История провинциального города

Первое упоминание о городе Упатьевске встречается в 1380 г. Дмитрий Донской в письме князю Михаилу Унженскому отметил, что «… нет более подлых и воровитых людишек, нежели упатьевцы». Оказалось, что жители города обещали поставить сено в армию хана Мамая и даже крест целовали, но обещания своего не сдержали и тем самым едва не сорвали знаменитую Куликовскую битву и не лишили князя великой победы. Оттого тот и гневался.
Затем город несколько веков пребывал в полусонном состоянии, пока до него не докатилось эхо гражданской войны.
Бывший выпускник местной гимназии, а затем командир полка «Красные буревестники революции» Алексей Попович, взяв город в «клещи», предъявил ультиматум засевшим в Упатьевске деникинцам. Не учтя того факта, что белые успели вывести свои войска и на ультиматум просто не кому было ответить, Попович дал команду «Огонь!» и в результате многочасового артиллерийского обстрела большая часть домов и хозпостроек в городе была разрушена.
Восстановленная советская власть признала заслуги комполка в раздувании мирового пожара на локальной территории и, наградив его орденом «Красного знамени», назвала главный и единственный проспект города « имени Большевика Поповича».
В Упатьевске началась бурная жизнь. Чистки военного коммунизма сменялись колбасными прилавками НЭПА. Борьба с левым уклоном в один момент менялась на борьбу с правым. Словом, чтобы выжить, необходимо было держать нос по ветру и изменять свой курс в полном соответствии с курсом партии.
Алексей Попович выжил и к началу войны с немцами занимал почетную должность секретаря Упатьевского райкома.
Война началась в полном несоответствии с инструкциями ЦК партии. Вместо победоносного разгрома врага на его территории, наши войска, почему-то очень быстро оказались в окрестностях Упатьевска. Через город в сторону столицы нескончаемым потоком несколько дней тянулись колонны солдат и техники. Затем все стихло. Упатьевск, в целях спрямления линии фронта, Ставка решила оставить немцам.
В райкоме партии царил полный хаос. Секретарша Нюра жгла в печи секретные документы: отчеты в обком о ходе посевной, сводки с колхозов и совхозов, личные дела коммунистов.
– Алексей Владимирович, что с портретами-то делать. У нас, чай, все Политбюро по стенкам висит и маршалы наши.
– И с нами Ворошилов, первый красный офицер! – Попович грустно усмехнулся. – Политбюро, Нюра, не трогай. Это святое. Политбюро с собой в лес возьмем. В партизаны!
Алексей Попович был коммунистом до мозга костей. Он верил в мировую революцию, светлое будущее и товарища Сталина. В одном из последних пакетов, поступивших из обкома, был приказ Верховного Главнокомандующего о тактике выжженной земли. Ничего не оставлять врагу. Сжигать дома, взрывать мосты, водокачки, угонять скот.
Ответственность за выполнение приказа была возложена на местные партийные органы.
Попович взял под козырек и в течение недели в Упатьевске были заминированы все хозяйственные объекты, железнодорожная станции и мост через речку Куземку. Все коммунисты города, не признанные в действующую армию, мобилизовывались в партизанский отряд «За Родину».
Словом, все было готово к появлению немецко-фашистких захватчиков. Поэтому, когда в кабинете у Поповича раздался телефонный звонок и взволнованный голос дежурного по станции прокричал, что в окрестностях города появились немцы, председатель райкома ничуть не удивился.
– Ну что, хлопцы, – Алексей Владимирович обвел глазами коммунистов, пришедших по срочному вызову в райком, – пришла наша пора. Покажем гадам, как воюют герои гражданской войны. Начальник штаба, слушай мою команду. Взрывай все, к чертовой матери!
Через полчаса полсотни человек, вооруженных, чем попало, уходили в окрестные леса. Сзади их раздавались все новые и новые взрывы. Так Попович уничтожил Упатьевск во второй раз.
Самое любопытное заключалось в том, что немцы, замеченные дежурным по станции и принятые за авангард противника, на самом деле оказались заблудившейся группой тылового обеспечения. Увидев, как прямо перед ними взрываются паровозы и вагоны на станции, они исчезли так же быстро, как и появились. Больше, на всем протяжении войны, в Упатьевске немецко-фашистких войск не было. Точно так же, как наша Ставка решила сдать город, немецкое командование брать его не стала, опасаясь попасть в «котел». Затем ситуация на фронтах резко изменилась, началась знаменитая битва за Москву и про Упатьевск все забыли.
Попович этого не знал и, пребывая в полной уверенности, что находится на захваченной врагом земле, открыл боевые действия. Партизанский отряд «За Родину» под командованием секретаря Упатьевского райкома партии Алексея Поповича был единственным за годы Великой Отечественной войны, воевавшим на своей территории.
Воевал он недолго, около месяца. К счастью для Поповича, партизаны не успели нанести существенного вреда Родине. Так, сожгли пару сараев, да, уничтожив железнодорожные пути в нескольких местах, крушения воинских эшелонов не устроили. Что и отметила особая партийная комиссия, разбиравшая впоследствии персональное дело коммуниста Поповича. Конечно, в другое время его расстреляли без суда и следствия. Но атмосфера всеобщего бардака, царившего в первые месяцы войны, спасла председателя райкома. Его выгнали из партии и отправили на фронт искупать вину. В принципе, коммунист Попович действовал строго по инструкциям, не его вина, что фашисты отказались оккупировать город, да и ситуацию парткомиссии надо было срочно «замазать».
В краеведческом музее города Упатьевска до сих пор хранятся буденовка, шашка и маузер большевика Поповича. Проспект же его имени, после восстановления города, был переименован. Теперь он носит гордое, но немного длинное название «В честь победы на Куликовом поле».

