Все наоборот

Сексуальная жизнь Президента начиналась сразу после программы «Время». Президент, внимательно прослушав прогноз погоды, спрыгивал со своего личного кресла, изгибал дугой спину, распушивал хвост и вальяжно удалялся на балкон. Трехкилограммовый сибирский кот с хитрыми глазами, огромными усами и обкусанными в многочисленных схватках с соперниками ушами выходил на ночной промысел. На балконе Президент садился на перила, затем долго-долго целился и, наконец, решившись, прыгал на бетонную стену. Каким-то чудом, пробираясь по шву между панелями, попадал на крышу балкона, откуда рукой (точнее сказать, лапой) было подать до чердачного продуха.
Через некоторое время начинался кошачий концерт, в котором солирующая партия, несомненно, принадлежала Президенту. Сначала слышалось призывное мяукание: – Я уже здесь, приходите, девчата, на тусовку.
Затем появлялись грозные нотки:
– Тебя, кот Василий из соседнего подъезда, никто не звал, но, коль уж явился, то получай.
Далее следовала непереводимый кошачий сленг, тональность уходила в сверхзвуковую область и… Весь подъезд с замиранием следил, чья возьмет на этот раз.
Президент проигрывал редко. Он готов был пожертвовать всем: кисточками на ушах, кусочками своей великолепной сибирской шерсти, расцарапанным носом и ободранным хвостом ради нескольких минут удовольствия после битвы. Удовольствие исходило от нескольких достаточно неприглядных кошечек, постоянно проживающих в районе мусорных баков. На чердак они попадали по лестнице, которая почему-то была не заперта на большой амбарный замок.
Победив в яростной схватке очередного соперника, Президент, выплевывая куски шерсти, выбирал себе очередную пассию, и они скромно удалялись в черную чердачную глухомань. Подъезд, завидуя, засыпал.
Рано утром раздавался сильный шлепок, на пол летел горшок с цветами и муж, открывая дверь балкона, произносил сакраментальную фразу:
– Везет же некоторым!
Затем оба ложились спать. Котяра сразу отрубался и дрых до вечера. Муж некоторое время давал волю рукам, сопел, пыхтел, затем, не добившись своего, поворачивался спиной и отрубался до призывного перезвона будильника.
Утром я варила кофе, делала омлет с гренками, кормила детей перед школой и мужа перед походом на службу. При этом делала все возможное, чтобы не наступить на Президента, который имел привычку отдыхать после ночной смены прямо на пороге кухни.
Затем бежала на работу.

Наша сексуальная жизнь, в отличии от интимной жизни нашего кота, зашла в полный тупик. Десять лет брака довели отношения между полами до полного автоматизма. В будние дни оба, истощившись на работе, валились спать сразу после укладки детей. Выходные посвящались капитальной уборке, поездке к родителям и в супермаркет за продуктами.
– Пять минут в неделю, – муж, отложив калькулятор, с тоской в глазах посмотрел на меня. – Хорошо японцам. Им жены выделяют деньги из семейного бюджета и отправляют своих благоверных к гейшам. Светик, я так больше не могу. Давай, заведем мне любовницу.
– Сковородкой по голове тебе, Лешка, а не любовницу, – я подошла к зеркалу и задумалась. Растрепанная особа в старом халате, нахально уставившаяся на меня могла понравиться только моряку-подводнику, вернувшемуся в порт после полугодового плавания.
Президент, проходя мимо, неодобрительно фыркнул и, подойдя к мужу, начал, изгибая дугой спину, тереться о его ногу. Тот почесал кота за ухом.
– Может нам книжки какие-нибудь почитать. Сейчас на лотках чего только нет. Камасутры разные. Мне ребята на работе рассказывали, что еще неплохо эротику вместе смотреть по видику. Надо оживить отношения, иначе полный каюк.
«Легче оживить египетскую мумию», – подумала я, продолжая рассматривать все более неприятную мне особу в зеркале, а на словах сказала:
– Конечно, милый. Ты беги в магазин за эротикой, а я пока в квартире приберусь.
– Зачем бежать, все уже припасено, – засуетился муж. – Вот, погляди.
Я полистала «Плейбой» с красивыми фотографиями некрасивых, на мой взгляд, женщин.
– Ты лучше Президенту покажи, меня лично эти картинки не вдохновляют.
– С Президентом мы вчера уже все просмотрели.
– То-то сегодня он только под вечер домой явился. Нет, Леша, давай что-нибудь другое придумаем.
Муж задумался, старательно растирая мочку правого уха. Лицо его просветлело.
– Есть! Я в одном старом итальянском фильме видел, как парочка с теми же проблемами, что и у нас, занималась любовью в самых неожиданных местах. И, в результате прожили вместе до старости…
– И умерли в один день, – не удержалась я.
-Язва, ты Светка. Вот представь. Прыгаем мы с тобой с парашютом, и пока парим в свободном падении, я к тебе пристаю.
– Лучше утром в переполненном трамвае, – развила я тему. – Или возле памятника Пушкину.
– При чем тут Пушкин, – разозлился Алексей. – Решено – мы идем в кино. Там темно и уютно. Помнишь, как в молодости всегда в кино ходили целоваться. Все, я побежал за билетами, а ты быстренько наводи марафет. А то лахудра-лахудрой.
На возражения времени уже не осталось.
Старая французская комедия с Пьером Ришаром собрала меньше половины зала. Мы, опоздав к началу, пробирались на свои места через глухое ворчание немногочисленных зрителей.
– Надо было последний ряд брать, – заметила я. – В молодости мы всегда на последнем ряду целовались. Ладно, с чего начнем.
В этот момент сзади начали разворачивать шоколадку и захрустели поп-корном.
– Молодые люди, – Лешка приподнялся с кресла, – Прекратите шум, вы мешаете людям культурно отдыхать.
Рука мужа легла мне на коленку.
– Светик, это ты?
– Нет, Мерелин Монро. Погоди, милый. Я забыла кое-что. Надо срочно попудрить носик.
И я, оттаптывая чужие ноги, исчезла на пять минут. Ничего, думаю, пусть настаивается.
Переход со света в тьму всегда сопровождается полной потерей зрения. Поэтому, обратный путь я проделала на ощупь. Плюхнувшись на сидение, я взяла руку мужа и, положив ее вновь на свою коленку, прошептала Лешке на ухо:
– Возьми меня, дорогой, прямо здесь.
Честное слово, никому еще эту историю не рассказывала. Плохо было не то, что я перепутала ряд. Плохо было то, что мужик, возле которого я случайно приземлилась, смотрел кино вместе с женой.
Я не знаю, как развивалась в дальнейшем их сексуальная жизнь, но то, что после этого культпохода наша совсем развалилась – это факт. Надо было что-то делать. И я придумала.

