Aut bene, aut nihil! – практические задания (образ и стиль)

Дорогие слушатели и коллеги! К сожалению, за прошедшую неделю не все присоединились к нашему семинару, что очень жаль! Посему предлагаю продлить срок выполнения заданий по первой части «Aut bene, aut nihil» еще на неделю, до воскресенья 27.08. А пока предлагаю завершающее задание этой части, посвященное образному строю и стилю произведений. Здесь я предложу вам три стихотворения. И уж извините, задание будет посложней – расскажите, какие образы вы увидели в приведенных стихотворениях или охарактеризуйте их стиль.

Итак, задание 1. Стихотворение Виталия Балашова «Белый терем». Рекомендую исследовать стиль, хотя если вы сможете раскрыть и образную систему этого стихотворения, то буду только рад. Предупреждаю, что раскрыть образную систему здесь достаточно сложно. Дерзайте…

Белый терем

Был ли кудесник, не был –
Сед, молчалив и ласков, –
Быль обернулась в небыль
Светлой берёзовой сказкой.
Ахнув на неба просинь,
Ступишь с коня лихого,
Возле крыльца резного
В траву поводья бросив.
Скрипнут не в лад ступени…
Где ж ты, моя красна девица?
Где ж ты, моя красна девица,
Что ж не спешишь к добру молодцу?!.
В угол метнулись тени.
Дверь отворилась в горницу.
Близко не виден ворог.
Утро в окошки стелется.
Глянул за белый полог –
Спит моя красна девица…
Бряцнув кольчужной бронью,
Сняв запылённый шелом,
Сяду в твоём изголовье
В тереме белом…
1987 г.

Задание 2. Стихотворение автора Юрвас «Осенний вальс». Здесь мне очень хотелось бы увидеть ваш анализ именно образной системы стихотворения.

ОСЕННИЙ ВАЛЬС

В прозрачном сплетении веток
Прощальные краски лежат,
Для Вас под мелодию чудного света
Вальсируя, листья кружат.

Для Вас, для Вас, для Вас
И чистый простор, и ковёр золотой,
И моды осенней показ,
И вальс, и вальс, и вальс –
Беззвучный
Вальс!

Отчаянной вспышкой расцвета
Щемяще похожи они:
Пронзительность яркого бабьего лета –
Пронзительность поздней любви.

Для Вас, для Вас, для Вас
И неба лазурь, и берёз белизна,
И летнего солнца запас,
И вальс, и вальс, и вальс –
Волшебный
Вальс!

Не скроет и снежная замять
Красот полыхающих дни:
Мы с Осенью Вам оставляем на память
Рябин и признаний огни.

Для Вас, для Вас, для Вас
И сердце моё, и дыханье моё,
И жизни моей каждый час,
И вальс, и вальс, и вальс –
Осенний
Вальс!

И, наконец, задание 3. В очередной раз стихотворение Виталия Балашова «Этногенез». Попробуйте увязать образную структуру и стиль вместе.

ЭТНОГЕНЕЗ

Это дерево было
империей, грозной, могучей,
Своей пышной короной
касалось раскрытых небес,
После каждой зимы
расцветало всё ярче и лучше,
Раздвигая ветвями
покорно раздавшийся лес.
Не могу я понять,
как могло с ним случится такое –
Или корни устали
огромное древо держать?! –
Только стало крошиться оно –
так легко – под рукою,
Только стало на землю
тяжёлые ветви ронять…
И, теряясь в окраинах,
древа седые обломки,
Отягчённые грузом
прекрасных и буйных веков,
Среди чуждой травы
умирают – прямые потомки
Догорающей славы
угасших имперских родов.
Бесполезным вместилищем
памяти, боли и мысли
Остаются в траве
распадаться, ссыхаться и гнить.
На отмерших ветвях
всё ещё раскрываются листья.
Эти дети надеются, бедные,
мир
изменить…

Удачи! С нетерпением жду ваших ответов, надеюсь, что подключатся все те, кто отсутствовал и у меня, и у нашего мэтра Игоря Царева!
Ваш Валентин

0 Comments

  1. March95

    Задание 1.
    Стиль этого стихотворения, думаю, приближен к народному фольклору:

    начинается стихотворение с традиционной присказки – “Был ли кудесник, не был ” , “было ль то или не было, но старики рассказывали…” и т.д.

