Опасное наследие.

1

Диковинные зигзаги мерцающего зелёного луча, рисовали в дымном воздухе клуба странные психоделические картины. Транс рок, пульсирующий почти уже двадцать минут, начал вызывать у Виктора безотчетное чувство беспокойства. Он то и дело едва заметно хмурился, пытаясь подавить легкие приступы тошноты и головокружения. Странно, неужели музыка? Нет, маловероятно, не настолько он чувствительная натура, дело, скорее всего в том, что с самого утра он чувствовал небольшое недомогание, а заунывная тягучая музыка в изрядно задымленном помещении это недомогание усилила. В который раз за вечер он упрекнул себя в том, что поддался на провокацию Андрея и вместо того, чтобы наслаждаться Гиннесом в давно облюбованном баре, он тянет через соломинку сладкую муть и слушает музыку, которая, мягко выражаясь, не слишком ему близка. Андрей же напротив, всем своим видом демонстрируя высшую степень удовлетворения, сидел за столиком, полуприкрыв глаза, и покачивал головой в такт музыке. Перед стойкой ди-джея мерно извивались и дергались несколько человек, похоже, завсегдатаев клуба. Их половую принадлежность, учитывая особенность освещения, было весьма затруднительно определить. Из-за стойки периодически выкатывались клубы подсвеченного артистического дыма, словно в зале и без того дым не плавал слоями. Зато становилось понятно, почему так плохо работает вентиляция, иначе эффекта от дымовой установки значительно поубавилось бы. Наконец на последнем длинном аккорде музыка затихла. Танцующая братия, словно нехотя потянулась к стойке бара и столикам, место ди-джея временно опустело.
– Андрей, что мы здесь делаем, а? – Виктор с тоской оглядел полупустой зал.
– Сидим, отдыхаем, коктейли потягиваем, – Андрей хитро сощурился.
– Я предпочел бы пару бокалов Гиннеса под хорошую закуску, – вздохнул Виктор.
– Ну, Вик, пивом тебя не удивишь, тем более Гиннеса здесь нет. К тому же надо куда-то еще, кроме твоего любимого бара, выбираться для разнообразия.
– Ты решил удивить меня этим? – Виктор громыхнул кубиками льда о стенку фужера, – или психоделической дымовухой?
– Да погоди ты, ещё не вечер, – отмахнулся Андрей, – скоро веселее станет.
– А чего же ты меня сюда так рано притащил?
– Сейчас народ повалит, с местами туго будет.
Как будто в подтверждение его слов, клубный зал начал понемногу заполняться разношерстной толпой, скоро не осталось свободных столиков.
– Извините, можно нам с подругой за ваш столик? – На Виктора смотрела, приветливо улыбаясь, миловидная брюнетка. Её подруга обезоруживающе улыбнулась, приветливо взмахнула рукой и, не дожидаясь ответа, изящно опустилась на стул рядом с Андреем.
– Конечно, – опомнился Виктор, – проходите, пожалуйста, – поднявшись, он пододвинул девушке стул.
За стойкой ди-джея наметилось какое-то оживление, пару раз поднимались и уходили люди, переключалась аппаратура, и несколько минут спустя, место рулевого занял уже другой ведущий. В зале раздались приветственные возгласы, ди-джей в ответ громко пожелал нескучной ночи, и из колонок вырвались зажигательные звуки псевдолатинской музыки. Народ сразу оживился и потянулся ближе к танцполу. Виктор удивился тому, насколько разномастной оказалась публика. Обособленные группы дорого одетой молодёжи с надменными выражениями лиц чередовались со студентами в отвислых джинсах, заскочившими оттянуться, байкерами и девицами легкого поведения. Ди-джей хорошо знал своё дело, зал быстро разогрелся, и скоро стало совсем душно. В дополнение к дыму воздух наполнился смесью запахов пива и пота, а эмоциональная атмосфера в клубе стала гораздо более раскованной, чем прежде. Виктор не заметил, как подруги, расположившиеся за их столиком, затерялись в танцующей толпе.
– Ну что, повеселее немного? – Андрею пришлось, нависнув над столиком, повысить голос. Виктор пожал плечами.
