Тайна заброшенной базы

Большая резиновая лодка быстро поднималась вверх по реке. В судне уютно расположились четверо туристов, окруженных рюкзаками и свертками.
-Миша, что там за толпа на берегу? – поинтересовалась миловидная молодая женщина у своего спутника, приставив ладонь ко лбу и откинув с глаз русую челку. – Бинокль далеко?
-Галя, некогда! – недружелюбно буркнул тот в ответ.
Это был крупный мужчина. Он сидел на корме и правил лодкой. На вид ему было около тридцати пяти. Почти квадратное лицо, массивная нижняя челюсть и хмурый взгляд исподлобья не вызывали особого желания спорить, однако другой парень счел нужным поддержать даму:
-Ладно, Мишель, куда нам спешить?
-Действительно, Миша, любопытно же! – подала голос еще одна девушка, расчесывая длинные черные волосы.
Михаил крякнул с досады, но больше не стал спорить. Лодка круто повернула, и вскоре четверка путешественников стояла на берегу. Мужчины помогли своим хрупким спутницам взобраться на кручу. Люди, обступившие что-то, подозрительно покосились на чужаков, но ничего не сказали. Послышалось щелканье затвора фотоаппарата.
-Не мешайте, посторонитесь! – раздался требовательный голос.
Толпа немного расступилась, дав место фотографу, и путешественники наконец увидели то, из-за чего здесь собралось столько народу. На поляне лежал обезображенный труп мужчины. Возраст погибшего установить было невозможно. Но женщины сразу разобрались в причине смерти.
-Миша, он же сварен! – прошептала Галя, уткнувшись в грудь мужа, на каменном лице которого не дрогнул ни один мускул.
Вторая девушка в ужасе отвернулась и согнулась пополам: ее жестоко рвало.
-Света, возьми себя в руки, пошли отсюда! – теребил ее парень.
-Говорил я вам, что нечего здесь делать! – вздохнул Михаил. – Света, ты в норме? Гена, веди ее в лодку, мы следом.
-Стоп, стоп, а вы кто такие? – к путешественникам решительно направился старший лейтенант милиции. – Ваши документы!
-Если вы полагаете, что мы имеем отношение к этому, – Михаил кивнул на жуткие останки и протянул милиционеру собранные у спутников паспорта, – то вы глубоко ошибаетесь. Судя по запашку, труп лежит не первый день, а мы совсем недавно прилетели из Москвы, вот авиабилеты, взгляните. И вообще – мы в отпуске, культурно отдыхаем, путешествуем по реке. Думали, здесь что-то интересное.
-Нечего тут глазеть! – мрачно откликнулся милиционер, возвращая документы и с досадой махнул рукой. – Очередной “висяк”, черт бы побрал этого маньяка-повара! Никаких следов!
-Это, наверно, Колька-бичуган, – предположил кто-то из толпы. – Вроде, башмаки его. Недели полторы его в деревне не видно, думали, в город уехал железяки свои пропивать. Витька, дружок его, тогда же исчез.
Михаил хотел было развернуться, но тут взгляд его впился в какие-то кусочки металла серебристого цвета в паре метров от трупа. Брови путешественника удивленно поднялись, и он окликнул рассказчика.
-Эй, дядя, отойдем на минутку, разговор есть! Слушай, а куда эти бичи могли бегать? Где Колька в тайге дюраль нашел?
Мужик с сомнением посмотрел на чужака, не говоря ни слова.
-Ладно тебе, дядя, в молчанку играть! – Михаил хлопнул деревенского по плечу и сунул ему в руку купюру. – На, выпьешь за упокой земляка. Так что с дюралем?
-Да черт его знает, паря! Сколько раз говорили мужикам – пропади он пропадом, этот цветмет! Будто в тайге больше промышлять нечем! В перестройку вояки побросали свои базы, вот наши до сих пор там и шарят, хотя давным-давно грести нечего. И чуть не каждый месяц где-то обвариваются. Хотя от гейзеров далеко бывают. А ты что, тоже за цветметом? Тебе-то, городскому, к чему? Проклятые места, туда одни алкаши пропащие бегают. Нормальный мужик те сопки десятой дорогой обходит – нечисто там. Болтали… А, нет, пустое это.
-Нет уж, дядя, рассказывай! – Михаил добавил еще купюру. – Видишь, у нас дамы, я не могу напрасно рисковать женой и друзьями.
-Ну, так, паря, и езжай в другую сторону. Будто места вам в тайге мало! В общем, год назад нашел я одного такого же, – мужик кивнул на труп, – но еще жив был, хоть и сваренный наполовину. Про какие-то белые призраки бормотал. Я-то думал, крыша перед смертью у парня поехала, но народ верит. Вроде бы и раньше что-то видели. В общем, не хотят в ту сторону ходить. Так-то, паря!
Когда Михаил вернулся в лодку, Света уже пришла в себя – Гена налил ей полстакана коньяка. Зато Галя до сих пор дрожала от ужаса.
-Миша, о чем ты так долго с тем дядькой болтал? – поинтересовалась она у мужа.
-А! – Михаил махнул рукой. – Ничего он не знает, сказки одни на уме. Поехали!
Ближе к вечеру путешественники внимательно рассматривали берега в поисках подходящего места для привала.
-Как вокруг красиво! – восхищались девушки.
Действительно, голубая водная гладь и изумрудно-зеленые сопки не могли оставить равнодушным даже сурового Михаила: его лицо несколько просветлело.
-Мишель, там, похоже, еще какое-то тело! – с тревогой сообщил Гена. – Слушай, ну его к черту, плывем дальше!
-Нет, надо проверить, – не согласился Михаил. – Девчата, отвернитесь.
Лодка подошла к берегу, и мужчины выпрыгнули на камни. Пара брошенных булыжников – и птицы с недовольным карканьем отлетели чуть в сторону. Михаил приблизился к непонятной горе плоти и усмехнулся:
-Гена, это медведь! Правда, тоже приваренный. Может быть, где-то гейзеры из-под почвы неожиданно прорываются. Ладно, едем дальше от этой тухлятины, пусть птички пируют.
Вечером в палатке, вползая в свое отделение, немного перехорошивший за ужином Гена громко расхохотался и игриво проинструктировал приятеля:
-Слушай, Мишель, если сегодня снова будете делать динь-динь, не рычи, как лев! Вчера мы со Светкой все слышали!
Галя покраснела и скрылась в своей половине, а Михаил беззлобно рассмеялся.
-Иди уже спи, синьор Робинзон, из тебя уж точно сегодня никакой диньдиньщик!
Теперь уже смутилась Света, ткнула приятеля локтем в бок, а уже через десять минут мужской храп сотрясал палатку.
-Миша, проснись! – раздался девичий шепот через полчаса.
-Света, чего тебе не спится? – недовольно пробурчал Михаил.
-Курить хочу, сил нет, а одной страшно. Составишь компанию?
Михаил выбрался из палатки, протирая глаза.
-Чего ж Генку своего не разбудила?
-А! – Света небрежно махнула рукой, зажигая сигарету. – Он хоть двести граммов выпьет, уже не растолкаешь до утра. На Генку водка лучше всякого снотворного действует. А у меня все тот труп перед глазами, ничего не помогает – не спится, и все тут. Страшно. И тишина тут какая-то неестественная. Даже лягушки не квакают. Тоже чего-то боятся.
-Ерунда! – Михаил пожал плечами.
-А чего тебя, Миша, в эту глухомань потянуло? Впрочем, – голос девушки дрогнул, – с тобой хоть на край света можно. Ты такой сильный! Настоящий мужчина!
-Мы и так на краю! – пошутил Михаил, слегка отстраняясь от Светы.
Но было уже поздно. Сигарета полетела в сторону, и тонкие руки обвились вокруг шеи мужчины. Губы молодых людей слились в поцелуе. Мужские ладони забегали по черным волосам, по женской спине, проникли под спортивные брюки и трусики, жадно впившись в упругие ягодицы. Легкий стон сорвался с девичьих уст, но вдруг Света замолкла и буквально впилась длинными ногтями в спину мужчины.
-Миша, ты слышал? – голос ее дрожал от испуга.
-Чего?
-Не то крик, не то вой. Вот, опять! Миша, я боюсь!
-Да, что-то есть, – пробормотал Михаил, неохотно отпуская Свету. – Возвращайся к Генке, а я проверю.
-Нет! Я с тобой!
Михаил пожал плечами, нырнул в палатку и через полминуты появился с фонариком и пистолетом в руках.
-Откуда? – Света была изумлена.
-От верблюда! Не волнуйся, Светка, у меня есть официальное разрешение. Пошли, это рядом!
Они направились в сторону от лагеря. Место для стоянки специально выбрали довольно открытое. Михаил держал наготове оружие, освещая редкие деревья и кусты.
-А-а-а-а!!! – послышалось где-то поблизости, и прямо над головами молодых людей с тревожным уханьем пролетела вспугнутая сова.
-Я сейчас описаюсь, – прошептала Света, судорожно цепляясь за локоть спутника.
-Тише! Это, кажется, человек, а не зверь. Эй, выходи!
За кустами в луче фонарика что-то мелькнуло, и Света испуганно взвизгнула.
-Выходи, иначе стреляю! – грозно предупредил Михаил.
-Н-не надо! – на поляне показался оборванный мужик средних лет.
-Чего орешь по ночам, женщин пугаешь? – рявкнул Михаил. – Кто такой?
-Слышь, парень, не убивай, – забормотал мужик. – Витька меня кличут, из деревеньки я, из Каменки. С Колькой в тайге промышляли, а тут эти…
-Кто? – насторожился Михаил.
-Да призраки… Белые… Еле убежали.
-Это горячка у тебя белая! Ладно, пошли к костру, потолкуем.
Когда вернулись в лагерь, Света быстро накрыла стол для мужчин, а сама, тревожно косясь на неожиданного гостя, отправилась спать. Витька с жадностью выпил стакан разведенного спирта и набросился на еду.
-Витек, ты про “точку двадцать пять” что-нибудь слышал? – спросил Михаил, пристально глядя на мужика.