Все события, имена и пр. выдуманы.

0 Comments

  1. mark_lutskiy_

    Уважаемый Автор!
    Глава райкома партии назывался у коммунистов не председателем, а секретарем. В годы войны на экраны вышел фильм о партизанах под названием “Секретарь райкома” .

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

История провинциального города

Первое упоминание о городе Упатьевске встречается в 1380 г. Дмитрий Донской в письме князю Михаилу Унженскому отметил, что «… нет более подлых и воровитых людишек, нежели упатьевцы». Оказалось, что жители города обещали поставить сено в армию хана Мамая и даже крест целовали, но обещания своего не сдержали и тем самым едва не сорвали знаменитую Куликовскую битву и не лишили князя великой победы. Оттого тот и гневался.
Затем город несколько веков пребывал в полусонном состоянии, пока до него не докатилось эхо гражданской войны.
Бывший выпускник местной гимназии, а затем командир полка «Красные буревестники революции» Алексей Попович, взяв город в «клещи», предъявил ультиматум засевшим в Упатьевске деникинцам. Не учтя того факта, что белые успели вывести свои войска и на ультиматум просто не кому было ответить, Попович дал команду «Огонь!» и в результате многочасового артиллерийского обстрела большая часть домов и хозпостроек в городе была разрушена.
Восстановленная советская власть признала заслуги комполка в раздувании мирового пожара на локальной территории и, наградив его орденом «Красного знамени», назвала главный и единственный проспект города « имени Большевика Поповича».
В Упатьевске началась бурная жизнь. Чистки военного коммунизма сменялись колбасными прилавками НЭПА. Борьба с левым уклоном в один момент менялась на борьбу с правым. Словом, чтобы выжить, необходимо было держать нос по ветру и изменять свой курс в полном соответствии с курсом партии.
Алексей Попович выжил и к началу войны с немцами занимал почетную должность председателя Упатьевского райкома.
Война началась в полном несоответствии с инструкциями ЦК партии. Вместо победоносного разгрома врага на его территории, наши войска, почему-то очень быстро оказались в окрестностях Упатьевска. Через город в сторону столицы нескончаемым потоком несколько дней тянулись колонны солдат и техники. Затем все стихло. Упатьевск, в целях спрямления линии фронта, Ставка решила оставить немцам.
В райкоме партии царил полный хаос. Секретарша Нюра жгла в печи секретные документы: отчеты в обком о ходе посевной, сводки с колхозов и совхозов, личные дела коммунистов.
– Алексей Владимирович, что с портретами-то делать. У нас, чай, все Политбюро по стенкам висит и маршалы наши.
– И с нами Ворошилов, первый красный офицер! – Попович грустно усмехнулся. – Политбюро, Нюра, не трогай. Это святое. Политбюро с собой в лес возьмем. В партизаны!
Алексей Попович был коммунистом до мозга костей. Он верил в мировую революцию, светлое будущее и товарища Сталина. В одном из последних пакетов, поступивших из обкома, был приказ Верховного Главнокомандующего о тактике выжженной земли. Ничего не оставлять врагу. Сжигать дома, взрывать мосты, водокачки, угонять скот.
