спалось? Кофейком пахнет. Благодать. Дай хлебнуть?
– Щас… Разогнался. – Кирилл нахлобучил на голову соседа подушку. Пару раз тихонько пристукнул . – Спи, отдыхай, Одесса, – собрал вещи, и на ходу отпивая кофе, вышел из холла.
Полет прошел штатно. Пристегните ремни, взлет, посадка…

* * *
Кирилл и Вячеслав, обогнув парк, вышли на площадь.
-«Ресторан». «Варьете» – прочитал Кирилл. – Зайдем?
– Пошли.
– Куда, куда, молодые люди. Билетики попрошу! Нету? Тогда, увы…
На ночное представление места в зале заказывают с утра, – преградил путь швейцар тростью .
– Папаша, вот тебе полтинник, сделай милость, приготовь нам стол, – шепнул ему на ухо Слава, и засунул деньги в карман форменного пиджака .
– Нет проблем, я мухой, – ответил тот и жестом пригласил друзей войти в зал.
Усевшись в кресла, они окинули взглядом публику.
– Смотри, какая лапочка!- Славка кивнул на брюнетку сидящую на высоком стуле у стойки бара. Гладко зачесанные блестящие, словно смоль волосы, горделивая осанка…
– Славик, я люблю блондинок или на худой случай шатенок. Пожалуй, пойду, приглашу на танец девушку в зеленом платьице, которая сидит в одиночестве за соседним столиком. Не скучай.
– И не подумаю, наши не сдаются. Вперед на абордаж, – осторожно отодвинул кресло Славка и, застегивая пуговицу на пиджаке, пожирая взглядом брюнетку, заспешил к ней.
Когда музыка стихла, девушки согласились пересесть за столик кавалеров.
– Ирэна, – представилась блондинка, грациозно приподняв платье, опускаясь в кресло.
-Эльза, можно Эля, – прикуривая, томно вымолвила брюнетка.
Угощая девушек шампанским, клубникой, Кирилл и Славка пьянели на глазах от вырезов декольте незнакомок, от запахов женских тел. Девушки беззаботно хохотали. Было видно, что им нравились остроты, которые то и дело отпускал Славка, нравилось мужское общество и внимание.
Зазвучала музыка в стиле диско и на сцену выбежала девушка в черном плотно облегающем точеную фигурку костюме кошки с пушистым хвостиком.
– Приветствуйте, господа! Наша звезда Лайма! – раздался голос ведущего шоу.
– О! Лайма Вайкуле! Славик запомни эту фамилию, прижавшись к Свирину, перекрикивая музыку, крикнула Эльза. – Скоро о ней заговорит вся страна!
Лайма пела песню на родном языке. Музыка и голос завораживали.
Она, танцуя, вертелась юлой по сцене, бегала, падала на пол, катаясь, поражала энергетикой.
Затем, подмигнув Эльзе, подбежала к столику и села на колени к Позднякову. Кирилл попытался ее обнять, но она, приложив палец к его губам, тут же вскочила, и, срывая овации, скрылась в глубине зала.
– Вот дает, – воскликнул Славка. – Браво, браво.
– Ты с ней знакома? – спросил Эльзу Кирилл.
– Шапочное знакомство через общих знакомых в Риге. – Я живу в Риге.
-А ты где? – поцеловал Кирилл руку Ирэне.
– Я? И я, в Риге – ответила блондинка прикуривая.
Кир заметил, как вздрагивают ее точеные пальцы.
– Ты, взволнована чем- то, Ира?
– Немного устала. А потом вы так разгулялись, хватит денег расплатиться за банкет?
Славка возмущенно вскочил с кресла:
– Да, у меня денег хватит купить весь этот ресторан с потрохами. Да, у меня….
Выхватил бумажник и стал расшвыривать денежные купюры.
Поздняков с трудом усадил друга на место.
– Ты дурак, что ли? Крыша съехала вновь?
– Да, да, что-то я в нокдауне.
– Пошли на воздух выйдем, проветримся, – предложил Кир. – Зайчики! Не будете возражать, если мы вас оставим на минут десять, – обратился к девушкам и, получив одобрение, вывел друга на улицу.
Свернув за угол, присели на лавочку.
– Ух, хорошо,- свежо, лепота, – жадно, глотая воздух, горланил, Свирин.
– Сейчас еще лучше будет. – Перед офицерами стояли, скалясь трое крепких парней.- Выворачивайте карманчики, русаки, – процедил один их них.
– Карманы? А может, разойдемся миром, ребята? – Медленно поднялся Кирилл.
