Фаза домино

Фаза домино

– Капитан ФСБ России Борис Шилов. Капитан ФСБ Леонид Фишелевич. Старший офицер Интерпола Жорж Лепаж. Офицер Интерпола Аннет Дюра, – представил присутствующих командир спецгруппы полковник Орлов. – С сегодняшнего дня господа Лепаж и Дюра включены в состав группы. Господа офицеры, знакомьтесь.
Борька Шилов пожал руку французу и примерился поцеловать ручку француженке.
– Отставить, капитан, – пресекла попытку Аннет. – Вот когда и если пригласите даму в ресторан, тогда мы и обсудим вашу галантность. – По-русски она говорила бегло, с еле заметным акцентом. Голос у Аннет был низкий, с лёгкой хрипотцой, и, по мнению Лёньки Фишелевича, на удивление приятный.
– Садитесь, господа, – сказал Орлов. – Вчера мы получили окончательное заключение аналитиков и, наконец, можно попытаться сложить детали головоломки. Прошу вас, капитан.
– На протяжении последних двух месяцев на территории России зафиксировано семь случаев с одинаковой симптоматикой, – Фишелевич расстелил на столе схему, состоящую из соединённых стрелками кружков. Кружки были пронумерованы цифрами от единицы до девятки, и в середине семи из них стояли имена и даты. – Восьмого июня в Москве обнаружен труп гражданки Бельгии Леоны Д’Орэ. Тёзки, можно сказать. – Лёнька ткнул карандашом в кружок номер один. – Д’Орэ значилась пропавшей без вести с мая. Причина смерти – обширный инфаркт и инсульт, наступившие одновременно в результате сильнейшего истощения организма. Следов насилия на теле не обнаружено. Шестнадцатого июня в Санкт-Петербурге найдено тело заявленной в розыск тремя днями раньше Ольги Пеговой. – Карандаш прошёлся по стрелке и упёрся в кружок номер два. – Те же симптомы. Двадцать первого июня в Пскове обнаружен труп пропавшей без вести Тамары Изотовой. Симптомы – аналогичные. – Имя Изотовой было заключено в кружок номер три.
– Прошу прощения, – перебил Лепаж. – Вы сказали, что зафиксировано семь случаев, но я вижу на схеме девять кружков. – Его русский был намного хуже, чем у Дюра.
– Как говорила моя тётя Броня, – если мужик может семь раз, то сможет и девять. – Орлов нахмурился. – Извините, – посерьезнел Фишелевич. – Сейчас мы до этого доберёмся.
Борька, который выслушал уже добрую сотню афоризмов про тётю Броню, с трудом сдержал смех. “Ох, когда-нибудь Фиш дошутится”, – подумал он. Последний раз тётя Броня всплыла, когда Фишелевича награждали за задержание особо опасного. Вручающий медаль генерал узнал, что у тёти Брони такая грудь, на которую можно сто медалей навесить, да ещё и место на орден останется.
– Последний труп позавчера найден в Костроме и принадлежит жительнице Рязани Марине Гороховой, исчезнувшей неделей раньше, – продолжил Фишелевич и ткнул в кружок номер девять. – Значит, так, все погибшие – женщины в возрасте от двадцати до сорока трёх лет. Ну, а теперь самое кошерное. На настоящий момент аналитики почти на сто процентов уверены, что все случаи связаны между собой. А именно в том, что каждая из погибших скончалась при непосредственном участии следующей жертвы. В пяти случаях из семи безусловно доказано, что на момент смерти погибшая находилась в прямом контакте с женщиной, которая сразу после этого исчезала. А вот в двух случаях такая связь отсутствует, – он ткнул в кружки номер пять и семь. – Именно это до сих пор мешало нам сделать правильные выводы. Однако сегодня, проанализировав все известные факты, мы смело можем утверждать вот что: разрыв в двух местах цепочки говорит лишь о том, что таких случаев было не семь, а девять, из которых два нам до сих пор неизвестны. Итого, девять жертв за два месяца.