– Ты чего сегодня такой скучный? – Андрей, взяв на себя роль зеркала, состроил кислую мину, – давай оторвёмся, потанцуем.
– Неохота пока, ты давай, я может, позже… – Виктор окинул взглядом набитый танцующим народом зал, – соседки наши где-то уже зажигают.
– Да ладно, тут полный зал соседок, – Андрей подмигнул Виктору, затем лицо его вытянулось в восхищенной гримасе, – вон, смотри какая…
Виктор проследил за взглядом друга. В некотором отдалении от них на границе танцпола у ряда столиков изящно и грациозно танцевала высокая девушка модельной внешности. Создавалось впечатление, что она танцует одна в неком прозрачном куполе, создающем вокруг нее независимое от остального зала пространство. Танцевала она красиво, но как-то скованно, механически, как будто выполняла хорошо знакомую, но давно надоевшую работу.
– Ну что, слабо присоединиться? – Виктор кивнул на танцующую модель.
– Да не то, чтобы слабо, – Андрей почесал в затылке, – сегодня нарываться не слишком охота. Она вон с тем куском мяса, что за столиком рядом.
Тут Виктор обратил внимание на огромных размеров мачо, развалившегося за ближним к танцполу столиком. Тот равнодушно смотрел на девушку, как на элемент подтверждения собственной репутации в глазах окружающей толпы.
– Такие здесь не редкость, сами не танцуют, девиц, как болонок на выгул приводят. Да и подруги их не горят желанием в клубе знакомиться. В общем, не вариант, – Андрей отвернулся от модели.
– Вах! А вот это гораздо интереснее, – Андрей расплылся в улыбке, – студентка, комсомолка… ладно Вик, ты пока дозревай, а я пойду разомнусь.
Не теряя времени даром, Андрей просочился сквозь плотную группу подкрашенных молодых людей в обтягивающих футболках, спиной почувствовав на себе их взгляды. Виктор хмыкнул и принялся детально разглядывать веселящуюся толпу, претерпевающую вторую волну трансформации. Если сначала она более походила на слоеный коктейль, где ингредиенты почти не перемешаны, то теперь стала значительно более однородной и раскрепощенной, к тому же, разогревшись от танцев и алкоголя, начинала частично освобождаться от лишних элементов одежды. Андрей отсутствовал уже достаточно долго и Виктор, предоставленный самому себе, начал скучать. В очередной раз оглядев зал, он заметил танцующих девушек, соседок по столику. Вокруг них крутилось несколько байкеров, но не было похоже, что у подруг появились постоянные партнеры по танцам. Стараясь не наступить кому нибудь на ногу, Виктор протиснулся к танцующим девушкам.
– Привет, – улыбнулась брюнетка, – а брат твой где?
– Какой брат? – Виктор не сразу сообразил, что речь идет об Андрее.
– Так не брат, значит? А вы похожи, хотя что-то у вас в глазах… очень разное.
– Ничего себе! Когда же ты это успела разглядеть? – удивился Виктор, легко вписавшись в танец.
– А я наблюдательная, – девушка рассмеялась.
– Вообще-то, мы почти братья.
– Это как – почти?
– Росли вместе в одном доме с самого детства, много чудили, – Виктор хмыкнул, – у нас даже имена наоборот.
– Наоборот? Интересно…
– Угу, я Виктор Андреевич, а он, соответственно наоборот Андрей Викторович.
– Я – Оксана, – девушка улыбнулась, – а это Юля, – она нашла глазами подругу, и взгляд её сразу стал напряженным.
Обернувшись, Виктор заметил, что Юля сопротивляется подвыпившему парню, обхватившему ее за талию и пытающемуся прижать к себе.
– Браток, ты бы отпустил девочку, видишь же – ей не нравится, – вздохнув, как можно любезнее обратился он к парню.
– Ты бы отвалил… браток, – огрызнулся тот.
– Слушай, я небольшой любитель неприятностей, но девушку настоятельно советую отпустить, – спокойно добавил Виктор.
– Тебе подсказать, куда засунуть твои настоятельные советы? – продолжая держать упирающуюся девушку, парень злобно уставился на Виктора.