    ясно звучит ударная “О”, что придает тексту напевность, протяжность, что свойственно в некотором роде народному русскому наречию и былинному стилю повествования:

    Ступишь с коня лихОго,
    Возле крыльца резнОго…

    Часто в русских пословицах и поговорках присутствуют диссонансы, например:

    У кого нет рубАшки, тот рад и ветОшке.
    Рогожка рЯдная, что матушка рОдная.
    Богатый дивИтся, что бедному не живЕтся.
    В мИре, что в мОре.

    Те же диссонансы наблюдаем и в данном стихотворении:

    Где ж ты, моя крАсна дЕвица?
    Где ж ты, моя крАсна дЕвица,
    Что ж не спешишь к дОбру мОлодцу?!.

    кроме этого, в тексте присутствуют слова, обозначающие предметы народного быта и словосочетания, которые ассоциативно неразрывно связаны с народным творчеством: “конь лихой”, “горница резная”, “добрый молодец”, “красна девица”, “ворог”, “полог”, “шелом”.

  2. March95

    Задание 2.

    Образ бабьего лета в стихотворении – как образ поздней, быть может, последней любви, которая случается, скорей всего, неожиданно – “вспышка расцвета”, понимая, скорей всего, свою обреченность – “отчаянная вспышка расцвета”, и при этом с отчаянной надеждой прожить еще одну, новую жизнь, поэтому и “пронзительная вспышка” , и вера в то, что “летнего солнца” еще “запас”. Но кружат прощально листья, и скоро, совсем скоро придет “снежная замять” – от природы и от судьбы не уйти, не сбежать. И поэтому всё, что можно сберечь от бабьего лета и поздней любви, это – сохранить в памяти то, что было так неожиданно и тем дорого – огни рябин и признаний, кружение листопада, сердце, и дыхание человека, и прощальный осенний вальс, и самое главное, самое ценное – это “мелодию чудного света” в своей душе.

  3. March95

    Задание 3.
    Образ могучего древа, грозного и пышного – образ Российской империи, которая после каждой “зимы” – бед и несчастий, непременно расцветала снова, еще более могущественной, раздвигая Европу -“покорно раздававшуюся” при этом. Развал огромной империи похож на гибель этого древа, чьи обломки, вместилища памяти, есть братские народы и республики.
    К сожалению, не могу идентифицировать на политеческой арене никого с “раскрывающимися листьями”, надеющимися изменить мир. К тому же, “бедными”. Скорей уж “почками”, и точно небедными 🙂
    С уважением, Лена.

  4. dmitriy_rodionov

    1. Крайне осторожно отношусь к “древнеславянским” стилизациям. Как говаривал Б.Г., “сыт по горло древнерусской тоской”… Читаешь все эти “дюжие гузы” и “сколь-всяки” и диву даёшься – из каких бабушкиных сундуков обновы? Возможно, сказывается историческое образование, но когда нормальный человек в 21 веке начинает вдруг ни с того, ни с сего говорить языком Бояна, то это, простите, бАян! Давайте тогда на латыни. О. Мандельштам в работе “Армия поэтов” с удивлением описывал человека, который ходил по московским редакциям и предлагал французские переводы Языкова… Чем отличаются сказки Пушкина от “Горбунка” Ершова? У Пушкина НЕТ СТИЛИЗАЦИИ! Он в сказках не стремится говорить на древнем языке, наоборот, старается рассказывать понятно.
    К чести Виталия Балашова стилизации у него получаются. Это вам не кадышевское “широка река глубоко течёт”. Но шЕлом в мешке не утаишь…
    Давайте с самого начала: “Белый терем” А с чего он, позвольте спросить, БЕЛЫЙ? У В. Высоцкого понятно почему – он свой терем построил в наши дни, оштукатурил и побелил. А в какие времена отстроил каменный терем окольчуженный Виталий Балашов? Вы примерно представляете, когда началось каменное гражданское строительство на Руси? Знаете, от какого слова произошел милый “теремок”? ТЕРЕМ м. (тюрьма, Thurm и пр.) (Даль) Вот и получается – ради красного словца…
    “Ступишь с коня лихого,
    Возле крыльца резного
    В трАву поводья бросив”
    Я ничего не смыслю в лошадях, но здесь, имхо, описан или двухсаженный богатырь, или он приехал на пони. Мало того, что “ступить с коня” – спорно… Что за бардак творится перед боярским каменным теремом, если поводья можно бросить в трАву? Или конь пал? Или богатырь вырвал поводья да бросил?
    Слово “лихой” автор, к примеру, употребляет в современном значении “стремительный”, “смелый”, не задумываясь, что во времена “теремов” и “шЕломов” был только один смысл слова “лихо” и это лихо не стоило будить, а с лихими людьми лучше бы не встречаться вовсе.
    Это моё вполне субъективное мнение о стилизациях…
    С уважением,
    Дмитрий