В Домодедово Йоггр взял такси и попросил водителя отвезти его в приличную гостиницу в центре. Отпустив машину, он вошёл в холл и привычно огляделся. Не обнаружив опасности, Йоггр направился к регистрационной стойке. Он был предельно собран. В этот раз он найдёт Йиллит, найдёт обязательно. Он отстаёт от Йиллит всего на сутки. Исчезнувшую неделю назад в Рязани Марину Горохову позавчера нашли мёртвой в Костроме, и в тот же день исчезла жительница Костромы Оксана Кулик. Находящийся в Саратове Йоггр узнал об этом из криминальной хроники, которую скрупулёзно заставлял себя просматривать каждый день по всем телевизионным каналам. Последний раз Кулик видели на вокзале, садящейся на скорый в Москву. Йоггр записал номер контактного телефона и помчался в аэропорт. Самое страшное, что Йиллит явно находится в фазе домино, и теперь от Йоггра зависит многое, если не всё. Вытащит её Йоггр, спасёт, и тем самым не даст своему роду угаснуть. Не вытащит – о последствиях страшно даже подумать. Сам Йоггр находился в фазе домино дважды, и воспоминания об этих периодах до сих пор заставляли его испытывать самые отрицательные эмоции.

Аннет положительно нравились оба капитана. И коренастый здоровяк, сильно смахивающий на её русского деда по матери, и горбоносый, курчавый хохмач. Она представила себя в постели с первым, потом со вторым и подумала, что не отказала бы обоим. Аннет почувствовала, что краснеет. Тем временем Лепаж встал и, откашлявшись, заговорил.
– Во Франции первый аналогичный случай был зарегистрирован около десяти лет назад, – сказал он. – В течениe последующих лет зарегистрировано ещё шесть. Во всех деталях полная аналогия с тем, что происходит сейчас у вас, господа, за исключением двух моментов. Во-первых, интенсивность происходящего намного ниже – в среднем получается раз в полтора года. А во-вторых, – Жорж сделал паузу, – все потерпевшие – мужчины, все как один.
– Спасибо, – Орлов встал и оглядел собравшихся. – Итак, у нас есть картина, есть схема, есть заключение аналитического отдела. Чего у нас нет, так это версии, которая бы объясняла все известные факты мало-мальски правдоподобно. Но на этот раз мы чётко представляем, кого надо искать. Тело Марины Гороховой найдено в Костроме, в непосредственной близости от дома, в котором проживает двадцатипятилетняя Оксана Кулик. В тот же день, не поставив никого в известность, Кулик берёт на железнодорожном вокзале билет до Москвы. Кассирша опознаёт её по фотографии. У нас есть все основания полагать, что Оксана Кулик прибыла в Москву вчера вечером и до сих пор находится в городе. Фотографии Кулик разосланы во все отделения милиции и показаны по трём телеканалам в криминальной хронике. Вокзалы и аэропорты перекрыты. Гражданам обещано вознаграждение за любые достоверные сведения о ней. Я думаю, господа, что её обнаружение – дело нескольких суток, если не часов.

Зарегистрировавшись и забросив в номер вещи, Йоггр покинул гостиницу.
Сейчас его звали Степан Евлампиевич Милютин. По паспорту Милютину было сорок два года, и он числился пропавшим без вести с апреля прошлого года. Удалившись от гостиницы на приличное расстояние, Йоггр зашёл в будку телефона-автомата и набрал контактный номер. Ответившей ему девушке Йоггр сказал, что имеет точные сведения о разыскиваемой Оксане Кулик. Своё имя и адрес он назвать отказался, так же, как и обсуждать подробности по телефону. В ответ на предложение явиться на Лубянку к капитану ФСБ Фишелевичу Йоггр повесил трубку. Он поймал машину и попросил отвезти его в частное детективное агентство “Спрут”. Заплатив там тройной тариф, через пару часов он имел фотографию капитана ФСБ России Леонида Ефимовича Фишелевича и его адрес.
– Ваши услуги мне ещё понадобятся, – сказал Йоггр главе агентства и положил на стол пачку стодолларовых купюр. – Здесь пять тысяч – аванс за будущую работу.
– В любое время, – сказал детектив. – С таким клиентом работать одно удовольствие. Вот мой телефон – в любое время дня и ночи.
Йоггр поехал на Лубянку. Без четверти восемь вечера он зафиксировал выходящего из здания ФСБ Фишелевича и трёх его спутников. Фишелевич сел за руль потрёпанного форда, другой мужчина – на пассажирское сидение, и они укатили. Йоггр поймал машину и приказал водителю следовать за такси, которое взяли двое оставшихся. Через час такси остановилось у гостиницы “Космос”. Йоггр выждал десять минут, после чего зашёл в “Космос” и расстался там с сотней баксов в обмен на информацию. Выяснилось, что он следил за гражданами Франции Жоржем Лепажем и Аннет Дюра. То, что один из фигурантов – женщина, Йоггра очень устраивало. Он понимал, что всё решится в течение нескольких суток. Возможно, даже завтра. Привыкший к крайней осторожности, Йоггр осознавал, что отчаянно рискует. Рискует вопреки своему почти пятивековому жизненному опыту. Но другого выхода у него не было. Он позвонил хозяину детективного агентства и дал задание.