– Не стоит, догадываюсь, – ответил тот и незаметно для окружающих переместил свой вес на каблук ботинка, под которым странным образом оказался большой палец ноги парня.
– Уй! Гад… с ноги сойди, – взвыл парень, тут же отпустив девушку.
– Вот и чудно, вот и молодец, – широко улыбнулся Виктор, убирая каблук с ботинка.
– Ну, всё! Ну, ты попал, козёл, – прохрипел парень выпрямляясь.
– Куда? – невинно поинтересовался Виктор.
– Сейчас узнаешь, – злорадно ухмыльнувшись, парень оглядел обступивших Виктора приятелей, – пошли, козёл.
– Фу, как некультурно, – делано возмутился Виктор, – ну, пошли, коли неймется.
– Никуда вы не пойдете! – выкрикнула Оксана, схватив Виктора за локоть.
– Не ори, красавица, ему не очень больно будет, – расплылся в сальной улыбке один из дружков парня.
– Подержи мобильник, пожалуйста, – улыбнулся Виктор, мягко высвобождая локоть, – я скоро вернусь.
Сунув девушке телефон, Виктор в окружении недружественной компании протиснулся сквозь танцующую толпу к туалетам. Туалет оказался на удивление просторным и практически безлюдным, если не считать брызгающего водой себе в лицо слегка перебравшего гражданина, интеллигентного вида.
– Пошел вон, – сквозь зубы процедил парень.
Интеллигент, дрожащими руками нацепив очки, быстро испарился. Парень, злорадно скалясь, попытался напустить на себя вид свирепого превосходства.
– Как-то вас маловато, – расстроено протянул Виктор, оглядываясь.
Кроме мелко трясущегося от злости парня, сзади по бокам довольно равнодушно стояли ещё двое, ожидая скорее быть зрителями шоу, нежели активными участниками.
– На тебя хватит, – процедил парень и уверенный в неотразимости своего удара, выкинул кулак навстречу лицу Виктора. Тот не двигаясь с места, легко увернулся, парень, промахнувшись, едва устоял на ногах. Отпрянув назад, он медленно достал из заднего кармана джинсов нож бабочку. Клацнуло лезвие.
– У-у-у, а это уже серьёзно, – протянул Виктор, нахмурившись.
В следующую секунду несколько молниеносных движений Виктора почти слились для окружающих в одно неуловимое па. Двое стоявших позади, сползли по стене на заплёванный пол, судорожно ловя открытыми ртами воздух. Парень, перегнувшись пополам, стоял на коленях и, упираясь трясущейся рукой в кафель, как бы разглядывал на полу диковинный рисунок. Носком ботинка Виктор откинул звякнувшую об пол бабочку, затем, чтобы не трогать рукоять, оторвал лоскут бумажного полотенца, обернул нож и выбросил его в мусорную корзину. Дверь туалета открылась, шумно ввалившись внутрь, двое байкеров резко остановились, словно наткнулись на невидимую стену.
– Устали ребятки, напрыгались в зале, – сочувственно прокомментировал Виктор, – ничего, сейчас отдохнут немного, будут как новые.
Сокрушенно качнув головой, он двинулся к выходу. Двое байкеров, проворно расступившись, проводили его взглядами. Выйдя в зал, Виктор поискал глазами Оксану с подругой и, не увидев их среди танцующих, двинулся через танцпол к своему столику. В этот момент Виктора сзади кто-то ущипнул чуть ниже спины.
– Привет, красавчик, – обернувшись, он увидел даму неопределённого возраста, под изрядным слоем макияжа определить точнее не представлялось возможным, – оторвемся?
– Спасибо, я уже оторвался, – буркнул Виктор и заспешил к столику.
– Ты чего же бабушку обидел? – съязвил Андрей и тут же рассмеялся своей плоской шутке.
– Отвали, – беззлобно огрызнулся Виктор, – ты наших соседок не видел?
– Не-а, – покачал головой Андрей, – Хм, а это не они сюда охранника волокут?
– Они, – погрустнел Виктор.
– И где же? – остановившись, охранник обернулся к Оксане.
– Всё, командир, – ответил за нее Виктор, – инцидент исчерпан, все осознали и раскаялись.