-А кто ж про нее не слышал! Видели даже мужики, но обходили раньше десятой дорогой. Еще пальнет часовой невзначай. Болтали, будто вояки там летающие блюдца выслеживают. В перестройку, конечно, бросили все. Одни развалины теперь стоят. Но все равно ходим иногда. А что! Не все еще повыгребали. Медь можно найти, дюраль.
-Так вы с Колькой туда ходили?
-Ну, туда. А тебе-то, Миха, какой интерес?
-Отец там мой служил. Давно, я тогда еще младенцем был. С семьей нельзя было, вот он через пару лет выхлопотал, чтобы в другое место перевели, без этих секретов. В прошлом году умер. Вот и хочу побывать на этой точке, посмотреть. Проведешь, Витек? Мне ваши железяки даром не нужны, я такой мелочевкой не промышляю.
-Нет, Миха, ну его к черту! Я больше в те места ни ногой! Предупреждали ж мужики про призраков – не верил.
-Пьете вы до хрена, вот вам и мерещится, – Михаил махнул рукой.
-А это ты видел? – Витька засучил левый рукав и показал свежий ожог. – Этот гад щупальце белое протянул и кипятком плеснул. Потом за Колькой погнался, а я в другую сторону побежал.
-Котелок, небось, ты на себя опрокинул по пьяни. В общем, так… – Михаил назвал сумму, и Витька после некоторых раздумий согласился.
* * *
-И ради этого исторического памятника мы продирались сквозь тайгу? – разочарованно произнес Генка. – Мишель, ты большой оригинал!
-Гена, ты ничего не понимаешь! – раздраженно сказала Света, нежно глядя на Михаила. – Дело не в развалинах, а в особой атмосфере – чувствовать, что много лет назад здесь служил отец. Нас с тобой еще и на свете не было.
-Нехорошая здесь атмосфера, – заметила Галя, с подозрением косясь на Свету. – Тишина какая-то зловещая, даже птицы не поют.
-Точно, Миха, прямо жуть, – согласился с женщиной Витька. – Налил бы для храбрости, а?
-Потом, – отрезал Михаил, снимая рюкзак с плеч, и остальные путешественники последовали его примеру.
С Витькой они встретились два дня назад. По речке поднимались, пока она не превратилась в горный поток с многочисленными порогами. Тогда лодку и мотор спрятали в пещере на берегу и дальше пробирались пешком через тайгу. Ничего необычного по пути не попадалось, и путешественники понемногу забыли об ужасе, который вызвал у них обезображенный труп. Но теперь, когда цель была достигнута, всем снова стало не по себе. Михаил это понял и грозно нахмурился.
-Ребята, делаем привал, – распорядился он. – Гена, Витек, ставьте пока палатку, а мне нужно кое-что здесь посмотреть.
И он решительно зашагал к бывшему военному объекту. Галя заторопилась за мужем. Колючую проволоку вокруг “точки двадцать пять” местные жители сняли давным-давно, и теперь только облупившиеся бетонные столбики напоминали о нескольких рядах ограждения. Обгорелые каркасы зданий, успевшие зарасти травой и кустарником, дополняли мрачную картину разрушения.
Михаил достал из кармана потрепанную общую тетрадь и показал жене.
-Смотри, Галь, это отцовский дневник. Нашел его, когда вещи разбирал. Знаешь, папашины записи запоем прочитал. На этой точке в семидесятые испытывали какое-то экспериментальное радиолокационное оборудование. Вроде бы не получилось, проект прикрыли. Технику списали и вывезли в пещеру гейзеров неподалеку. Туда же с другого объекта закладывали радиоактивные отходы. В общем, жуткая помойка получилась. А потом при неясных обстоятельствах погибли два солдата – обнаружили обваренные трупы. Списали смерть на гейзеры, но вход в пещеру заделали. А теперь главное. Не знаю как, отец это не описывает, но ему удалось кое-что из списанного оборудования раскурочить и выплавить серебро, золото и платину. В то время вывезти все это было невозможно. Улетали отсюда только на вертолетах, вещи проверяли. Да и не хотел отец связываться с подпольными перекупщиками. Спрятал клад на черный день в той самой пещере – проник через какой-то боковой вход, потом его замаскировал. Но план оставил где-то в гарнизоне. Хочу теперь найти.
-Миша, и ты молчал? – Галины глаза округлились от удивления. – Зачем же ты с собой компанию собрал? Вдвоем бы прекрасно справились! Из-за Светки? Мне говорили, что она на работе тебя обхаживает, смотрю, и здесь глазки строит. Я ж тебе, гляди, быстро хозяйство оторву!
-Галька, ну что за глупости! – засмеялся Михаил. – Я же толком не знал, где находится этот объект. В дневнике только примерное описание. Если бы Витьку не встретили, не знаю, сколько блуждать пришлось бы по тайге. Опять же вход в пещеру предстоит искать. Помощники нужны, одним трудно. Отец, видишь, так и не собрался сюда вернуться. Сначала времени не было, потом денег. Мне перед смертью про эту тетрадку шепнул: в гараже она лежала. Конспиратор! Кащееву смерть разыскать, наверно, легче. Могли бы запросто тетрадку спалить вместе с другой макулатурой. Кстати, вот вроде бы то, что нам нужно.
Двухэтажное кирпичное здание пощадил огонь, но люди оказались не столь милосердны: ни одной рамы или двери не сохранилось, шиферная крыша была наполовину разобрана, оставшаяся половина разбита.
-Будто бомбили! – Галя покачала головой. – Господи, в какой же варварской стране живем!
Михаил велел жене оставаться у здания, а сам спустился в подвал. Пахнуло сыростью и плесенью, из-под ног с противным шипением скользнул серый полоз. Мужчина включил фонарик и, чертыхаясь, осторожно пробирался дальше, снимая с лица липкую паутину. Вдруг сердце сжалось от непонятного предчувствия. Михаил даже остановился, осветил все вокруг фонариком, не увидел ничего подозрительного и продолжил поиск.
Постоянно заглядывая в тетрадь, он нашел нужный кирпич и осторожно постучал по нему молотком. Судя по звуку, в этом месте в стене была небольшая полость. Минут десять потребовалось, чтобы разломать кирпич молотком. Михаил просунул руку в образовавшееся отверстие и нащупал небольшую коробочку. Есть! Он осторожно извлек находку, завернутую в полусгнивший кусок чехла, и двинулся обратно. До выхода из подвала оставалось буквально десять метров, и вдруг сердце Михаила вновь полоснуло, словно кинжалом: он увидел в свете фонарика непонятную белую фигуру. За какие-то доли секунды Михаил успел рассмотреть размытый конусообразный силуэт примерно в человеческий рост, а затем без раздумий выстрелил. Пуля, отскочив от чего-то рикошетом, взвизгнула где-то в глубине подвала. На Михаила отлетел холодный осколок, и мужчина в мгновение ока оказался наверху, машинально сжимая в правой руке пистолет, в левой фонарик и пакет с находками.
-Тьфу, черт! – выругался Михаил, достав из пакета кусок льда и в сердцах швыряя в сторону. – Наверное, не растаяло что-то с зимы, а мне померещилось!
-Ты напугал меня! – с беспокойством сказала Галя. – Нашел план?
-Коробочка есть, а что внутри – посмотрим.
-Эй, Мишель, ты что ли палил? – на выстрел прибежал Генка, за ним быстро шагал Витька.
-В подвал лазил, крысы там бегали, – пояснил Михаил. – Вы палатку установили, костер разожгли? Пошли, отметим прибытие на отцовские места боевой славы!
После ужина все постепенно угомонились: Гена со Светой ушли в свое отделение, Витька храпел в среднем помещении палатки, а Михаил с женой остались у костра. С замиранием сердца мужчина открыл найденную в подвале коробку. Внутри оказался лист плотной бумаги, упакованный в полиэтилен. Документ, к счастью, почти не пострадал от подвальной сырости. Михаил развернул бумагу и внимательно вгляделся в план.
-Все ясно, – удовлетворенно заметил он. – Завтра утром отправляемся к пещере. Тут не очень далеко, километров пятнадцать.
Из палатки выбралась Света.
-Галь, составь компанию за угол забежать. Не по себе мне среди этих развалин, боюсь.
Женщины скрылись за ближайшим зданием, но через пару минут с визгом выскочили обратно, прямо на бегу подтягивая спортивные брюки.
-Привидение! Привидение! – во весь голос кричала Света.
Михаил сорвался с места, пронесся мимо женщин и забежал за угол. Метрах в ста от мужчины что-то белое промелькнуло в свете луны и мгновенно исчезло.
-Чего вы так орали, глупенькие? – добродушно ухмыльнулся Михаил, вернувшись к костру и обнимая сразу обеих дрожащих от страха женщин. – Как только мужиков и все зверье в тайге не разбудили! Видел я – туман там какой-то.
-Он двигался, двигался! – Света никак не могла успокоиться. – Будто маленькая горка! Щупальца выпускал!
-Ты сама себя заранее напугала, – пояснил Михаил. – Клуб тумана ветром несло, а ты вообразила черт знает что. Галя, а ты это видела?
-Боковым зрением, толком не поняла. Наверное, ты прав, Миша. Просто Света так завизжала, что и я перепугалась.
-Вот и разобрались. Ладно, девчонки, пора в люлю. Отбой!
Утром, узнав, куда собираются путешественники, Витька наотрез отказался их сопровождать.
-Миха, мы так не договаривались! До двадцать пятой точки я тебя довел? Довел. А про пещеру ту с гейзерами речи не было. Миха, опомнись! За двадцать лет ни один человек оттуда не вернулся. Гиблое место! Не ходит туда больше никто! Посмотрел на отцовский городок – и айда обратно!
-Хорошо, жди нас здесь до вечера. А завтра все вместе уйдем.
-Нет, Миха, я не согласен. Хочется вам сгинуть без вести – ваше дело. Я ведь и не дождаться вас могу. Давай рассчитывайся, как договаривались. Тогда до вечера, так и быть, посижу. А утром обратно двинусь.