У работающего круглосуточно супермаркета Фишелевич притормозил и выпустил Шилова. Через десять минут оперативный Борька вернулся с бутылкой сорокаградусной, шестью банками пива и пакетом с закусоном. Ещё через десять минут он уже резал колбасу на кухне холостяцкой Лёнькиной квартиры, пока хозяин сноровисто расставлял посуду.
Шило и Фиш дружили не первый год. Совершенно разные, чуть ли не полярные по характеру, они прекрасно дополняли друг друга, и полковник Орлов, привлекая их в группу, знал, что делает. Жёсткий, хваткий и исполнительный оперативник Шилов, и разгильдяистый балагур и фантазёр Фишелевич представляли из себя отличный тандем. Борька знал, что, несмотря на внешнюю разболтанность и несерьёзность, Лёнька – безотказный, щедрый и надёжный мужик, на которого можно положиться и которому можно довериться. О надёжности и безотказности самого Шилова в конторе ходили легенды.
– А мамзелька-то на тебя явно глаз положила, – сказал Борька, когда приняли по первой. – А что, дамочка самое то, француженки – они, говорят, страстные.
– Да, на меня она положила, как же, – Фиш выудил шпроту из банки, – как говорила тётя Броня – с больного поца да на здоровый. В общем, ладно, друг мой Шило, дамочки дамочками, а вот что ты обо всей этой хреноте думаешь?
– А зачем мне думать, если ты есть? У кого из нас, в конце концов, идишен копф?
– Знаешь, Борь, если я скажу тебе, что об этом думаю, боюсь, ты решишь, что у меня на плечах не идишен копф, а шайзен тохeс.
– Ну, заинтриговал. – Шилов налил по второй. – Давай, за тётю Броню! – Он выпил и перевёл дух. – Bыкладывай, фиш наш дорогой, фаршированный.
– Ладно, – Ленька извлёк очередную шпроту, – только потом не говори, что я тебя не предупреждал. Ты к фантастике как?
– В каком смысле?
– В прямом. Например, что ты думаешь о чужеродном разуме?

В Москве Йоггр в последний раз был около трехсот лет назад. Помнится, тогда он был гусарским поручиком. Или драгунским. Эти детали, так же, как имя поручика и даты, стёрлись безвозвратно. А вот оболочку, в которой он покинул Москву, Йоггр помнил прекрасно – французский мещанин Жан-Клод Лорнэ. Ведь именно в этой оболочке Йоггр впервые вышел на след Йиллит, женщины своей расы, единственной, которая осталась. Тогда, триста лет назад, получив от глупого болтливого французика доказательства того, что она жива, Йоггр ошалел от радости. Конечно, в тот же день тело несчастного поручика нашли в тупиковом переулке. А прибывший накануне месье Лорнэ вдруг без видимых причин покинул Москву и, загоняя перекладных, помчался в Марсель. По пути Йоггр сменил оболочку. Труп Лорнэ остался в Кракове, откуда исчез знатный и богатый шляхтич Владислав Квятковский. В Марселе, истратив большую часть состояния Квятковского, Йоггр отследил цепочку, состоящую из трупов и исчезновений, о которой болтал в Москве покойный Лорнэ. Цепочка привела к датчанке Беатрис Ларссон. Вслед за ней Йоггр отправился в Копенгаген, но ко времени прибытия тело Беатрис уже несколько месяцев покоилось на местном кладбище. День её смерти совпадал с исчезновением четырёх женщин. Йоггр почти впал в отчаяние, он не мог разыскивать четырёх исчезнувших одновременно. Но удача тогда оказалась на его стороне. Тела трёх пропавших были вскорости обнаружены. Следы четвёртой вели в Берлин, оттуда в Ригу, потом в Мадрид. В пути Йоггр сам сменил две или три оболочки, но в Мадриде потерял след окончательно. Через сотню лет он снова нашёл его в Лондоне и опять потерял. Ещё через сто лет след обнаружился в Португалии и потерялся в Швеции. И только в этом году нашёлся, наконец, в России.
Единственным мужчиной своей расы, которого помнил Йоггр, был его отец Йаал. Мать Йоггра погибла, не сумев сменить оболочку, когда ему было всего около двух лет от роду. Это произошло в Италии, куда семьи бессмертных бежали из Испании, спасаясь от инквизиции. Йоггр родился в Риме, и там же, в семье его дяди по матери, родилась Йиллит. Когда инквизиция добралась до них, спастись удалось только Йаалу. Сменив за несколько дней четыре или пять оболочек, он вырвался из Рима, увозя в почтовой карете сына и племянницу. Йоггр и Йиллит первый раз сменили оболочки во Франции, и Йиллит стала способной к деторождению. Только от мужчины своей расы бессмертная способна зачать ребёнка, и только женщину своей расы бессмертный способен оплодотворить. Втроём они отправились в глухую деревню на юге Прованса, туда, где Йиллит собиралась зачать и выносить детей Йоггра, так что род бессмертных не должен был угаснуть. Но случиться этому было не суждено. В пути на их экипаж напала шайка лесных разбойников, и не успевший сменить оболочку Йаал погиб. Йоггр и Йиллит спаслись бегством, но бежали они в разные стороны. С тех пор прошло около пятисот лет, все эти годы Йоггр пытался найти Йиллит, и вот только теперь он был почти у цели.