  5. dmitriy_rodionov

    Задание 2.
    Итак, прежде чем перейти к системе, надо вычленить её элементы. Образ, метафора, аллегория. Одни из самых значимых инструментов поэтического языка. Если проза использует метафору с чисто вспомогательными целями, то в поэзии её место – на троне.
    По очереди:
    “Прощальные краски” – крепкая метафора. Результат поиска на Яндексе “прощальные краски осени” – 45 страниц, 30 сайтов. Но в данном случае новизна метафоры – не главное. Главное найти систему, не так ли?))
    “под мелодию чудного света” – снова работают зрительные ассоциации. Тоже не вполне оригинальное, но приемлимое сочетание.
    “Вальсируя, листья кружат” – олицетворение. Именно яркое кружение листьев в вальсе – красная нить произведения.
    “И моды осенней показ” – опять инверсия, да?))) Наверное, тоже олицетворение, только вкупе с инверсией какое-то не очень уклюжее…
    “Беззвучный
    Вальс!” – обратите внимание на этот очень важный момент. Звуки мешают автору, он старательно от них избавляется и хочет, чтобы мы именно УВИДЕЛИ осень, УВИДЕЛИ вальс, а не услышали. Странное, парадоксальное восприятие музыкального произведения, Вам не кажется?
    Отчаянной вспышкой расцвета – красивая синекдоха, да ещё и яркое сравнение “красные и жёлтые цвета листьев/распускающиеся цветы”
    “Пронзительность яркого бабьего лета –
    Пронзительность поздней любви” – сравнение. Опять же “бабьим” лето названо не случайно))) Т.е. получается просто развёрнутое описание устойчивого выражения. Посмотрите, как автор стремиться втянуть нас в свой “зрительный” мир: вовсе не обязательное уточнение “яркого” всё же закралось, чтобы расцветить эту строку.
    “Красот полыхающих дни” – и снова инверсия! И снова синекдоха. И снова – зрительный образ.
    “Мы с Осенью Вам оставляем на память
    Рябин и признаний огни” – каскад образов. Олицетворение, граничащее с апострофой, метафора, синекдоха. Хотя огни рябин как-то поднадоели, имхо… Но хорошо, что не костры!)))
    Собственно, я уже сказал об образной системе, о стилистике произведения. Яркость, цветовая насыщенность опора на зрительные ассоциации с одной стороны, отсыл рефреном к музыкальному, звучащему произведению с другой. Зыбкая нить, связующая зрение и слух, привязывающая картинку к музыке – ритмический строй произведения. Имхо, но мне показалось этого недостаточно. Танцевать вальс можно и под “раз, два, три”, но всё же в произведении “Вальс” хотелось бы не только увидеть, но и услышать музыку вальса. Возможно гармония будет достигнута, если исполнять данное произведение под аккомпонемент.
    С уважением,
    Дмитрий

  6. dmitriy_rodionov

    И, наконец, задание 3.
    Увязать образную структуру и стиль вместе.
    Яркий пример развёрнутой аллегории, использованной весьма умело. Собственно, вот и всё.
    Один… нет, два момента:
    “Это дерево было
    империей, грозной, могучей” – вот этот посыл мне совсем тёмен. Если ДЕРЕВО было империей, то, по логике, речь должна бы идти о ДЕРЕВЕ, а не об империи. Т.е. описывать нужно было бы только процесс роста/увядания дерева. Логичнее предположить, что автор хотел сказать изначально “эта ИМПЕРИЯ походила на дерево, которое…” Отсюда появилась комичность:
    “прямые потомки…
    Остаются в траве
    распадаться, ссыхаться и гнить”
    Аллегория сама рождает некую торжественность, создаёт впечатление важности описываемых событий и предметов. Отсюда переплетение стиля и образа. Правда, последней строкой Виталий Балашов изо всех сил постарался этот пафос и торжественность разрушить и это ему удалось!
    “Эти дети надеются, бедные, мир изменить…”
    Этим разговорным употреблением вводного слова автор подорвал всю аллегорию… Даже бессвязное логически, но подходящее стилистически “Это бедные дети надеются мир изменить” наделало бы меньше бед, имхо…
    С уважением,
    Дмитрий