Охранник, пожав плечами, отошел к стойке бара. Девушки опустились за столик, Оксана протянула Виктору телефон.
– Спасибки, – проворковала Юля.
– Я пропустил что-то интересное? – оживился Андрей.
– Совсем ничего, – отмахнулся Виктор.
Зазвучали первые зажигательные звуки меренге, зал одобрительно взвизгнул. Танцующие начали перестраиваться подвое, толпу словно причесали, движения стали более согласованными, чем прежде. Народ дружно потянулся к танцполу если не поучаствовать, то хотя бы постоять рядом. Действительно при звуках меренге усидеть на месте оказалось совершенно невозможно.
– Пошли, пошли, – Юля уже уводила за собой Андрея, Оксана вопросительно взглянула на Виктора.
– Хм, я не знаю, как его танцуют, – смутился тот.
– Легко и весело, – Оксана улыбнулась, – пойдём, покажу. Ты хорошо двигаешься, проблем не будет.
Повороты, повороты… Оксана прекрасно танцевала, улавливая малейшие движения партнёра. Виктор освоился быстро, тем более что танец хотя и имел определённые правила движения, но всячески располагал к импровизации. Впервые за вечер Виктор почувствовал себя легко и свободно, неприятные ощущения и накопившаяся за неделю усталость растворились в танце, словно кусок рафинада в горячем чае. Он слышал музыку, ощущал вокруг себя горячее дыхание возбуждённой толпы и видел только глаза Оксаны. Глаза зовущие, смеющиеся, ускользающие. Виктор даже не сразу понял, что танец закончился. Они вдвоём вернулись к столику, где Андрей уже заказывал прохладительные напитки.
– А ты, оказывается, прирождённый танцор меренге… ничего не мешало? – хохотнул Андрей.
– Болтун, – отмахнулся Виктор, удовлетворённый, тем не менее, что не выглядел неуклюжим новичком.
В этот момент со стороны входа донесся шум, ещё через секунду выключилась музыка, и в зале зажегся верхний свет. Раздались возмущенные выкрики, женский визг, звон бьющейся посуды. Затем грубый окрик:
– Спокойно! Всем оставаться на местах!
По залу, распределяясь, засновали люди в камуфляже и масках. Они периодически выхватывали кого-нибудь из толпы, обыскивали, раздавали пинки, тычки и перемещались дальше. Двое оперативников бандитского вида, одетых в гражданское, отделившись от толпы, руководили их действиями. Затем всем имеющим с собой документы было предложено проследовать на выход. Виктор с другом и девушками вышли на улицу. Над фонарями фиолетово плыл на удивление душный для конца августа вечер, недалеко от входа в клуб двое милиционеров обыскивали кавказцев, положив их лицом на капот собственной шестёрки.
– Надо же так драйв поломать! – Возмутился Андрей.
– А может в другой клуб? Время ещё детское, – предложила Юля.
– Что-то настроение уже не клубное, – вздохнул Виктор.
Девушки переглянулись, чувствовалось, что им не хочется терять компанию.
– А давайте ко мне, – предложила Юля, – я здесь рядом живу. Родители на даче, музыку крутить никто не помешает.
Теперь переглянулись Виктор с Андреем, затем Виктор посмотрел на Оксану.
– Отличная мысль, – улыбнулся он, – только давайте остановимся у ночного магазина с приличными напитками.
Не успел он договорить, как Андрей уже тормозил вырулившее из-за угла такси.
Через полчаса, прихватив из магазина два полных пакета, они поднимались по лестнице на шестой этаж старого здания сталинской постройки. По известному закону лифт оказался сломан. Добравшись до своей лестничной площадки, Юля обернулась к сопровождающим и прижала к губам палец. Все замолчали и тихо проследовали за ней в квартиру.
– Прямо, как мимо спящей вахтёрши в институтской общаге, – прокомментировал Андрей.
– Почти, – согласилась Оксана, – в соседней квартире один тип живёт, Юльке прохода не даёт совсем.
– Так это дело поправимое, – Андрей повернулся к Юле, – хочешь, мы с Виком зайдём к нему в гости?
– Нет, не надо, – испугалась Юля, – он безвредный. К тому же и так судьбой обиженный.