Михаил достал деньги, скупо поблагодарил мужика за помощь, и четверка путешественников отправилась к пещере. По давно заросшей дороге идти было нелегко, и путь занял часов пять. Но вот тайга расступилась, и маленький отряд оказался в паре сотен метров от подножия горы. В паре километров поднимался столб пара: это бил мощный гейзер.
-Кажется, вон вход в пещеру, – кивнул Генка. – Странно, меня почему-то туда не тянет.
-И что вы все зациклились на каких-то местных суевериях, – с досадой откликнулся Михаил. – Пошли!
Однако перед входом в пещеру все замерли, как вкопанные.
-Какой ужас! – прошептала Света.
Кирпичная кладка, которой когда-то замуровали пещеру, была разрушена в нескольких местах. В самом большом проломе лежал человеческий скелет, и еще несколько валялись на поляне неподалеку.
-Всего девять штук, – деловито подсчитал останки Михаил. – Витька не соврал.
-А чего мне врать? – послышался голос сзади. – Не усидел я, Миха. Думаю, двум смертям не бывать, одной не миновать. Уж больно захотелось взглянуть с вами на пещеру. Пацаном-то, бывало, с отцом ходил сюда, хорошо помню. Вот и тянет до сих пор. Сколько там гейзеров внутри бьет! Только вояки чертовы все своими железяками и контейнерами испохабили.
-Видимо, тут что-то действительно не в порядке, – задумчиво произнес Михаил. – А может, просто перебили мужики друг друга спьяну, цветмет не поделили. Ладно, мы сюда все равно не полезем от греха подальше. Должен быть боковой вход, как раз в районе того гейзера. Он-то нам и нужен.
-Миха, ты и это знаешь? – изумился Витька. – Так тот ход давно исчез, наверное, обвал был!
-Миша, а зачем нам туда лезть? – поинтересовалась Света, передернув плечами. – Чего мы забыли в этой пещере?
Михаил немного помолчал, встретился глазами с женой, которая едва заметно одобрительно кивнула, после чего, наконец, признался.
-В пещере мой отец спрятал клад. Без вашей помощи мы с Галей до него не доберемся. Если найдем – каждый из вас получит по десять процентов.
-Вот это да! – Генка даже присвистнул, и глаза его хищно сверкнули. – И ты молчал, Мишель? Так чего мы стоим? Вперед!
Через полчаса без всяких приключений добрались до места, где когда-то был лаз. Метрах в двухстах от горы из земли со свистом била струя кипятка, а в небо поднимались клубы белого пара.
-Как красиво! – восхитилась Света. – Ребята, нужно срочно сфотографироваться на фоне гейзера!
Когда со съемкой покончили, Михаил принялся осматривать склон горы.
-Отец посадил вокруг бывшего входа три осины, чтобы они образовали равносторонний треугольник, – пояснил он. – Его сторона – пять метров. Давайте искать.
Обошли весь склон, но нигде не обнаружили треугольника из осин.
-Хорошо по этому поводу сказал Бендер Воробьянинову, – ехидно заметил Генка. – “Ваша покойная теща не любила шутить?”
-Одна осина есть, – задумчиво произнес Михаил, не обращая внимания на шпильки приятеля. – Где же остальные?
-Может, усохли? – предположил Витька. – Или срубили? Точно, Миха, вон пенек!
Действительно, ровно в пяти метрах от осины нашелся сухой пень, а вот третье дерево исчезло бесследно: или саженец не принялся, или пень окончательно истлел.
-Одна сторона треугольника есть, – заметил Михаил. – Вот только с какой стороны от нее был ход?
Витька внимательно осмотрел землю.
-Похоже, здесь! – ткнул он пальцем. – Вроде бы есть небольшое углубление.
-Точно! – согласился Михаил, извлекая из муравейника ржавый предмет, оказавшийся останками штыковой лопаты. – Надеюсь, мы не ошиблись, а то у меня только одна шашка.
Минут через пятнадцать прогремел взрыв, и в горе действительно обнажился пролом.
-Молодец, Мишель! – обрадовался Генка. – Вы с Витькой прямо как два следопыта из романов Купера.
Впрочем, ликовать было еще рано. Открывшийся ход при взрыве прилично завалило песком и камнями.
-А теперь, парни, достаем лопаты, и вперед! – распорядился Михаил.
Усилиями трех мужчин и иногда сменявших их женщин только к пяти часам удалось очистить лаз. Темный сырой ход вел куда-то в самую глубь горы. Путешественники наскоро перекусили всухомятку, не разводя огня, оставили рюкзаки снаружи и с трепетом ступили в расчищенный провал. Процессию возглавлял Михаил, замыкал Витька. Уже через пять минут они оказались в кромешной тьме, освещая путь мощными фонарями. Под ногами время от времени хрустели скелеты летучих мышей.
-Про такие пещеры только фильмы ужасов снимать! – нервно заметила Света. – Миша, далеко еще до твоего клада?
-Пока все приметные места совпадают, – откликнулся Михаил. – Наверное, еще с полчаса идти. Блин, только этого не хватало!
Путь им преградил обвал, правда, не очень большой: через оставшееся небольшое отверстие была видна дорога дальше. С собой взяли лишь одну складную лопату, так что на разбор завала потребовался целый час. Крупные камни оттаскивали вручную и быстро выбились из сил.
Наконец, двинулись дальше. Минут через пятнадцать туннель разделился на два. Михаил удовлетворенно кивнул.
-Отлично, правильно идем! Теперь налево, и останется совсем немного.
Минут через десять Михаил остановился.
-Что за черт! – с удивлением произнес он. – По-моему, впереди что-то светится и шумит. А ну, потушили фонарики!
Действительно, где-то вдалеке мерцал едва заметный холодный зеленоватый свет. Путешественники осторожно двинулись вперед.
-Что это может быть? – прошептала Галя.
-Похоже на фосфоресценцию или флюоресценцию, – тихо ответил Михаил. – Но отец ничего про это не писал.
По мере приближения к таинственному свету становилось ясно, что туннель ведет к большой пещере.
-Ничего не понимаю! – недоумевал Михаил. – Тут должен быть тупик, в его конце – клад. Неужели и здесь случился обвал?
И вот, наконец, позади остался последний отрезок пути. Не глядя на пролом, ведущий в большую пещеру, Михаил впился взглядом в пятно красной краски на стенке туннеля.
-Слава богу, не обвалилось! – с облегчением вздохнул мужчина. – Драгоценности должны быть здесь!
Он достал из сумки небольшую кирку и принялся долбить стену. Кладка легко поддавалась, и уже через десять минут открылась приличных размеров ниша, своеобразный природный шкаф.
-Вот оно! – торжественно произнес Михаил, вытаскивая из отверстия тяжелый резиновый мешок.
Внутри оказались неправильной формы слитки золота, серебра и платины, ярко блестевшие при свете включенного теперь фонарика.
-Вот это да! – Генка восхищенно присвистнул. – Это ж сколько здесь добра?
Михаил пошарил руками в мешке, убедившись, что он полон только слитками. На дне обнаружилась небольшая картонка. На ней были написаны несколько слов. Прочитав их, Михаил удивленно поднял брови и спрятал находку в карман.
-Давай, Миша, скорее обратно! – попросила Галя. – Жутко очень!
-Да хоть на пещеру гляньте! – подал голос Витька. – Вон сколько грибов там. Это они светятся. Блин, и сюда вояки свой хлам притащили!
Путешественники наконец-то оторвались от созерцания клада и выглянули в пролом. Огромная пещера слабо освещалась миллионами странных грибов. Каждые несколько минут то тут, то там из-под земли с шумом вырывались гейзеры. Горячая вода стекала в озерцо в центре пещеры, над которым струился пар. Повсюду были разбросаны странные металлические конструкции. Некоторые сильно разрушила ржавчина, но многие оказались почти не тронуты временем.
-Вот где цветмет! Да тут озолотиться можно! – воскликнул Витька и выпрыгнул в пролом.
-Куда, идиот? – закричал ему вслед Михаил. – Тебя тут драгметаллы ждут, а ты…
Он не успел договорить: рядом с мужиком откуда-то возникла белая конусообразная фигура, решительно преградившая путь к останкам боевой техники. Витька сбавил темп и попытался обойти неожиданное препятствие.
Михаил выстрелил, и в тот же момент размытый белый силуэт приобрел четкие очертания. Пуля ударилась во что-то твердое, и от странной фигуры отскочил небольшой кусок. Витька подобрал его.
-Да это же лед! – крикнул он. – Фигня какая-то, а не привидение!
Мужик протянул руку к странному объекту, из которого в ту же секунду поползли парообразные щупальца, обхватившие Витьку. Раздался дикий крик и тут же стих. Щупальца превратились в кокон, в котором заживо варился человек. Удивительно, но без всякого сосуда кипяток никуда не растекался, удерживаясь в воздухе неведомыми силами.
Путешественники не в силах были оторвать взгляд от страшного зрелища. Прошли пять минут, показавшихся вечностью, кипяток постепенно снова превратился в парообразные щупальца, которые втянулись обратно в конус. Обезображенный труп Витьки с лопнувшими глазами остался лежать рядом.
-Бежим отсюда! – взвизгнула Света.
-Тихо, эта тварь услышит! – Генка зажал девушке рот ладонью и прошептал. – Смотри, Мишель, какая-то хрень до сих пор пашет!
Действительно, одна установка явно подавала признаки жизни: вспыхивали разноцветные лампы, на крыше вращались причудливые лопасти антенн. Рядом неподвижно стояли еще несколько конусообразных существ разного размера. К ним присоединился и убийца Витьки. Внезапно все они зашевелились и медленно поплыли в сторону, окружив груду булыжников неподалеку от озерца. Тут же из камней фонтаном поднялся гейзер. Существа с неожиданной легкостью засновали вокруг.
-Чего им надо, этим паровикам? – прошептала Галя. – Ребята, давайте скорее обратно, пока нас не обнаружили!