  7. valentina_chernyaeva

    Задание 1.
    Стил – под старину, под былину, может. Размер стиха сбивчивый, разный в разных местах.
    Почему вдруг СТУПИШЬ, а не СТУПИЛ? Выше упомянутый кудесник ступил, или это обращение ко мне, читателю?
    Возможно, я и смысл стиха поняла неправильно?
    Вот какую картинку увидела я.
    Добрый молодец возвращается к любимой с поля брани. Хоть ворога и близко не видно, но в угол метнулись тени. Кто это?
    Красна девица не выходит встречать жениха. Спит? Вряд ли. Тени не зря метнулись и дверь сама отворилась. По умершим снимают головные уборы, и добрый молодец снимает шелом и садится у изголовья любимой. Скорбь. Непонятными для меня остались начальные строки:
    Быль обернулась в небыль
    Светлой берёзовой сказкой.
    Светлая берёзовая сказка – в моём понимании что-то хорошее, доброе, а тут – в белом тереме под белым пологом лежит недвижима мёртвая девушка. Может тут концовки не хватает о том, что двери открыл сквозняк, а девушка всё-таки жива?
    Извините, если я не права.

    Глаголы в разном времени: СТУПИШЬ, СКРИПНУТ, МЕТНУЛИСЬ и тд, СЯДУ (от первого лица).

    Задание 2. Валентин, извините, но это Вы меня настроили на придирки.

    Легкое, воздушное стихотворение. Стиль выдержан. Строчки просятся, чтобы их пели.
    В прозрачном сплетении веток не могут лежать краски. Они же, ветки прозрачны! Листья опали! Какие краски тогда? Если между ветками мелькают падающие листья, ладно есть краски, но тогда они, краски не лежат, а видны.

    Обалденно красивые строчки:

    Отчаянной вспышкой расцвета
    Щемяще похожи они:
    Пронзительность яркого бабьего лета –
    Пронзительность поздней любви.

    Такое сравнение! Супер! И вообще я в восторге от этого осеннего вальса. СПАСИБО Юрвасу!

    Задание 3.
    Образно, конечно. Но напоминает конец света своей безысходностью. На отмерших ветвях раскрываются листья… Но мы-то знаем, что эти жалкие потуги ни к чему не приведут: ветки упали и гниют. Дереву капут! Это о какой стране речь? Или полный гаплык (укр.) всему миру на земле?

    Спасибо за внимание. С уважением, Валентина

  8. valentin_alekseev

    Спасибо, мне понравился Ваш анализ первого стихотворения, хотя я задал довольно сложное задание. Пока что до одного из символических пластов никто не докопался, впрочем, надо просто знать ряд вещей, чтобы воспринять ту символику, которую я имею в виду. Я поговорю об этом через пару дней, когда повешу итоговый комментарий ко всем статьям первой части нашего семинара.
    По второму стиху Вы тоже все верно сказали. Хотя два момента, на мой взгляд, упустили. Один из них, правда, у Вас прозвучал, но скороговоркой. А о другом скажу позже.
    Третий стих – также верно увидели смыслы стихотворения, но допустили одну распространенную в анализе стихотворения ошибку. Это я Вам не в обиду написал, просто есть еще, что сказать об этом стихотворении.
    С уважением, Валентин.