– Так, – Шилов снял со стола ополовиненную бутылку. – Тебе больше не наливаем, Фиш, извини. Слушай, давай прямо с утра службу откосим, а? Поедем в больничку, у меня знакомая докторша есть, психиатр. Посоветуемся, то да сё, а?
– Тяжёлый случай, – сказал Ленька, – а вас ведь, кадет, предупреждали. Как говорит тётя Броня…
– Да иди ты со своей Броней. Ну, явный бред же несёшь.
– Бред? Возможно. Но давай всё же попытаемся проанализировать ещё раз. Смотри. Моя бельгийская тёзка прилетает в Москву и останавливается в гостинице “Космос”. Там же, где наши французы, кстати, так?
– Ну, так.
– Хорошо. Через пару дней в номере находят её тело. Так? А через неделю в Санкт-Перербурге находят труп Ольги Пеговой, по профессии путаны, отирающейся в той же гостинице “Космос”. После чего отпечатки пальцев Пеговой находят в номере Д’Орэ. О чём это говорит?
– Да мало ли о чём. Например, у иностранки была с собой какая-то ценность. Скажем, бриллианты. Ну, или бабок мешок. Шлюшка её мочит, и, ясный пень, линяет с хабаром в Питер. Что тут такого?
– Мочит, говоришь? Инфарктом, что ли? Ну, ладно, допустим. Поехали дальше. Тело Пеговой через неделю находят на квартире, принадлежащей гражданину Баранову, алкоголику. Сам Баранов находится в местах, где ему не до родимой, и будет там сидеть ещё года три. А племянница Баранова Тамара Изотова, которая, как выяснилось, сдаёт дядюшкин клоповник приезжим на пропив души, исчезает. Так?
– Ну, так. И что с того? Экспроприация экспроприированного. Замочила шалаву племянница, к бабке не ходи. И капусту помыла, или что там у неё было.
– Опять-таки инфарктом мочканула, да? Ладно, поехали дальше. Не проходит и недели, как Изотову находят в Пскове. Тёпленькой. А псковитянка, как там её, не помню уже, владелица автосалона, денег куры не клюют, раз – и с концами. А слесарь Дудкин за час до смерти Изотовой видел их вместе. Что скажешь?
– Да не знаю я.
– Ну, а теперь представь, что бельгийка, московская ночная бабочка, питерская выпивоха и псковская автохозяйка – это одно и то же лицо.
– Да как это может быть-то?
– Может, дорогое Шило, может, если только допустить одну маа-ааленькую такую вещь.
– Ну, какую вещь?
– А такую, что это одно лицо – лицо не человеческое.