– Псих, что ли?
– Не то, чтобы, но есть немного… контуженный он, в горячей точке служил. Когда сосед трезвый, совсем нормальным выглядит… цветы даже под дверью оставлял, – Виктору показалось, что Юля слегка порозовела, – Но когда пьяный…
– А пьяный он почти всегда, – продолжила Оксана, – в глазок за Юлькиной дверью следит, если кто приходит, скандалить начинает.
– Ну, ладно, что это мы всё о пятом лишнем? – Андрей решил сменить тему, – а где у нас тут обещанная музыка?
– Пойдём, покажу, – Юля увела Андрея в комнату, а Оксана и Виктор с пакетами завернули на кухню.
Минут пять из комнаты раздавался смех, затем что-то упало, похоже, что рассыпались по полу компакт диски. Ещё через пару минут до кухни донеслись первые звуки композиции в стиле транс.
– Только не это, – скривился, как от зубной боли Виктор, Оксана звонко рассмеялась.
– А какую же музыку любишь ты?
– Джаз, – улыбнулся Виктор, – я старомоден.
– Это скорее говорит о вкусе, – Оксана достала из морозилки лёд, – у Юльки джаза нет, а у меня неплохая коллекция.
– Серьёзно? – удивился Виктор,
– Точнее у моего брата, – поправилась Оксана, отчего-то смутившись, – пошли в комнату?
В комнате царил полумрак, слабый свет исходил от необычного бра с вращающимся плафоном с одной стороны, и большого светящегося дисплея музыкального центра с другой. Полупрозрачный матовый плафон по окружности имел плавно меняющуюся степень затемнения с небольшими прозрачными пятнами в виде различных фигурок. Медленно вращаясь от тепла лампы, он создавал в комнате интересный эффект движения пространства, который здорово подходил к звучащей композиции. В большой квадратной комнате почти не было мебели, на одной стене висел огромный плоский телевизор, рядом стояла стойка с дисками, музыкальный центр и высокие узкие колонки, с другой стороны стоял мягкий уголок с креслами и прозрачным столиком, над которыми висели тыловые колонки. В углу, почти незаметный во мраке, бухал сабвуфер.
– Мы вас ненадолго оставим в одиночестве, – Оксана утащила за собой Юлю.
Виктор с наслаждением упал в мягкое кресло, ему показалось, что оно его почти проглотило.
– Ничего местечко, – довольно промурлыкал Андрей, – да и подружки тоже, – добавил он чуть погодя.
– Глубокая мысль, с которой трудно не согласиться, – заключил Виктор.
Девушки тем временем прикатили в комнату накрытый сервировочный столик, что вызвало у ребят заметное оживление. Андрей с глухим хлопком умело свернул пробку с бутылки шампанского.
– За приятное знакомство, – Виктор приподнял бокал с искрящейся “вдовой Клико”.
– И слава французским вдовам за столь божественный напиток, – добавил Андрей.
– А их было несколько? – удивилась Юля.
– Угу, мадам Клико, мадам Помери, мадам Камила Редерер, мадам Боллинже, мадам Лоран-Перье, мадам де Нонанкур… – сосредоточенно перечислял Андрей, загибая пальцы.
– И что, все были вдовами?!
– Все! – обречённо констатировал Андрей, Юля погрустнела.
– А мне казалось – такой праздничный напиток…
– Так и есть, – закивал головой Андрей, – в прошлом, хм… в позапрошлом веке на балах танцевали польку “Шампанское”, а Штраус даже оперу написал, посвященную этому божественному напитку.
– Кстати о танцах, не пора ли нам сменить пластинку, – предложила Оксана.
– Сейчас поставлю, – Юля присела у стойки с дисками.
Спустя минуту, музыка на миг затихла, а комната заполнилась знакомыми свистом и рёвом огромной дискотеки. Экран телевизора ожил, и вся компания мигом перенеслась в танцевальный зал, словно они и не уходили из клуба. Ди-джей что-то крикнул в микрофон, и со всех сторон понеслась быстрая музыка в стиле Хаус.
– Yes! Вечеринка продолжается, – Андрей выпрыгнул из-за стола, за ним последовали остальные.