  9. valentin_alekseev

    Ох, Дмитрий, сложно Вам угодить! 🙂
    По поводу цвета терема – здесь спрятан один из символических пластов стиха, Вы обратили внимание на него, но как-то не осознавая этого.
    Кстати, про “терем” – замечание Ваше, безусловно, оправданно, но дело в том, что само время действия здесь локализуется в весьма широких границах – что угодно от 8-9 веков до 16-17. Потому терем действительно может быть каким угодно. И “шеломы”, если не ошибаюсь, вплоть до 15 века бытовали. Или Вы, как историк, опровергнете меня?
    Про поводья Вы откровенно неправы! Длина поводьев могла достигать 4 метров, в определенных условиях их отпускали примерно до трех метров, поэтому “бросить в траву” их возможно (в определенных условиях, конечно же). “Ступить с коня” – на мой взгляд, типичная для былин художественная конструкция, мне кажется, что ее использование Балашовым вполне уместно. Хотя Вы меня заинтриговали – пойду читать древнерусские тексты…
    “В трАву…” – стилизация под былинный размер (русских былин!) подразумевает отклонения от размера, вернее, сам размер основывался не на четкой фиксации ударных позиций. Другое дело, что Балашов провел этот прием один раз, вследствие чего он кажется немотивированным. Если бы он систематически использовал такие отклонения, то это не было бы ошибкой, а так – да, “царапает”.
    “Лихой” – натяжка авторская, безусловно, тут Вы правы.
    Спасибо за столь развернутый ответ!

    P.S. А мне все равно стилизация сия просто ужасно нравится!!! 🙂
    С симпатией, Валентин.

  10. valentin_alekseev

    Очень интересно Вы все раскрыли, Дмитрий. Пожалуй, все основное сказано. Хотя Вы как-то мимоходом сказали о попытке автора с помощью смены размеров создать романс. Кстати, во многом из-за этого и ощущается налет вторичности, “штампованности” произведения.
    Спасибо за грамотный и развернутый ответ, впрочем, иного я от Вас и не ожидал.

  11. valentin_alekseev

    Ваши упреки в адрес стихотворения оправданны. Видимо, Виталий Балашов не до конца уделил внимание шлифовке текста, хотя он вполне на это способен, ибо поэт, на мой взгляд, от Бога.
    Единственно, что, как и Елена Март, Вы упустили из виду один нюанс. О нем скажу через пару дней, когда повешу свой завершающий комментарий к заданиям по первой части семинара.
    С симпатией, Валентин.

  12. valentin_alekseev

    Валентина, попробую ответить на Ваши вопросы.
    1. Разные времена глаголов – не знаю, почему Балашов так написал. Мне представляется это не столь большим огрехом. Во всяком случае, авторы древнерусских текстов достаточно вольно относились к согласованию времен.
    А хорошо Вы увидели тени. Вот Вы спрашиваете, кто это… Возможно, кот или пес, которые уцелели. Вряд ли это домочадцы или соседи, которые не хотят сообщать дурную весть. Хотя не исключен и такой вариант.
    По первым двум строкам: мне кажется, что Балашов здесь имел в виду то, что прежняя счастливая жизнь с молодой красавицей (“быль”) обернулась небылью, стала сказкой. В принципе, прием опережающего сюжет сообщения в древнерусских поэтических текстах часто используется.
    2. Вот-вот, я автору высказал похожий упрек по поводу красок в ветвях. Он, правда, не согласился, что ж, его право.
    Ну и про песенность стиха (или попытку эту песенность стилизовать) Вы не упомянули.
    3. Страна – Российская империя, конечно!
    Есть и здесь нюансы, на которые никто еще не обратил внимание.

    Спасибо за отклик.