Но никто не смог оторваться от фантастического зрелища. Один из паровиков оторвался от группы и приблизился к установке. Его щупальца проникли в кабину машины. Было хорошо видно, как пар превратился в лед, и “руки” существа нажали на какие-то кнопки. Лопасти на крыше установки перестали вращаться в разные стороны и лишь слегка раскачивались под малым углом, направив излучение на гейзер. Снующие там существа теперь время от времени переливались разными цветами.
-Кайф, что ли, ловят? – с недоумением произнес Генка.
И вдруг из клубов пара, валивших от гейзера, начали формироваться миниатюрные идеально правильные шарики. Существа заметались еще быстрее, пытаясь собрать шарики в кучу, однако те в массе своей растворялись в воздухе. Гейзер перестал бить так же внезапно, как появился. Паровикам удалось сохранить лишь пяток шариков, но в течение нескольких минут четыре “новорожденных” один за другим исчезли. Только один остался лежать, окруженный паровиками, интенсивно переливающимися красным. К “малышу” осторожно потянулись щупальца, и тот запульсировал, медленно увеличиваясь.
В этот момент забытый всеми паровик, убивший Витьку, отделился от своих товарищей и медленно двинулся к пролому. Ноги путешественников словно приросли к земле. Казалось, таинственное существо гипнотизирует их. Паровик выпустил щупальце, и все с изумлением обнаружили, что существо пытается подать им какие-то сигналы: кончик “руки” превращался в символы.
-Это же точки и тире! – озарило Свету. – Ребята, морзянка! Он знает нашу азбуку!
-В отличие от нас, – вздохнул Михаил.
-Нет-нет, Миша, я в школе занималась в радиокружке. Все буквы еще помню! – сообщила Света. – Сейчас… Ага… “У-Й-Д-И-Т-Е И З-А-Б-У-Д-Ь-Т-Е У-Й-Д-И-Т-Е И З-А-Б-У-Д-Ь-Т-Е”. Паровики разумны!
-Уходим! – скомандовал Михаил, подбирая мешок с драгоценностями. – Может, всем этим парням паровики тоже подавали знаки, а те не поняли.
Уговаривать никого не пришлось: все почти бежали. Паровик двигался метрах в пяти позади путешественников. Обратный путь занял вдвое меньше времени, но каждому показалось, что дорога тянулась целую вечность. И вот наконец показался выход из туннеля. Последние лучи заходящего солнца падали в лаз. Паровик словно споткнулся об них, остановился и откатился на метр назад. Путешественники с облегчением высыпали из грота. После всего увиденного в пещере обычные деревья и трава вызвали всеобщее умиление.
-Даже не верится, что это было не во сне! – вздохнула Галя. – Ой, Светка, у тебя седина пробилась! Миша, Гена, у вас тоже!
-А у тебя ничего не видно, моя блондиночка! – попытался пошутить Михаил. – Не до цвета волос, бежим в лагерь, пока паровик добрый!
* * *
-Миша, ты можешь объяснить, что это было? – спросила Света слегка заплетающимся голосом. – Ты же умный!
Над тайгой давным-давно опустилась тьма, но измученные путешественники до сих пор сидели вокруг костра. Спиртного не осталось ни капли, но никто не был особо пьян. Зато по жилам бежало приятное тепло, и желанное расслабление наконец-то овладевало молодыми людьми.
-Не видел бы, ни за что не поверил! – задумчиво произнес Михаил. – А ведь я столкнулся с паровиком в подвале, девчонки его тоже ночью видели. Но гораздо разумнее и проще было считать, что нам почудилось – приняли за непонятное существо клубы тумана. А это, оказывается, новая форма разумной жизни! Где-то я читал, что атомы и электроны не бывают живыми или неживыми, и только их особая комбинация дает начало жизни – этому удивительному творению природы. Когда-то на Земле из разных молекул в силу множества случайных факторов возникли первые комочки жизни. И вот теперь все повторилось в другой форме. Наверняка вода в гейзерах ионизирована из-за радиации – естественной или искусственной, ведь в пещеру сбрасывали радиоактивные отходы. Учитывая армейский дурдом, это могли делать довольно халтурно. Продолжением дурдома стало захоронение в пещере экспериментальной техники. Это вполне в советском духе: потратить огромные деньги на разработки, а потом их закопать и забыть. Спасибо, папаша в этом сумасшедшем доме что-то урвал – хоть сам попользоваться не успел, зато нам досталось. Итак, не оправдавшие надежд установки должны были истлеть в пещере. Скорее всего, кто-то в шутку или в знак протеста включил одну из машин и ушел, посмеиваясь. И вот оказалось, что экспериментальное излучение, воздействуя на ионизированную воду, создало уникальную форму жизни. Как знать, может, инопланетную? Помните Витькины байки про летающие тарелочки? Дыма без огня не бывает. Отец за всю жизнь словом не обмолвился, в дневнике ни строчки. Вдруг какой-нибудь сигнал непонятный из космоса приняли и продублировали в той установке? А там наследственная информация, только не в генах, как у нас, а в виде радиоизлучения… И пошло-поехало. За три десятилетия паровики заметно эволюционировали. Видимо, их физиологические процессы идут гораздо интенсивнее. Об их органах чувств мы можем только догадываться. Но мы видели, как они умело используют воду, из которой состоят, во всех агрегатных состояниях. Несмотря на это, паровики боятся солнечного света. Видимо, их внутренней энергии, достаточной для создания временного ледяного защитного панциря, не хватает, чтобы противостоять солнцу. Но по ночам они выбираются из пещеры и изучают окрестности. Каким-то образом они овладели частичкой наших знаний. Тех, кто представляется им опасными, они безжалостно убивают. Трудно за это судить паровиков: ведь они охраняют свой хрупкий мирок. Не знаю, сколько он просуществует. Видимо, эти существа как-то научились поддерживать работоспособность установки, дающей им жизнь. Но как долго это продлится, неизвестно. Возможно, к тому времени они эволюционируют, появится автономный способ размножения. А пока они трясутся над каждым новым паровичком. Кто знает, может шарик, появившийся сегодня, большая редкость! Впрочем, они велели нам забыть о них. Думается, это самое лучшее. Нам все равно не поверят, а если найдутся сумасшедшие, которые примут наши рассказы за чистую монету, мир паровиков ждет гибель. А может, когда-нибудь с ними удастся вступить в контакт! И не надо никуда лететь – чем паровики хуже неких инопланетян? Может, инопланетяне и есть, родились только из местного материала. Но давайте договоримся, что ничего никому не расскажем. Витька числится пропавшим без вести, про него никто у нас не спросит.
Утром Михаил почему-то сильно расстроился, не увидев рядом Галины. Какое-то неясное предчувствие заставило его проверить вещи в своем отсеке. Мешок с драгоценностями оказался на месте, а пистолет, лежавший под спальным мешком, исчез.
-Черт побери! – выругался Михаил и без предупреждения заглянул в половину приятелей.
Света мирно посапывала, и мужчина несколько успокоился: “Генка, дурак, пошутить решил!” Михаил выбрался из палатки, но никого не увидел. Решительно зашагал за угол, который сразу облюбовали для себя девушки, и в ужасе замер. Безжизненное тело Галины лежало у стены. Горло женщины было перерезано, а огромную лужу крови уже облепили мухи.
-Вот так-то, Мишель! – послышался сзади голос Генки. – Не дергайся! У меня пистолет!
Михаил медленно повернулся.
-Ну, стреляй! Мне теперь все равно. Какая же ты сволочь! У меня шевельнулось было подозрение, что ты родственник замполита, который здесь при отце служил. На картонке, которая лежала среди слитков, было написано: “Привет сверхбдительному замполиту майору Шнуркову!” Жалко, отец в дневнике ничего про это не писал.
-У папаши не было доказательств, – пояснил Генка. – Зато была уверенность. Он мне рассказывал. Со Светкой я случайно познакомился у кого-то на дне рождения. Услышал от нее рассказы про коллегу и замечательного человека Мишу Головина. Уточнил у папаши – был у капитана Головина сынок по имени Мишка, всем он фотографии пацаненка показывал. Ну, Светку охмурить оказалось нетрудно. Так и с тобой познакомился. И ты будто специально затеял этот поход, да еще нас пригласил. Видишь, как все удачно сложилось. Да только обидел ты меня этими десятью процентами. Нет, Мишель, я получу все!
Генка поднял пистолет, но вдруг сзади послышался девичий голос:
-Я все слышала! Какая же ты скотина!
Парень резко повернулся, и в ту же секунду Михаил метнулся в его сторону и сбил с ног. Сцепившись, мужчины катались по земле. Михаил был крупнее и сильнее, но его соперник отчаянно сопротивлялся, не желая отдавать оружие. Однако через пару минут борьбы раздался выстрел, и Михаил, шатаясь, поднялся. На груди Генки расплывалось алое пятно. Света в оцепенении смотрела на два мертвых тела.
Михаил медленно подошел к телу жены, присел на корточки и молча замер. Ни один мускул не шевельнулся на его лице. Мужчина долго сидел, словно истукан, не сводя глаз с останков. Света, тихонько всхлипывая, стояла рядом. Наконец, он поднялся, шагнул к девушке и обнял ее.
-Света, ничего уже не исправить и не вернуть. Забудь этого негодяя. Как же я был слеп!
-Уйдите и забудьте, – медленно повторила девушка сообщение паровика. – Прости меня, Миша, я не разгадала сразу Генку и погубила Галю.
-Ты ни в чем не виновата, – мягко сказал Михаил, утирая набежавшую слезу. – Ладно, нечего тянуть время. Нам нужно как-то донести обоих до реки. А там на лодке уж вернемся обратно, похороним их по-людски. Пошли разбирать палатку, потащу их на ней волоком, а ты понесешь в рюкзаке самое необходимое. За пару дней добредем до реки. Черт бы побрал все это золото и меня вместе с ним!
А через час из подвала разрушенного дома появился паровик, скрылся в тени и долго наблюдал, как люди медленно удаляются от развалин. На всякий случай он еще раз выставил щупальце и просигнализировал: “УЙДИТЕ И ЗАБУДЬТЕ”. Но Михаил со Светой ничего этого уже не видели.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Тайна заброшенной базы

Большая резиновая лодка быстро поднималась вверх по реке. В судне уютно расположились четверо туристов, окруженных рюкзаками и свертками.
