Прыжок

«Внимание, внимание! Через 5 минут со второго пути отправляется поезд Москва -Нижний Тагил. Провожающим просьба выйти из вагонов»
Все. Сердце ухнуло куда-то вниз. НАВСЕГДА…НИКОГДА…
– Прыгай!
Стоя в тамбуре вагона на верхней ступеньке подножки, она не
отрываясь, отрешенно смотрела на его такое знакомое, но уже чужое лицо, избегая глаз. Ее толкали, что-то говорили, ругались, что она мешает, – ничего этого она не слышала и не чувствовала. Одна мысль свербила в уме: они расстаются НАВСЕГДА.
«Осторожно, поезд отправляется». Вагон дернулся, и перрон медленно поплыл. А вместе с ним и он.
– Прыгай! Скорее!
Она не сразу поняла, что это сказано ей. Растерялась. Мысли
заметались, как пойманная в сети рыба:
– Как прыгать?! А как же мама? – Она ждет ее, телеграмму получила. А вещи – бросить? Зачем прыгать? – ведь они же расстались? Уже ничего не изменишь… Как он мог так поступить с ней? Ведь они дня друг без друга не могли прожить, обещали, что всегда будут вместе. Ведь они мечтали, как когда-нибудь поженятся. Строили планы. А он предал.
– Девушка, или прыгайте, или проходите в вагон, мне надо закрывать дверь. – Дородная проводница в фирменной форме уже гремела ключами и доставала свой флажок.
Она взглянула в его глаза. Они были серьезны, завораживали, даже гипнотизировали, но, как всегда, с искорками насмешки. Обида с новой силой вспыхнула в ее душе:
– Прыгать?! Да за кого он ее принимает? Что, у нее гордости нет? И что дальше? Ей же учиться надо.
Но внутренний голос, несмотря ни на что, толкал ее из вагона. Его глаза смотрели призывно, и он даже раскинул руки, как бы ловя…
– Не дури! Куда?! Жить надоело? – сильные руки схватили ее за плечи и втянули в тамбур.
Она словно очнулась, повернулась и, даже не взглянув на бывшего возлюбленного, прошла в вагон. Села у окна. Не было сил даже плакать. Совершенное опустошение. Как будто что-то лопнуло внутри, какой-то трос, который до последнего момента был натянут. И только мысли не могли успокоиться – хаотично прыгали с одного на другое:
– Мало того, что он так обидел ее, так и сейчас хотел посмеяться над ней, над ее чувствами. Ну, уж нет! Боже, как он мог так поступить с ней? А впрочем, что это она? – многие так поступают. А тут тем более: впереди блестящая карьера, известные, обеспеченные родители – и она, самая обычная девчонка, с которой он попросту развлекался. А она-то, дуреха, всему верила. Все принимала за чистую монету… Но как же так – разве можно исписывать целые газеты между строк словами любви и при этом не любить?! А какие слова говорил! Звонил каждый день, когда не могли увидеться. И звал ее «малыш»… Пижон – да, но нет, он не врал. Просто испугался за свое благополучие, слишком любил свою персону, чтобы пойти наперекор родителям. Подумать только, даже не поленились перевести сыночка в другой университет. Не такая им невестка нужна, да и не сейчас. Чувства? – что за блажь… Сама-то она – о чем думала? Увидела красивые глаза – и как в омут? О себе не думала, а то бы иначе вела себя в некоторых ситуациях. Вон, когда маменька его приехала и ее вызвали в деканат для проведения беседы о том, что она мешает мальчику заниматься, он ни о чем думать не может, кроме как о ней, – разве так надо было отвечать? А она, испуганная и раболепствующая, обещала, что создаст ему все условия. Да что говорить – глупая и наивная была… Безотказная. А он ей разве не мешал?…Какое там дифференциальное исчисление, когда он ждет…А он тоже артист – изображал из себя умирающего лебедя. От любви умирающего. И она дрогнула. Она забыла обо всем. О своих друзьях и подругах, о своем призвании, о долге, о чести. О себе. Стала тенью. Бессловесной тенью его желаний и мыслей. Вот и получила. Ведь сколько говорили: cамопожертвование ни к чему хорошему не приводит (за исключением великих целей), надо любить и уважать себя – тогда все будет нормально. А она забыла. Забыла себя. Наплевала на себя. Только ОН – и все. –
Такие мысли валунами ворочались в ее мозгу, глаза автоматически фиксировали красивые пейзажи, мелькающие за окном, в которых уже появились намеки на близкий конец лета, усиливающие ее грусть.
– Какая красивая была весна у них… Болезненное лето. А осень будет у каждого своя… Своя… У каждого…
Она ничего не рассказала дома, а непривычное отсутствие
междугородних телефонных звонков объяснила ссорой. Ходила, делала все, улыбалась автоматически. Постепенно опустошение сменялось какими-то эмоциями. Она старалась не вспоминать ни о чем, но это было невозможно. И особенно беспокоил ее этот незавершенный прыжок. Она не могла себя понять – что ее толкало в тот момент? Любовь? – она рухнула в одночасье, по крайней мере, она запретила себе любить, запретила себе даже думать о нем, выкинула из головы. Привычка слушаться его во всем, угождать, выполнять его просьбы? Или колдовство его неотразимых глаз?
Все проходит.
Через некоторое время она получила письмо от их общего друга. Он писал, что тогда, на перроне, ее «бывший», повинуясь внезапному импульсу, загадал: если она спрыгнет с поезда, он женится на ней. Женится несмотря ни на что, вопреки воле родителей и собственным планам на жизнь.
Но поезд ушел.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.