  13. Irena_light

    Здравствуйте, Валентин.
    1) Стихотворение написано в стиле древней народной былины, можно даже сказать: песни.
    Описание кудесника с помощью трех прилагательных «сед, молчалив и ласков» создает располагающий образ для читателя, как бы передающий тихую грусть об ушедшем счастье.. Но, невзирая на последующие грустные события, все же
    «Быль обернулась в небыль
    Светлой березовой сказкой» – прошлое счастье запомнилось как сказка (ведь известно, что из прошлого запоминается больше хорошего, чем плохого, и детство, юность для всех нас тоже своего рода «сказка»). Эти строки вносят «свет» и позитив в грустное стихотворение. Сравнение удачное, отчасти напоминающее есенинские образы, (почему-то впомнилось: «Как кладбище, усеян сад в берез изглоданные кости»). Только в данном стихотворении эта “березовость” позитивна. Слово «просинь» также похоже на есенинские «синь», «голубень».
    Автор сознательно делает ударение «В трАву», чтобы оно приходилось на первый слог и вместе с аллитерирующей «р» подчеркивало эмоциональный накал на фоне приближающейся кульминации. (Хотя, мне кажется, лучше было бы сказать и «в травы поводья бросив»).
    «Скрипнут не в лад ступени» – чувствуется приближение чего-то зловещего, неминуемого, беды.. Дальнейшие строки:
    « Где ж ты, моя красна девица?
    Где ж ты, моя красна девица,
    Что ж не спешишь к добру молодцу» выходят «за рамки» размера и стиля стихотворения и звучат как народные «плачи», свидетельствуя о случившейся беде.
    Ослепленный горем «добрый молодец» не видит вокруг никого, хотя: «В угол метнулись тени, дверь отворилась в горницу» – значит, в доме присутствуют люди, которых герой просто не замечает – все померкло, стало незначительным и неважным на фоне потери любимого человека.
    Урезанная концовка, нарушая размер стихотворения, усиливает восприятие, ощущение трагизма: «Сяду в твоем изголовье в тереме белом». (Вспоминается у Высоцкого: «Очи черные, скатерть белая..») Часто авторы акцентируют внимание читателя на черных, белых или других контрастных тонах, создавая эмоциональное напряжение, заставляя этим глубже прочувствовать стих. В предыдущих строках автор также делает акценты на белом и красном цветах:
    «Глянул за белый полог –
    Спит моя красна девица…», – и читателю вдруг становится ясно, что «красна девица» действительно умерла, герой снимает кальчугу и шлем, и садится у ее изголовья в глубоком горе.
    На мой взгляд, учитывая древнерусский стиль и лексику данного стихотворения, можно сказать, что некоторые нарушения размера, разноплановость стиля и обилие глагольных форм («ахнув», «ступишь», «скрипнут», «метнулись», «бряцнув») здесь вполне допустимы и удачно применены автором.
    2)Стихотворение написано в ритме вальса, но также подходит и для песни: образное, мелодичное, лишенное искусственных «красивостей» и замысловатости. Основным в нем предстает образ наступающей осени, бабьего лета, «пронзительного», как образ последней любви, этот образ чувствуется
    практически, в каждом катрене и автор по ходу дополняет его новыми и новыми деталями и характеристиками:
    «..под мелодию чудного света
    Вальсируя, листья кружат»;
    «И чистый простор, и ковёр золотой,
    И моды осенней показ»;
    «Отчаянной вспышкой расцвета
    Щемяще похожи они:
    Пронзительность яркого бабьего лета –
    Пронзительность поздней любви».
    Можно сказать, что использование автором некоторых так называемых «штампов» типа «чистый простор», «ковер золотой», « неба лазурь и берез белизна» и т.д. не влияют на «магию стиха», а наоборот, создают ауру естественности, как естественен сам приход осени и стих воспринимается «на одном дыхании»; мы видим эту осень как бы собственными глазами – наверное, для этого автор и называет вальс «беззвучным» и «волшебным». Удачно использованы припевы, в которых также «живет» дыхание осени:
    «И чистый простор, и ковёр золотой»
    «И неба лазурь, и берёз белизна,
    И летнего солнца запас».

    «Отчаянной вспышкой расцвета
    Щемяще похожи они:
    Пронзительность яркого бабьего лета –
    Пронзительность поздней любви». Автор не зря заключил в один катрен такие слова как как «щемящий», «пронзительный», «отчаянный» – сочетание этих слов вызывает целую гамму чувств, и, разумеется, не оставляет читателя равнодушным.

    В катрене: «Не скроет и снежная замять
    Красот полыхающих дни:
    Мы с Осенью Вам оставляем на память
    Рябин и признаний огни» – заключена, на мой взгляд, основная мысль автора: что и холодной зимой не угаснут наши чувства, не иссякнет надежда, мы будем помнить и ждать новых «красот полыхающих дней», а также «огней рябин и признаний». Образ краснеющей рябины поэты часто связывают с образом осени, он всегда немного загадочен и символичен, и воспринимается авторами часто по-разному: у Юрваса «рябины и признания» как бы согревают своими «огнями», а, допустим, у Есенина:
    «.. горит котер рябины красной,
    Но никого не может он согреть». Но с помощью именно этого образа поэты часто выражают свое мироощущение, состояние души.
    Можно вспомнить и народную песню:
    «Что стоишь, качаясь,
    тонкая рябина,
    Головой склоняясь
    До самого тына».
    «Огни рябины и признаний», на мой взгляд, один из лучших ассоциативных образов стихотворения: «огни рябины» – наша зрительная память, «огни признаний» – память души, все вместе – образ осени, бабьего лета и поздней любви.