-Миша, что там за толпа на берегу? – поинтересовалась миловидная молодая женщина у своего спутника, приставив ладонь ко лбу и откинув с глаз русую челку. – Бинокль далеко?
-Галя, некогда! – недружелюбно буркнул тот в ответ.
Это был крупный мужчина. Он сидел на корме и правил лодкой. На вид ему было около тридцати пяти. Почти квадратное лицо, массивная нижняя челюсть и хмурый взгляд исподлобья не вызывали особого желания спорить, однако другой парень счел нужным поддержать даму:
-Ладно, Мишель, куда нам спешить?
-Действительно, Миша, любопытно же! – подала голос еще одна девушка, расчесывая длинные черные волосы.
Михаил крякнул с досады, но больше не стал спорить. Лодка круто повернула, и вскоре четверка путешественников стояла на берегу. Мужчины помогли своим хрупким спутницам взобраться на кручу. Люди, обступившие что-то, подозрительно покосились на чужаков, но ничего не сказали. Послышалось щелканье затвора фотоаппарата.
-Не мешайте, посторонитесь! – раздался требовательный голос.
Толпа немного расступилась, дав место фотографу, и путешественники наконец увидели то, из-за чего здесь собралось столько народу. На поляне лежал обезображенный труп мужчины. Возраст погибшего установить было невозможно. Но женщины сразу разобрались в причине смерти.
-Миша, он же сварен! – прошептала Галя, уткнувшись в грудь мужа, на каменном лице которого не дрогнул ни один мускул.
Вторая девушка в ужасе отвернулась и согнулась пополам: ее жестоко рвало.
-Света, возьми себя в руки, пошли отсюда! – теребил ее парень.
-Говорил я вам, что нечего здесь делать! – вздохнул Михаил. – Света, ты в норме? Гена, веди ее в лодку, мы следом.
-Стоп, стоп, а вы кто такие? – к путешественникам решительно направился старший лейтенант милиции. – Ваши документы!
-Если вы полагаете, что мы имеем отношение к этому, – Михаил кивнул на жуткие останки и протянул милиционеру собранные у спутников паспорта, – то вы глубоко ошибаетесь. Судя по запашку, труп лежит не первый день, а мы совсем недавно прилетели из Москвы, вот авиабилеты, взгляните. И вообще – мы в отпуске, культурно отдыхаем, путешествуем по реке. Думали, здесь что-то интересное.
-Нечего тут глазеть! – мрачно откликнулся милиционер, возвращая документы и с досадой махнул рукой. – Очередной “висяк”, черт бы побрал этого маньяка-повара! Никаких следов!
-Это, наверно, Колька-бичуган, – предположил кто-то из толпы. – Вроде, башмаки его. Недели полторы его в деревне не видно, думали, в город уехал железяки свои пропивать. Витька, дружок его, тогда же исчез.
Михаил хотел было развернуться, но тут взгляд его впился в какие-то кусочки металла серебристого цвета в паре метров от трупа. Брови путешественника удивленно поднялись, и он окликнул рассказчика.
-Эй, дядя, отойдем на минутку, разговор есть! Слушай, а куда эти бичи могли бегать? Где Колька в тайге дюраль нашел?
Мужик с сомнением посмотрел на чужака, не говоря ни слова.
-Ладно тебе, дядя, в молчанку играть! – Михаил хлопнул деревенского по плечу и сунул ему в руку купюру. – На, выпьешь за упокой земляка. Так что с дюралем?
-Да черт его знает, паря! Сколько раз говорили мужикам – пропади он пропадом, этот цветмет! Будто в тайге больше промышлять нечем! В перестройку вояки побросали свои базы, вот наши до сих пор там и шарят, хотя давным-давно грести нечего. И чуть не каждый месяц где-то обвариваются. Хотя от гейзеров далеко бывают. А ты что, тоже за цветметом? Тебе-то, городскому, к чему? Проклятые места, туда одни алкаши пропащие бегают. Нормальный мужик те сопки десятой дорогой обходит – нечисто там. Болтали… А, нет, пустое это.
-Нет уж, дядя, рассказывай! – Михаил добавил еще купюру. – Видишь, у нас дамы, я не могу напрасно рисковать женой и друзьями.
-Ну, так, паря, и езжай в другую сторону. Будто места вам в тайге мало! В общем, год назад нашел я одного такого же, – мужик кивнул на труп, – но еще жив был, хоть и сваренный наполовину. Про какие-то белые призраки бормотал. Я-то думал, крыша перед смертью у парня поехала, но народ верит. Вроде бы и раньше что-то видели. В общем, не хотят в ту сторону ходить. Так-то, паря!
Когда Михаил вернулся в лодку, Света уже пришла в себя – Гена налил ей полстакана коньяка. Зато Галя до сих пор дрожала от ужаса.
-Миша, о чем ты так долго с тем дядькой болтал? – поинтересовалась она у мужа.
-А! – Михаил махнул рукой. – Ничего он не знает, сказки одни на уме. Поехали!
Ближе к вечеру путешественники внимательно рассматривали берега в поисках подходящего места для привала.
-Как вокруг красиво! – восхищались девушки.
Действительно, голубая водная гладь и изумрудно-зеленые сопки не могли оставить равнодушным даже сурового Михаила: его лицо несколько просветлело.
-Мишель, там, похоже, еще какое-то тело! – с тревогой сообщил Гена. – Слушай, ну его к черту, плывем дальше!
-Нет, надо проверить, – не согласился Михаил. – Девчата, отвернитесь.
Лодка подошла к берегу, и мужчины выпрыгнули на камни. Пара брошенных булыжников – и птицы с недовольным карканьем отлетели чуть в сторону. Михаил приблизился к непонятной горе плоти и усмехнулся:
-Гена, это медведь! Правда, тоже приваренный. Может быть, где-то гейзеры из-под почвы неожиданно прорываются. Ладно, едем дальше от этой тухлятины, пусть птички пируют.
Вечером в палатке, вползая в свое отделение, немного перехорошивший за ужином Гена громко расхохотался и игриво проинструктировал приятеля:
-Слушай, Мишель, если сегодня снова будете делать динь-динь, не рычи, как лев! Вчера мы со Светкой все слышали!
Галя покраснела и скрылась в своей половине, а Михаил беззлобно рассмеялся.
-Иди уже спи, синьор Робинзон, из тебя уж точно сегодня никакой диньдиньщик!
Теперь уже смутилась Света, ткнула приятеля локтем в бок, а уже через десять минут мужской храп сотрясал палатку.
-Миша, проснись! – раздался девичий шепот через полчаса.
-Света, чего тебе не спится? – недовольно пробурчал Михаил.
-Курить хочу, сил нет, а одной страшно. Составишь компанию?
Михаил выбрался из палатки, протирая глаза.
-Чего ж Генку своего не разбудила?
-А! – Света небрежно махнула рукой, зажигая сигарету. – Он хоть двести граммов выпьет, уже не растолкаешь до утра. На Генку водка лучше всякого снотворного действует. А у меня все тот труп перед глазами, ничего не помогает – не спится, и все тут. Страшно. И тишина тут какая-то неестественная. Даже лягушки не квакают. Тоже чего-то боятся.
-Ерунда! – Михаил пожал плечами.
-А чего тебя, Миша, в эту глухомань потянуло? Впрочем, – голос девушки дрогнул, – с тобой хоть на край света можно. Ты такой сильный! Настоящий мужчина!
-Мы и так на краю! – пошутил Михаил, слегка отстраняясь от Светы.
Но было уже поздно. Сигарета полетела в сторону, и тонкие руки обвились вокруг шеи мужчины. Губы молодых людей слились в поцелуе. Мужские ладони забегали по черным волосам, по женской спине, проникли под спортивные брюки и трусики, жадно впившись в упругие ягодицы. Легкий стон сорвался с девичьих уст, но вдруг Света замолкла и буквально впилась длинными ногтями в спину мужчины.
-Миша, ты слышал? – голос ее дрожал от испуга.
-Чего?
-Не то крик, не то вой. Вот, опять! Миша, я боюсь!
-Да, что-то есть, – пробормотал Михаил, неохотно отпуская Свету. – Возвращайся к Генке, а я проверю.
-Нет! Я с тобой!
Михаил пожал плечами, нырнул в палатку и через полминуты появился с фонариком и пистолетом в руках.
-Откуда? – Света была изумлена.
-От верблюда! Не волнуйся, Светка, у меня есть официальное разрешение. Пошли, это рядом!
Они направились в сторону от лагеря. Место для стоянки специально выбрали довольно открытое. Михаил держал наготове оружие, освещая редкие деревья и кусты.
-А-а-а-а!!! – послышалось где-то поблизости, и прямо над головами молодых людей с тревожным уханьем пролетела вспугнутая сова.
-Я сейчас описаюсь, – прошептала Света, судорожно цепляясь за локоть спутника.
-Тише! Это, кажется, человек, а не зверь. Эй, выходи!
За кустами в луче фонарика что-то мелькнуло, и Света испуганно взвизгнула.
-Выходи, иначе стреляю! – грозно предупредил Михаил.
-Н-не надо! – на поляне показался оборванный мужик средних лет.
-Чего орешь по ночам, женщин пугаешь? – рявкнул Михаил. – Кто такой?
-Слышь, парень, не убивай, – забормотал мужик. – Витька меня кличут, из деревеньки я, из Каменки. С Колькой в тайге промышляли, а тут эти…
-Кто? – насторожился Михаил.
-Да призраки… Белые… Еле убежали.
-Это горячка у тебя белая! Ладно, пошли к костру, потолкуем.
Когда вернулись в лагерь, Света быстро накрыла стол для мужчин, а сама, тревожно косясь на неожиданного гостя, отправилась спать. Витька с жадностью выпил стакан разведенного спирта и набросился на еду.
-Витек, ты про “точку двадцать пять” что-нибудь слышал? – спросил Михаил, пристально глядя на мужика.
