Конкурс рисунков на асфальте

Клубный динамик оглушительно вопил на всю площадь. Народу становилось все больше и больше. Расфуфыренные родители вели за руки своих нарядных отпрысков, и всюду царило радостное оживление. Это было и неудивительно – городок отмечал День защиты детей.
Площадь уже была разлинована на метровые квадратики с номерами. их было много, но желающих рисовать в них – еще больше. Честолюбивые мамаши (вдруг да ребенок выиграет главный приз!) занимали места для своих чистеньких дочек. Мальчишки, чьей основной задачей было запастись мелом для рисования на заборах, сгоняли малышей. И все без исключения старались передвинуть поближе к себе разложенные на асфальте разноцветные коробочки. Сигнал к началу конкурса запаздывал.
Она стояла совершенно одна – стройная белокожая девочка лет пяти, одетая в простое белое платье, или даже скорее тунику, и легкие кожаные сандалии. Ее непослушные рыжие волосы были перехвачены кожаным шнурком, а на витой цепочке из странного металла висел прозрачный камень. Ни отца, ни матери рядом с ней не было, и она смотрела на площадь удивленным взглядом широко раскрытых синих глаз. Но стоило ей только попытаться занять квадратик, как тут же появлялись другие, более напористые претенденты.
– Здесь занято, – заявила ей полная женщина. – Олечка!
– Не хочу, – капризным голосом отозвалась длинная худющая девчонка.
– Олечка, ты же знаешь, что победителям будут давать книги, а тебе на день рожденья к Маше идти…
– Ну ладно, – нехотя отозвалась Олечка.
Рядом был брошенный квадратик с нарисованной поперек кривой линией, но едва рыжая девочка начала ее стирать, как ей тут же заявили:
– Брысь, малявка!
Огромные синие глаза наполнились слезами.
– Но мне нужно! – попыталась сказать она.
– Всем нужно. Кому сказано, брысь!
Наконец, полная женщина сжалилась над ней:
– Ладно, рисуй свои каляки! – Взяла голубой мелок и отчеркнула на свободной части асфальта неровный квадрат. – Только остальные мелки не трогай!
Рядом Олечка рисовала женщину с кривым лицом, но зато с короной на голове и кучей оборок на платье.
Малышка покрепче сжала в ладони мел и тоже принялась за дело.
Ей самой свой рисунок казался неплох.
“Вот только бы белого немного добавить и фиолетового. А здесь, наоборот, ярко-лазурного. А там… там черный след, оставшийся от нападения кхарских драконов. Но мы их отбили! А вдруг не получится?” – заволновалась она.
Девочка подошла к еще не высохшей после дождя луже, старательно намочила правую сандалию и оставила мокрое пятно в требуемом месте.
Строгая комиссия начала обходить юных художников, даря победителям книги, а всем ребятам – мелки, цветные карандаши и шоколадки. Олечка, разумеется, получила свой приз. Кроме нее, книги достались также мальчишке, нарисовавшему “войнушку” (“Не больно красиво, зато по теме,” – заметил кто-то из членов комиссии) и внучке начальника клуба, изобразившей стилизованное солнышко и надпись печатными буквами “Пусть всегда будет солнце!” На рисунок рыжей девочки никто не обратил особого внимания.
– Подумаешь, какой-то дом!
Тем более что карандаши с шоколадками уже закончились.
– Ладно, можешь взять коробку с мелом, которым ты рисовала.
Но мелки уже все растащили, и она стояла напротив своей картины, в которой никто, кроме нее, не видел крепости-на-острове. Стояла, сжав губы и стиснув левой рукой камень на шейной цепочке.
– Хочешь, возьми карандаши, у меня уже есть книга, – несмело произнесла Олечка и осеклась под укоризненным материнским взглядом. – Но мама… Ой!
Рыжеволосая девчушка исчезла. Пропал и нарисованный ею замок. И только неровный квадрат с мокрым пятном посередине напоминал о том, что здесь что-то было.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.