Ответственность за выполнение приказа была возложена на местные партийные органы.
Попович взял под козырек и в течение недели в Упатьевске были заминированы все хозяйственные объекты, железнодорожная станции и мост через речку Куземку. Все коммунисты города, не признанные в действующую армию, мобилизовывались в партизанский отряд «За Родину».
Словом, все было готово к появлению немецко-фашистких захватчиков. Поэтому, когда в кабинете у Поповича раздался телефонный звонок и взволнованный голос дежурного по станции прокричал, что в окрестностях города появились немцы, председатель райкома ничуть не удивился.
– Ну что, хлопцы, – Алексей Владимирович обвел глазами коммунистов, пришедших по срочному вызову в райком, – пришла наша пора. Покажем гадам, как воюют герои гражданской войны. Начальник штаба, слушай мою команду. Взрывай все, к чертовой матери!
Через полчаса полсотни человек, вооруженных, чем попало, уходили в окрестные леса. Сзади их раздавались все новые и новые взрывы. Так Попович уничтожил Упатьевск во второй раз.
Самое любопытное заключалось в том, что немцы, замеченные дежурным по станции и принятые за авангард противника, на самом деле оказались заблудившейся группой тылового обеспечения. Увидев, как прямо перед ними взрываются паровозы и вагоны на станции, они исчезли так же быстро, как и появились. Больше, на всем протяжении войны, в Упатьевске немецко-фашистких войск не было. Точно так же, как наша Ставка решила сдать город, немецкое командование брать его не стала, опасаясь попасть в «котел». Затем ситуация на фронтах резко изменилась, началась знаменитая битва за Москву и про Упатьевск все забыли.
Попович этого не знал и, пребывая в полной уверенности, что находится на захваченной врагом земле, открыл боевые действия. Партизанский отряд «За Родину» под командованием председателя Упатьевского райкома партии Алексея Поповича был единственным за годы Великой Отечественной войны, воевавшим на своей территории.
Воевал он недолго, около месяца. К счастью для Поповича, партизаны не успели нанести существенного вреда Родине. Так, сожгли пару сараев, да, уничтожив железнодорожные пути в нескольких местах, крушения воинских эшелонов не устроили. Что и отметила особая партийная комиссия, разбиравшая впоследствии персональное дело коммуниста Поповича. Конечно, в другое время его расстреляли без суда и следствия. Но атмосфера всеобщего бардака, царившего в первые месяцы войны, спасла председателя райкома. Его выгнали из партии и отправили на фронт искупать вину. В принципе, коммунист Попович действовал строго по инструкциям, не его вина, что фашисты отказались оккупировать город, да и ситуацию парткомиссии надо было срочно «замазать».
В краеведческом музее города Упатьевска до сих пор хранятся буденовка, шашка и маузер большевика Поповича. Проспект же его имени, после восстановления города, был переименован. Теперь он носит гордое, но немного длинное название «В честь победы на Куликовом поле».

Все события, имена и пр. выдуманы.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.