Акупунктура

Анатолий Карданов
Акупунктура
Радикулит не отпускал меня всю мою сознательную жизнь, начало которой я отсчитываю с момента, когда впервые встал на горные лыжи. Так что я знаю почти всё о хроническом радикулите вообще и о моём – в частности, и уже писал об этом не раз. А сейчас расскажу, как в 75-м я иглоукалыванием лечился. Оно тогда только-только в моду входить стало.
Приехал я из горнолыжного лагеря Алибек, и вдруг – приступ. Как всегда, внезапный. Безо всяких видимых причин. Хотя, может, на Алибекской Хижине подхватил от кого-нибудь? Ну, да ладно, не в этом дело. А приступ тяжёлый. Женя, жена моя, мне витамин В-12 с анальгином вводит. Но не для того, чтобы вылечить (мы-то знали, что этим вылечить нельзя), а чтобы я до поликлиники мог добраться. Они там тоже пытались меня спасти. Но безуспешно. Чего только ни пробовали: и массаж, и электрофорез, и диадинамик. Диадинамик мне нравится. Я принципа действия не знаю, но ощущение такое, как-будто кто-то ежовой рукавицей спину мнёт. Под диадинамик спится хорошо. А толку никакого. Сестра подойдёт, бывало, разбудит и спросит: “Ну, как, говорит, не больно?” – “Нет”, – спросонок отвечаю, – “не больно”. Она напряженьица подбросит, и я опять сплю. Ну, всё перепробовали…
Мой физиотерапевт уже совсем отчаялся. Сидит такой грустный. Задумчивый такой. А потом и говорит: “Есть ещё одно средство. Но это уже – крайняя мера. Я бы, говорит, даже сказал – высшая мера. Сам я в это дело не верю, но некоторые хвалят. Так что, если вы подписку дадите, что согласны на эксперимент, то я вам эту процедуру назначу.” Ну, мне интересно стало. – “А что за процедура такая?” – спрашиваю. – “Да иглоукалывание, отвечает, или акупунктура, по-нашему”.- А сам глаза в сторону отводит, как-будто стыдится. – “Мне, говорит, эти эксперименты на живых ещё людях не нравятся. Но если вы подписку даёте, то я вас направлю.” – “А чё там, говорю, хуже-то не будет”. И подписываю какую-то бумажку. – “Как знать?” – физиотерапевт говорит. – “Вы с этим направлением идите на 3-й этаж и спросите, где доктор Кох принимает. Её Елизавета Генриховна зовут. Она иглоукалывание на Тибете изучала. Пять лет. Ну, ни пуха вам.”
Прихожу я, значит, к этой Эльзе Кох с направлением. Она говорит: “Раздевайтесь”. – “Докуда, спрашиваю, раздеваться?” – “До пояса сверху всё снимите и обувь, а штаны и трусы до колен спустите.” А там медсестра молоденькая, между прочим. – “Прямо здесь, что-ли, раздеваться?” – спрашиваю. – “Идите за ширму, раздевайтесь и ложитесь на живот.”- Лежу я на животе, больше чем полуголый, и жду. Подголовник опущен, стопы свешиваются за край кушетки, под животом – подушка. Её сестричка положила перед тем, как я лёг. Это чтобы я расслабился. Потому что у меня подострый период уже, а острый миновал. Во время острого периода боли самопроизвольные, даже в покое. Помогают только анальгетики. А в подостром периоде боли возникают при движении, перегрузках или охлаждении. А в кабинете довольно свежо. Можно даже сказать – морозно. На дворе февраль, а окно с подветренной стороны открыто. Вихри, довольно-таки враждебные, по комнате носятся и за ширму залетают через верх. Со снегом, между прочим. Снегопад несильный, сугробов не наметает, но всё же голой спиной снежинки чувствую. Пока спина тёплая, растапливаю снег потихоньку и жду, что дальше будет. Может быть, думаю, это по тибетской методике полагается – вместо новокаина.
Не успела ещё у меня спина полностью анестезироваться, как Эльза ко мне за ширму входит. И сестричку привела. – “Смотрите, говорит, какая у него характерная анталгическая поза: изгиб позвоночника вершиной вправо – в больную сторону, треугольники талии несимметричны, а правые плечо и лопатка – выше. Видите, как ярко выражен повышенный тонус мышц спины, поясничного отдела и ягодичной области…” Говорит, а сама в это время довольно болезненно определяет пальпаторно состояние моих ягодичных и бедренных мышц и важнейших нервных стволов: седалищного, берцовых и бедренных. Я уж и не рад, что пришёл, но делать нечего – подписку-то я дал. Но всё-таки поёживаюсь от её пальпации. И чувствуется, что это её раздражает…
– “Лежите, говорит, спокойно. Я сейчас вам иглы буду устанавливать.” – Я-то думал и вправду – иглы, а это такие остренькие деревянные щепочки, вроде зубочисток. Ну, понавтыкала она мне их всюду – и в области крестца, и в подъягодичную складку и в икры. Втыкает и тут же нам на китайский переводит: “Гуань-юань-шу, сяо-чан-шу, пан-гуань-шу…” и всё такое. И не просто так втыкает, а как штопор вкручивает. Больно, конечно, с непривычки, но терпеть можно. Тем более, что предварительное замораживание по тибетской методике частично уже проведено. Ну, воткнула она в меня зубочистки и говорит: “Теперь не шевелитесь. Через пятнадцать минут я сниму.” И уходить собирается. Я голову повернул, смотрю на неё. А она в тёплом свитере, поверх него халат надет, на все тесёмочки завязанный, и на голове лыжная шапочка. – “Вам не холодно?” – с плохо скрываемым юмором спрашиваю. Но она мой юмор то ли не поняла, то ли не приняла. – “Нет, – говорит, – тепло”. – И ушла. Ну тепло, так тепло, думаю. Может, ей и вправду тепло, а может, это я плохо ихний тибетский юмор понимаю. И уснул. На пятнадцать минут в анабиоз впал.
Проснулся, когда она свои иголки вывинчивать стала. А медсестра молоденькая рядом стоит. Эльза иголки вывинчивает и ей отдаёт, а та их пересчитывает и в стерильный стаканчик складывает. Тибетский лама их, наверное, Эльзе под отчёт дал, как драгметаллы. А я, пока спал, совсем застыл. Ну, сейчас, думаю, отогревать будут. Двумя женщинами, как у них там в ихних тибетских концлагерях принято. Но нет. Медсестра смахнула с моей спины и задницы снег, который уже не таял, и Эльза велела мне одеваться. Назначила мне прийти через день – в среду. Каждый день нельзя. Слишком это сильнодействующее средство, оказывается.
Во вторник был диадинамик. Я слегка отогрелся и в среду, как мне было назначено, к Эльзе прихожу. А дверь заперта, и к ней бумажка приколота: “Приёма нет! Обращаться в справочное.” В справочном мне сказали, что приём возобновится не раньше, чем через три недели: вчера Эльзу вместе с молоденькой медсестрой поместили в больницу по поводу острой пневмонии, связанной с переохлаждением… А приступ у меня ещё во вторник прошёл так же внезапно, как и появился.
Так что я до сих пор не знаю, лечится радикулит иглоукалыванием или нет…

,
Более полный вариант написан 16 марта 1999 (Нью-Йорк) и опубликован на сайте litsovet.ru 26 февраля 2006

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.