– Деньги, часы на бочку, – крикнул другой незнакомец и замахнулся, стараясь ногой попасть Славке в лицо. Тот моментально протрезвев, перехватил ногу, крутанул вокруг оси с такой силой, что обидчик взвыл от страшной боли.
Кирилл ударил двумя пальцами правой руки в глаза стоявшему рядом с ним парню в черной майке. Тот, схватившись за лицо с криком: « Глаза, мои глаза…», упал на землю, катаясь из стороны в сторону.
* * *
Ирэна слегка отстранившись, сняла платье. Кирилл с восхищением наблюдал за ее грациозными движениями, за фигурой.
– Что, смотришь, Кир?
– Нельзя?
– Почему нельзя. Можно. Ты же нормальный мужчина. Я видела, как ты смотрел на меня в ресторане, раздевая взглядом. Твои глаза блестели, когда ветер поднял мое платье и высоко оголил ноги. Твои предположения оправдались?
– Вполне, – хрипло ответил Кир. – Более того…
– Кир, – подумав, прижалась к нему Ирэна .
– Не тушуйся. Я женщина. Женщина также оценивают мужчин, оглядывают фигуру, смотрят на руки, глаза, волосы…
Вижу, что я тебе нравлюсь. Ты мне тоже … Но не торопи события, не подталкивай меня, ладно? Завтра, после завтра…
Ирэна, завязала волосы, чтобы не замочить водой и они, взявшись за руки, вошли в реку.
* * *
– Что с тобой? – спросил Ирэну Кирилл.
Девушка подошла к окну, закурила сигарету.
Кирилл обратил внимание, как дрожат ее пальцы и губы.
Пауза неприятно затягивалась.
Кирилл сделал два шага…
– Кир…. Тебя насиловали пьяные мужики. Поганое стадо ублюдков?- остановила его Ирэна.
– Бедная моя девочка, как…- опешил Поздняков.
– Не надо, не надо меня успокаивать, Кир.
Это было давно, уже почти забылось, понимаешь? Почти но…
– Давай не будем об этом, Ира, если тебе не приятно вспоминать.
– Приятного мало.
– Их нашли?
– Кир…
– Все… все… Прости, – Кирилл взял за руки.
– Кир, мне нелегко, я не могу, сразу…
Мужчины….
Но,… но тебя я хочу, – прошептала Ирэна, и прижалась к Кириллу. Тот легко поднял ее и понес к кровати.
– Закрой дверь, – попросила Ира. – Дай мне шампанское, пожалуйста.
Кирилл взял два бокала, наполнил их искрящейся жидкостью.
– За тебя, Кир!
– За нас, Ира.
– За нас…
Кирилл, поцеловав ее в грудь, почувствовал, как налились и затвердели соски. Провел языком вдоль ложбинки, вокруг пупка. Ирэна приподняла тело, по которому бежала волна страсти и одним движением сняла джинсовые шорты. Кирилл, спустившись ниже, слегка развел ноги девушки и поцеловал ее в ароматные влажные завитки волос.
Входная дверь дернулась несколько раз.
– Нет, – вскрикнула Ирэна.
Кирилл заметил в окне Свирина, прикрыл девушку телом и погрозил Славке кулаком.

Ирэна стояла под душем. Тугие струи воды, и взгляд Кирилла ласкали ее тело.
– С тебя можно писать картину. Тебе нужно посвящать стихи.
– Еще немного и я растаю. Не боишься?
– Ты очень откровенна и естественна.
– Откровенна? Откровенной нельзя быть до конца даже перед собой, Кир. Ты должен знать это.
– Учту, моя учительница. Иди сюда – протянул руку Кирилл.
– А спать сегодня думает мой ученик? – улыбнулась Ирэна.
– Спать? Мне и так кажется, что я сплю все эти дни, что ты мне снишься, – Кир, слегка укусил Ирэну за ушко, словно проверяя, не призрак ли она.

* * *
-Это кто еще? – закричал Павел, увидев, как из леса на большой скорости выехал черный « Мерседес». Кирилл вскочил на ноги: – Все в укрытие.
Из резко затормозившего « Мерседеса» высунулся пистолет. Кирилл, укрывая Вику телом, выстрелил. Звуки выстрелов слились воедино. Человек, находившийся за рулем автомобиля, несколько раз дернулся от попадания в него пуль. Его рука с еще дымящимся пистолетом свесилась бессильно с дверки джипа. Виктор подошел,… сдернув маску с головы, удивился: – Ну и ну. Граф, собственной персоной – начальник охраны Ивановского. Кто бы мог подумать?
Вика почувствовала, что Кирилл, прикрывший ее телом, лежит неподвижно.
– Кирилл, Кирилл,- перевернула Позднякова.