Действительно окружающий звук и экран на стене создавали полную иллюзию присутствия. Их компания как бы расположились в уютном закутке, где посетители ограждены с трёх сторон от соседей, но четвёртой стороной обращены к залу. Звучала пляжная солнечная мелодия, и стоило только прикрыть глаза, как воображение рисовало синее безбрежное небо, где-то вдали незаметно сливающееся с тёплым океаном, раскалённый бархатистый песок с дрожащим над ним нагретым воздухом, высокие пальмы, почти не дающие тени и пляжный бар с экзотическими тропическими коктейлями под навесом. Идиллию нарушал нудный дребезжащий звонок, пробивающийся сквозь волны весёлой музыки. Юля раздражённо нажала кнопку на пульте, время остановилось, музыка оборвалась, а танцующая публика на экране застыла в самых нелепых позах. Дверной звонок продолжал дребезжать, теперь уже громче и оттого ещё противнее.
– Да не ходи ты, – Оксана придержала Юлю за руку.
– Всё равно не отвяжется.
– У нас гости? – Андрей удивлённо поднял брови.
– Да уж, гости… пойду, поговорю с ним, – Юля направилась в коридор, – я сейчас, – добавила она уже оттуда.
– Сосед? – спросил Виктор у Оксаны, качнув головой в сторону двери.
– Угу.
– Может всё-таки поговорить с ним?
– Не надо, Юлька сейчас его спать отправит.
Некоторое время из коридора не было слышно ни звука, затем входная дверь видимо приоткрылась и до присутствующих в комнате начали доноситься обрывки спора. Хриплый мужской голос что-то доказывал, требовал, то и дело срываясь на фальцет, женский мягко вразумлял и уговаривал. Через десять минут, когда накал разговора не только не снизился, а наоборот пошел вверх, дверь захлопнулась. Юля красная и расстроенная прошла в комнату и плюхнулась в кресло. В коридоре под градом ударов загромыхала дверь.
– Юлька! Открой, стерва! – глухо донеслось из коридора, – не откроешь, я дверь подорву!
– Спать сосед явно не хочет, – констатировал Андрей, – пошли, Вик, споём колыбельную.
– Не надо! – Юля, вскочив из кресла, вцепилась Андрею в руку.
– Это ещё почему? – удивился тот, – если товарищ по-хорошему не понимает, что беспокоить людей в столь неурочный час – моветон, то наш гражданский долг указать ему на это заблуждение.
– У него оружие есть, – выпалила Юля, – он мне как-то по пьяни хвастался.
– Хм, это совсем нехорошо, что такой тип с оружием по дому бродит, – вставил Виктор, – тем больше оснований с ним побеседовать, к тому же нам не привыкать.
В дверь продолжали колотить, со стороны лестничной площадки в квартиру неслись грязные ругательства. Виктор резко распахнул дверь. В коридор чуть не ввалился грязный, заросший мужичок среднего роста. За следами пьянства на лице и отросшей щетиной невозможно было определить его возраст, тем более что почти всю левую сторону головы занимала желто-белая седая прядь волос. Увидев пристально смотрящих на него молодых людей крепкого сложения, мужичок оскалился и отскочил к своей двери. В глазах его не было и тени страха, прищурившись, они просто заливали всё пространство перед собой ненавистью, злобой, и только лишь в самой их глубине можно было угадать потаенные следы невыносимой, лютой тоски.
– Послушай, приятель… – начал как можно спокойнее, Виктор.
Сосед, очнувшись, моментально скрылся в своей квартире, дважды клацнул замок.
– Ну, вот, – расстроился Андрей, – а так хорошо беседа завязывалась, – эй, Леопольд, выходи, – Андрей надавил кнопку звонка, никакого ответа не последовало.
– Вик, нам объявили бойкот, – Андрей пару раз пнул соседскую дверь, – пошли топить печаль в шампанском.
Вернувшись в комнату, друзья застали девушек в подавленном настроении, экран погас, Оксана, успокаивая, поглаживала Юлю по плечу.
– Ай-ай, девушки, чего такие мрачные? – Андрей звякнул фужерами, – товарищ осознал и ушел баиньки. Требую продолжения банкета.