Утром Аннет Дюра и Жорж Лепаж вышли из гостиницы на проспект Мира, собираясь поймать машину до Лубянки. Навстречу им нетвёрдой походкой шёл затрапезный мужичонка. Жорж остановился, достал сигареты и, прикуривая, щёлкнул зажигалкой. В этот момент поравнявшийся с ним мужичонка, и так еле держащийся на ногах, споткнулся. При этом он толкнул француза, чуть не сбив его с ног.
Вместо извинений мужичонка витиевато обложил и Жоржа, и его спутницу по матери.
– Хам, – сказала Аннет. – Свинья. – Она взяла Жоржа под руку, и в этот момент рядом с ними притормозило такси. – Скотина, – добавила Аннет, садясь рядом с водителем.
Сотрудник агентства “Спрут” Иван Соколов проводил глазами отъехавшую машину. Только что он искусно всадил в пиджак француза “клопа” – портативный радиопередатчик с радиусом действия до одного километра. Через час Соколов передал настроенный на “клопа” приёмник заказчику – господину Степану Евлампиевичу Милютину.

– Только начальству докладывать о своих теориях не вздумай, – сказал Борька. – Одно дело мне, дураку, наплёл, я и уши развесил, а Орлов мужик конкретный, загремишь в психушку, как два пальца.
– Не волнуйся, не скажу. Только знаешь что, вот возьмём мы эту Кулик за филейные места – ты всё-таки побеспокойся, чтобы рядом с ней одни мужики были.
– Почему мужики?
– Знаешь, Борька, иногда я на тебя удивляюсь, ну как можно так тормозить? Потому что если хоть на секунду представить, что я прав, то для мужиков оно угрозы не представляет.
– Да что оно-то, чудо-юдо рыба фиш, – взмолился Борька, – или кто?
– Поц в пальто, как сказала бы тётя Броня. Давай, вылезай, шило в мешке, приехали.
День прошёл без происшествий. Мужик, звонивший накануне и оборвавший разговор на середине, больше не проявлялся. Под вечер Шилов и Аннет остались в кабинете одни.
– Помнится, девушка, вчера вы сказали, будто собираетесь проверить уровень моей галантности, – подкатился Борька.
– Я не сказала, что собираюсь. Я только сказала, что когда и если.
– Так как насчёт сегодня? Любой ресторан по вашему выбору. Цветы и музыка – с меня.
– Ну что ж, у нас в гостинице вполне приличный ресторан. В девять вас устроит?
– Безусловно.
– А ваш друг, он не обидится, что вы променяли его общество на моё?
– Ни в коем случае, – жизнерадостно заорал Фишелевич, возникший, как чертик из коробки, на пороге. – Ни за что не обижусь, хотя бы потому, что иду с вами.
– Ну, тогда, мальчики, вы, может быть, и господина Лепажа пригласите?
“Мальчики” переглянулись. “Ещё не хватало”, – подумал Шилов. Честное соперничество с Фишем его вполне устраивало, но при чём здесь Лепаж. В глазах Лёньки Борька прочитал аналогичную мысль.
– Конечно, – сказал он – с удовольствием.
– Сочтём за честь, – подтвердил Фишелевич.

С вокзала Йиллит поехала в гостиницу “Космос”. Здесь она уже была в оболочке Леоны Д’Орэ. Размеры “Космоса”, позволяющие затеряться и не привлекать к себе внимания, Йиллит вполне устраивали. Ей необходимо было отсидеться и решить, что делать дальше. За последние два месяца она сменила оболочку уже девять раз. Начиная с достижения зрелости, жизненные процессы бессмертных проходят во много раз интенсивней, чем у людей. Если бессмертный находится в фазе оседлости и ведёт спокойный, размеренный образ жизни, то оболочка может прослужить ему несколько лет. А вот если бессмертный в фазе перемещений, в бегах, если его преследуют, идут по пятам и дышат в затылок, она истощается очень быстро. Тогда её приходится менять. В момент перехода сущность бессмертного покидает старую оболочку и подавляет естество новой. Лишённая естества, старая оболочка перестаёт функционировать. Новая же принимает в себя сущность бессмертного, и с этого момента теряет все качества, до этого ей присущие. Её индивидуальность стирается, знания, воспоминания и навыки исчезают. Сохраняется только внешность, прочие компоненты – походка, осанка, голос меняются, подстраиваясь под сущность бессмертного. Поэтому для того, чтобы избежать разоблачения, бессмертный, сменив оболочку, вынужден немедленно покинуть бывший ареал её обитания.
Йиллит мысленно вернулась на два месяца назад. Угораздило же её так наследить. Сначала она сменила оболочку прямо в номере гостиницы. Это была первая ошибка, уже по пути в Санкт-Петербург она вспомнила, что могла оставить в номере отпечатки пальцев. Потом алкоголичка с истощённым до крайности организмом. Перед тем, как избавиться от оболочки этой пьянчужки, она позволила себе появиться с носительницей следующей оболочки на людях. Йиллит бросилась в бега и начала один за другим совершать импульсивные, необдуманные поступки. Наступило отчаянное состояние – фаза домино, когда падение одной костяшки неминуемо влечёт за собой следующую, и так далее, по цепочке. Последний раз в фазе домино Йиллит была почти три века назад, во Франции, тогда ей чудом удалось выкарабкаться. Сейчас она, так же, как и тогда, находилась в крайней опасности. Фазу домино надо остановить во что бы то ни стало.
Первый день она безвылазно просидела в номере, медитируя, и тем самым стараясь продлить ресурс оболочки. На второй день ей удалось сосредоточиться и обдумать положение. Необходимо выработать план, и лучше всего покинуть эту страну как можно быстрее. К вечеру план был готов. Йиллит расслабилась и включила телевизор. Шла криминальная хроника, и вдруг на экране появилась фотография её оболочки. Йиллит в ужасе вскочила – для неё все смешалось, необходимо бежать, срочно, сейчас, немедленно. Она выскочила из номера.