Стоя перед ним на коленях, девушка, плача расстегнула куртку, увидела на его груди два выходных отверстия от пуль и татуировку в виде большого слегка скрученного кленового листа с буквами – «И.К.» в центре.
По лицу девушки потекли слезы, она дрожащими руками взяла свою цепочку с кулоном, посмотрела на его тыльную сторону – две буквы – «И.К.»
Виктор положил руку на запястье Кирилла: – Есть слабый пульс. Быстро в машину.

Прошло два месяца…
Джип, шурша колесами по гальке, проехал в распахнувшиеся ворота и остановился у крыльца дома. Павел помог выйти из машины Позднякову, опиравшемуся на трость. Кирилл сильно осунулся за время длительного лечения. Им навстречу выбежала Вика. Обняв и расцеловав Кирилла, она, глядя ему в глаза, сказала: – Ну, что – же мы стоим на пороге дома,… на пороге нашего дома. Пошли, родной.
Войдя в дом, изумленный Кирилл остановился в холле. На стене висела большая картина,- по широкой аллее, держа за обе руки маленькую девочку, шли, улыбаясь, молодые мужчина и женщина, с изумрудного неба на них, кружась, падали желто – красные листья.
– Кирилл, как ее звали?- спросила девушка.

-Ее звали, Ирэна!- дрогнул голос у Позднякова. Не стараясь сдерживать слез катящихся из глаз, он поднялся в кабинет, открыл сейф и, вынув оттуда фотографию, протянул Виктории.
Она взяла снимок…
– Мы будем ее искать?
– Ты этого хочешь? – спросил Кирилл.
– Я? Наверное, хочу. А ты?
-Хочу, моя девочка. Очень хочу!
– Тогда, давай искать ее вместе!
** *
– Следователь Сухов пожаловал собственной персоной. Встречайте господа!
«Волга» Сухова подъехала к парадному подъезду. Евгений вышел из машины, озираясь по сторонам.
– Хорошо живут… Фонтаны, бассейны…. Эх…
Поздняков встретил его в холле натянутой улыбкой.
– Проходи подполковник. Все домочадцы на месте, слава Богу.
Евгений взглянул на картину, висящую на стене:
– Красивая женщина! Красивая… Кого-то она мне напоминает. Вот только кого?
Поднимаясь по лестнице, два дюжих молодца в комбинезонах протащили мимо Позднякова и Сухова тяжелый ящик зеленого цвета с надписью на боку – « Фикус».
– Цветочки, на ночь, глядя сажать, собираетесь ребята? – спросил следователь.
– Ага, – ответил один, тяжело дыша.
– Тут такие дела, Евгений… пошли в кабинет по пути расскажу.
Войдя в кабинет Позднякова, Сухов удивился спартанской обстановке: длинный стол, несколько жестких стульев, диван в углу, книжный шкаф у стены.
– Армейская привычка, – перехватив взгляд Сухова, ответил Кирилл.
– Так говоришь, за дочкой следил незнакомец? И как он выглядел? Приметы… рост…возраст…
– То- то и оно, что ничего особенного Павел не успел заметить. Юркнул за деревья тот и след простыл…
– Надо понаблюдать хорошенько. Усилить охрану. Я бы дал тебе пару своих ребят, но сам понимаешь….
– Своими силами справимся, Евгений, – поблагодарил Кирилл.
– Зови домашних,… покажу им фотографии.
В кабинет вошли Вика, Павел, Виктор.
Сухов поздоровавшись, разложил на столе аккуратным рядком 20 снимков.
– Прошу ознакомиться… Если кого опознаете, откладывайте в сторону.
Вика подошла и тщательно просмотрела все снимки, отложила в сторону один:
– Это Вагиф.
Павел:
– Не встречал…. Не знаю…
Виктор отобрал один из снимков:
– Это главарь банды… точно. У него одного глаза не было. Только здесь он моложе гораздо.
Павел покрутил еще раз все снимки:
– А хрен их знает… В тот день я ведь в машине сидел. Они все в масках были.
А так… если по нашему рынку пройтись, там таких мордашек смуглых полно. Все на одно лицо, близнецы – братья.
– Все да не все, – ответил Сухов, собирая фотографии. – Значит кроме главаря и бандита, который называл себя Вагифом, никого не узнаете?
– Нет.
– Уголовное дело мы открыть-то открыли… Тела убитых уже захоронены… Уцелеть удалось немногим. Ищем.
– Кто ищет, тот всегда найдет? – ухмыльнулся Кирилл.