    3)Насчет того, что автор в этом стихотворении имеет ввиду Российскую империю – было уже много сказано.
    Замысел автора понятен, но, на мой взгляд, это не лучшее стихотворение В.Балашова, без сомнений талантливого поэта – в некоторых местах есть нелогичности, противоречия, которые еще более усложняются «тяжеловесным» высокопарным стилем.
    Вначале все понятно:
    «Это дерево было
    империей, грозной, могучей,
    Своей пышной короной
    касалось раскрытых небес,
    После каждой зимы
    расцветало всё ярче и лучше,
    Раздвигая ветвями
    покорно раздавшийся лес».

    «Не могу я понять,
    как могло с ним случится такое –
    Или корни устали
    огромное древо держать?! –
    Только стало крошиться оно –
    так легко – под рукою,
    Только стало на землю
    тяжёлые ветви ронять…» Предлог «или» в данном случае не подходит, вместо него подошел бы глагол «может». Фраза «крошиться под рукою» вообще непонятна, дальше ведь автор пишет, что древо роняет тяжелые ветви, которые потом превращаются в «древа обломки», а не крошится. Здесь же автор сам отвечает на вопрос: что же случилось с древом? Почему же оно, такое могучее и процветающее, стало крошиться: возможно «корни устали тяжелое древо держать». Значит, все закономерно.
    Дальше есть некоторые нелогичности:
    «И, теряясь в окраинах,
    древа седые обломки,
    Отягчённые грузом
    прекрасных и буйных веков…» Как они могут «теряться в окраинах», если они обломки древа? Разве что, если бы их отнесло на расстояние взрывом. Может, под словом «окраины» автор подразумевал все, что находится не на древе или не совсем вблизи него?
    «На отмерших ветвях
    всё ещё раскрываются листья» – это тоже, на мой взгляд, сомнительно, на отмирающих ветвях еще могут раскрываться листья, но на отмерших – вряд ли.
    Последняя фраза :
    «Эти дети надеются, бедные,
    мир
    изменить…» звучит несколько «коряво» из-за прилагательного «бедные».
    А в целом можно сказать, что образы и несколько напыщенная лексика этого стихотворения соответствует высокопарному стилю.
    С уважением. Ирина.

  14. valentin_alekseev

    Приветствую, Ирина! Сначала хочу извиниться, что пока никак не написал Вам обещанные разборы, но в скором времени, думаю, это упущение исправлю.
    Что же до Ваших ответов на задания, то восхищен – мне очень понравилось, как Вы развернули смысл в первом стихотворении. Разве что Вы не уловили символику цветов. Во втором Вашем разборе Вы увидели песенность, и именно это в основном я и хотел прочитать в ответах, разве что не сказали Вы о сменах размера, которые тоже использованы как средства создания песенности. Ну и мне действительно кажется, что для песни требования несколько ниже, чем к стихотворению, потому что в песне воспринимаются и голос, и звуковой ряд, помимо слов, так что некоторые штампы или банальные образы, к которым можно придраться в стихе, – эти штампы не снижают, на мой взгляд, качество данной песни.
    А вот третий стих… То, что дерево стало крошиться – по-моему, вполне уместно, гнилое дерево рукой действительно легко раскрошить. Союз “или” – в риторических альтернативных вопросах он вполне возможен, мы его и в речи часто используем именно в таком качестве. А вот замена его на “может” вряд ли хороша, получится такой стилистический сбой, как в последней строке со словом “бедный”.
    “Окраины” – на мой взгляд, это слово уместно, если помнить о метафоре, сравнении с Российской империей. Сепаратизм актуален и сегодня, а русские общины в Латвии, именно “отягченные” наследием как Российской империи, так и СССР, действительно отнесены далеко от центра. А в буквально смысле – если в лесу падает великан, один из царей деревьев, то ветви его очень далеко могут улететь – сам видел, как одна из тяжелых ветвей упала в ста метрах от пня.
    Ну и один очень важный элемент стихотворения Вы проглядели, равно как и остальные.
    Спасибо!
    С уважением, Валентин.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Aut bene, aut nihil! – практические задания (образ и стиль)