– На самом деле, думаю, что сегодня он уже не объявится, – тихо сказал Виктор Оксане, – но вообще настоятельно советую завтра же написать заявление участковому. Игры с оружием никого ещё до добра не доводили… если это правда, конечно, что оно у него есть.
– Кстати, в продолжение темы о шампанском, – продолжил Андрей, осторожно разливая его по фужерам, – вы знаете, почему раньше в погреба, где оно доходило до кондиции, разрешалось заходить исключительно в железных масках?
– Нет, и почему же? – Юля оживилась, в её тоне мелькнул былой интерес.
– А потому… – Андрей сделал страшное лицо, – потому, что четыре из пяти бутылок взрывались, не выдержав давления газа, и можно было поранить лицо осколками…
Едва он закончил фразу, как за стеной громыхнуло так, что задрожала комната. Один фужер свалился со столика и разлетелся вдребезги, из стойки вылетела часть компакт дисков и рассыпалась по полу.
– Это не шампанское, – заключил Андрей, так и застыв с бутылкой в руке, из открытого балкона потянуло гарью.
– Сосед! – сдавленно охнула Юля.
Виктор выскочил на балкон. Из проёма соседского балкона, закрытого по бокам пластиковыми панелями и отстоявшего от Юлиного метров на пятнадцать, струился небольшой дымок. Отчётливо запахло порохом.
– Не добраться, – заключил Виктор, увидев, что между балконами на этом этаже нет парапета.
– Давай дверь вышибем, – предложил Андрей, – вдруг там срочная помощь нужна, а девчонки в милицию позвонят пока.
Друзья устремились в коридор, девушки проследовали за ними.
– А вы куда? – Виктор хмуро глянул на Оксану, – оставайтесь и вызовите милицию.
– Милицию вызовет Юля, а я с вами, – Оксана твёрдо взглянула на ребят, – я медсестра.
– Нет! – запротестовала Юля, – и я с вами, я боюсь одна…
– Ладно, – махнул рукой Виктор, – оттуда позвоним, а может быть, соседи уже вызвали.
Вчетвером они вышли на лестничную площадку. Там уже переминалась с ноги на ногу пожилая пара, не решаясь подойти к соседской двери. Старики ужасно обрадовались тому, что теперь на площадке они не одни и наперебой затараторили о том, как страшно испугались, и как у них в квартире попадала вся посуда… Выяснилось, что милицию они уже вызвали, но зайти к соседу боятся. Из щелей соседской двери выбивался дымок. Андрей с удивлением её толкнул, дверь открылась вовнутрь. Войдя в коридор, Виктор дотронулся до замка, язычок выстрелил со щелчком, значит, дверь открыли изнутри. В коридоре что-то тлело, но открытого огня видно не было. Под ногами хрустнули осколки разбитой лампочки. От едкого дыма запершило в горле. В затхлом воздухе витали запахи гари, пороха, бензина и ещё какой-то химии. Виктор с Андреем вошли в комнату. В задымлённом помещении всё казалось перевёрнутым вверх дном. До сих пор в воздухе плавали обуглившиеся обрывки бумаги. В центре тлеющего стола чернела воронка от взрыва адского устройства, над которым колдовал сосед. Сам он лежал головой, вернее тем, что от неё осталось на столе рядом с воронкой, кисть одной руки отсутствовала, все стены вокруг были в бурых подтёках, к косяку двери, прямо напротив вошедших следом девушек, прилип большой кусок желто-белой пряди волос. Оставляя за собой мокрый багровый след, он неожиданно начал медленно сползать вниз. Юля побледнела, как мел и с булькающими звуками резко согнулась пополам.
– Всё, уводи её отсюда, твоя помощь уже не нужна, – Виктор легонько подтолкнул остолбеневшую Оксану к выходу, – мы пока огонь потушим, – добавил он, глядя на тлеющее тряпьё, разбросанное по комнате и догорающие шторы.
– Для кого же он это готовил?.. – только и смогла произнести Оксана.
Шатаясь, девушки выбрались на лестничную площадку, где, вытянув головы, их дожидалась пожилая пара.
– За водой – ты на кухню, я в ванную, – скомандовал Виктор, Андрей согласно кивнул.