– Я поднимусь наверх переодеться, – сказала Аннет. – Если хотите, господа, можете подождать меня в холле, а нет, так я приду прямо в ресторан.
– Я тоже, пожалуй, зайду в номер, – сказал Жорж.
Йоггр переместился ближе ко входу в гостиницу, но это не помогло – шум голосов постояльцев “Космоса” мешал прослушиванию.
– Отлично, мы пока побудем в холле, – решил Лёнька. – Не спешите, времени у нас вагон.
Аннет и Жорж поднялись на восьмой этаж и вышли из лифта в коридор. Навстречу им быстро шла, почти бежала растрёпанная девица. Они узнали её одновременно.
– А ну, стойте, – Лепаж схватил девицу за локоть. – Госпожа Кулик, вы задержаны, – сказал он.
Эта фраза отчётливо прозвучала в приёмнике. Йоггр бросился в гостиницу.

Йиллит заставила себя сконцентрироваться. Ещё не все потеряно. Если только ей удастся остаться с женщиной наедине. Достаточно всего одной минуты.
– Госпожа Кулик, – сказал Жорж. Они привели задержанную в номер Аннет, – я – старший офицер Интерпола Лепаж. Это – офицер интерпола Дюра. Вы задержаны по подозрению в соучастии в убийстве гражданки России Гороховой. Дело находится в юрисдикции российского ФСБ. Сейчас я свяжусь…
Стук в дверь не дал ему закончить фразу.
– Кто? – крикнул Жорж.
– Капитан Фишелевич.
Лепаж подошёл к двери и повернул ключ. В следующий момент дверь с силой распахнулась и сбила его с ног.
Бессмертные узнали друг друга мгновенно. Ни Жорж, ни Аннет не успели понять, что произошло. Лепаж почувствовал, будто его сознание обволакивает густой и липкий туман, сковывая движения, подавляя волю. Он рванул из кармана беретту, но вытащить её так и не успел.
Через две минуты граждане Франции Жорж Лепаж и Аннет Дюра вышли из номера и направились к лифту. Тела граждан России Кулик и Милютина остались внутри.