-А кто ж про нее не слышал! Видели даже мужики, но обходили раньше десятой дорогой. Еще пальнет часовой невзначай. Болтали, будто летающие тарелочки вояки там выслеживали. В перестройку, конечно, бросили все. Одни развалины теперь стоят. Но все равно ходим иногда. А что! Не все еще повыгребали. Медь можно найти, дюраль.
-Так вы с Колькой туда ходили?
-Ну, туда. А тебе-то, Миха, какой интерес?
-Отец там мой служил. Давно, я тогда еще младенцем был. С семьей нельзя было, вот он через пару лет выхлопотал, чтобы в другое место перевели, без этих секретов. В прошлом году умер. Вот и хочу побывать на этой точке, посмотреть. Проведешь, Витек? Мне ваши железяки даром не нужны, я такой мелочевкой не промышляю.
-Нет, Миха, ну его к черту! Я больше в те места ни ногой! Предупреждали ж мужики про призраков – не верил.
-Пьете вы до хрена, вот вам и мерещится, – Михаил махнул рукой.
-А это ты видел? – Витька засучил левый рукав и показал свежий ожог. – Этот гад щупальце белое протянул и кипятком плеснул. Потом за Колькой погнался, а я в другую сторону побежал.
-Котелок, небось, ты на себя опрокинул по пьяни. В общем, так… – Михаил назвал сумму, и Витька после некоторых раздумий согласился.
* * *

-И ради этого исторического памятника мы продирались сквозь тайгу? – разочарованно произнес Генка. – Мишель, ты большой оригинал!
-Гена, ты ничего не понимаешь! – раздраженно сказала Света, нежно глядя на Михаила. – Дело не в развалинах, а в особой атмосфере – чувствовать, что много лет назад здесь служил отец. Нас с тобой еще и на свете не было.
-Нехорошая здесь атмосфера, – заметила Галя, с подозрением косясь на Свету. – Тишина какая-то зловещая, даже птицы не поют.
-Точно, Миха, прямо жуть, – согласился с женщиной Витька. – Налил бы для храбрости, а?
-Потом, – отрезал Михаил, снимая рюкзак с плеч, и остальные путешественники последовали его примеру.
С Витькой они встретились два дня назад. По речке поднимались, пока она не превратилась в горный поток с многочисленными порогами. Тогда лодку и мотор спрятали в пещере на берегу и дальше пробирались пешком через тайгу. Ничего необычного по пути не попадалось, и путешественники понемногу забыли об ужасе, который вызвал у них обезображенный труп. Но теперь, когда цель была достигнута, всем снова стало не по себе. Михаил это понял и грозно нахмурился.
-Ребята, делаем привал, – распорядился он. – Гена, Витек, ставьте пока палатку, а мне нужно кое-что здесь посмотреть.
И он решительно зашагал к бывшему военному объекту. Галя заторопилась за мужем. Колючую проволоку вокруг “точки двадцать пять” местные жители сняли давным-давно, и теперь только облупившиеся бетонные столбики напоминали о нескольких рядах ограждения. Обгорелые каркасы зданий, успевшие зарасти травой и кустарником, дополняли мрачную картину разрушения.
Михаил достал из кармана потрепанную общую тетрадь и показал жене.
-Смотри, Галь, это отцовский дневник. Нашел его, когда вещи разбирал. Знаешь, папашины записи запоем прочитал. На этой точке в семидесятые испытывали какое-то экспериментальное радиолокационное оборудование. Вроде бы не получилось, проект прикрыли. Технику списали и вывезли в пещеру гейзеров неподалеку. Туда же с другого объекта закладывали радиоактивные отходы. В общем, жуткая помойка получилась. А потом при неясных обстоятельствах погибли два солдата – обнаружили обваренные трупы. Списали смерть на гейзеры, но вход в пещеру заделали. А теперь главное. Не знаю как, отец это не описывает, но ему удалось кое-что из списанного оборудования раскурочить и выплавить серебро, золото и платину. В то время вывезти все это было невозможно. Улетали отсюда только на вертолетах, вещи проверяли. Да и не хотел отец связываться с подпольными перекупщиками. Спрятал клад на черный день в той самой пещере – проник через какой-то боковой вход, потом его замаскировал. Но план оставил где-то в гарнизоне. Хочу теперь найти.
-Миша, и ты молчал? – Галины глаза округлились от удивления. – Зачем же ты с собой компанию собрал? Вдвоем бы прекрасно справились! Из-за Светки? Мне говорили, что она на работе тебя обхаживает, смотрю, и здесь глазки строит. Я ж тебе, гляди, быстро хозяйство оторву!
-Галька, ну что за глупости! – засмеялся Михаил. – Я же толком не знал, где находится этот объект. В дневнике только примерное описание. Если бы Витьку не встретили, не знаю, сколько блуждать пришлось бы по тайге. Опять же вход в пещеру предстоит искать. Помощники нужны, одним трудно. Отец, видишь, так и не собрался сюда вернуться. Сначала времени не было, потом денег. Мне перед смертью про эту тетрадку шепнул: в гараже она лежала. Конспиратор! Кащееву смерть разыскать, наверно, легче. Могли бы запросто тетрадку спалить вместе с другой макулатурой. Кстати, вот вроде бы то, что нам нужно.
Двухэтажное кирпичное здание пощадил огонь, но люди оказались не столь милосердны: ни одной рамы или двери не сохранилось, шиферная крыша была наполовину разобрана, оставшаяся половина разбита.
-Будто бомбили! – Галя покачала головой. – Господи, в какой же варварской стране живем!
Михаил велел жене оставаться у здания, а сам спустился в подвал. Пахнуло сыростью и плесенью, из-под ног с противным шипением скользнул серый полоз. Мужчина включил фонарик и, чертыхаясь, осторожно пробирался дальше, снимая с лица липкую паутину. Вдруг сердце сжалось от непонятного предчувствия. Михаил даже остановился, осветил все вокруг фонариком, не увидел ничего подозрительного и продолжил поиск.
Постоянно заглядывая в тетрадь, он нашел нужный кирпич и осторожно постучал по нему молотком. Судя по звуку, в этом месте в стене была небольшая полость. Минут десять потребовалось, чтобы разломать кирпич молотком. Михаил просунул руку в образовавшееся отверстие и нащупал небольшую коробочку. Есть! Он осторожно извлек находку, завернутую в полусгнивший кусок чехла, и двинулся обратно. До выхода из подвала оставалось буквально десять метров, и вдруг сердце Михаила вновь полоснуло, словно кинжалом: он увидел в свете фонарика непонятную белую фигуру. За какие-то доли секунды Михаил успел рассмотреть размытый конусообразный силуэт примерно в человеческий рост, а затем без раздумий выстрелил. Пуля, отскочив от чего-то рикошетом, взвизгнула где-то в глубине подвала. На Михаила отлетел холодный осколок, и мужчина в мгновение ока оказался наверху, машинально сжимая в правой руке пистолет, в левой фонарик и пакет с находками.
-Тьфу, черт! – выругался Михаил, достав из пакета кусок льда и в сердцах швыряя в сторону. – Наверное, не растаяло что-то с зимы, а мне померещилось!
-Ты напугал меня! – с беспокойством сказала Галя. – Нашел план?
-Коробочка есть, а что внутри – посмотрим.
-Эй, Мишель, ты что ли палил? – на выстрел прибежал Генка, за ним быстро шагал Витька.
-В подвал лазил, крысы там бегали, – пояснил Михаил. – Вы палатку установили, костер разожгли? Пошли, отметим прибытие на отцовские места боевой славы!
После ужина все постепенно угомонились: Гена со Светой ушли в свое отделение, Витька храпел в среднем помещении палатки, а Михаил с женой остались у костра. С замиранием сердца мужчина открыл найденную в подвале коробку. Внутри оказался лист плотной бумаги, упакованный в полиэтилен. Документ, к счастью, почти не пострадал от подвальной сырости. Михаил развернул бумагу и внимательно вгляделся в план.
-Все ясно, – удовлетворенно заметил он. – Завтра утром отправляемся к пещере. Тут не очень далеко, километров пятнадцать.
Из палатки выбралась Света.
-Галь, составь компанию за угол забежать. Не по себе мне среди этих развалин, боюсь.
Женщины скрылись за ближайшим зданием, но через пару минут с визгом выскочили обратно, прямо на бегу подтягивая спортивные брюки.
-Привидение! Привидение! – во весь голос кричала Света.
Михаил сорвался с места, пронесся мимо женщин и забежал за угол. Метрах в ста от мужчины что-то белое промелькнуло в свете луны и мгновенно исчезло.
-Чего вы так орали, глупенькие? – добродушно ухмыльнулся Михаил, вернувшись к костру и обнимая сразу обеих дрожащих от страха женщин. – Как только мужиков и все зверье в тайге не разбудили! Видел я – туман там какой-то.
-Он двигался, двигался! – Света никак не могла успокоиться. – Будто маленькая горка! Щупальца выпускал!
-Ты сама себя заранее напугала, – пояснил Михаил. – Клуб тумана ветром несло, а ты вообразила черт знает что. Галя, а ты это видела?
-Боковым зрением, толком не поняла. Наверное, ты прав, Миша. Просто Света так завизжала, что и я перепугалась.
-Вот и разобрались. Ладно, девчонки, пора в люлю. Отбой!
Утром, узнав, куда собираются путешественники, Витька наотрез отказался их сопровождать.
-Миха, мы так не договаривались! До двадцать пятой точки я тебя довел? Довел. А про пещеру ту с гейзерами речи не было. Миха, опомнись! За двадцать лет ни один человек оттуда не вернулся. Гиблое место! Не ходит туда больше никто! Посмотрел на отцовский городок – и айда обратно!
-Хорошо, жди нас здесь до вечера. А завтра все вместе уйдем.
-Нет, Миха, я не согласен. Хочется вам сгинуть без вести – ваше дело. Я ведь и не дождаться вас могу. Давай рассчитывайся, как договаривались. Тогда до вечера, так и быть, посижу. А утром обратно двинусь.