– Будем стараться. Хотелось бы знать, кому было выгодно похищать Вику. Был ли это обычный наезд на Вас, Кирилл с целью получить выкуп или акция преследовала иной характер. Нападавшие субъекты явно не рассчитали силы. Понадеялись, что смогут вас запугать. Просчитались… Вы конечно молодцы. Хитрый план операции разработали.
Похоже, что теперь организаторы нападения будут более тщательно продумывать дальнейшие ходы. Но ошибиться они все равно должны. Наследить… проговориться…
* * *
Кирилл стоял молча, слушая частые удары собственного сердца, затем подошел к Ирэне поцеловал несколько раз ее в щеки, отстранился,… притянул, поцеловал в губы, в глаза… Ирэна ответила ему робко, затем оглянулась на дочь, сделала шаг назад: – Не поминай лихом, Кир…
– Ирэна… поехали с нами!
– Гляди, Кирилл, какими глазами смотрит на тебя Дарья? – приблизившись на миг, сказала, Ирэна.
Он обернулся:- Какими?
– Она смотрит на тебя так, как я тогда смотрела на тебя в Юрмале, – улыбнулась Ирэна. – Все будет хорошо, Кир. Тебе пора.
– Вия… – посмотрел на дочь Кирилл.
Девушка подошла к ним, прижалась к матери.
– Вия, ты прости меня… дочка, если сможешь… – Кирилл протянул ей руку.
Вия, взглянув на мать, ответила рукопожатием: – До свидания. Передайте от нас с мамой привет Виктории.
* * *
На дороге, чуть прижавшись к обочине, стоял «Ситроен» с включенной аварийкой. Двое мужчин склонились, колдуя над спущенным колесом. Рядом стояла, подняв руку, голосуя, молодая беременная женщина с большим животом…
– Поможем? – спросил у Вики Павел.
– Конечно Павлик.
– Тормози.
Сухов, включив поворот, объехал машины и остановился перед «Ситроеном».
Один из мужчин, подняв голову, бросил ключ на землю подошел, прихрамывая к «Вольво», заглянул в салон, снимая темные очки: – Мальчик или девочка, Вика?
Вика с Павлом переглянулись недоуменно…
– Дядя Кирилл!? – первой опомнилась Олеся.
– Па… па, это ты? – схватилась за сердце Вика, вглядываясь в незнакомое лицо.
– Тише, тише, дочка. Вот ведь я старый дурак… напугал, – открыл дверь Кирилл. – Я, это я…
Павел помотал головой: – Что за фокусы? Кто вы?
Выскочил из машины…
– Спокойно Павлуша, свои это свои,- раздался голос сзади.- Не верь глазам своим, поверь ушам и фактам.
– Познакомьтесь, – сказал Кирилл, держа еще не пришедшую полностью в себя Вику за руку. – Это Слава Свирский или Вячеслав Свирин, мой друг. Я тебе о нем много рассказывал дочка.
– А это, собственной персоной господин Кир Манул, а- ля Кирилл Поздняков с супругой Дарьей, – показал на Кирилла и Дашу, Вячеслав.
– Маски шоу! Артисты вы ребята, однако, – вложил пистолет в кобуру, Сухов. – Так и до греха не далеко…
– Привет, подполковник, – ухмыльнулся, Кирилл.
– Обижаешь Кирилл, бери выше…
– Неужели полковник или… генерал
– Или, или, – рассмеялся Сухов.
– Вот дают россияне, – на миг их без присмотра оставишь, тут как тут дети… генералы…
Вика? Так внук или внучка у меня, а?
– Внук, внук!
Папа, мы же тебя уже похоронили давно… Где ты был? Почему скрывался, не звонил?
– Ну, прости дочь. Не мог, прости. Так обстоятельства сложились. Прости.
Зато теперь заживем мы, наконец -то как люди… Дай мне внука подержать Вика.
Взял ребенка на руки: – Даша, смотри красивый мальчишка какой! Как назвать его хотите Павел?
– Кириллом, Кириллом дядя Кирилл, – скороговоркой выпалила Олеся.
– Ого! Значит теперь нас двое, – сказал Поздняков, возвращая мальчика матери.
– В крестные возьмете? – спросил Свирин.
– Мы хотели дядю Женю, – ответила смущенно Вика.
– Ну и ладно. Тогда пойду крестным к Поздняковым. Да, Даша?
Дарья кивнула улыбаясь: – Куда же от тебя деться? Почти сроднились…
-Поехали что ли? – спросил Сухов. – А то и так все движение на шоссе из – за нас остановилось…
Машины сорвались с места…
Кирилл, увидев очертания дома, вздохнув, спросил у Вики: – Адмирал жив?