– Эй, вы куда? – Лёнька помахал рукой стремительно пересекающим гостиничный холл французам. – Сюда идите, мы здесь.
Пара не отреагировала. Лепаж держал спутницу за руку. Они продолжали быстро идти к выходу.
– Да стойте, же, чудаки, – Фишелевич поднялся и пошёл французам навстречу. – Аннет! Жорж!
– Мы сейчас, – сказала француженка. – Подождите нас. Мы скоро.
Её резкий, пронзительный голос не имел ничего общего с так понравившимся Лёньке низким, чуть хрипловатым голосом Аннет Дюра. Фишелевич понял, что происходит неладное.
– А ну, стойте, – приказал он и сунул руку за пазуху.
Йоггр осознал, что по-тихому уйти не удастся. Он вырвал из кармана беретту Лепажа и выстрелил набегающему Лёньке в грудь.
Расталкивая мечущихся в панике людей, Шилов бросился к упавшему навзничь другу. – Фиш! – заорал он, смаху падая перед Лёнькиным телом на колени. – Ты что, Фиш…
Тонкая струйка крови змеилась из угла Лёнькиного рта, Фишелевич силился что-то сказать, но ему не удавалось. – Чужие, – еле разобрал, наконец, Борька, – чужие.
Шилов вскочил. В двадцати метрах от него Лепаж и Дюра, пробившись через возникший в дверях людской водоворот, уже выбирались на улицу.
Стой, – Борька бросился к выходу. Водоворот в дверях немного рассосался. Головой вперед, вытолкнув перед собой зашедшуюся в истерике женщину, Шилов вывалился наружу.
Всё также держась за руки, чужие бежали вдоль по проспекту Мира. Лепаж на бегу обернулся и выстрелил. Пуля прошла в пяти сантиметрах от Борькиной головы. Шилов рванул из подмышечной кобуры ПМ. На соревнованиях по стрельбе он неизменно занимал призовые места.
Первая пуля попала Йиллит в затылок. Йоггр успел подхватить падающее тело. Он ещё не понимал, что это – конец. В следующий момент пуля угодила ему в предплечье. Йоггр выпустил Йиллит. Левая рука его оболочки повисла плетью. Правой он поднял беретту, но нажать на спусковой крючок не успел. Следующая пуля вошла в лоб и выбила из него сущность.

Через неделю полковник Орлов пришёл в больницу навестить капитана Фишелевича. Лёнька преодолел кризис и, по словам врачей, шёл на поправку.
– Ну что, капитан, – сказал Орлов, опускаясь на табурет рядом с больничной койкой. – Рапорты твоего дружка Шилова похожи на бред сумасшедшего. Их сейчас изучает специальная комиссия, из Лиона прилетела куча полицейских шишек. Я уже не понимаю, кто из нас ненормальный. Может быть, ты мне внятно объяснишь, что произошло?
– Внятно не получится, – улыбнулся Лёнька.
– Так давай, как получится.
– Хорошо, – сказал Лёнька и вздохнул. – Эта история – не циммес с клёцками, а супчик с поцками, как сказала бы тётя Броня.

Когда Фишелевич закончил, Орлов устало закрыл глаза и минуту или две думал.
– Видишь ли, – сказал он наконец, – я давно вышел из того возраста, в котором верят в подобные байки. Поэтому я не верю. Не вижу ни одного способа объяснить всё это иначе, но, тем не менее, не верю. Для закоренелого прагматика это, мягко говоря, чересчур.
– Я понимаю, – сказал Лёнька, – я, собственно, и не ожидал, что вы поверите.
– Ну ладно, сейчас даже не об этом речь. Лучше посмотри-ка сюда, – Орлов достал из планшета сложенную газету и развернул её.
– Как сообщает наш нью-йоркский корреспондент, – прочитал он, – федеральное бюро расследований Соединённых Штатов обеспокоено участившимися случаями пропажи людей, тела которых позже обнаружились на значительном расстоянии от места исчезновения. Во всех случаях причиной смерти послужило полное истощение организма. Что ты на это скажешь?
– Что скажу? – Лёнька выдержал паузу. – Прошу простить, – сказал он, – но верите вы или не верите, a у наших чужих, похоже, есть-таки родственники за океаном.

0 Comments

  1. igor_osinnyih

    Рассказ получился в стиле российских сералов типа “Ментов”. Только прступники “чужие”. Разумеется, в работе есть место и юмору, и героизму, финал счастливый, но открытый, значит будет продолжение, возможно целый сериал.

  2. borodin_vsevolod

    С таким же успехом автор мог бы написать о маленьком изогнутом гвозде драного башмака старого облезлого бомжа, живущего в канализационном коллекторе промышленного района Витватерсранд. Результат был бы тем же. Только это был бы рассказ не на фантастическую тему, а на тему мистики – сидишь на дне колодца, над головой светлая точка, которую не достать…

  3. Mayk_dji

    Вы на удивление остроумны. Попробовать себя в сочинении анекдотов не хотите? Есть сайты, там можно выкладывать образцы остроумия, и вас при этом даже будут читать. Что до меня, то я, к счастью, к подобным комментариям приобрёл иммунитет, и, кроме как “проходите мимо”, вы от меня ничего не услышите.

  4. Mayk_dji

    Трэш я стараюсь не писать. А что касается иммунитета, цену я своей писанине знаю, объективен к себе тоже в достаточной мере. Так что конструктивную критику воспринимаю нормально и с благодарностью. А высказывания мальчишей-плохишей – в мусор, причём беспощадно.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.