Едва они сделали шаг, как квартиру сотряс очередной мощный взрыв. В коридоре загудело пламя, чёрный дым с копотью повалил в комнату. В захлопнувшуюся входную дверь квартиры с криками заколотили снаружи.
– Попали, – процедил Андрей, поняв, что добраться до воды так же, как и выйти из квартиры теперь невозможно.
Коридор вовсю полыхал, огонь уже пожирал дверной проём комнаты. Виктор окинул взглядом помещение – ни воды, хотя сейчас помог бы разве что брандспойт, ни накидки, в которой можно попытаться добраться до выхода.
– Сюда, – Виктор открыл балконную дверь.
На балконе, к разочарованию Виктора не оказалось ни верёвки, ни брезента, Виктор перегнулся через перилла. На соседнем балконе стояла Оксана, даже отсюда в полумраке освещённого из их комнаты балкона было видно, как трясутся её руки.
– Пожарные скоро будут, – выкрикнула она.
– Спроси у Юли – есть ли крепкая верёвка?
Оксана скрылась за балконной дверью. Из горящей квартиры донеслось несколько хлопков, вслед за которыми огонь охватил всю комнату.
– Юный пиротехник, мать его… – выругался Андрей.
На соседнем балконе появилась Оксана, в отчаянии разводя руками, губы её тряслись.
– Ладно, Андрюха, давай попробуем перелезть на другой балкон.
Несмотря на поздний час, внизу под фонарями уже собиралась толпа зевак. Андрей и Виктор осторожно перелезли через поручень и встали на небольшой козырёк балкона.
– Сегодня явно не наш день… – мрачно протянул Виктор, оглядев соседние балконы. Сверху и снизу они оказались застеклены так, что не за что было зацепиться. К тому же там было темно, что, учитывая обстоятельства, означало одно – ставни открыть некому.
– Подержи меня, – Виктор протянул Андрею руку и, присев на одно колено, попытался выбить ногой стекло снизу. Толстое оргстекло издало характерный пластмассовый звук и, слегка прогнувшись внутрь, осталось цело.
– Тьфу, зараза… – сплюнул Виктор, – остаётся одно – дожидаться пожарной лестницы.
– Да, оторвались не по-детски, с огоньком, – попытался пошутить Андрей.
Виктор хмыкнул. С треском вылетело стекло балконной форточки, искры градом посыпались на вмиг занявшееся огнём тряпьё, сваленное под окном.
– Вик! – глаза Андрея расширились, – Под горящим тряпьём четыре канистры!
Одного быстрого взгляда Виктору хватило, чтобы понять – они уже ничего не успеют сделать.
– Значит, прыгаем, – …время замедлило бег… не сговариваясь, они одновременно посмотрели в черное беззвездное небо, затем обречено глянули вниз, на газон, на деревья, на толпу зевак, в ужасе прикрывших ладонями рты… Друзья словно выбирали, в какую бездну шагнуть…
– Убьёмся, – тихо ответил Андрей.
– Авось не убьёмся… как тогда, в детдоме… помнишь, как мы с крыши на деревья сиганули? Ничего, живы пока, – лицо Виктора дёрнулось в вялой попытке улыбнуться, – Ну, всё! Пошли!
Почти одновременно две фигуры отделились от ограждения дымящего балкона и стремительно понеслись вниз. В следующее мгновение раздался взрыв, сноп пламени вперемешку с густым черным дымом вырвался в просвет над ограждением, лизнул стену над собой и спрятался обратно в проем, превратив балкон в пылающий мартен. Завораживающее зрелище отвлекло внимание зевак, никто и не заметил, как одна из фигур, зацепившись в полете за длинную ветвь высокого дерева, сделала сальто и с холодящим сердце хрустом распласталась на газоне. Другую фигуру заметили в тот момент, когда она, с треском ломая сучья, застряла в нижних ветвях почти у самой земли. Ни один, ни другой человек не подавали признаков жизни. Завывание сирен пожарных расчётов и скорой помощи донеслось практически одновременно и вскоре несколько машин окружили горящее здание.

Из-за ограничений размера текста в этом разделе продолжение здесь: http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=108633&pid=45

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.