Михаил достал деньги, скупо поблагодарил мужика за помощь, и четверка путешественников отправилась к пещере. По давно заросшей дороге идти было нелегко, и путь занял часов пять. Но вот тайга расступилась, и маленький отряд оказался в паре сотен метров от подножия горы. В паре километров поднимался столб пара: это бил мощный гейзер.
-Кажется, вон вход в пещеру, – кивнул Генка. – Странно, меня почему-то туда не тянет.
-И что вы все зациклились на каких-то местных суевериях, – с досадой откликнулся Михаил. – Пошли!
Однако перед входом в пещеру все замерли, как вкопанные.
-Какой ужас! – прошептала Света.
Кирпичная кладка, которой когда-то замуровали пещеру, была разрушена в нескольких местах. В самом большом проломе лежал человеческий скелет, и еще несколько валялись на поляне неподалеку.
-Всего девять штук, – деловито подсчитал останки Михаил. – Витька не соврал.
-А чего мне врать? – послышался голос сзади. – Не усидел я, Миха. Думаю, двум смертям не бывать, одной не миновать. Уж больно захотелось взглянуть с вами на пещеру. Пацаном-то, бывало, с отцом ходил сюда, хорошо помню. Вот и тянет до сих пор. Сколько там гейзеров внутри бьет! Только вояки чертовы все своими железяками и контейнерами испохабили.
-Видимо, тут что-то действительно не в порядке, – задумчиво произнес Михаил. – А может, просто перебили мужики друг друга спьяну, цветмет не поделили. Ладно, мы сюда все равно не полезем от греха подальше. Должен быть боковой вход, как раз в районе того гейзера. Он-то нам и нужен.
-Миха, ты и это знаешь? – изумился Витька. – Так тот ход давно исчез, наверное, обвал был!
-Миша, а зачем нам туда лезть? – поинтересовалась Света, передернув плечами. – Чего мы забыли в этой пещере?
Михаил немного помолчал, встретился глазами с женой, которая едва заметно одобрительно кивнула, после чего, наконец, признался.
-В пещере мой отец спрятал клад. Без вашей помощи мы с Галей до него не доберемся. Если найдем – каждый из вас получит по десять процентов.
-Вот это да! – Генка даже присвистнул, и глаза его хищно сверкнули. – И ты молчал, Мишель? Так чего мы стоим? Вперед!
Через полчаса без всяких приключений добрались до места, где когда-то был лаз. Метрах в двухстах от горы из земли со свистом била струя кипятка, а в небо поднимались клубы белого пара.
-Как красиво! – восхитилась Света. – Ребята, нужно срочно сфотографироваться на фоне гейзера!
Когда со съемкой покончили, Михаил принялся осматривать склон горы.
-Отец посадил вокруг бывшего входа три осины, чтобы они образовали равносторонний треугольник, – пояснил он. – Его сторона – пять метров. Давайте искать.
Обошли весь склон, но нигде не обнаружили треугольника из осин.
-Хорошо по этому поводу сказал Бендер Воробьянинову, – ехидно заметил Генка. – “Ваша покойная теща не любила шутить?”
-Одна осина есть, – задумчиво произнес Михаил, не обращая внимания на шпильки приятеля. – Где же остальные?
-Может, усохли? – предположил Витька. – Или срубили? Точно, Миха, вон пенек!
Действительно, ровно в пяти метрах от осины нашелся сухой пень, а вот третье дерево исчезло бесследно: или саженец не принялся, или пень окончательно истлел.
-Одна сторона треугольника есть, – заметил Михаил. – Вот только с какой стороны от нее был ход?
Витька внимательно осмотрел землю.
-Похоже, здесь! – ткнул он пальцем. – Вроде бы есть небольшое углубление.
-Точно! – согласился Михаил, извлекая из муравейника ржавый предмет, оказавшийся останками штыковой лопаты. – Надеюсь, мы не ошиблись, а то у меня только одна шашка.
Минут через пятнадцать прогремел взрыв, и в горе действительно обнажился пролом.
-Молодец, Мишель! – обрадовался Генка. – Вы с Витькой прямо как два следопыта из романов Купера.
Впрочем, ликовать было еще рано. Открывшийся ход при взрыве прилично завалило песком и камнями.
-А теперь, парни, достаем лопаты, и вперед! – распорядился Михаил.
Усилиями трех мужчин и иногда сменявших их женщин только к пяти часам удалось очистить лаз. Темный сырой ход вел куда-то в самую глубь горы. Путешественники наскоро перекусили всухомятку, не разводя огня, оставили рюкзаки снаружи и с трепетом ступили в расчищенный провал. Процессию возглавлял Михаил, замыкал Витька. Уже через пять минут они оказались в кромешной тьме, освещая путь мощными фонарями. Под ногами время от времени хрустели скелеты летучих мышей.
-Про такие пещеры только фильмы ужасов снимать! – нервно заметила Света. – Миша, далеко еще до твоего клада?
-Пока все приметные места совпадают, – откликнулся Михаил. – Наверное, еще с полчаса идти. Блин, только этого не хватало!
Путь им преградил обвал, правда, не очень большой: через оставшееся небольшое отверстие была видна дорога дальше. С собой взяли лишь одну складную лопату, так что на разбор завала потребовался целый час. Крупные камни оттаскивали вручную и быстро выбились из сил.
Наконец, двинулись дальше. Минут через пятнадцать туннель разделился на два. Михаил удовлетворенно кивнул.
-Отлично, правильно идем! Теперь налево, и останется совсем немного.
Минут через десять Михаил остановился.
-Что за черт! – с удивлением произнес он. – По-моему, впереди что-то светится и шумит. А ну, потушили фонарики!
Действительно, где-то вдалеке мерцал едва заметный холодный зеленоватый свет. Путешественники осторожно двинулись вперед.
-Что это может быть? – прошептала Галя.
-Похоже на фосфоресценцию или флюоресценцию, – тихо ответил Михаил. – Но отец ничего про это не писал.
По мере приближения к таинственному свету становилось ясно, что туннель ведет к большой пещере.
-Ничего не понимаю! – недоумевал Михаил. – Тут должен быть тупик, в его конце – клад. Неужели и здесь случился обвал?
И вот, наконец, позади остался последний отрезок пути. Не глядя на пролом, ведущий в большую пещеру, Михаил впился взглядом в пятно красной краски на стенке туннеля.
-Слава богу, не обвалилось! – с облегчением вздохнул мужчина. – Драгоценности должны быть здесь!
Он достал из сумки небольшую кирку и принялся долбить стену. Кладка легко поддавалась, и уже через десять минут открылась приличных размеров ниша, своеобразный природный шкаф.
-Вот оно! – торжественно произнес Михаил, вытаскивая из отверстия тяжелый резиновый мешок.
Внутри оказались неправильной формы слитки золота, серебра и платины, ярко блестевшие при свете включенного теперь фонарика.
-Вот это да! – Генка восхищенно присвистнул. – Это ж сколько здесь добра?
Михаил пошарил руками в мешке, убедившись, что он полон только слитками. На дне обнаружилась небольшая картонка. На ней были написаны несколько слов. Прочитав их, Михаил удивленно поднял брови и спрятал находку в карман.
-Давай, Миша, скорее обратно! – попросила Галя. – Жутко очень!
-Да хоть на пещеру гляньте! – подал голос Витька. – Вон сколько грибов там. Это они светятся. Блин, и сюда вояки свой хлам притащили!
Путешественники наконец-то оторвались от созерцания клада и выглянули в пролом. Огромная пещера слабо освещалась миллионами странных грибов. Каждые несколько минут то тут, то там из-под земли с шумом вырывались гейзеры. Горячая вода стекала в озерцо в центре пещеры, над которым струился пар. Повсюду были разбросаны странные металлические конструкции. Некоторые сильно разрушила ржавчина, но многие оказались почти не тронуты временем.
-Вот где цветмет! Да тут озолотиться можно! – воскликнул Витька и выпрыгнул в пролом.
-Куда, идиот? – закричал ему вслед Михаил. – Тебя тут драгметаллы ждут, а ты…
Он не успел договорить: рядом с мужиком откуда-то возникла белая конусообразная фигура, решительно преградившая путь к останкам боевой техники. Витька сбавил темп и попытался обойти неожиданное препятствие.
Михаил выстрелил, и в тот же момент размытый белый силуэт приобрел четкие очертания. Пуля ударилась во что-то твердое, и от странной фигуры отскочил небольшой кусок. Витька подобрал его.
-Да это же лед! – крикнул он. – Фигня какая-то, а не привидение!
Мужик протянул руку к странному объекту, из которого в ту же секунду поползли парообразные щупальца, обхватившие Витьку. Раздался дикий крик и тут же стих. Щупальца превратились в кокон, в котором заживо варился человек. Удивительно, но без всякого сосуда кипяток никуда не растекался, удерживаясь в воздухе неведомыми силами.
Путешественники не в силах были оторвать взгляд от страшного зрелища. Прошли пять минут, показавшихся вечностью, кипяток постепенно снова превратился в парообразные щупальца, которые втянулись обратно в конус. Обезображенный труп Витьки с лопнувшими глазами остался лежать рядом.
-Бежим отсюда! – взвизгнула Света.
-Тихо, эта тварь услышит! – Генка зажал девушке рот ладонью и прошептал. – Смотри, Мишель, какая-то хрень до сих пор пашет!
Действительно, одна установка явно подавала признаки жизни: вспыхивали разноцветные лампы, на крыше вращались причудливые лопасти антенн. Рядом неподвижно стояли еще несколько конусообразных существ разного размера. К ним присоединился и убийца Витьки. Внезапно все они зашевелились и медленно поплыли в сторону, окружив груду булыжников неподалеку от озерца. Тут же из камней фонтаном поднялся гейзер. Существа с неожиданной легкостью засновали вокруг.
-Чего им надо, этим паровикам? – прошептала Галя. – Ребята, давайте скорее обратно, пока нас не обнаружили!