В нашем городе практиковал один очень известный сексопатолог – Иван Мефодьевич Карузо. До перестройки он работал главным конструктором на военном заводе. Затем, когда все стало разваливаться и народ побежал с завода, Карузо сначала попробовал себя в «челночном» бизнесе – возил из Китая ширпотреб. Затем строил дачи новым русским, работал швейцаром в центральной гостинице, вышибалой в баре и докером в порту. Но нашел он себя только в области сексопатологии.
Оказалось, что число неудовлетворенных пар настолько велико, что, по наблюдениям Ивана Мефодьевича, оно превышало число зарегистрированных в два с лишним раза.
Карузо купил диплом в подземном переходе, белый халат, стетоскоп и дал рекламу в местной прессе. В арендованный кабинет в центре города повалил народ. Бывший главный конструктор военного завода оказался неплохим психологом. Он умел дать людям надежду, те же, в свою очередь, помогли Карузо построить небольшой загородный домик, дать образование детям и выпустить книгу «О влиянии перестройки на сексуальную функцию человека разумного».
Иван Мефодьевич реально помог двум моим подругам, вот почему я и притащила мужа к нему на прием.

В кабинете у сексопатолога царил легкий полумрак и, едва слышно, играл орган. Орган играл шестую симфонию Бетховена. Вся обстановка располагала к откровенности.
– Нуте-с, молодые люди, – с чем пожаловали? – Карузо надел пенсне и слегка прищурился. Пенсне он завел исключительно для солидности. Клиенты человеку в пенсне оставляли, по наблюдениям сексопатолога, на двадцать процентов больше денег.
– Доктор, помогите, – я достала платочек из сумочки и приложила его к глазам. – Личная жизнь летит в пропасть. Я холодна как лед, а у мужа никак не получается. Он, бывший инженер, построил график наших интимных отношений за десять лет. Вот поглядите. Леша, доставай.
Муж вынул из тубуса лист миллимитровки и разложил его на столе у Карузо. Тот склонился над чертежом и принялся внимательно изучать его.
– Да, плохи дела. Судя по построенной вами гиперболе, через три месяца интимные отношения пересекут ось Х, то есть, достигнут нулевой отметки.
– Точнее сказать, через три месяца и два дня, – поправил доктора Леша.
– Да, обычный курс лечения вам уже не поможет. Нужны экстренные меры.
– Доктор, мы на все согласны. Отдадим последнее, только помогите.
– Последнее, как раз, отдавать не обязательно. Ваша проблема может быть решена исключительно в области психологии. Как известно в любом человеке есть два начала – мужское и женское. Инь и янь. Они постоянно воюют между собой, но постоянно и сотрудничают. В вашем же случае наблюдается полнейший межполовой антагонизм. Единственный выход, как я вижу, поменяться на время ролями.
– Как это, – удивилась я.
– Очень просто. Женщина должна играть мужскую роль и наоборот. Я предлагаю вам испытать новейший прибор, убирающий всякую межполовую дисфункцию и приводящий в норму расстроенные семейные отношения в течение 24 часов. Прибор изобретен лично мной, в свободное от основной работы время.
– Доктор, миленький. Конечно, мы согласны. Что от нас требуется?
– Абсолютно ничего. Будьте вечерком дома, я заскочу.