Дорогие слушатели и коллеги! К сожалению, за прошедшую неделю не все присоединились к нашему семинару, что очень жаль! Посему предлагаю продлить срок выполнения заданий по первой части «Aut bene, aut nihil» еще на неделю, до воскресенья 27.08. А пока предлагаю завершающее задание этой части, посвященное образному строю и стилю произведений. Здесь я предложу вам три стихотворения. И уж извините, задание будет посложней – расскажите, какие образы вы увидели в приведенных стихотворениях или охарактеризуйте их стиль.

Итак, задание 1. Стихотворение Виталия Балашова «Белый терем». Рекомендую исследовать стиль, хотя если вы сможете раскрыть и образную систему этого стихотворения, то буду только рад. Предупреждаю, что раскрыть образную систему здесь достаточно сложно. Дерзайте…

Белый терем

Был ли кудесник, не был –
Сед, молчалив и ласков, –
Быль обернулась в небыль
Светлой берёзовой сказкой.
Ахнув на неба просинь,
Ступишь с коня лихого,
Возле крыльца резного
В траву поводья бросив.
Скрипнут не в лад ступени…
Где ж ты, моя красна девица?
Где ж ты, моя красна девица,
Что ж не спешишь к добру молодцу?!.
В угол метнулись тени.
Дверь отворилась в горницу.
Близко не виден ворог.
Утро в окошки стелется.
Глянул за белый полог –
Спит моя красна девица…
Бряцнув кольчужной бронью,
Сняв запылённый шелом,
Сяду в твоём изголовье
В тереме белом…
1987 г.

Задание 2. Стихотворение автора Юрвас «Осенний вальс». Здесь мне очень хотелось бы увидеть ваш анализ именно образной системы стихотворения.

ОСЕННИЙ ВАЛЬС

В прозрачном сплетении веток
Прощальные краски лежат,
Для Вас под мелодию чудного света
Вальсируя, листья кружат.

Для Вас, для Вас, для Вас
И чистый простор, и ковёр золотой,
И моды осенней показ,
И вальс, и вальс, и вальс –
Беззвучный
Вальс!

Отчаянной вспышкой расцвета
Щемяще похожи они:
Пронзительность яркого бабьего лета –
Пронзительность поздней любви.

Для Вас, для Вас, для Вас
И неба лазурь, и берёз белизна,
И летнего солнца запас,
И вальс, и вальс, и вальс –
Волшебный
Вальс!

Не скроет и снежная замять
Красот полыхающих дни:
Мы с Осенью Вам оставляем на память
Рябин и признаний огни.

Для Вас, для Вас, для Вас
И сердце моё, и дыханье моё,
И жизни моей каждый час,
И вальс, и вальс, и вальс –
Осенний
Вальс!

И, наконец, задание 3. В очередной раз стихотворение Виталия Балашова «Этногенез». Попробуйте увязать образную структуру и стиль вместе.

ЭТНОГЕНЕЗ

Это дерево было
империей, грозной, могучей,
Своей пышной короной
касалось раскрытых небес,
После каждой зимы
расцветало всё ярче и лучше,
Раздвигая ветвями
покорно раздавшийся лес.
Не могу я понять,
как могло с ним случится такое –
Или корни устали
огромное древо держать?! –
Только стало крошиться оно –
так легко – под рукою,
Только стало на землю
тяжёлые ветви ронять…
И, теряясь в окраинах,
древа седые обломки,
Отягчённые грузом
прекрасных и буйных веков,
Среди чуждой травы
умирают – прямые потомки
Догорающей славы
угасших имперских родов.
Бесполезным вместилищем
памяти, боли и мысли
Остаются в траве
распадаться, ссыхаться и гнить.
На отмерших ветвях
всё ещё раскрываются листья.
Эти дети надеются, бедные,
мир
изменить…

Удачи! С нетерпением жду ваших ответов, надеюсь, что подключатся все те, кто отсутствовал и у меня, и у нашего мэтра Игоря Царева!
Ваш Валентин

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.