Но никто не смог оторваться от фантастического зрелища. Один из паровиков оторвался от группы и приблизился к установке. Его щупальца проникли в кабину машины. Было хорошо видно, как пар превратился в лед, и “руки” существа нажали на какие-то кнопки. Лопасти на крыше установки перестали вращаться в разные стороны и лишь слегка раскачивались под малым углом, направив излучение на гейзер. Снующие там существа теперь время от времени переливались разными цветами.
-Кайф, что ли, ловят? – с недоумением произнес Генка.
И вдруг из клубов пара, валивших от гейзера, начали формироваться миниатюрные идеально правильные шарики. Существа заметались еще быстрее, пытаясь собрать шарики в кучу, однако те в массе своей растворялись в воздухе. Гейзер перестал бить так же внезапно, как появился. Паровикам удалось сохранить лишь пяток шариков, но в течение нескольких минут четыре “новорожденных” один за другим исчезли. Только один остался лежать, окруженный паровиками, интенсивно переливающимися красным. К “малышу” осторожно потянулись щупальца, и тот запульсировал, медленно увеличиваясь.
В этот момент забытый всеми паровик, убивший Витьку, отделился от своих товарищей и медленно двинулся к пролому. Ноги путешественников словно приросли к земле. Казалось, таинственное существо гипнотизирует их. Паровик выпустил щупальце, и все с изумлением обнаружили, что существо пытается подать им какие-то сигналы: кончик “руки” превращался в символы.
-Это же точки и тире! – озарило Свету. – Ребята, морзянка! Он знает нашу азбуку!
-В отличие от нас, – вздохнул Михаил.
-Нет-нет, Миша, я в школе занималась в радиокружке. Все буквы еще помню! – сообщила Света. – Сейчас… Ага… “У-Й-Д-И-Т-Е И З-А-Б-У-Д-Ь-Т-Е У-Й-Д-И-Т-Е И З-А-Б-У-Д-Ь-Т-Е”. Паровики разумны!
-Уходим! – скомандовал Михаил, подбирая мешок с драгоценностями. – Может, всем этим парням паровики тоже подавали знаки, а те не поняли.
Уговаривать никого не пришлось: все почти бежали. Паровик двигался метрах в пяти позади путешественников. Обратный путь занял вдвое меньше времени, но каждому показалось, что дорога тянулась целую вечность. И вот наконец показался выход из туннеля. Последние лучи заходящего солнца падали в лаз. Паровик словно споткнулся об них, остановился и откатился на метр назад. Путешественники с облегчением высыпали из грота. После всего увиденного в пещере обычные деревья и трава вызвали всеобщее умиление.
-Даже не верится, что это было не во сне! – вздохнула Галя. – Ой, Светка, у тебя седина пробилась! Миша, Гена, у вас тоже!
-А у тебя ничего не видно, моя блондиночка! – попытался пошутить Михаил. – Не до цвета волос, бежим в лагерь, пока паровик добрый!
* * *

-Миша, ты можешь объяснить, что это было? – спросила Света слегка заплетающимся голосом. – Ты же умный!
Над тайгой давным-давно опустилась тьма, но измученные путешественники до сих пор сидели вокруг костра. Спиртного не осталось ни капли, но никто не был особо пьян. Зато по жилам бежало приятное тепло, и желанное расслабление наконец-то овладевало молодыми людьми.
-Не видел бы, ни за что не поверил! – задумчиво произнес Михаил. – А ведь я столкнулся с паровиком в подвале, девчонки его тоже ночью видели. Но гораздо разумнее и проще было считать, что нам почудилось – приняли за непонятное существо клубы тумана. А это, оказывается, новая форма разумной жизни! Где-то я читал, что атомы и электроны не бывают живыми или неживыми, и только их особая комбинация дает начало жизни – этому удивительному творению природы. Когда-то на Земле из разных молекул в силу множества случайных факторов возникли первые комочки жизни. И вот теперь все повторилось в другой форме. Наверняка вода в гейзерах ионизирована из-за радиации – естественной или искусственной, ведь в пещеру сбрасывали радиоактивные отходы. Учитывая армейский дурдом, это могли делать довольно халтурно. Продолжением дурдома стало захоронение в пещере экспериментальной техники. Это вполне в советском духе: потратить огромные деньги на разработки, а потом их закопать и забыть. Спасибо, папаша в этом сумасшедшем доме что-то урвал – хоть сам попользоваться не успел, зато нам досталось. Итак, не оправдавшие надежд установки должны были истлеть в пещере. Скорее всего, кто-то в шутку или в знак протеста включил одну из машин и ушел, посмеиваясь. И вот оказалось, что экспериментальное излучение, воздействуя на ионизированную воду, создало уникальную форму жизни. Не исключено, что толчком для этого стала некая информация, полученная из космоса. Помните, Витька что говорил про летающие тарелочки? Мне-то отец ни словом не обмолвился, и в дневнике ни строчки. А ведь и вправду могли какое-то закодированное сообщение из космоса на том агрегате продублировать! За три десятилетия паровики заметно эволюционировали. Видимо, их физиологические процессы идут гораздо интенсивнее. Об их органах чувств мы можем только догадываться. Но мы видели, как они умело используют воду, из которой состоят, во всех агрегатных состояниях. Несмотря на это, паровики боятся солнечного света. Видимо, их внутренней энергии, достаточной для создания временного ледяного защитного панциря, не хватает, чтобы противостоять солнцу. Но по ночам они выбираются из пещеры и изучают окрестности. Каким-то образом они овладели частичкой наших знаний. Тех, кто представляется им опасными, они безжалостно убивают. Трудно за это судить паровиков: ведь они охраняют свой хрупкий мирок. Не знаю, сколько он просуществует. Видимо, эти существа как-то научились поддерживать работоспособность установки, дающей им жизнь. Но как долго это продлится, неизвестно. Возможно, к тому времени они эволюционируют, появится автономный способ размножения. А пока они трясутся над каждым новым паровичком. Кто знает, может шарик, появившийся сегодня, большая редкость! Впрочем, они велели нам забыть о них. Думается, это самое лучшее. Нам все равно не поверят, а если найдутся сумасшедшие, которые примут наши рассказы за чистую монету, мир паровиков ждет гибель. А может, когда-нибудь с ними удастся вступить в контакт! И не надо никуда лететь – чем паровики хуже фантастических инопланетян? Или, может, как раз они к нам и прилетели: не в виде хромосом, а в виде радиокода? Разве мы сами разберемся? Но давайте договоримся, что ничего никому не расскажем. Витька числится пропавшим без вести, про него никто у нас не спросит.

Утром Михаил почему-то сильно расстроился, не увидев рядом Галины. Какое-то неясное предчувствие заставило его проверить вещи в своем отсеке. Мешок с драгоценностями оказался на месте, а пистолет, лежавший под спальным мешком, исчез.
-Черт побери! – выругался Михаил и без предупреждения заглянул в половину приятелей.
Света мирно посапывала, и мужчина несколько успокоился: “Генка, дурак, пошутить решил!” Михаил выбрался из палатки, но никого не увидел. Решительно зашагал за угол, который сразу облюбовали для себя девушки, и в ужасе замер. Безжизненное тело Галины лежало у стены. Горло женщины было перерезано, а огромную лужу крови уже облепили мухи.
-Вот так-то, Мишель! – послышался сзади голос Генки. – Не дергайся! У меня пистолет!
Михаил медленно повернулся.
-Ну, стреляй! Мне теперь все равно. Какая же ты сволочь! У меня шевельнулось было подозрение, что ты родственник замполита, который здесь при отце служил. На картонке, которая лежала среди слитков, было написано: “Привет сверхбдительному замполиту майору Шнуркову!” Жалко, отец в дневнике ничего про это не писал.
-У папаши не было доказательств, – пояснил Генка. – Зато была уверенность. Он мне рассказывал. Со Светкой я случайно познакомился у кого-то на дне рождения. Услышал от нее рассказы про коллегу и замечательного человека Мишу Головина. Уточнил у папаши – был у капитана Головина сынок по имени Мишка, всем он фотографии пацаненка показывал. Ну, Светку охмурить оказалось нетрудно. Так и с тобой познакомился. И ты будто специально затеял этот поход, да еще нас пригласил. Видишь, как все удачно сложилось. Да только обидел ты меня этими десятью процентами. Нет, Мишель, я получу все!
Генка поднял пистолет, но вдруг сзади послышался девичий голос:
-Я все слышала! Какая же ты скотина!
Парень резко повернулся, и в ту же секунду Михаил метнулся в его сторону и сбил с ног. Сцепившись, мужчины катались по земле. Михаил был крупнее и сильнее, но его соперник отчаянно сопротивлялся, не желая отдавать оружие. Однако через пару минут борьбы раздался выстрел, и Михаил, шатаясь, поднялся. На груди Генки расплывалось алое пятно. Света в оцепенении смотрела на два мертвых тела.
Михаил медленно подошел к телу жены, присел на корточки и молча замер. Ни один мускул не шевельнулся на его лице. Мужчина долго сидел, словно истукан, не сводя глаз с останков. Света, тихонько всхлипывая, стояла рядом. Наконец, он поднялся, шагнул к девушке и обнял ее.
-Света, ничего уже не исправить и не вернуть. Забудь этого негодяя. Как же я был слеп!
-Уйдите и забудьте, – медленно повторила девушка сообщение паровика. – Прости меня, Миша, я не разгадала сразу Генку и погубила Галю.
-Ты ни в чем не виновата, – мягко сказал Михаил, утирая набежавшую слезу. – Ладно, нечего тянуть время. Нам нужно как-то донести обоих до реки. А там на лодке уж вернемся обратно, похороним их по-людски. Пошли разбирать палатку, потащу их на ней волоком, а ты понесешь в рюкзаке самое необходимое. За пару дней добредем до реки. Черт бы побрал все это золото и меня вместе с ним!
А через час из подвала разрушенного дома появился паровик, скрылся в тени и долго наблюдал, как люди медленно удаляются от развалин. На всякий случай он еще раз выставил щупальце и просигнализировал: “УЙДИТЕ И ЗАБУДЬТЕ”. Но Михаил со Светой ничего этого уже не видели.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.