Вечером я приготовила клюквенный пирог, поставила на стол бутылочку красного французского вина и зажгла свечи. Иван Мефодьевич явился сразу после программы «Время». Президент, собравшийся было на балкон по своим ежевечерним делам, решил задержаться и посмотреть на результат лечения.
Карузо с порога только посмотрел на кота, как у того встала шерсть дыбом, уши легли параллельно полу. Президент, жалобно замяукав, забился под диван.
– Нуте-с, приступим. – Карузо достал из чемоданчика какой-то непонятный прибор. – Давайте ваши руки. Сейчас десять вечера. Помните – эксперимент длится ровно сутки!
Через несколько минут мы с мужем соединились в непонятную систему с помощью каких-то проводов и проводочков. Затем доктор дал нам выпить по таблетке.
– Снотворное, обыкновенное снотворное, – Успокоил он нас. – Пока вы не заснули, я расскажу о сути, проводимого сегодня эксперимента. Сегодня, не побоюсь этого слова – великий день. Сегодня, точнее завтра утром, мужчина поймет, что хочет женщина, а женщина – что может мужчина.
Прежде чем уснуть я все-таки спросила у доктора, сколько его лечение будет стоить.
– Ноль, ноль, ноль, – Иван Мефодьевич радостно засмеялся. – Абсолютно бесплатно. А почему, спросите вы. Все очень просто. Ни одна предыдущая пара не дала согласия на этот эксперимент…
Карузо медленно растаял в воздухе, и я уснула.

Мне снились женщины. Много женщин. Они приставали ко мне, делали непристойные движения. И самое главное мне это нравилось. Открыв глаза, я сбросила остатки сна и покачала головой.
– Надо же, на старости лет меняю ориентацию.
Встала с кровати и подошла к зеркалу. На меня смотрел молодой человек, причем очень знакомый. Настолько знакомый, что я не сразу узнала в нем своего Алексея. Я медленно подняла руку, и человек в зеркале сделал тоже самое. Но это было не главным. Главное было то, что рука, как, впрочем, и вторая, и грудь и ноги поросли густой растительностью. Я посмотрела вниз и грохнулась в обморок.
Очнулась от жуткого крика, доносящегося из ванной. Приведя мысли в порядок, сообразила, что муж пошел в места общего пользования и тоже посмотрелся в зеркало. Сказать по правде, по утрам я не совсем привлекательная, вот он и испугался.
Через несколько минут мы встретились на кухне. Было забавно видеть себя со стороны и одновременно быть в мужской шкуре. На Алексее лица не было. Его била мелкая дрожь.
Пришлось успокаивать.
– Леша, ты же сам согласился на эксперимент. Всего 24 часа и мы опять будем идеальной парой.
– Карузо убью, – всхлипнул муж и жалобно посмотрел на меня. – Мне постоянно хочется плакать.
– Это типичная женская утренняя депрессия. Лучший способ борьбы – начать печь блинчики. И помни, скоро проснутся дети и потребуют завтрак.
Алексей посмотрел на меня и засмеялся.
– Хочется посмотреть, как ты будешь бриться.
– Тоже мне проблема, я каждую неделю ноги брею. А вот как ты справишься с типично женскими неприятностями?
– Какими, – лицо мужа побелело.
– Забыла сказать, сегодня утром по графику у меня… – договорить я не успела. Леша вскочил с табуретки и помчался в ванную. Пришлось крикнуть вдогонку:
– Все необходимое на полочке. Надеюсь, ты сам разберешься.

Вечером все встало на свои места. Мы все-таки распили бутылку французского вина при свечах и удалились в спальню. Как раз заканчивалась программа «Время» и Президент умчался в поисках приключений.
В десять пришел Карузо и мы хором прокричали ему:
– Спасибо, Иван Мефодьевич. У нас теперь все в порядке!
На балконе раздался звук падающего горшка с цветками. Это кот вернулся с чердака раньше времени. Оказывается, соседи повесили замок на чердачную дверь и подружки Президента не смогли попасть на тусовку.
Муж почесал кота за ухом и победно улыбнулся.

0 Comments

  1. 1492

    «Живо, бодро, весело», как пишут на нотах, фантастики минимум, но формально не придерёшься. Непонятно мне лично одно – как видно, автор полагает, что проведённый эксперимент с неизбежностью наладит отношения пары, а я не совсем понимаю, откуда такая уверенность. Та минимальная его малость, которая в рассказе описана, как мне кажется, ни о чём таком в общем-то не свидетельствует. Ну да, возможно, каждый из героев лучше поймёт партнёра, но ведь не обязательно это повысит их привлекательность в глазах друг друга, очень может быть, что совсем наоборот…

  2. 1492

    «Живо, бодро, весело», как пишут на нотах, фантастики минимум, но формально не придерёшься. Непонятно мне лично одно – как видно, автор полагает, что проведённый эксперимент с неизбежностью наладит отношения пары, а я не совсем понимаю, откуда такая уверенность. Та минимальная его малость, которая в рассказе описана, как мне кажется, ни о чём таком в общем-то не свидетельствует. Ну да, возможно, каждый из героев лучше поймёт партнёра, но ведь не обязательно это повысит их привлекательность в глазах друг друга, очень может быть, что совсем наоборот…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.