– Да папа. Так по началу переживал, все поглядывал на ворота конюшни, искал глазами тебя во время прогулок. Вот будет ему радость теперь…
Водитель « Вольво» у ворот посигналил. Стас Якушкин насторожился, заметив незнакомую машину, сделал знак охране.
– Стас, все нормально, – успокоил его Павел.
Кирилл, надел очки, вышел из машины: – Как рука Стас, уже не болит?
– Кирилл Павлович? – опешил Якушкин.
– Ты я смотрю уже начальник службы безопасности? Молодец, – похлопал его по плечу Поздняков.
Даша оглянулась по сторонам.
– Как? – спросил Кирилл
– Нравится.
– Пошли дорогая, – придерживая ее под руку, повел по ступенькам Кирилл.

Войдя в дом, Кирилл остановился. На стене рядом с портретом Ирэны, висел еще один портрет. Мужчина в коричневом свитере, в черных джинсах сидел в кресле. В одной руке дымилась трубка, сизый дым слегка прикрывал его задумчивое лицо, В другой руке он держал раскрытый блокнот. На заднем плане раскинулись красные песчаные барханы, по которым неспешно шел караван верблюдов, сливаясь с вечерним небом.
– Где–то я этого молодого человека встречал, – снимая очки, сказал Кирилл.
– Помнишь, Кирилл год с лишним назад в моем кабинете в присутствии Гранкина я тебя настойчиво спрашивал, не хочешь ли ты мне все рассказать сам? – спросил Сухов.
– Помню. Ну и что из этого?
– Было бы все иначе Кирилл, – ответил Евгений.
– Конечно иначе, Женя. Тогда бы мы со Славкой и Дашей сохранили свои прежние лица, но тогда я бы никогда не встретил Дашу, и возможно,
так никогда и не нашел бы Ирэну и Вию.
– Папа, ты встретил Ирэну? А кто такая Вия? – изумилась Вика.
– Да, дочка, мы ее нашли.
– Она жива?
– Конечно Вика.
– А Вия? Кто она? – повторила вопрос Виктория.
– Вия? Только спокойно, Вика, хорошо? Вия, твоя родная сестренка… Вы с ней близнецы…
– Сегодня ни день, а сказка, – опустилась в кресло Вика. – Если бы мне вчера все это кто–то рассказал, я бы покрутила у виска пальцем, и ответила ему, что…
– Что он сошел с ума. И была бы права вчера, но не сегодня. Сегодня день воскрешений и чудес, Вика. Этот день тебе подарок от меня в честь Кирилла – младшего.
Поздняков обнял Дашу: – Кстати Сухов, как поживает наш общий друг Гранкин?
Сухов сощурившись, ответил: – Темная, почти мистическая история господин Кир Манул, произошла с этим Гранкиным. Прижала его служба собственной безопасности. В один из дней выехал он на службу как обычно утром и исчез…. Машину нашли спустя сутки у дороги, дверь нараспашку, играет еле слышно магнитофон и никаких следов…
– Да? Ты стал верить в мистику, Женя?
– С вами в черта лысого поверишь, – ответил Сухов.
-Как там, в Коране Даша записано?: « Когда в конвульсиях земля забьется, и на поверхность бремя тяжкое свое извергнет…» – посмотрев на свой портрет, задумчиво произнес Кирилл.
– Запомнил Кирилл, молодец! – улыбнулась Даша.
– Думаешь, еще напомнит о себе змей – Гранкин? – спросил Сухов.
– Пусть только попробует, с тварями опыт общения имеется,… а на всякий яд, найдем противоядие.
– И какое же?
Кирилл поцеловал Дашу:- Любовь!
За спиной неожиданно раздался хлопок. Пробка, от шампанского ударившись о стену, закружилась юлой по полу:
– Народ подставляй бокалы! За встречу! За новорожденного и его родителей…- держа в руках бутылку, кричал во все горло Свирин.
Маленький Кирилл захныкал на руках у Вики.
– Пора кормить…
Кирилл, чокнувшись с Дашей, предложил: – Пойдем наверх.
Открыв дверь своего кабинета, Поздняков отметил в нем чистоту и порядок. Поправил висевший на стене красный вымпел с золотой вязью : « За высокие достижения в социалистическом соревновании», подержал в руках звезду « Герой Советского Союза». Затем, помог Даше, которая внимательно наблюдала за ним, сесть в кресло, включил компьютер, вышел в Интернет, набрав электронный адрес, на минутку задумался,… ввел короткое сообщение: « Ирэна, привет! У нас родился внук. Назвали Кириллом. Поздравляю. Целую. Кир…»

( Синопсис не входит в объем произведения)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.